Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (до 123 года) » Кто-кто в теремочке живёт?


Кто-кто в теремочке живёт?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Место действия:
Дом четы Лонли-Локли.

2. Дата и время:
121 год Эпохи Кодекса.
130 день.

3. Погода:
Погода как погода, бывало и получше, и похуже.

4. Участники:
Юук Ханох, Шурф Лонли-Локли, Хельна Лонли-Локли.

5. Краткое описание квеста:
Что будет делать сэр рыжий затворник, если однажды знакомый позовёт его в гости? Якобы – давно пора было оказать подобную любезность в ответ на такую же любезность, но всё как-то недосуг было…

0

2

Время, как известно, делится на обширные две и узкую одну части: прошлое - которое вечно не такое и слишком хорошо, а то и вовсе больше похоже на сухие исторические хроники, - будущее - та ещё вилами по воде писаная гадость, - и, собственно, настоящее - которое, как известно, только здесь и сейчас, безо всяких оговорок. Кое-кто живёт будущим - ещё бы, про него известен только факт существования! Кому-то по душе настоящее, поскольку на него можно влиять, и достаточно эффективно. Главное - не перегибать палку.
А некоторые, как, например, сэр Юук Ханох, топятся в прошлом. Не живут, а именно что топятся. Правда, потом они всё равно под давлением обстоятельств переезжают сначала в категорию "живущих прошлым", а оттуда уж, согласно давлению общества, смещаются к настоящему или будущему. Вот, собственно, сейчас рыжеволосый с явным недовольством влезал в привычную когда-то шкуру настоящего, только настоящего, и ничего, кроме настоящего. Неудобно, местами жмёт, где-то натирает, а так - ничего сидит, даже не потеряло определённого шарма...
- И вообще, почему обязательно сегодня? - сердито спрашивал он у внимательно слушающей его библиотеки, над которой он непрерывно трудился уже... хм, а правда - сколько? Судя по тому, что разбудило его не абы что, а посланный зов, заработался Магистр изрядно. До засыпания лицом в трактат эдак пятисотлетней давности. Благо, тот не оскорбился, а даже сообразил колыбельную. Чтобы спать хозяину было легче. - Можно же бы!.. И вот почему я согласился?! Я что, веревкоподобный? - Книги, разумеется, не ответили. Просто ободряюще пошевелили страницами, пошуршали, пошелестели.
- Хорошо, что мы поняли друг друга, - кивнул им владелец. Прежде чем ушёл Тёмным Путём.
Примерно по адресу. Во всяком случае, он сильно на это надеялся.
Но, увы и ах, добрые два-три градуса, на которые солнце сдвинулось в процессе активной ходьбы, лишь укрепили убеждение Юука: за пределами Старого Города у него начинался топографический кретинизм. А за пределами уже этих пределов он уже худо-бедно ориентировался. Не зря таки путешествовал с родственниками в детстве.
"Верите или нет, но мои взгляды явно разошлись с точными координатами", - послал зов сэру Шурфу Мастер Изыскатель Смерти, окончательно оставив попытки самоличного поиска. "Найдёте такого вот непутёвого гостя?"

+2

3

Кто-нибудь, возможно, сделал бы своим домочадцам этакий сюрприз с неожиданным гостем - в качестве розыгрыша, например. Но сэр Шурф так поступить, разумеется, не мог. И даже не потому, что не хотел бы случайно напугать Хельну явлением незнакомого человека на пороге, а просто по той причине, что принято предупреждать. Нельзя жертвовать заведёнными порядками без нужды. И, если они разумны и логичны, их необходимо придерживаться.
Лонли-Локли самолично оккупировал кухню, занявшись приготовлением угощения для посетителя. Как же можно позвать кого-то и не накормить? Шурф как никто умел заботиться о телесном благополучии людей. Причём так, что у них не остаётся выбора, принимать его заботу или нет. Однако, сэру Юуку уже удавалось несколько раз отказываться. Гордость гордостью, но вёл рыжий колдун себя порой как великовозрастный ребёнок. Разве что только ножками не сучил и в драку не лез.
Ничего, на сей раз не отвертится. Шурф рассчитывал, что при Хельне Юук постесняется слишком бурно отнекиваться.
Лонли-Локли даже не удивился, что Мастер Изыскатель Смерти заблудился, только покачал головой.
-Да, разумеется, я сейчас выйду Вам навстречу. Если Вас не затруднит сообщить, где именно мне Вас следует искать. Если нет названия улицы и номера дома – то опишите всё, что Вас окружает.
Мастер Пресекающий мог бы на досуге экскурсии по Ехо проводить, с подробным описанием исторических фактов, связанных с тем или иным местом, а также архитектурной ценности каждого встреченного по пути здания. Вот только работа в Тайном Сыске предоставляла в его распоряжение более чем достаточно денег для того, чтобы он не нуждался в подобных подработках.

+2

4

Сегодня у Шурфа был День свободы от забот. Хельна любила, когда её муж получал выходной. При его работе они проводили вместе меньше времени, чем хотелось бы. Леди Лонли-Локли никогда не упрекала мужа, прекрасно понимая, за кого вышла замуж. А ведь, кроме работы, у Шурфа были ещё увлечения, которым он предавался с неменьшим усердием. Чего стоили только походы в "Трёхрогую луну". Сама Хельна стеснялась посещать это место. Даже как слушатель. Хоть Шурф и высоко оценивал её стихи, маленькая леди не считала себя достойной поэтических встреч в "Луне". Но порой задумывалась о том, чтобы сходить с мужем хоть раз. Не читать, нет. Просто послушать, как это делают другие поэты. А ей самой достаточно было критики Шурфа. То, что писала жена, сэр Лонли-Локли не любил как жанр, но ему хватало объективности, чтобы давать творчеству любимой супруги честную оценку. Поэтому за годы брака мастерство Хельны серьёзно выросло. И мысль о визите в любимое место художников слова прочно укрепилась в её голове.
А ещё Шурф был завсегдатаем библиотек и книжных лавок. В общем, время, свободное от работы, далеко не всегда доставалось Хельне. И она по-детски радовалась, когда муж вдруг объявлял, что останется дома. Сегодня был как раз такой день. Правда, к обеду ждали гостя, но что такое гость, когда Шурф дома и приготовит свои немыслимо вкусные угощения. Не сказать, чтобы Хельна плохо готовила, но до члена Закрытого кулинарного клуба ей было далеко, и леди самокритично это признавала, радуясь периодическому энтузиазму мужа по части приготовления еды. Вот и сегодня её ждало что-то невероятное.
В гости ждали Юука Ханоха, старшего магистра Ордена Разбитых Отражений. Шурф несколько раз сталкивался с ним то ли по работе, то ли ещё по каким делам, и мужчины сдружились. Вот сэр Лонли-Локли и позвал в гости нового друга. Хельна ничуть не возражала - ей было интересно посмотреть на рыжеволосого учёного. Так, по крайней мере, охарактеризовал магистра Шурф.
- Что-то случилось? - с любопытством спросила леди, сообразив, что муж затих в сеансе Безмолвной речи. - Твой гость не придёт?

0

5

Всегда приятно осознавать, что ничего не потеряно, бюро находок и поисковые команды продолжают существовать и работать по обращениям. Даже если они существуют скорее умозрительно, чем на самом деле - даже добротно устроенное затворничество не может защитить от новостей. Проще тюрбан из фольги сообразить...
Для ответа на вопрос стоило оглядеться. Сначала - рассеянно, соскальзывая по чертам, рисуя воображением огромные цветовые пятна, задавая общий фон. Например, это - зелень, а то - строения, здесь - река, а там - небо. Потом - всматриваясь. Придавая индивидуальность.
Как будто фотографию проявлял при помощи субъективного восприятия мира, свойственного каждому разумному существу. А потом осторожно вешал на верёвки при помощи прищепки в сумрачной, озарённой лишь слабым красным светом комнате.
"Скорее всего, это Ехо", - не удержался Юук от ехидства. "Отсюда видно Хурон. Правда, он далековат, поэтому определить направление течения, а, соответственно, и берег, на котором я нахожусь, сложно. Скорее всего, Левобережье. За спиной - стена. С калиткой. Очень тонкой работы, на мой взгляд. Хотя художественная ковка никогда не была моей сильной стороной. Через стену переваливаются растения. Дорога имеет слабый наклон по направлению к руслу реки. Небо светлое, солнце, судя по теням... не добралось до наивысшей точки траектории на сегодня. Если вдруг это тоже важно... Но скорее всего, нет. Верно? Больше всего похоже на улицу Туманного Снега, но указателей поблизости ни одного".
Колдун огляделся ещё раз. но уже из чистого любопытства. Возможно, он размышлял о возможности продолжения прогулки здесь, в незнакомых местах. Но не сейчас - когда-нибудь потом, в другом настоящем, которое всегда приходит на смену будущему.

0

6

Иронию Магистра Шурф не воспринял. И не потому, что у него совсем полностью отсутствовало чувство юмора, а просто ожидал от рыжего колдуна всего, чего угодно. Почти как от сэра Макса, которого по пути домой то травили влюблённые в него девушки, то похищали ведомые льстивой дурочкой надеждой кочевники. Почти… Но иногда он видел в них кое-что общее. Эту самую суть лихого ветра, который может долгое время казаться тихим и покладистым, а в один прекрасный день сорвётся и унесётся в дальние дали, переворачивая судьбы всех и каждого, кто подвернётся по пути.
-Кажется, я примерно понимаю, где Вы находитесь, - задумчиво проговорил Лонли-Локли, - Подождите пару минут, я сейчас открою.
После этого комментария Мастер Пресекающий обратил внимание на Хельну и её вопрос. Улыбались на его лице только глаза – но как-то очень тепло. По-человечески.
-Он заблудился. Но затруднение сейчас будет решено в лучшую сторону… - подумав, он добавил, - Пожалуйста, не забывай, что сэр Юук очень долгое время практически ни с кем не общался и сторонится людей. Для него приход к нам в гости был очень решительным и смелым шагом.
Договорив, Шурф неторопливо надел тюрбан и вышел на улицу.
***
Открываясь, калитка издала тихий, слегка жалобный скрип.
-Я надеюсь, что не оторвал Вас ни от чего важного? Я знаю, что созерцание окружающего ландшафта, даже городского, иногда может доставлять огромное удовольствие, но, к сожалению, буду вынужден Вас на некоторое время отвлечь, - невозмутимым и очень вежливым тоном промолвил Лонли-Локли. Казалось, что он говорит абсолютно серьёзно и действительно сожалеет.  Вот только беззлобный смех из зрачков никуда не пропал, - Моя жена беспокоится, как Вы доберётесь. В данный момент я могу наблюдать, что это Вам очень хорошо удалось, и я очень рад, что Вы пришли, - на сей раз - совершенно искренне и без малейшей насмешки, даже безобидной товарищеской.

+1

7

Повернулся на голос, да и вообще откликнулся Магистр отнюдь не сразу. То ли мысли разбрелись по новому пейзажу в тишине и покое, испуганно подпрыгнув и оторопев от нарушения такого вот компактного консенсуса с окружающей средой, то ли в нём очнулась какая-то детская вредность и требовала, потрясая взятой в заложники воспитанностью, выдерживать паузы.
- Да, обычно с первой попытки невероятно везёт, - наконец произнёс Юук, прекратив прикидываться созерцающим окрестности субъектом с вроде-как-художественным вкусом. "Равно как дуракам и безумцам. А я в равной степени могу отнести себя к тому и другому..." - Оказывается, о моей безнадёжности ничего не сложить на песенный манер, - с лёгкой улыбкой поведал Ханох. - Я тоже очень Вам рад. - "Потому что таки выбрался куда-то из Старого Города и увидел уже что-то новое. А такое само по себе вполне может тянуть на карманный подвиг... если подобное можно рассматривать в этом ключе".
И совершенно спокойно, перестав беспокоиться насчёт весьма вероятного неблагополучного исхода, который, хвала всем Магистрам, миновал непутёвую в определённом смысле рыжеволосую голову, последовал за Лонли-Локли. Можно было не капать на коросту едкой кислотой сомнения.
- Знаете, в библиотеке нашёлся экземпляр одной философской школы, которая считалась если не выдумкой, то чрезмерно малочисленной и сгинувшей ещё около трёх тысячелетий назад! Название, к сожалению, сохранилось достаточно плохо, практически не подлежит восстановлению... - Тут колдун тяжело вздохнул. Он испробовал уже несколько различных способов и постепенно склонялся к мысли, что придётся ждать более благоприятных для магии времён. Такая ступень запрещена. Впрочем, у него было ещё около двух вариантов, не переходящих проведённую законом черту. - Хорошо, что сам текст в прекрасном состоянии, что вполне позволило сделать анализ для определения его принадлежности.
Говорил Мастер Изыскатель Смерти оживлённо, постоянно жестикулируя. Плавно. По ходу движения.
Поскольку, с его точки зрения, некоторые новости были достойны обсуждения. Да и того, чтобы ими просто поделились.
Однако Магистр всё равно безотчётно волновался. И не без причины...

+1

8

Услышав краткую характеристику гостя, Хельна заволновалась. А если ему у них не понравится? Или она не то скажет? А вдруг магистр больше не придёт, а Шурфа это расстроит? И вообще, какой он, этот рыжеволосый чудак? Ну мало ли, просто так не становятся отшельниками. Хотя, судя по рассказам Шурфа, магистр тот ещё фанатик. Такой зароется в книги и счастлив, и никто ему не нужен. Как его заинтересовать и чем?
Собрав волосы в узел, Хельна заколола его на затылке шпильками. При гостях и вне дома она волосы распущенными не носила. Это право - созерцать тяжёлый водопад чёрного шёлка и тем более гладить его - принадлежал только любимому мужу. Остальные довольствовались гладкой причёской - впрочем, ничуть не портившей леди.
Так, в доме порядок. Угощение, конечно, на высоте - кто готовил-то! Короткая дыхательная гимнастика по методу сэра Лонли-Локли - и леди спокойна. Мягко улыбнувшись, подошла к порогу, который как раз переступали Шурф и заблудившийся гость.
- Хорошего дня, сэр Ханох, вижу Вас как наяву, - тепло улыбается леди, встречая гостя и исполняя привычный ритуал знакомства. Глаза сияют - это уже Шурфу. - Проходите. Мы рады Вас видеть в нашем доме.
Дальше гостеприимством рулить Шурфу. Пусть приглашает в гостиную. Пока гость располагается, Хельна принесёт и поставит на стол то, что там пока отсутствует, но быть должно - мелочи вроде салфеток или кувшинов с напитками.
А он забавный, этот магистр. И не скажешь, что ему несколько сотен лет. Выглядит совершенным мальчишкой. Только в глазах мелькает что-то такое... недетское.

0

9

Понимая, какое достижение для сэра Ханоха – прийти к кому-то в гости, Шурф его не перебивает, не торопит и вообще ничего не говорит, внимательно слушает. К тому времени, как они входят в дом и встречают Хельну, Магистр Юук успевает договорить.
Сразу после того, как жена поприветствовала гостя, Лонли-Локли улыбнулся уголками губ, почти что незаметно – но выражение лица мгновенно изменилось, смягчилось, больше ничем не напоминало бесстрастного палача на службе у Его Величества, - и проговорил:
-Это – как Вы уже догадались, моя супруга, леди Хельна Лонли-Локли. Она беспокоилась, придёте ли Вы и хорошо ли доберётесь.
Выдержав небольшую паузу, он возвращается к теме находки своего знакомого, задавая вопрос, который считает наиболее важным:
-И что Вы намерены с ним делать? Оставите у себя или поделитесь с учёными? – он, пожалуй, в этот миг пожалел, что рыжий Магистр не принёс экземпляр с собой, но не сказал ничего на этот счёт – уж кому, как не ему, знать, что древние книги не очень-то хорошо переносят транспортировку. Сам пока ещё ходить умеет, нужно будет – навестит сэра Юука и сам посмотрит. Вряд ли тот откажется показать, раз уж сам решил сообщить, да ещё с таким воодушевлением, - Я обычно не отдаю уникальные экземпляры, попадающие мне в руки, даже в Королевскую Библиотеку, не говоря об Ордене Семилистника – за исключением тех случаев, когда книга запрещена к прочтению. У меня есть полный список таких… Дело в том, что их вряд ли кто-то, кроме единиц из числа научных работников, способен оценить по достоинству, а вот повредить вполне способны, и я не считаю нужным… - он чуть запнулся, слегка нахмурившись и явно припоминая выражение, которое несколько раз промелькнуло в устах сэра Макса, - …метать бисер перед свиньями. То есть – растрачивать бесценное сокровище на тех, кто всё равно не сумеет осознать его важности, а, в лучшем случае, лишь втопчет в грязь, - счёл нужным пояснить Лонли-Локли, ибо в его сознании мгновенно всплыли воспоминания о том, к каким курьёзным случаям порой приводят лингвистические недопонимания и недоразумения. Тот же Макс, или, скажем, Мелифаро только в своё удовольствие посмотрели бы, как собеседник отреагирует на какую-нибудь странную фразочку, однако, Шурф Лонли-Локли ещё не совсем выжил из ума, чтобы им уподобляться в этом. В конце-концов, когда и его серьёзность даст окончательный сбой, даже авторитет сэра Халли не спасёт Тайный Сыск от официального звания Приюта Безумных. И не надо думать, что никто ничего не узнает – как говорится, в Ехо полным-полно дерьмовых ясновидцев. Дерьмовых именно потому, что видят как раз то, что не надо и никто не просил вынюхивать. Слухи, сплетни и скабрезные новости распространяются по их славной столице в первую очередь. Нет чтобы позеленение Хурона или эпидемию анавуайны предсказали.

+1

10

Когда-то давно, в стародавние - ну, если рассматривать их с точки зрения кратковременно живущего субъекта, - времена одному непоседливому рыжему мальчишке растолковали весьма занимательное правило: не знаешь, как поступить, - поступай согласно правилам вежливости. или этикету - коли и он пылится где-нибудь в закоулках памяти.
- Вижу вас как наяву, - эхом отозвался Юук. Во всяком случае, хоть что-то вместо настороженного молчания.
Как будто он отнюдь не ручное создание, с осторожностью, гонимое любопытством, подкрадывающееся к незнакомым. Вся сложная система организма напряжена до предела. Едва слышимый хруст - и пропадёт, исчезнет странный лесной житель. Потому что ему шкура нужнее безрассудной гибели от любопытства. Ну, во всяком случае, в рассмотренной ситуации, покуда он близко не подкрался. Но и тогда, пойманный, он сумеет раствориться.
- Скорее всего, оставлю. Сначала - приведу в порядок, в приличный вид. - В карих глазах - смута, туман, блуждающий огонёк, а то и вовсе глухой, бледный отзвук чего-то необычного. То ли укутанный тенями загадочный лес, то ли сумеречное болото - не разобрать. - С остальными посоветуюсь, им она известна получше. Может, разъяснят некоторые детали. - Марево полнится всполохами далёкой бури, не имеющей чёткого источника.
И стихает, развеивается, как утренний туман. Было - и нет ничего, будто бы привиделось, пригрезилось. Показалось.
- Интересная идиома, - заключил он. - Но ведь бисер не бывает настолько ценным, насколько мне не изменяет память? - И снова умолк, думая тягучие, ленивые мысли.
Ему было трудно. Трудно, поскольку восстановление фактически с нуля всегда требует множества усилий.
Но, видят Тёмные Магистры, рыжеволосый колдун очень старался оказаться самым обычным гостем. "Потому что больше так жить нельзя, да-да, я помню. И я стараюсь... прикладываю усилия".

+1

11

- Бисер бывает разным, - смущённо вмешалась Хельна в учёную беседу. - Макс рассказывал, что в его мире были времена, когда бусинки бисера ценились очень дорого. Видимо, выражение родилось тогда. Хотите камры, сэр Ханох?
Уж эти учёные и увлечённые, улыбалась леди, наливая камру в кружки. Дай им только повод - и они будут разговаривать до утра о каких-нибудь книжках или черепках. Что далеко ходить: Шурф, на минутку, считается крайне немногословным человеком. Ага, это пока не спросить его о литературе или истории, к примеру. Куда только немногословность и невозмутимость денутся, глаза загорятся, взволнованный тон и торопливая речь... Похоже, эти двое сдружились на почве книг, не иначе.
- Милый, я здесь не лишняя случайно? - лукаво улыбнулась Хельна. - Вы так увлечённо обсуждаете незнакомые мне предметы, что вас отрывать совестно.
Леди шутит, и муж прекрасно это понимает, судя по блеску глаз. Положить угощение в тарелку или сначала спросить, что будет гость? Кто их знает, этих учёных отшельников... Нет уж, пусть этим распоряжается опытный Шурф. Он лучше знает, как поступить.
- А позволительно ли мне будет узнать, о чём речь идёт, господа? - весело интересуется леди. - А то вы так увлечённо общаетесь, мне стало интересно.
Какой он милый, этот Юук... Видно, что нечасто покидает свою уставленную книжками норку и ещё реже общается с кем-то в гостях. Умудрился же прожить столько лет и остаться одиночкой...

0

12

- Хельна, пожалуйста, не говори таких необоснованных вещей, я знаю, ты так не думаешь... Ты никогда не бываешь лишней.
Недоумение сэра Шурфа на тему того, как это его жена, красавица и умница, каких днём с огнём не сыскать, вдруг стала говорить отчаянные глупости - и хорошо, что хотя бы не вслух! - развеялось сразу, как только он предположил, что его леди так шутит. Честно говоря, дошло не сразу, но прогресс, возникший в результате длительного и плотного общения с сэром Максом, был налицо - ещё пару лет назад Лонли-Локли потребовалось бы в три раза больше времени. Ну, надо же! А он чуть беспокоиться не начал, не заболела ли Хельна чем-нибудь, влияющим на здравомыслие. В Ехо редко встречались крупные хвори, но мало ли что... Не говоря о том, что в столице Соединённого Королевства проживало огромное количество магов и ведьм, до сих пор способных сглазить так, что мало не покажется, и не всем поголовно из них известно, что Хельна - супруга Тайного Сыщика.
- Мы только начали обсуждение, и сэр Юук не имел удовольствия рассказать всю историю целиком. Например, о какой книге он говорит - ведь, вероятно, несмотря на отсутствие названия, у Вас имеются предположения, - и как же именно она попала к нему... - тут звучала нотка досады коллекционера книг с огромным стажем, которую можно было описать как "я-то думал, что знаю всё о подобных вещах, а, на самом деле, ничего-то мне не известно, нужно разобраться, а то я за себя не отвечаю", - Это ведь, должно быть, очень занимательная повесть. Вы не откажетесь отведать скромных яств домашнего приготовления? За едой и камрой поведаете нам всё "от" и "до".
Шурф, честно говоря, не удивился бы, если бы Магистр Ханох начал отказываться, и хотел лишь верить, что он хотя бы не сбежит.

0

13

Рассматривать мир с позиций свежей, пахнущей чем-то неясным, раззадоривающим и дразнящим, почти как запах первого снега и первого мороза, памяти? Да не смешите вы угуландские сапоги, и Тёмных Магистров тоже не доводите до колик своими экстравагантными предположениями, взрослые же люди, должны понимать, что-как-почему, а уж тем более с таким багажом прошлого. Кстати, этот багаж любил прикидываться здоровенным чемоданом с заедающей ручкой, грохочущими по камням колёсиками, так что легко было представить, как здорово было получать от него под колени при резком торможении. И избавиться не выйдет. Если только голову с плеч. Или стереть абсолютно все воспоминания. Правда, Магистр бы не выдержал и попытался бы хоть что-нибудь спасти от уничтожения, поэтому вопрос сразу проваливался и бледных эхом говорил: всё, достиг дна, кидайте дальше.
Вопросы, пропитанные гостеприимством, получили в ответ резкий, чёткий кивок. И крайне любопытные огромные карие глаза. Наверное, Юук не исчез чисто по причинам этически-технического характера. То бишь Кодекс Хрембера и дырявая память - если в ней когда-то была такая замечательная штука, как заклинание для пряток. А что, забавно было бы!
- Узнавать, как что-либо попадает в эту часть библиотеки - труд почти что бессмысленный, - несколько растерянно, сплетая прохладные тонкие пальцы между собой и внимательно рассматривая их реакцию на волнение, вздохнул Ханох. - Очень здорово у них получается юлить и уходить от прямого ответа. Впрочем, некоторые детали позволяют предположить, что зафиксирована философия была неким Затворником - в ряде хроник такой давности можно отыскать косвенные упоминания о нём. Правда, имя его остаётся неизвестным, да это ведь и не существенно. - И не сказать, в самом ли деле он так считает, либо успешно прячет собственные мысли на этот счёт.
"Страшно? Страшно. А соваться неизвестно куда, совершенно не представляя последствий, было не страшно? Вот она, разница приоритетов! Как что-нибудь бесполезное, но интересное, так сразу, а как необходимое - нет, мы боимся, оставьте нас одних. Может, это тоже последствие? Узнать - невозможно". Двигается в гостях, в такт несколько паникующим мыслям, он очень деликатно, что ли. Или как-то плавно. Как будто перетекает с одного места на другое.
А что ещё ожидать от заработавшего лёгкую форму человекобоязни в добровольном сидении дома? Хорошо хоть, не пытается раствориться в окружающей среде, скорее бледен, чем пунцов, да и в целом смахивает на обычного такого человека со своим стаканом экстравагантности. Милой и щепетильной по отношению к окружающим.

0

14

В высокомудрую беседу двух умников, какими, несомненно, были сэр Юук и сэр Шурф, Хельна не вмешивалась. Пока. Потому что всё равно не понимала, о чём речь, а значит, следовало пока что вникнуть, послушать, а затем уже, возможно, влезать в разговор. Как говорится, молчишь - умнее выглядишь, да. И потом, они так вдохновенно спорят, рассказывают что-то - лезть в налаживающуюся было беседу пока что рано.
А пока что леди тихо ставила на стол тарелки и вазочки с различной вкуснятиной, кружки для камры и собственно камру в большом кувшине. У Шурфа камра всегда вкусная. Сколько бы ни пыталась леди сотворить что-то подобное, но даже близко не подошла к уровню мужа. Ну, у него и магия сильнее... во много раз, да.
Интересные они, что Шурф, что магистр Юук. Увлечённые учёные, книжники, фанатики библиотек. Такие, как они, способны неделями пропадать в книгохранилищах, глотая тома с мудростью безостановочно. Хельна порой завидовала мужу, умеющему прочитывать толстенные книжищи со скоростью ветра. То, на что лично ей требовалось не менее трёх часов, он просматривал мгновенно.
Усевшись рядом с мужем, Хельна улыбнулась магистру. Тот явно чувствовал себя не в своей тарелке - похоже, и правда крайне редко общается с людьми...

0


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (до 123 года) » Кто-кто в теремочке живёт?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC