Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Принятые анкеты » Дитя морей, предок менкалов.


Дитя морей, предок менкалов.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
1. ИМЯ, ФАМИЛИЯ, СОКРАЩЕНИЯ И КЛИЧКИ
Ликка Треф

2. МЕСТО РОЖДЕНИЯ, а так же ВОЗРАСТ
Соединенное королевство, город Ехо, Портовый квартал, дом с сиреневой черепицей.
34 года.

3. РОД ЗАНЯТИЙ и ПОЛОЖЕНИЕ В ОБЩЕСТВЕ
Портовая нищенка, и настоящий Мастер на сотню дел. Работает курьером, глашателем,  провожатым, порой промышляющая мелким воровством, за которое и арестовывать то стыдно.
Приверженец идей Кобы из Муракоков (и за неимений лучших вариантов, верит, что одна из её сущностей в других мирах счастлива и богата. Но не против испортить ей жизнь).

ЛИЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ
4. ВНЕШНОСТЬ
Заметить Ликку на улице, среди пестрых переливов чужих лоохи, очень даже просто. К примеру, потому что она не носит это самое лоохи. Ну, или потому что у неё на голове обычно красуется яркий платок, повязанный на пиратский манер, или же потому что она сама представляет из себя миниатюрную копию дитя морей.
Нет, природа не наградила её выдающейся внешностью. Умойте, натяните на неё традиционный наряд  - и вот вам среднестатистический ребенок. Но мы против ординарности в этом мире. У Ликки  волосы медного цвета, не обладающие, конечно, таким же, как указанный металл блеском, зато по жесткости не отстают. Они завиваются в непослушные кудри, или точнее сказать вурадалак-пойми-что и слегка доходят до лопаток. Когда-то они были длиннее, но Ликка вымоталась бороться с ними по утрам, и, в конце концов, подравняла старым дедовским клинком. Не верьте, что волосы легко резать лезвием, особенно если оно затупилось, это настоящее наказание, а впоследствии еще и экстравагантная прическа.
Глаза девочки красивыми точно не назовешь, по мнению Ликки, они напоминают воды Хурона во время цветения, ну, или проще говоря, цвет обычного болота. Грэм всегда смеется над ней, что в голове Ликки слишком много идей, и они отражаются мусором в её глазах (намекая на то, что отбросив всю поэзию, цвет глаз просто-напросто грязно зеленый). Тонкие губы, слегка искривленный нос (падение в детстве не прошло даром) и огромные ,как у буривуха, глаза. Прибавляя к этому её обычный растрепанный вид, она порой и правда напоминает этих птиц.
По сравнению со сверстниками, природа Ликку еще и ростом обделить умудрилась. Правда Треф никогда и не думала горевать по этому поводу, благодаря своему телосложению, она может ловко прятаться на деревьях, или проникать в труднодоступные места. И бегать, очень быстро бегать. Но это уже природное. Ликку, в  её мешковатой одежде и со странными манерами, легко можно спутать с мальчишкой, впрочем, она и не против воспользоваться, почему-то люди больше мальчикам, чем девочкам верят. Парни - значит будущие мужчины. Ага, видели бы вы, как эти мужчины жуют сопли, стоит их только позвать с собой в порт, вы что, там же страшно. В общем, фу они, а не мужчины.
Одевается, как уже говорилось Ликка странно, но не страшно, людей обычно не пугает. У Грэма в сундуках нашлись настоящие сокровища, в виде старой, но чистой одежды, впрочем, Ликка все равно их простирала со специальным зельем, мало ли, где и на ком они побывали. Потом эта одежка перешилась, подлаталась, и вышел отличный пиратский наряд на девочку лет 10-12, ну это конечно по меркам случайных гостей из других миров*. Наряд этот состоит из широких штанов, подвязанных веревкой, и легкой просторной рубахи с воистину великолепным поясом, в кармашках которого можно спрятать много чуда-чудного. К примеру, награбленную мелочь.

*

*Конечно же, во внимания мы возьмем небезызвестный мир Паука, вследствие того, что опираться на другие, менее знакомые миры, было бы нецелесообразно. Ну а если вы хотите узнать, как выглядят дети в Мире Паука, то вам стоит скорее обращаться не к Ликке, так как она не является специалистом по путешествиям меж миров, а к сэру Максу, если у вас конечно храбрости хватит.

5. БИОГРАФИЯ
Вся сознательная жизнь Ликки, похожа на плохо прописанный юмористически- криминально- драматический  роман. Проще говоря, жизнь девочки, та еще задница**.
Все началось с того… Хотя, какое глупое выражение, началось, вряд ли кто-то в этом грешном мире знает где начало всего, так вот и Ликка пытается не слишком в это вникать. Как сказал ей старый Грэм,  начало их истории затерялось в подвалах древнего Ордена и на борту лихой шикки. Ликка очень любит Грэма, конечно, он жутко ворчлив, а перед дождями его кости хрустят так, что девочка в страхе прячется под покрывало, а еще порой он может больно отлупить палкой, за то, что она крадет недоспевшие яблоки или не приходит домой. Но это же старый Грэм, такой родной и единственный в своем роде, умный старец с хитрыми глазами пирата, и скрипучим голосом морей. Когда Ликка в сотый раз просит рассказать ей историю, точнее НАЧАЛО истории, то они неизменно устаиваются перед старой жаровней, и Ликка раскрыв рот, слушает историю снова и снова.
“Я был пиратом. Не таким, как нынешние юнцы в щегольских нарядах. Настоящим, диким, непокорным как ветер. Наш гордый ”Холо” внушал врагам страх и трепет. Хорошее судно было, добротное такое, и внимательное. Знаешь, на его борту, не погибло почти не одного моего брата, защищал он нас. А как он боролся с непогодой, ты бы видела как это небольшое с виду суденышко, давало отпор волнам и ветру, везя свою команду. И мы его защищали, как могли. Никто не мог нас упрекнуть в том, что ребята Грэма, живут как грязные кочевники, палуба Холо всегда блестела от чистоты! И если бы не эта грешная женщина, то я бы умер как мужчина, защищая свое судно! А не как нищий, в этом протухшем доме”.
На этих местах Ликке становится порой обидно, так что она почти злится и почти уходит, но рассказы Грэма всегда слишком интересны, чтобы так просто от них сбежать. Конечно, у неё тоже много дел, нужно бежать к порту, вызнавать секреты, которые потом можно будет выгодно продать любому желающему. Новости вообще дорогие по нынешним ценам, и Ликка как истинный человек дела не упускает такого шанса. Но если она посидит еще немного, ничего же страшного не случится?
“Мивла была… потрясающей женщиной. Во всех смыслах, ха! Кто бы еще смог поразить сердце самого Грэма Ветролова! Ты бы видела свою бабку во времена молодости… Впрочем, лет эдак через тридцать точно увидишь, в каком-нибудь хитром зеркале, ты то, вылитая она, не в мать пошла, смотри-ка. Мив была адептом Ордена Потаенной Травы, помнишь о таком? Это тебе не нынешние магички, в Ордене Семилистника, хотя готов поспорить те леди тоже кому угодно фору дадут! Но Мивла, была особой. С доброй улыбкой на губах, она могла скрутить любого моряка в пару моментов, почти не прибегая к магии. Если бы я не подхватил тогда на чужих берегах эту чертову лихорадку, мы, может быть, и не встретились. И как ее угораздило попасть тогда в порт - ума не приложу, но знаешь девочка, судьба такая стервозная леди, никогда не знаешь где подвернется твое счастье, а где тебе выльют на голову ушат”.
Ликка вздыхает почти как взрослая и кивает. Кому как не ей это знать. С тех пор как их семья в полном банкротстве, а родители Треф не подают никаких признаков жизни, эта самая судьба только так над ними издевается. Если бы не приказ короля о кормлении нищих в трактире все могло быть бы намного хуже. А у деда нога, дед почти не ходит, только выхаживает свой сад, как настоящая наседка. К земле его на старости лет, видите ли, потянуло, море наскучило. А Ликка бегай, там денег найди, там укради, дед не знает, а узнает - Лика по шее получит, и еще как. Она не говорит Грэму как тяжело, как болят ноги после её пробежек по городу. Она работает сразу всеми и везде, и курьером, и доносчиком, и ушами и глазами, не забывая при этом помогать людям избавляться от ненужного хлама виде денег. Она берет немного, так чтобы хватило на дрова, или чтобы хоть немного дом подлатать. Да и Грэм в последнее время совсем плох, нога болит немилосердно, Ликка это чувствует. Но ничем помочь не может вот и бегает к целителям, вываливая последние гроши да пару яблок, а по праздникам находит деду хорошей выпивки, пусть старый радуется.
“И как она тогда согласилась выйти за меня замуж? Сумасшедшая женщина! То я на корабле, то она в Ордене, а тут еще эта смута, все взвыли как вурдалаки, не живется им спокойно! Знала она, что дело хорошим не закончится, да что сделать-то могла? Но бабка твоя сильная была, это я олух, ни тум-тум в вашей магии, а ты-то, я знаю, шаманишь потихоньку, мелкая? Да правильно, оно все на пользу. Говорю же, в бабку ты, а она шаманила так, что у всех волосы дыбом стояли. Да уехала. От неё разве что тень теперь осталась, помню, как она со мной да матерью твоей прощалась. Тощая такая, только глаза блестят былой силой. Дочку просила храброй воспитать. Да я сам прошляпил дело”.
Ликка пожимает плечами и ставит на жаровню камру. Про мать она знает мало, только то, что эта женщина принесла Грэму сверток, подписанный как ”Орало” и скрылась в неизвестном направлении. Дед и не удерживал, дочь он любил, но чем дальше она была, тем крепче была его любовь. А подпись на свертке сменил на Ликку, и решил выполнить просьбу жены во второй раз. Порой он сомневается, что все вышло хорошо.
Ликка не плохой ребенок, о, что вы, за некую сумму денег она может притвориться сущим ангелом. Если вы не обманете её. Или не заплатите. Вариант один и тот же, месть будет долгой и мучительной. К слову она умеет больно пинаться и быстро бегать, и часто этим пользуется.
Ликка можно сказать профессиональный нищий. После того как адепты Ордена ушли в добровольное изгнание и бабушка была вынуждена уехать, дела у деда тоже в гору не пошли. Его сад приносил не так много средств, а дочь и вовсе разорила их дом, своими гулянками да празднованиями. Ликка росла в этой нищете, так что она не кажется ей чем-то страшным и противным. Это её жизнь, и ей прекрасно в ней живется, и пусть она жутко устает к вечеру, так что боится утром не проснуться, и то, что живет в страхе за деда, зато её жизнь это не прозябание в золотой клетке, и не бессмысленная трата времени. Её жизнь это адреналин вечного поиска, неважно чего и зачем. За свою относительно короткую карьеру она и торговала цветами, фруктами, впаривала людям средство для роста волос (которое к слову помогало, но только первые три месяца, потом начинались побочные эффекты. Принимающие просыпались каждый день с новым цветом волос), пела на Портовой площади, разносила посылки, помогала морякам набирать команду (дед научил, как находить хороших людей для кораблей) в общем, кучу всего. Она даже связалась с Кобой, великим главой нищих, который поведал ей презабавнейшую историю про Муракоков.
“Ну что ж, мне жаль свою вторую жизнь. Она скучна и однообразна. Готова поспорить, её день начинается так же уныло как заканчивается. Мне должно быть стыдно, сэр Коба? Жаль, но кажется у меня совершенно нет совести. И это опять минус для второй сущности. Её то, эта самая совесть загрызает до полусмерти тогда» .
Ликке нравится общаться с портовыми нищими. Она считает, что это самые счастливые люди в Ехо. Свободные от оков общества и предрассудков, они живут так, как хотят, прикрывая собственную лень, идеями о множестве жизней. Ну не гении ли они после этого?
Но еще, кроме сказок старого Грэма, Ликка помнит другие истории. Их, она просто уверена, нашептывает ветер, он такой болтун, разве что удержит при себе? Грэм говорит, что просто слух у неё хороший, вот она и примечает всякий шепот, да скрип. Но Ликка то знает, ей рассказал это ветер, что некоторые истории и слова так хороши, что он не прочь поделится ими с той, кто умеет его слушать. Чаще всего, это смешные сплетни да пересуды, порой это заморские сказки, Ветер даже шепчет ей их так, чтобы она понимала. Бывает и другой шепот, точно не проныры Ветра, это шепот женщины, с ласковым голосом матери, которую Ликка не знала. Порой она ловит призрачную тень у своей кровати, но никак не может разглядеть лица своей гости. Впрочем, оно и не нужно, такой гость, прекрасен своей загадочностью, а иначе все волшебство распадется. Эта гостья шепчет ей на ухо песни, когда Ликка болеет или сильно устает. А порой, чему-то учит, но все это в таком полусне, что девочка не знает точно, сон это или быль.
“Не думай милая, сон, это такая же настоящая жизнь, как та, где ты бегаешь по мостовым этого города. Просто люди так невнимательно к нему относятся, что забывают, как он важен”.
Она шепчет ей древние секреты, те которые Ликка еще может выдержать, и девочка почти уверена в том, что знает свою ночную гостью. Увы, с утра след той исчезает.
Возможно, у Ликки просто богатое воображение (а кто-то скажет, что малой пора в Приют Безумных) но она считает, что в эту сказку лучше верить, чем прятаться от неё. Только дурак не верит в чудеса и бежит от них, а сама Ликка считает себя умным ребенком. У неё даже с магией выходит порой совладать, Камра у неё отменна, да и редкие чудеса порой получаются. Её никто не обучает, Грэм пират, он большую часть жизни прожил в мире ВНЕ магии, если так можно назвать, потому Ликка пытается сама. Ясно дело, что уровень так мал, что и отменная камра кое как готовится, но Ликка не слишком испытывает тягу к магии. Жизнь научила её полагаться на собственные силы.
Малая имей совесть, наша хрупкая лачуга не потерпит такого мастера-ломастера. И выкинь свои вонючие склянки, тоже мне, вообразила себя великим Магистром Ордена Потаенной Травы. Этому учится надо, а не наугад химичить, вурдалак тебя побери!”
Ликка знает грешной характер деда. Ну не любит он, когда на весь дом распространяется удушливый аромат несочетающихся трав. Да, бывает и такое. Впрочем, Ликка это любит, даже больше чем магию. Чудо из ничего, как она называет свои домашние посиделки со ступкой, ножом и котелком (ладно, для этого ничего, конечно, требуется магия, но Ликка предпочитает об этом не уточнять, романтика теряется). А что, и на ведьму можно настоящую смахнуть, и продать потом удачное зелье на рынке. Кто-нибудь да поведется на хороший аромат, да довольную мордашку самодельной ведьмы.
“Ты малая знай, с твоими вурдалаками во всем известном месте, ты в жизнь-то пробьешься. Или убьешься, это как тебе повезет. Но с генами как у нас с бабкой, ох, ну и дамочка же выйдет. Не растеряй, главное, добро”.
К сожалению, это была последняя фраза от любимого деда. Как часто бывает, за день до этого, он был даже через чур весел, и даже приготовил для Ликки её любимый пирог с яблоками. На следующий день девочка осталась одна. И не то, чтобы это было плохо. Всему свое время, говорил дед, а слабость и старость это самое ужасное для бывшего пирата. Он умирал душой в своем старом кресле, Ликка это видела ясно, и когда его сердце остановилась, когда смерть пришла за ним, он был счастлив видеть её, девочка была уверена. Это уже после, когда она осталась в доме одна, Ликка страшно ругалась на Грэма, используя его любимые фразы из прошлой жизни. Кричала на деда что он эгоист, что теперь она будет одна заниматься садом и домом. Что крыша прохудилась, а скоро холода, и она не знает, как правильно заделывать дыры. Что её одеяло, давно стало решетом, а какое купить новое, знал только он. Что она, вурдалак его подери, ребенок, что дети не должны жить одни, что ей страшно, одиноко, и она одна умрет с голоду, потому что специально, назло ему, не будет больше есть, потому что это забастовка, а она главный организатор. Крик и ругань прекратилась с воем и слезами. Когда Ликка наконец пришла в себя утром, внешне она больше напоминала эльфа, опухшего с  большого перепоя. И сама себя обругала за слабость и глупость, утирая слезы и сопли рукавом рубахи, отправилась переодеваться и умываться. Все таки дом, и правда прохудился, а кушать что-то надо, и еще никто не отменял в  этой жизни работы и нового дня.

**

** Задница, для жителей Ехо, давно переросло из ругательств, в повседневно используемое слово. Спасибо Бубуте за это, что даже дети стали отлично плавать в сортирном юморе.

6. ХАРАКТЕР
Обычно, детей воспитывают не взрослые, их воспитывают сказки, написанные этими самыми взрослыми, но дело от этого сильно меняется. Их учат доброте, чести и отваге. Закладывают в фундамент будущего характера самые светлые и важные камни.
Так вот все это, не про Ликку. Сказки она, конечно, читала, но уже сама, и уже в сознательном возрасте, так что на них она не росла, а брала на заметку, и все чаще не для самых благих целей. Ликка, ребенок, выросший на рассказах старого пирата, о морях и суровых моряках, о битвах, возможно предательствах, и уж точно смертях. Ну, простите, у Грэма было не так уж много добрых историй, и почти все они заканчивались на слове ”сдох”. Так что девчонка получилась такой же, дикой, отчаянной, но в тоже время преданной  своему деду и своим собственным убеждениям. Хотя какие убеждения, когда ты ростом невелик, а пустых мест в мозгу куда больше заполненных.
На самом деле, эти жестокие и недетские прямо скажем истории, вместо второго дикого пирата, вырастили скорее через чур мечтательную натуру. Для такого образа жизни, на самом деле, это самый прекрасный рецепт, из всех возможных. Ликка житель собственных грез, поэтому их грязная лачуга превращается в тайную резиденцию древнего Ордена, а работа курьера, открывает целые созвездия миров для юного путешественника. Она смотрит на все, через призму собственного воображения, а оно ой-ой-ой какое большое, и к тому же странное. Ветер шумит за окном? Да он просто рассказывает старые сказки, с чужих берегов! А пока он их шепчет, можно тихо засопеть под эту песню.
Ликка та еще выдумщица, и порой это не самый полезный навык. Она не замечает, когда выдумка перерастает в ложь, а ложь в опасные слухи. Люди, такие подозрительные… Но с другой стороны, её истории и мелодичный голосок, часто находят для девочки новых знакомых, нередко в порту можно встретить толпу ребятишек, сидящих около неё, и слушающих очередную байку от юного сказочника. Ликка бы с удовольствием написала книгу, да с грамотой плохо. А дар рассказчика у неё, несомненно, от деда, это он у них великий бард.
От Грэма она вообще переняла много полезного. Его манеру рассказчика, некоторые премудрости этого мира, и конечно же, резкие пиратские фразочки, не для детских ушей. Их она использует редко, дед говорит, что небо обидится, если она ругаться будет. Ликка не хочет обижать небо, оно еще полезно и вообще ничего плохого ей не сделало. Дед был мудрым стариком, хоть и не образованным. Может, он и не разбирался в магии, только в самой элементарной, и точно не дотягивал до ученых мужей из университетов, но Ликка всегда знала, они и гроша не стоят, перед ним. Он не учил девочку жизни, он говорил ей, как правильно нужно учиться. Запоминать, изучать, познавать. Он знал, что вряд ли дотянет до взрослой жизни Ликки, и понимал, что бродячая девчонка, вряд ли кому то понадобится. Он хотел, чтобы училась она сама, и чтобы понимала, зачем и почему это делает.
Грэм называл Ликку практичным оптимистом. Ей, конечно, до последнего были непонятны эти слова, но то, что дед говорил это с редкой гордой улыбкой, которую нечасто можно увидеть на его лице, её радовало. Потом он, конечно, объяснил суть этой фразы. Ликка действительно законченный оптимист, но не на последней стадии, еще с возможностью реанимации. Многие невзгоды судьбы, а их бывает действительно много, она пытается воспринимать стойко, и вместо плача и нытья мгновенно придумывать выходы из ситуаций. Причем выходов у неё бывает много, больше чем нужно. Сначала идут реальные способы избавления от задницы**( а проще вспоминаем сноску выше, и вновь приносим благодарности сэру Бубуте), потом к ним примешиваются незаконные, ну и в конце прилетают огнедышащие птицы, и они с дедом становятся царями Диких Земель. Да, не слишком правдоподобно, но зато отвечает за любимое слово девочки ”Ну а вдруг!”. Она уже давно знает, что никто и ничто в этом мире, твоих собственных проблем решать не будет, и не жалуется на это. Это её проблемы. Какого вурдалака она делиться должна, нет-нет-нет, она не такая богатая, чтобы делится возможностями, получить бесценный жизненный опыт.
Ликка жутко ветрена. И именно жутко, никак иначе. Почему вы думаете, она занимается столькими делами сразу? Да просто она не может удержать свое внимание на чем то одном, хочется всего и сразу, а в конце -концов, все бросается на середине. И хуже всего, что Ликка относится к этому спокойно, считая что так и надо. Хотя всем известно, нет ничего хуже, чем незаконченное дело.
Минус Ликки, как она сама считает, в её трусости. Да, это жутко обидно, она, внучка пирата, и вдруг не так смела и отважна как говорится. Она боится всяких непонятных теней, может пищать при подозрительных звуках, а компания из десяти человек, автоматически становится разбойниками. Раньше она знала, что в любом случае её защити дед, а теперь, страх её ужасно донимает. Некуда прятаться, не к кому бежать. Ликка строит из себя страшную и сильную пиратку, когда на самом деле, у неё колени от ужаса подгибаются и хочется рыдать в голос. Но нельзя, все тот же принцип, тебя никто не защитит. Приходится справляться самой.
Самое страшное в этом мире, что может существовать для этого ребенка, это не жуткие монстры, и даже не смерть, от первого она верит то можно убежать, а второе, ну, смерть нет, так плоха. Самое страшное - одиночество. Она привыкла, что когда она на улице, вокруг неё толпа детей, или взрослых. В общении она никогда не испытывала затруднений, и заговорить со случайным прохожим для неё обыденное дело. Обычно это даже приятно: подойдешь, скажешь грустному человеку хорошее слово, а он улыбнется тебе. И тебе не сложно и ему приятно. А дома её всегда ждал дед и теплый ужин. Невесть какой, но Грэм приправлял его хорошей специей в виде интересного рассказа, и ничего больше не надо было. А после его смерти, Ликка поняла, что такое одиночество, сидеть в темном доме одной и бояться каждой тени. Когда ты один, даже ветер дует больше не весело и ласково, а задувает в дом чьи-то страшные проклятия. Одиночество делает людей слабее, Ликка знает это. Она боится быть слабой, Грэму это точно не понравится, где бы он ни был.
Именно из-за Грэма, Ликка продолжает улыбаться и бороться каждый день. Так будет обидно, если все его труды канут в лету, а она его главный труд, он ей сам по секрету сказал. В ней хранится все самое дорогое, что было у старого пирата, его любовь, его знания, его истории. Ликка чувствует себя сундучком, который должен хранить память о тех, кто умер, но кто был достоин жизни. Она вообще очень любит что-то хранить или коллекционировать. Но не бесполезные вещи, которые рано или поздно покроются пылью и рассыплются прахом. Она хранит то, что хрупкое и нерушимое одновременно. Улыбки прохожих, складываются на полку в красную коробку из-под конфет, знания собираются толстыми книгами в дальней библиотеке, истории шурша листами, ложатся на письменный стол, страхи закрываются в клетки под видом мелких грызунов, а мечты сидят на жердочках расправляя крылья. А где-то около камина, сидит, попыхивая старой трубкой старый Грэм, и хитро глядит на неё, как бы напоминая, что эту самую коллекцию, есть кому оберегать. Как и саму Ликку.
7. ФАКТЫ и ДРУГОЕ
В Орденах не состоит, не состояла, и уж точно не будет состоять. В политически небезопасных связях замечена не была. И тот кошелек на улице Старых монеток, у того дяди в красном лоохи, украла тоже не она. Точно.
Подрабатывает мастером на все руки, то есть за умеренную выполнит почти любую неквалифицированную работу.
А за определенное количество сладкого может еще и спеть, станцевать и рассказать историю.
ИНФОРМАЦИЯ ОБ ИГРОКЕ
7. УЧАСТИЕ В СЮЖЕТЕ
Куда возьмут, туда пойду. Думаю Ликка в тайне мечтает спасти мир, так что имейте в виду.

8. СВЯЗЬ
406000847

9. ПРОБНЫЙ ПОСТ
Тему, мне!

Отредактировано Ликка Треф (2012-10-09 20:44:37)

0

2

У меня только один вопрос, радость моя.

Ликка Треф написал(а):

21 год.

Это не маловато ли будет?

0

3

Шурф Лонли-Локли написал(а):

Это не маловато ли будет?

Ну мы люди почти не жадные, можно и накинуть с десяток.. Кто ж разберется в этих страшных цифрах.

0

4

Так, дитя моё, я тебя принимаю.

0


Вы здесь » Мостовые Ехо » Принятые анкеты » Дитя морей, предок менкалов.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC