Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (от 123 года) » Пели песни до утра, пого танцевали...


Пели песни до утра, пого танцевали...

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

1. Место действия:
Ехо.

2. Год, дата и время:
124 год Эпохи Кодекса.
128 день года.

3. Погода:
Сияющая ночь, небо искрится от волшебных фейерверков, на улицах массовые гуляния.

4. Участники:
Ланфир Ним, ГМ.
Возможно добавление других персонажей.

5. Краткое описание квеста:
Леди Ланфир решается посетить один из больших городских карнавалов. Но, когда она дошла до Площади Гурига, там её увидел молодой человек, который влюбился в её фигуру, волосы и голос. Он горит желанием узнать, что за прелестная незнакомка скрывается под маской и в ярком многоцветном праздничном лоохи с лентами и бубенцами – как это принято в Ехо на таких торжествах… К чему же всё это приведёт?

0

2

Граждане города Ехо умеют веселиться. И любой, кто побывает на городском карнавале, может с легкостью в этом убедиться. Одни фейерверки чего стоят! Они взрываются, грохочут, ослепляют, разрывают небо на тысячи ярчайших огоньков. Такое зрелище никого не может оставить равнодушным. А когда играет музыка, ноги сами пускаются в пляс и сам себе удивляешься - когда только научился танцевать?
Ланфир очень любила праздники. Она называла их праздниками души, старалась не пропустить ни одного. Вот и сейчас девушка торопилась к месту празднования. Полдня она провела в магазинах, скупая ленты. Свое любимое лоохи изумрудного цвета она украсил множеством золотистых бубенцов, на руки повязала шелковые ленты самых невообразимых оттенков. Но куда же драхх без растений - роскошную гриву волос украшал венок из листьев.
Стоило лишь ступить на площадь, как со всех сторон к девушке бросились или продавцы вкусных куманских сладостей, или очаровательные юноши, желающие потанцевать с девушкой. Ланфир лишь посмеялась, взяла с подноса небольшой медовый пирожок и медленной поступью отправилась ближе к танцующим.
Музыка оглушала. Девушка покончила со своим пирожком и пустилась в пляс, стараясь не сбить других людей. Ланфир слышала, как недовольно шепчутся листья ее венка.
- И не нужно так злиться, это праздник. Вы сможете увидеть столько всего прекрасного! - радостно думала Ланфир, пытаясь донести эту мысль до своих подопечных. Но зеленые друзья лишь покрепче прижались друг к другу, не желая участвовать в празднике души. Ланфир махнула на них рукой и весело подпрыгнула в такт веселой мелодии.
Вечер длился действительно долго. Девушка даже устала от постоянного движения и невероятно огромного количества красок вокруг. Яркие цветастые лоохи кружились вихрем вокруг, продавцы сладостей звучно зазывали народ раскупить медовые пряники и пирожные. Тут и там сновали свежеиспеченные парочки. Ланфир улыбнулась. У самой ограды площади была незанятая лавочка. Девушка быстро направилась к ней, чтобы расслабить босые ножки и понаблюдать за праздником со стороны. Зрелище оправдывало себя. Ланфир была настолько увлечена наблюдением за парой в оранжевых лоохи, что перестала замечать что-либо вокруг себя.

0

3

Бледно-серые блики плясали под полуприкрытыми веками, но на борьбу с ними уже не оставалось сил. А, может быть, это просто от голода и полумрака помещения? Может быть, он уже начал сходить с ума?
Денег не было. Ни единой горсти. Мастерская утопала в рваных холстах, и бесформенные пятна краски некрасиво скалились со стен, с пола и с потолка. Даже собственное лоохи, единственное целое лоохи сэра Кумши было вымазано этими аляповатыми пёстрыми пятнами. Может быть, оттого, что он несколько раз машинально вытер об него перепачканные ладони, а, может быть, потому что в какой-то момент он растянулся на полу во весь рост… Ничего не хотелось. Ни жить, ни дышать, ни надеяться. На какой-то момент даже возникла крамольная мысль сегодня же ночью утопиться в Хуроне, и за её-то хвост парень и зацепился. Но, если уж терять действительно совсем нечего, то можно, наверно, напоследок посетить праздник?
Соорудив из прикладных материалов подобие карнавальной маски, сэр Кумши счёл, что его одеяние сойдёт за праздничный костюм – а, вообще говоря, ему было всё равно, кто и что подумает, - и отправился на улицу. Не расчёсанные волосы стояли дыбом, всклокоченные так, будто в них порезвилась пара сумасшедших птах, а никаких сапог молодой человек отыскать не смог, и поэтому вышел так.
«Или я сегодня найду вдохновение, или умру…» - флегматично думал он, топая босыми ступнями по аккуратным покатым разноцветным камушкам.
Весёлые люди, радостный смех... Нет, сэра Кумши это не раздражало. Он уже перешёл тот предел апатии, когда на всё вокруг взираешь будто сквозь дымчатое стекло.
В гущу танцующих парень, разумеется, не полез, и уже присматривал себе незанятую скамейку, как вдруг кое-что привлекло его внимание. Точнее – кто-то. Девушка. Настоящая и живая. Единственная, кого он увидел в цвете и во всей полноте подлинности её существования. Чутьё подсказывало, что девушка была хорошенькой. И, судя по всему, уже уставшая от нескончаемого праздника жизни… В Ехо любили погулять и повеселиться до упаду.
-П-простите, леди… Здесь не занято? – отчаянно стесняясь, как это с ним происходило во время любого столкновения с представительницами противоположного пола, пролепетал юноша, надеясь, что его румянец не заметен под странной, явно сплетённой из лент и лоскутков, маской, - Ох, я извиняюсь за мои манеры… - ещё тише пролепетал сэр Кумши, успев мысленно казнить себя несколькими зверскими способами за эту неловкость и неуклюжесть, из-за которой незнакомка явно сочла его неотёсанным хамом, - Вижу Вас как наяву, незабвенная. Меня зовут Кумши Ифнис, - «Нелепое, нелепое, дурацкое имя, как раз такой тухлой пумбе, такому невероятному остолопу, как ты, подходит…» - ну куда ему хотя бы находиться рядом с такой феей? В горле пересохло, кончики пальцев чуть подрагивали, наутёк парню помешало пуститься только то, что путь его отсюда мог вести исключительно на дно реки.
Знакомиться надо было учиться, пока мама была жива и могла что-то посоветовать... Вот только тогда ему не было и сорока лет, и он не был готов предположить, что когда-либо в принципе могут возникнуть подобные проблемы. Психологического плана, конечно. Знахари такое не лечат. Разве что в Приюте Безумных - дали бы Кристалл Радости, может быть, помогло бы. Хотя, наверно, тогда эта леди приняла бы его за восторжённого идиота...

[NIC]Кумши Ифнис[/NIC]
[STA]Возник вопрос - кто я такой?[/STA]
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/jGO9V.jpg[/AVA]

0

4

Свежий ветер трепал светлые волосы, которые приятно щекотали лицо девушки. Ланфир чувствовала умиротворение. Природа снова напала на нее без предупреждения, унося на своих волнах. Праздник смазался в одно яркое разноцветное пятно, а голоса и шум природы усилился. Где-то рядом одуванчики спорили, кто быстрее потеряет семена. Огромное дерево в соседнем квартале громко смеялось над шуткой растущего рядом с ним куста. Ланфир растворялась в этом состоянии, ее глаза почти закрылись...
- П-простите, леди… Здесь не занято? - прервал ее транс незнакомый голос с чужим, не природным оттенком. Ланфир резко тряхнула головой и повернулась к тому, кто ее окликнул. Девушке понадобилось время, чтобы оценить слегка потрепанный наряд мужчины, его усталое лицо с тусклыми глазами. Пребывание в сладком трансе давало о себе знать замедленной реакцией на окружающее.
Пока девушка соображала, что произошло, незнакомец попросил прощения за свое поведение и представился. Ланфир улыбнулась ему, пододвигаясь. Бледная ладонь накрыла глаза, девушка представилась в ответ:
- Вижу Вас как наяву! Мое имя - Ланфир Ним. Присаживайтесь, Вы, кажется, очень устали, - девушка убрала руку с глаз и поправила свое украшенное лоохи. Листья венка затихли, разглядывая незнакомца, и снова начали шептать, обсуждая несовершенство человеческой расы.
- Вам нравится праздник? Я прихожу сюда каждый раз и всегда поражаюсь красоте, танцам, сладостям, людям, - Ланфир перевела взгляд на танцующих и потерла побаливающие ноги друг о друга. Медленный танец сменился очередным вихрем веселых ритмов. - Здесь все преображаются, люди, растения! А уж как куманских сладостей наготовят, они вкуснее здесь во много раз!
Глаза Ланфир загорелись, она начала высматривать очередного повара с серебристым подносом, нагруженным вкуснятиной.
- А сколько прекрасных костюмов! - воскликнула девушка. И тут же осеклась. - Впрочем, что это я. Наверняка Вы здесь сами не в первый раз, значит знаете это все и без моих подсказок!
Девушка звонко рассмеялась и поднялась с лавки.
- Не хотите медового печенья с медовой начинкой? Они хоть и жутко сладкие, но очень вкусные. Вы бледны, Вам нужно что-нибудь съесть. А не то ветер поднимет и унесет на какой-нибудь Арварох!

0

5

Эта леди была так заботлива, что молодой человек чуть не прослезился. Он вообще был в высшей степени эмоциональным и легковнушаемым, воспринимал малейшие перемены в настроении природы и мог увидеть красоту в любой мелочи, вроде трещины странной формы на стене дома... Раньше мог. Но уже полтора года юноша не мог ничего ощутить. Вообще ничего. Как будто у него разом отказали все чувства, кроме стандартных пяти. Поэтому очень давно он не получал заказов на картины, а, кроме этого, он ничего делать не научился.
Возможно, это правда, что есть определённое количество баллов, которое можно выставить человеку по сотням показателей, и, в то время как у нормальных обывателей те распределялись более-менее равномерно, то у гениев все очки уходили на что-то одно, а остальные качества получали по минимуму, необходимому для выживания?
-Вы слишком добры ко мне, леди Ланфир, - потупив взор, пролепетал Кумши, - Но я не могу ничего взять, потому что мне нечем заплатить за еду, а питаться за счёт Короля, как это делают нищие, не готов. Видите ли, я художник. Точнее, раньше был. Но я… Потерял свою творческую составляющую. Я уже очень долго ничего не могу создать.
Постепенно юноша расслабился и начал рассказывать свободнее. При этом чувствовалось, что его пока лучше не останавливать. Можно не слушать – но просить заткнуться не следует. Точнее, он, конечно, замолчит. Но последний порыв потянуться к окружающим людям будет погребён в глубинах и без того больше ни на что не надеявшегося сердца.
Говорить – чтобы вспомнить, что пока ещё жив.
-Моя мать утратила Искру, когда мне было тридцать два года. Кажется, это дело расследовал Тайный Сыск и выяснили, что её Искру увела одна безумная ведьма, которая рассчитывала таким образом увеличить свою колдовскую силу. Тогда Искру потеряли ещё пять женщин, кроме мамы, пока спохватились, что это происходит не по естественным причинам… С тех пор я жил с отцом. Но его унесла эпидемия анавуайны. Честно говоря, я надеялся, что тоже заболею, даже на улицы вышел… Но она так и не добралась до меня почему-то… Мои первые картины были связаны с ней. И именно тогда я научился ценить жизнь в каждом её малейшем вдохе. Но теперь… Теперь я утратил смысл существования. Потерять этот дар для меня значило – стать слепым, калекой, ущербным человеком. Представьте, что у Вас есть дело, к которому Вы привыкли так, что оно стало для Вас почти всем, что-то, что Вы глубоко и горячо любите - и что Вы его вдруг потеряли... У меня так. И я не знаю, что мне теперь делать… Но, простите. Я совсем не хотел Вам жаловаться.
Он не ожидал от леди ни совета, ни утешения, ему просто нужно было выговориться, и оттого стало гораздо легче на сердце. От кого-то, кто не стал бы ударяться в фальшивые слова сочувствия, в глубине души начав его презирать… Мир оставался бледным и тусклым, но, зато, сама эта девушка всё больше и больше расцветала в его глазах сотней оттенков самых светлых и мягких красок. Всё-таки даже в Ехо, городе, полном мирных людей, искренняя и неподдельная доброта являлась вещью редкой.
«Мне кажется, что она каким-то образом напрямую связана с живой природой…»
-Мне почему-то кажется, что Вам было бы комфортнее жить не в городе. Здесь, где мёртвые камни и столько людей... – неожиданно добавил молодой человек, просияв улыбкой, потому что для него наконец-то сошлись все осколки мозаики, которую являла собой леди Ланфир, - Они, конечно, вежливы и дружелюбны, но, на самом деле, абсолютно друг другу безразличны. Каждый очерчивает себе узкий круг более-менее близких людей, и в лучшем случае дорожит только ими... В природе не так. Там всё едино, если уж нашёл с ней общий язык - никогда не станешь одиноким, - сэр Кумши, объясняя всё это, явно разволновался.

[NIC]Кумши Ифнис[/NIC]
[STA]Возник вопрос - кто я такой?[/STA]
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/jGO9V.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер (2014-01-25 22:26:42)

0

6

Белокурая травница и бедный художник медленно шли к продавцу сладостей, однако мужчина в чем-то явно сомневался, замедлял шаг. Ланфир развернулась лицом к юноше, когда он признался в отсутствии денег. Он явно этого смущался. Несмотря на протесты, девушка купила пирожки с медом и поделила их с художником. Когда они вернулись к лавочке, художник устроился на холодной поверхности, а Ланфир опустилась напротив прямо на землю. Сэр Кумши поведал свою истори, рассказывал долго, было видно, как ему не хватало компании. Он хватался за слова, за одну тему, за другую, чтобы успеть рассказать все и как можно подробнее. Он рассказывал о своих картинах, о своей семье, о том, что чувствовал, а главное - как чувствовал. Внутри него зарождалась когда-то погибшая сила, Ланфир это чувствовала. Рождение хорошо забытого старого всегда ощущалось ею в полной мере. Это напоминало завядший цветок, которому дали хороший глоток свежайшей воды. Он распускал листья, раскрывал бутон и благоухал снова, стараясь тянуться к жизни всеми своими клеточками.
Безусловно, Ланфир не была той, что будет раздавать подачки тут и там. И свою выгоду она не могла упустить даже здесь, когда перед ней сидел бедный художник.
- Человек искусства, просто находка! Я знаю, как ему можно помочь, - улыбнулась сама себе Ланфир, поправляя пушистые светлые волосы. Когда сэр Кумши закончил свой рассказ, девушка только собралась сделать свое выгодное для обеих сторон предложение. Однако внезапно художник добавил:
- Мне почему-то кажется, что Вам было бы комфортнее жить не в городе. Здесь, где мёртвые камни и столько людей...
Ланфир улыбнулась и потупила взгляд. Листочки венка одобрительно зашумели и снова затихли, пытаясь разглядеть знакомца. Девушка поправила венок, погладив нежную кожицу зеленых листьев.
- Вы правы, сэр Кумши. Мне кажется, я рождена самой природой. Я драхх. Растения слушаются меня. Но жить среди деревьев я бы не смогла. Вы себе не представляете, какими они порой шумными бывают! - засмеялась Ланфир. - Они как люди, тоже постоянно общаются, ссорятся, смеются, шутят, ругаются. Здесь их не так много и это не мешает. Однако стоит мне выйти за стены города, как диалоги трав, цветов, деревьев обрушиваются на мое несчастное сознание. Да и там особо не заработаешь.
Девушка подмигнула юноше и улыбнулась. Она нагнулась к лавке, близко к юноше, и вновь вытянулась, теперь держа в руке небольшой цветок.
- Вот он только что рассказывал своей жене, что это не он, а бессовестный ветер виноват в измене, - ухмылка посетила светлое лицо девушки. Она вновь нагнулась, касаясь пушистыми волосами лоохи художника, и вернула цветок на законное место, применив магию. Цветок отчаянно выругался и вернулся к спору с женой.
- Но теперь к делу. Может, Вы хотите посетить мою лавку? Я уверена, что там Вы найдете свое вдохновение. У меня множество цветов, - предложила Ланфир. Она помнила, что в лавке еще оставался флакончик духов из ароматных трав, заставляющих мозг показывать потрясающие картины. Сэр Кумши наверняка бы обрел свое вдохновение и нарисовал что-нибудь.

0

7

Драхх? Настоящий драхх? Вот это да. Их, чистокровных, в столице почитай что и не осталось. А она есть, и рассказывает удивительные вещи. Надо же, и у растений бывают такие проблемы. Серьёзно, что ли? Видимо, так и есть. А люди-то думают, что жениться и выходить замуж цветам незачем. Мол, как опылят, так и хорошо. А оно вон как сложно, выходит...
Вдруг захотелось помолчать рядом с этой девушкой. И не потому, что леди Ланфир являлась плохим собеседником, просто и так было хорошо. Просто хорошо – находиться с ней рядом. Никогда с ним до сих пор такого не происходило. И сэру Кумши претило применять к ней обычные банальности вроде "милая девушка" или "очаровательное юное создание", они слишком часто использовались и давно уже перестали в его глазах служить такими комплиментами, которые хочется сказать только какому-то одному живому существу во всём мире.
«Она – как краски, пролившиеся на холст случайно, но образовавшие уникальный узор… Чистый и яркий, без примесей, что почти невозможно в нашем деле... А кто сказал, что невозможного не существует, если поверить в себя? Где-то я точно это слышал. Или читал...»
-Только если Вы, леди Ланфир… - юноша запнулся, а потом улыбнулся, подобно хитрому мальчишке, замыслившему крупный, но весёлый и безопасный розыгрыш, или тому, кто впервые понял, для чего нужны друзья, или человеку, познавшему удовольствие от игры в прятки или пятнашки, - …разрешите мне нарисовать и Вас тоже. Но… У Вас в лавке ведь нет холста и кистей? Если Вы назовёте мне адрес Вашей лавки, я зайду за ними и явлюсь к Вам, - он выглядел воодушевлённым и явно намеревался сдержать обещание. Им завладело то самое ни с чем не сравнимое ощущение, когда хочется не говорить и не прикидывать, справишься или нет, а просто делать, и будь что будет. Этакое беспечное, бесшабашное равнодушие, когда знаешь, что на кону всё, но тебя это не пугает.

[NIC]Кумши Ифнис[/NIC]
[STA]Возник вопрос - кто я такой?[/STA]
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/jGO9V.jpg[/AVA]

0

8

Девушка не удержала собственную улыбку, когда усталое, изможденное лицо молодого человека засветилось от радости идей. Словно оно того и требовало.
- Мой портрет? - удивленно переспросила девушка. Никто никогда не предлагал ей написать ее портрет. Да и сама девушка такого никогда не просила. Однако идея казалась сумасшедшей, потрясающей, и Ланфир улыбнулась юноше, соглашаясь с его предложением.
Теперь этот вечер казался совершенно сумасшедшим, девушка не знала, что еще могло бы сегодня произойти. Как будто жизнь устроила ей самое настоящее карнавальное событие, нацепив маску на саму Ланфир. Незаметно для самой девушки, под ее ногами зазеленела молодая трава, словно пришла весна. Мягкие травинки нежно щекотали босые ступни. Ланфир удивленно посмотрела на землю.
- И что это со мной такое?.. - пронеслось в ее мыслях. Вопрос молодого человека вернул девушку на землю.
- Но… У Вас в лавке ведь нет холста и кистей? - уточнил сэр Кумши.
- Пожалуй, только этого в моей лавке и нет. Приходите на улицу Зеленых листьев. Мою лавку вы увидите сразу - идите туда, где очень много зеленых друзей! - усмехнулась девушка и, тряхнув гривой волос, встала с теплой земли. Под ногам появился кустик одуванчиков. Ярко-желтые пушистые бутоны весело покачивались в такт фестивальной музыке и хихикали, разглядывая Ланфир и нового знакомца. Девушка хотела шикнуть на них, однако редко себе позволяла открытые разговоры с растениями в присутствии мало знакомых людей.
- Приходите, когда Вам будет удобно, сэр Кумши. К сожалению, камру, которая Вас не отравит, я не сварю. Но сегодня же закажу кувшин и буду держать у себя! - хихикнула Ланфир и без прощания направилась к выходу с площади. Она знала, что юноша может прийти уже сегодня - к чему медлить?

0

9

Сэр Кумши, радостно распрощавшись ненадолго с восхитительной леди, буквально бешеным вихрем влетел в свою маленькую унылую каморку. Правда, чтобы найти целый чистый холст и не протекающие баночки с красками, пришлось как следует порыскать по всему, к счастью - невеликому помещению. Наконец он отыскал всё, что требовалось, и с громким ликующим воплем едва ли не кубарем выкатился обратно на улицу. Его сердце гулко бухало в груди, громче набата, громче даже шагов тяжёлых сапог палача по тюремному коридору.
***
Признаться, больше всего юноша боялся, что прекрасная госпожа Ланфир назвала ему неправильный адрес, с целью отвязаться от ухажёра такого докучливого, да ещё, вдобавок, и нищего... Но нет, она ведь такая красивая, с открытым и добрым лицом, она не могла так поступить с ним! Иначе вообще никому доверять в этом мире застывших сердец и зашоренных очей нельзя, каким бы милым и обаятельным ни казался человек... Ах, ему даже не нужна её любовь, чести создать изображение более чем достаточно! И подарить картину чудесной леди Ланфир, чтобы она знала, насколько великолепна и совершенна. А там, смотришь, и помянет его раз-другой добрым и ласковым словом... Ему не хватало хорошего отношения - с того самого дня, как матушка погибла от анавуайны. Самому Кумши сказочно повезло "выиграть" в королевской жеребьёвке, но с того момента он неоднократно задумывался - а действительно ли это хорошо, не лучше ли было тоже тихо и незаметно для всех "утечь" навсегда.
И вот, найдя место, более всего подходившее на описанное леди, бравый сэр Кумши судорожно вдохнул, набирая в лёгкие побольше воздуха, а в коленки - храбрости, постучал в дверь. Ровно пять раз.

[NIC]Кумши Ифнис[/NIC]
[STA]Возник вопрос - кто я такой?[/STA]
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/jGO9V.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер (2014-09-16 21:09:33)

0

10

Покинув площадь, на которой продолжались танцы, гремела музыка, звучал смех и разговоры, Ланфир медленно отправилась по дороге домой. Время от времени босые ноги, украшенные браслетами с бубенчиками, сами начинали танцевать под исчезающее эхо отдаляющихся музыкальных инструментов. Мысли девушки, спокойные и легкие, были все о странном юноше, который ворвался в ее жизнь со столь необычной просьбой, как нарисовать портрет.
Ланфир никогда не искала одобрения у других людей, не нуждалась в любви и романтике, хотя превозносила эти чувства как одни из самых великих. А потому она не видела никакого подтекста в действиях нового знакомца. Не могла она и судить его внешний вид. И пусть юноша был невзрачен, уставший и отчаявшийся, в его глазах горел огонь любви. Любви к своей работе, а именно такой огонь часто несет нас вперед, освещая своим сиянием путь в жизни.
Утопая в своих рассуждениях, девушка и не заметила, как добралась до своей лавки. Внутри было тихо, растения сладко спали, слегка покачивая бутончиками или листьями. Ланфир, не включая светильники, с едва слышным шорохом обошла своих питомцев. Умиротворение разливалось по ее телу, как приятный мягкий бальзам от кашля. Как же девушке нравилось наблюдать за своими растениями, они приносили ей радость своим видом, делились с ней энергией, если девушка начинала много колдовать.
Тишина длилась целую вечность, а может всего пару минут, когда была нарушена стуком в дверь. Ланфир вышла из транса, в который ее вводило наблюдение за растениями, поправила распушенные волосы и открыла дверь. Новый знакомый, вооружившись холстом, красками и прочими инструментами, недоступными для понимания Ланфир, уже ожидал ее у входа.
- Сэр Кумши! - улыбнулась девушка, словно увидела его впервые за день. Отступила назад, позволяя юноше войти вперед.
- Несмотря на праздник, мои растения предпочли глубокий сон, - шепнула девушка, стараясь не разбудить своих подопечных. - Они иногда ругаются, если их разбудишь. Пожалуй, даже хорошо, что Вы не слышите их речь. Мне было бы стыдно за некоторые новые экземпляры, они еще не приучены к светским манерам. Даже стебельком не махнут! Но не обижайтесь, пожалуйста, это не моя вина. Всему свое время.
Девушка улыбнулась, не представляя, как мало эта речь могла значить для любого горожанина Ехо.
- Надеюсь, Вам было не тяжело тащить все это, - заботливо поинтересовалась Ланфир, выставляя из-под стола несколько высоких табуретов и освобождая стол от пустых цветочных горшков. Едва закончив фразу, она отправила зов в ближайший трактир. Через несколько минут в дверях нарисовался уставший от праздничной беготни курьер, всучил кувшин с камрой и тарелочку с печеньем леди и исчез.

0

11

Первое, что ощутил юноша, переступив порог – это роскошнейшую гамму разнообразных запахов, вроде бы обязанных перебивать, буквально перекрикивать друг друга, пытаясь задавить конкурентов и делая пребывание в лавке невыносимым для человека. Однако… Они гармонировали, не противореча, а, скорее, дополняя каждый – всех остальных, до образования единой, цельной композиции. Она пленяла, звала  за собой куда-то в направлении недооформившейся, но сладкой и светлой мечты, дразняще упрыгивающей куда-то в направлении… Хм. Почему-то представлялись одновременно хвойный лес, маковое поле, миллион книжных полок, прохлада весеннего утра, прокалённый полуднем песок пустыни и воздух высоко над городом сразу после дождя.
- Ох… - выдохнул сэр Кумши, не находясь, что ещё сказать. Он-то считал, что, раз он проживает в столице Соединённого Королевства, соприкасаясь со всем разнообразием её чудес, как приятных, так и, мягко говоря, не очень, его уже ничем не удивить.
Половину речи девушки он, увлечённый обилием новых впечатлений, практически пропустил мимо ушей, зато на второй вновь встрепенулся:
- Здесь очень приятно находиться, леди… Одно это способно сполна окупить мой приход сюда. Вы не могли бы разместиться вот здесь, на этом табурете? Решено, я изображу Ваших друзей рядом с Вами и на заднем плане... Они этого заслуживают.
Расставив свои художественные принадлежности, парень осторожными штрихами принялся набрасывать эскиз Ланфир. Потом он прорисует глубже, добавит красок и тонов, но сперва нужно создать канву. Одно неверное движение – и всё пойдёт насмарку. Хотя, сейчас молодого художника вдохновенно вело по прямой, как луч, светлой тропке Предназначение. Именно процесс, а не результат, доставлял ему наибольшее удовольствие, почти счастье. И собственная кисть была для него ничем не хуже доподлинной волшебной палочки.

[NIC]Кумши Ифнис[/NIC]
[STA]Возник вопрос - кто я такой?[/STA]
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/jGO9V.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер (2014-10-01 22:21:38)

0


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (от 123 года) » Пели песни до утра, пого танцевали...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC