Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Орденов » Ради высокой цели можно и жизнь отдать… чужую, конечно


Ради высокой цели можно и жизнь отдать… чужую, конечно

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

1. Место действия:
Ехо
2. Год, дата и время:
За несколько сотен лет до начала Смутного Времени
3. Погода:
Ясно
4. Участники:
Нуфлин, Угурбадо и прочие мимокрокодилы
5. Краткое описание квеста:
Как бы выразился один писатель-фантаст, "молодёжь, проблемы роста, шило максимализма, вогнанное в юную задницу по самую рукоять…"
[AVA]http://i.piccy.info/i9/3bbd1e8b4fccde79dffbd85a6d526e31/1387665324/49275/656168/mick_jagger_200x300.jpg[/AVA]

+2

2

Синее жаккардовое лоохи сидело идеально. Сбоку по шву вилась зеленая гирлянда с непонятной смысловой нагрузкой. У кого Нуфлин ни спрашивал про эту гирлянду, все только руками разводили. Впрочем, какая разница. Пригладив темно-русые локоны, будущий Великий Магистр Ордена Семилистника удовлетворенно оглядел свое отражение. Он собирался нанести визит в Квартал Свиданий, потому что его поползновения в сторону орденских послушниц в последнее время заканчивались плачевно. Девицы, все, как одна, сходили с ума по сэру Реми Нории, одному из Семи Великих Основателей, представительному джентльмену с благородной сединой. Сэр Реми даже не мог сходить в трактир выпить камры, чтобы на него не накинулась толпа поклонниц, умоляющих дать им автограф. А поскольку один его автограф занимал, как минимум, полчаса, он заканчивал возиться с бумагой лишь тогда, когда вместо камры уважающие себя господа предпочитают вино. А надписи на заборе - "Убей меня нежно", "Сэра Реми в Великие Магистры" - доставляли утонченному вкусу Нуфлина чудовищные мучения.

Но, в конце концов, было и кое-что привлекательное в незнакомках из Квартала Свиданий - после одной ночи они исчезали из жизни навсегда. В отличие от них ушлые девицы, встреченные в любом другом месте, мало того, что настаивали на повторных встречах, так еще и многозначительно примеряли себе его фамилию, высчитывая оптимальное количество детей. Когда одна милая леди заявила, что хочет пышную свадьбу и, как минимум, дюжину отпрысков, Нуфлин вдруг закашлялся и ущипнул себя за нос, дабы иррашийское вино не вытекло столь неприличным образом. Девица, в свою очередь, с размаху заехала ему по спине, видимо, от досады, что ее матримониальная инициатива встречена с такой прохладцей.
Дойдя до дома с Ищущими мужчинами, Нуфлин запустил руку в вазу с номерными жетонами. Перед его мысленным взором уже маячила обворожительная длинноногая блондинка с осиной талией и большими… голубыми глазами.
Обнаружив в своей руке пустой жетон, Нуфлин поджал губы и стремительно закрыл его большим пальцем, словно надеясь, что судьба не заметит сего промаха. Повторно тянуть жетон, как известно, дурная примета, зато относительно видоизменения первого ничего не сказано.
Достав из вазы еще один жетон - для образца - Нуфлин отнял палец от первого и скопировал гравировку в виде числа 13 - Черная Магия, на минуточку, 118 ступени, забава для Старшего Магистра Ордена Семилистника. Бросив второй жетон обратно в вазу, он уже собирался продолжить свой доблестный путь навстречу прекрасному - по крайней мере, он очень надеялся, что не безобразному - как вдруг его глаза встретились с другими, хитрыми и опасными, совсем как у него самого.
- Сэр Угурбадо, - Нуфлин нарочито вежливо обратился к коллеге, поскольку считал, что такой тон подчеркивает дистанцию между ним и окружающими. - Какая неожиданность.
[AVA]http://i.piccy.info/i9/3bbd1e8b4fccde79dffbd85a6d526e31/1387665324/49275/656168/mick_jagger_200x300.jpg[/AVA]

Отредактировано Нуфлин Мони Мах (2014-09-21 03:04:20)

+2

3

«И чего он там копается», с досадой думал Угурбадо, сверля взглядом спину соратника по Ордену. Мони Маха он заметил еще на входе в Квартал Свиданий,  но большого счастья от встречи не испытал, поэтому затормозил на пороге дома, ожидая, пока Нуфлин благополучно вытянет номерок и удалится восвояси. Но магистр Семилистника, видимо, очень основательно подошел к процессу, чем затягивал получение удовольствия уже самому Угурбадо, так что он мстительно ухмыльнулся и мысленно пожелал коллеге вытянуть «пустышку». Помимо чисто бытовой пакости существовал и вполне практический интерес – опробовать одно малоизвестное заклинание из серии Белой Магии, абсолютно без применения Черной. Надо признаться, подобного рода эксперименты Угурбадо очень любил.

Полчаса назад он попросту удрал из Иафаха через потайную калитку, и побегу этому в немалой степени поспособствовали два  фактора, первый из которых – рутинный магический семинар для Старших с неизбежной заунывной речью одного из Основателей, посвященной технике безопасности при работе с древними заклятьями Хонхоны – еще можно было худо-бедно пережить; но второй фактор сокрушительно и бесповоротно развернул бренное тело Старшего Магистра по направлению к выходу. Дело в том, что у женщин Семилистника совсем недавно произошло пополнение штата, и некая новоиспеченная послушница уже не меньше часа мозолила ему глаза своими пышными формами, так что Угурбадо только и делал, что старательно отводил взгляд, пытался сосредоточиться на лекции, отправил одному из своих орденских недругов парочку страшных проклятий на Безмолвной речи – для нервной разрядки; тут же получил адекватный ответ и уже пребывал на грани тихого помешательства, когда ему в голову пришло простое и элегантное решение проблемы: посетить Квартал Свиданий. Поэтому он оторвал взгляд от юной ведьмочки – мечты энго, и улизнул во время краткого перерыва… чтобы на самом пороге дома любви столкнуться с вундеркиндом Мони, которому, по мнению Угурбадо, вся стать была сидеть в библиотеке и носу не высовывать в город, а вот поди ж ты!

- Какая неожиданность, - удивился вундеркинд, обернувшись, и Угурбадо слегка нахмурился: с таким лицом «пустышек» обычно не вытаскивают.
- О, да вы прогрессируете, сэр! – Угурбадо изобразил приветливый оскал, попутно размышляя о причинах неудачи. По всему выходило, что либо заклятье, ввиду истечения срока годности, потеряло былую силу, либо фокус с Белой магией не удался, либо Мони почуял неладное и принял меры – кто бы мог подумать. Так что в свою фразу Угурбадо вложил двоякий смысл, то есть если Мони действительно удачно нейтрализовал колдовство – Угурбадо давал понять, что это ему уже известно. Если же магистр тут не при чем – комплимент вполне мог относиться просто к факту его присутствия в таком не слишком подходящем для изучения фундаментальных наук месте.
Он запустил пальцы в вазочку, настороженно следя за коллегой: тот вполне мог соорудить ответную пакость, но одно дело колдовать, находясь за спиной мага, и совсем другое – у него перед самым носом. Угурбадо вытащил жетончик, украдкой взглянул на номер и удовлетворенно выдохнул: сочетание цифр было более чем благоприятное для последующего времяпрепровождения. Единица как символ мужественности и тройка как символ женственности. Настроение магистра поднялось сразу на десяток градусов, хотя в теперешнем его состоянии Угурбадо счел бы благоприятными не только остальные цифры, но даже и все буквы алфавита.
- Ну что же, коллега, желаю удачи и не смею задерживать, - процедил он, криво улыбаясь.

+1

4

Нуфлин отзеркалил улыбку собеседника, подавив желание ответить фразой вроде "И вам не деградировать".
В тот момент, когда Угурбадо потянулся за жетоном, он вдруг подумал, что, пожалуй, напрасно так легкомысленно выкинул оригинальный тринадцатый номер - надо было хотя бы закидать его другими. Потому что если коллеге тоже попадется чертова дюжина, то по сравнению с грядущим конфликтом сражение армии арварохских воинов с табуном разъяренных энго покажется потасовкой дошкольников из-за последнего куска пирога Чакката.

Нуфлин не успел заметить, что именно вытащил Угурбадо, но, тем не менее, решил перестраховаться. Следовало всего лишь отвлечь потенциального соперника, пока Нуфлин успеет отыскать нужную девицу и отбарабанить стандартный набор фраз про ее лучезарные глаза, чарующую улыбку и нежную кожу, в сравнении с которой даже лепесток цветка фаумхайны покажется наждаком. К тому же, оставаться неотмщенным в его окружении считалось моветоном - один раз спустишь кому-нибудь с рук пакость в свой адрес, потом каждый Младший магистр будет считать своим долгом наколдовать тебе ужей под подушку. А Угурбадо явно дал понять, что внезапная "удача" Нуфлина была делом его вредоносных рук.

Существуют такие идеи, которые кажутся гениальными, покуда ворочаются в голове, но вскоре после воплощения их в жизнь они постепенно теряют свое очарование и начинают казаться саммитом идиотизма. Сейчас в голову будущего Великого Магистра закралась одна из них. Внушение ложных воспоминаний - заклинание весьма примитивного уровня и годится разве что для желторотых послушников, которые еще вчера судорожно распихивали по карманам шпаргалки для выпускного экзамена по основам Очевидной магии в Высокой Школе. И то, лишь для тех из них, кто не удосужился прицепить на себя более-менее приличный защитный амулет. А колдуны со стажем давно уже сами себе защитные амулеты. Однако, в желторотых послушниках недостатка никогда не было, обнаглевшая бездарь с удовольствием щеголяла в форменных лоохи своих орденов, бравируя направо и налево и ввязываясь в драки с представителями враждебных конгрегаций. Вот и сейчас Нуфлин заприметил тощего веснушчатого парнишку в черно-голубом лоохи Ордена Ледяной Руки. Тот неспешно прогуливался, озираясь по сторонам, и на вид был практически беззащитен. Дело было за малым: помолиться древним магистрам, чтобы не оказалось, что он тут в компании старших товарищей, и как можно тише пробормотать слова нужного заклинания, "напомнив", что сэр Угурбадо совсем недавно зверски расправился со всей семьей этого конопатого несмышленыша, а последний спит и видит, как бы отомстить злодею.
Заклинание сработало как часы. Глаза рыжеволосого юноши на миг остекленели, после чего вперились в Угурбадо, в их зеленой глубине плескался океан гнева.
- И вам удачи, сэр, - хихикнул Нуфлин, после чего юркнул в дверной проем.
[AVA]http://i.piccy.info/i9/3bbd1e8b4fccde79dffbd85a6d526e31/1387665324/49275/656168/mick_jagger_200x300.jpg[/AVA]

Отредактировано Нуфлин Мони Мах (2014-09-21 03:10:37)

0

5

После вступления сэра Килли в Орден Ледяной Руки прошло уже больше дюжины дней. Обрубок, оставшийся ему на память о левой руке, болел лишь изредка, а сам Килли научился почти не думать об утрате. Это оказалось не так уж сложно - из всего, чему он успел научиться в Ордене, не думать о своей руке у него получалось лучше всего. Иногда он мог не думать о ней часами.
Зато теперь все изменится, и колесо судьбы повернется в другую сторону, и страдания закончатся - он станет могущественным колдуном.

Вдруг сэр Килли почувствовал внезапный приступ смертельной тоски - как же он мог забыть? Ведь он так рвется к силе ради одной цели - отомстить негодяю, который уничтожил его семью, не пощадив даже маленькую сестру, белокурого ангелочка с добрыми голубыми глазами. Сэр Килли отчетливо вспомнил тот роковой день, когда он приехал домой на время каникул в Высокой Школе и увидел их всех… Мать, отец, сестра и другие родственники раскрывали рты в беззвучном крике и корчились от боли, находясь под действием ужасного заклинания, растягивающего умирание до конца Мира. Это значило угасать снова и снова, так и не добираясь до спасительного забытия; раз за разом проходить все круги смерти, возвращаясь в конце последнего на самое начало.
Об этом было тяжело вспоминать, но и забывать нельзя, потому что он должен наказать убийцу, выпотрошить его внутренности самым ужасным и болезненным способом, затем сжечь на Зеленом Огне. А убийца… вот он, стоит прямо перед ним, уже, наверняка, забыв о своем мерзком деянии, ведь он совершает подобные преступления по дюжине раз на дню.
"Грешные Магистры, спасибо вам за то, что вы предаете врагов моих в руки мои!", мысленно возблагодарил сэр Килли, после чего выхватил из кармана небольшой кинжал и с воинственным криком "Негодяй! Теперь ты за все ответишь!" кинулся на Угурбадо.
[NIC]Килли Кюллике[/NIC]
[STA]Легко быть смелым, когда это не твои страхи.[/STA]
[AVA]http://i.piccy.info/i9/d313c938412b42e1b0ff766afb85dd1c/1388223110/55284/656168/Boy_cute_ginger_ginger_boy_ginger_guy_Favim_com_114992.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер (2013-12-28 20:05:39)

+1

6

Угурбадо проводил насмешливым взглядом соратника по Ордену и залихватски подкинул в руке жетон. Неудача с «пустышкой» для коллеги его только раззадорила, поэтому он несколько секунд прикидывал, не наколдовать ли Мони какую-нибудь пожилую каргу, которая в кои то веки решила тряхнуть стариной, сединой и прочими атрибутами спокойной старости, но корон на качественное перевоплощение в стройную красотку пожалела, и в самый решающий момент – либо превратится в скрюченное исчадие прямо у Нуфлина на глазах, либо, почуяв окончание заклятья, попросту удерет, оставив дружка в одиночестве… Но потом Угурбадо вдруг сообразил, что эти старые карги, в определенном смысле конечно, еще ой-ой кое в чем… и фору дадут стройным красоткам уже в силу своего многовекового опыта… поэтому очередную пакость оперативно отменил и уже было направился на поиски своей красотки, как вдруг – под ложечкой ощутимо заныло: приближалась опасность.

Ну как опасность. Так, маленькая досадная неприятность, которая могла случиться с любым в те веселые времена, когда чуть ли не любой тридцатилетний ребенок считал своим долгом показать столичным колдунам, как невыразимо крут, и со всем пылом неофита лез на рожон, откуда, разумеется, летел потом вверх тормашками. Так и вышло: Угурбадо поймал на себе яростный взгляд какого-то сопляка из Ордена Ледяной Руки - судя по отсутствию у того конечности на своем законном месте и цвету одеяния; и в качестве ответной акции устрашения взглянул на парня своим тяжелым фирменным взглядом, от которого послушники обычно улепетывали с мокрой скабой. Но однорукий юнец и бровью не повел, то есть не повел – фигурально выражаясь. На самом деле у него на лице застыла такая зловещая гримаса, что Угурбадо натурально ошалел от этакой наглости и на мгновение решил, что под личиной неуверенного паренька вполне может скрываться могущественный маг… потом в его мысли – тоже лишь на долю секунды - проникло подозрение в том, что предки Угурбадо втайне наделили своего потомка изрядной долей эльфийской крови, так как если не считать злобной судороги, мальчишка был вполне даже ничего… И в этом случае как жетон, так и все гендерные различия между обозначениями цифр на этом жетоне вполне можно было послать ко всем вурдалакам…
- Негодяй! Теперь ты за все ответишь! – пафосно прервал парень его фривольные размышления, и пришлось принимать срочные меры.
Впрочем, меры эти были приняты автоматически, еще задолго до того, как до Угурбадо наконец-то дошло, что дальнейшие спекуляции на отвлеченные темы очень даже чреваты. Губы его уже сами сложились для произнесения заклинания средней ступени Очевидной магии, тело сделало стремительный поворот, а правая рука приготовилась для хорошего хлыстового удара, который наверняка отделил бы от туловища наглеца и остальные его части, помимо уже отсутствующих, как вдруг… Угурбадо не закончил смертоубийственное действо и поперхнулся готовым вырваться заклятьем.
«Кинжал!!»
Нет, не зря у него мелькнула мысль про эльфов. Выдающимся экспертом в области боевых амулетов он, конечно, не являлся, но смертоносная побрякушка мальчишки явно была сделана задолго до его рождения, и формой очень напоминала кейифайские амулеты. Но чтобы убедиться в этом, нужно, во-первых, заполучить кинжал, а во-вторых, оставить парня в живых - для допроса как минимум. Поэтому Угурбадо быстренько соорудил «колючку» : многоугольный диск из черно-лилового пламени, и швырнул ее в область колен нападавшего – чтобы сбить того с ног, не более. «Колючка» была слишком маленькой для нанесения тяжких телесных повреждений.
Самое прискорбное заключалось в том, что о пышнотелых красотках Угурбадо сразу же напрочь забыл.

+1

7

Гнев Килли рос быстро, как столбик термометра, опущенного в горячую камру. Юноша видел, что противник собирается применить оборонительные меры, но он был настолько ослеплен гневом, что даже не допустил мысли о том, чтобы прервать нападение и самому уйти в защиту. Нет, супостата необходимо обезвредить, а сделать это можно только нападая!
Килли уже прицелился для удара кинжалом - в живот, чтобы причинить как можно больше боли, но не убить сразу. Потому что смерть для такого гнусного убийцы - слишком мягкое наказание, необходимо сначала заставить его раскаяться. О да, Килли заставит этого бессердечного палача вспомнить всех своих жертв, которые для того, наверняка, давно слились воедино! Когда смотришь на океан, разве считаешь, сколько капель его составляют?
А после этого неплохо бы сломать злодею челюсть.
Однако вендетте не суждено было свершиться. Сэр Килли внезапно почувствовал, как что-то, двигавшееся очень стремительно, пребольно ударило его по коленям. Проклиная врага, юноша повалился на землю. Желая несколько смягчить свое падение он выставил вперед руки, забыв, что в одной из них зажат нож. Лезвие вошло аккурат между ключицей и плечевым суставом. Килли, завывая, перевернулся на спину и попытался ухватиться за рукоять кинжала, чтобы попытаться его вытащить. Боль была такой сильной, что он почти физически ощущал, как сознание стремится уйти от нее. В глазах начало темнеть, голова - наливаться свинцом, а мысли разбежались, как стадо овец при слове "бифштекс". Уже готовясь провалиться в спасительное небытие, Килли из последних сил сосредоточился на том, чтобы послать зов кому-нибудь из Старших Магистров своего Ордена. К кому именно он обратился, Килли так и не осознал, но совершенно отчетливо понял, что его услышали…[NIC]Килли Кюллике[/NIC][STA]Легко быть смелым, когда это не твои страхи.[/STA][AVA]http://i.piccy.info/i9/d313c938412b42e1b0ff766afb85dd1c/1388223110/55284/656168/Boy_cute_ginger_ginger_boy_ginger_guy_Favim_com_114992.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер (2014-02-09 12:36:28)

0

8

"Один, два, три, четыре..."
Встретившись глазами с девицей, попавшейся ему тринадцатой, Нуфлин на секунду прикрыл глаза рукой, затем расплылся в сияющей улыбке, которую можно было поместить на обложку стоматологического альманаха. Леди была бесконечно очаровательна: белокурые локоны обрамляли по-детски милое личико, а светло-голубые глаза, напротив, смотрели ясно, по-взрослому. Она сидела в небольшом кресле, теребя в руках томик стихов.
- Вижу вас как наяву, незабвенная. Должен сказать, чудеса в моей жизни случаются чаще, чем я смел рассчитывать, и вы - яркое тому доказательство. Такую чудесную девушку я встречаю впервые!
Уловка сработала. Леди смущенно улыбнулась, на ее щеках появились прелестные ямочки.
- Благодарю вас, сэр, - она взмахнула пушистыми ресницами, кокетливо поигрывая рукавом лоохи.
Заметив эти невербальные проявления благосклонности, Нуфлин мысленно поздравил себя с очередной победой. Женщины, по его мнению, были созданиями, предельно поддающимися манипулированию - сообщи лишь, что полюбил ее без памяти прямо сейчас и, само собой разумеется, с первого взгляда, и почти любая согласится если не на все, то очень на многое. Именно поэтому вскоре после получения статуса Великого Магистра Нуфлин планировал изрядно сократить женскую составляющую Семилистника. Однако амбициозный юноша даже не догадывался, что много позже судьба - злой рок, будет он сам думать впоследствии - сведет его с юной Сотофой Ханемер, которая будет не просто вить из него шелковые веревки, а периодически проводить целый комплекс экзерсисов по скользящим узлам.
Для закрепления результата Нуфлин, восхищенно заглядывая в глаза новой знакомой, заметил, что у леди очень милая улыбка, и она просто обязана делиться ей с окружающими, после чего, памятуя, что в любой момент по душу девицы может заявиться Угурбадо, предложил прогуляться. Она проворно достала из кармана лоохи маленькое зеркальце, поправила волосы, оглядела себя со всех сторон и, закончив подражать Нарциссу, поднялась с кресла и вложила свою ладошку в руку спутника.
[AVA]http://i.piccy.info/i9/3bbd1e8b4fccde79dffbd85a6d526e31/1387665324/49275/656168/mick_jagger_200x300.jpg[/AVA]

0

9

Если до этой стремительной атаки у Угурбадо еще оставались сомнения относительно магических характеристик кинжала, то сейчас они рассеялись совершенно. Только сильные амулеты способны действовать столь коварно, чтобы причинить вред их незадачливым владельцам: что-то вроде необъезженного менкала, который хотя и чувствует узду, но всячески стремится сбросить узурпатора. Парень катался по мостовой, пронзительно вереща – как здорово подозревал Угурбадо, больше от страха, чем от боли – но лишь усугублял свое положение, так как кинжал, маслянисто поблескивая, только глубже проникал в плоть юного колдуна.

- Все, парень, попался! – возвестил Угурбадо, подходя ближе и раздумывая, как бы половчее завладеть и амулетом, и его хозяином. Без нужды трогать такую опасную штуку было неразумно, но ситуация уже явно выходила из под контроля, и парень вполне мог перерезать себе какую-нибудь очень важную и нужную часть тела… вроде артерии; так что Угурбадо быстро пробормотал заклинание Успокоения Беснующихся, надеясь на то, что рыжий хотя бы перестанет дрыгаться. Краем глаза он заметил на тротуаре стайку любопытных послушников Ордена Колючих Ягод: простые обыватели, разумеется, уже разбежались от места побоища, а эти сопляки, предвидя развлечение, жадно пялились на зрелище. Разбираться с ними у Угурбадо не было ни времени, ни желания, да и опасности они не представляли, поэтому он наклонился над затихшей добычей, соображая, унести ли его вместе с засевшей в плече побрякушкой в собственной горсти, уменьшив; или попытаться привести в чувство, торжественно объявить своим пленником и этапировать к себе в особняк – в подвал. Поразмыслив, он пришел к выводу, что безопаснее будет просто взвалить обездвиженного парня на плечо и уйти Темным путем; так что завязал полы своего лоохи узлом на боку – чтобы не мешались и не путались под ногами, и приготовился закогтить жертву, то есть поднять с мостовой как минимум.

Послушники, увидев его движение, тут же взвыли от восторга; двое из них начали исполнять неизвестный Угурбадо замысловатый магический танец, ритмично двигая нижней частью тела, остальные просто свистели и гоготали. Угурбадо яростно взглянул на непрошенных свидетелей, соображая, несет ли этот танец какой-то особый смысл и не обозначает ли сей ритуал нехилую ступень Очевидной магии; но забивать свои мысли этакой ерундой не стал и просто показал подросткам кулак – в качестве профилактики, не очень- то рассчитывая на немедленный эффект. Однако демонстрация возымела нужное действие: послушники почему-то очень быстро ретировались, как это обычно бывает, когда на сцену выходят полдюжины колдунов покруче.
- Оп-па, однорукий… - Угурбадо половчее перехватил рыжего и приготовился открыть Темный путь в нескольких шагах от себя.

0

10

Яркий свет заходящего солнца струился сквозь оконное стекло, сверкая на частицах пыли. Крестообразная тень от рамы протянулась по полу, но это обстоятельство нимало не тревожило тех, кто сидел на полу. В их руках были маленькие разноцветные солдатики. После изнурительного марша от двери до книжного шкафа полк Соединенного Королевства под предводительством Короля Мёнина разбил бивак арварошцев. Теперь планировалась атака на армию Магистров древности, притаившуюся за секретером. Это будет решающей битвой. Мозги сэра Иллара Секриеру, Старшего Магистра Ордена Ледяной Руки, отчаянно скрипели. В конце концов, он придумал отчаянный маневр, который включал в себя лазанье по креслам и столу, разумеется, под аккомпанемент диких воплей, дабы вселить страх в сердце врага.
Когда сэр Иллар был готов нанести сокрушительное поражение войску противника в лице девятилетней племянницы, его настиг зов одного из послушников Ордена. С сэром Килли он познакомился недавно, и сей рекрут, определенно, подавал большие надежды.
Но пока, увы, только надежды.
"Помогите. Это он всех убил…"
"Килли, где ты?" - мгновенно среагировал Иллар, но собеседник не ответил.
О ком могла идти речь, Иллар не имел ни малейшего понятия, но было ясно, что коллега попал в переплет.
- Извини, Айла, потом поиграем, - бросил он племяннице, поднимаясь с пола и стремительным шагом направляясь к выходу из дома. Девочка лишь вздохнула, ее личико на миг сделалось задумчивым, после чего приобрело выражение вида "Ну вот опять, как обычно…", подвида "Иллару надоело играть, но он не может прямо об этом сказать, поэтому выдумывает причину смыться", типа "Я его с самого первого раз раскусила". Впрочем, уже через секунду ребенок забыл о своей печали, и принялся методично брать в плен солдатиков ретировавшегося оппонента.

Выйдя на улицу, Иллар послал зов нескольким товарищам из Ордена, один из которых (вернее, одна - леди Ивика) давеча хвасталась, что освоила технику Преследования.
"Вот и продемонстрируй навык", сказал он. "Как раз нужно найти рыжего послушника. Ну который, помнишь, еще на церемонию посвящения с бабушкой пришел?"
По хихиканью коллеги Иллар понял, что уточнений больше не требуется. В конце концов, действительно, сложно забыть новобранца, рядом с которым топталась ни на секунду не умолкающая старушка, успевшая предложить всем присутствующим пирожки собственного приготовления и настойку из плодов дерева йокти, которую можно было бы назвать душистой, если принять за основу глагол "душить". А после того, как Килли вышел и помахал родственнице обрубком, оставшимся на месте руки, старушенция упала в обморок, разлив на пол свою эссенцию, запах которой до сих пор не выветрился.
Через полминуты леди Ивика ответила, что нащупала след Килли, идущий из резиденции Ордена и ведущий куда-то в сторону Площади Зрелищ и Увеселений. Прикинув, какие достопримечательности могли привлечь юного послушника в этой части города, сэр Иллар прищелкнул пальцами, осененный догадкой. Действительно, где же еще колдунам ввязываться в побоище, как не в Квартале Свиданий? Самое подходящее место, чтобы и подраться всласть, и избежать конфликта орденов, обставив все как случайную дуэль за сердце прекрасной дамы.
"Живо в Квартал Свиданий", скомандовал Иллар и ступил на Темный путь.

Оказавшись на месте, он первым делом увидел мага в лоохи Ордена Семилистника, вокруг которого образовалась зона отчужденности в несколько метров. А главное, вышеупомянутый маг как раз примерялся, как бы ему поудобнее переправить сэра Килли, куда - неизвестно, но вряд ли на кружку камры.
Рядом с Илларом появилось еще четыре человека, выглядевших так, словно на досуге играли в игру "Кто дольше продержит левую руку в пасти разъяренного тилацина?". Леди Ивика и трое Старших Магистров - а это были именно они - переглянулись с Илларом и, одновременно ступив на Темный путь, все пятеро оказались рядом с магом из Семилистника. Они обступили его в круг, при этом каждый положил правую руку на плечо стоящего справа, образовав таким образом замкнутую цепь - техника Преграждения Пути, как явного, так и Темного.
- Далеко ли ты собрался? - поинтересовалась леди Ивика, насмешливо оглядывая незнакомца сверху вниз.
[NIC]Иллар Секриеру[/NIC]
[STA]Кто не познал страх, не должен ввязываться в битву.[/STA]
[AVA]http://i.piccy.info/i9/148e2e210a4c688851df70aff4d178bd/1388999337/50111/656168/67605663_CHRISTIANBALE.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер (2014-01-06 17:52:48)

+1

11

Резная рукоять кинжала постепенно наливалась хищным гранатовым цветом, как брюхо москита в гугландских болотах, счастливо присосавшегося к какому-нибудь горемыке-крёггелу. Угурбадо несколько секунд мрачно наблюдал эту перемену, потом с досадой перевел взгляд на лицо парня, чьи веснушки поблекли, а лицо с каждой секундой становилось все более похожим на мраморное изваяние, будто треклятый кинжал и впрямь упивался кровью своего хозяина.
- Еще не хватало, чтобы он отправился к Темным магистрам прямо у меня на руках, - проворчал Угурбадо себе под нос, пытаясь поднять своего пленника без помощи магии. Потому что – магистры знают, как себя поведет эта кейифайская пиявка, так удачно маскировавшаяся под холодное оружие. Угурбадо содрогнулся при мысли, что измени ему удача или промедли он пару секунд – хищная тварь наверняка сейчас жрала бы его потроха, судя по тому, что удар парня направлялся ему прямо в живот. Брезгливо морщась, он ухватил парня за культю, но попробуй подними обмякшее тело, когда оно так и норовит выскользнуть из рук и распластаться на разноцветной мозаике мостовой… Впрочем, мозаика вовсю искрилась, рассыпалась звездной пылью под ногами мага, и это означало, что Темный путь уже расстилался перед Угурбадо во всей своей красе.
- Эй, парень! – Угурбадо встряхнул однорукого, так как тот, кажется, вообще не подавал признаки жизни. – Ты мне нужен живым, задери тебя вурдалаки!
Еще бы не живым! Угурбадо уже понял, какие бонусы несет эта старинная побрякушка, явно из арсенала мёнинских вещичек, о которой он когда-то прочитал в одной старинной книге в орденской библиотеке. Таких кинжальчиков должна быть пара, и где сейчас завалялся второй – предстояло выяснить у парня. По всему выходило, что явно не в Ордене Ледяной Руки этот юный маг заполучил такое грозное оружие, а скорее всего получил по наследству от какого-нибудь прадеда. И в этом случае…

Додумать эту мысль Угурбадо не успел: дело ощутимо запахло допотопным топливом, а на горизонте замаячила сначала одна фигура, с совершенно недвусмысленными физиологическими характеристиками в виде отсутствия конечности… И Угурбадо еще даже несколько секунд размышлял, каким магическим приемчиком отправить непрошенного преследователя в гости к Темным магистрам, пока… Пока рядом с первым, как по команде, не нарисовался не менее колоритный квартет… который немедленно организовал веселенький хоровод… и Угурбадо понял, что самое время уходить в глухую оборону.
- Далеко ли ты собрался? – однорукая ведьма явно решила предварить свою атаку вербальным контактом. Пальцы Угурбадо стремительно скользнули к горлу парня, ощутили слабое биение  его сердца, приготовились впитать жизненную силу, замерли на сонной артерии, как сторожевые псы – готовые броситься в атаку при первой же команде.
- А это не ваше дело, леди, - невежливо огрызнулся он, прикидывая, сколько времени сможет продержаться. Пятеро одноруких, да еще образовавших круг Замыкания – серьезный такой аргумент, и по всему выходило, что держаться Угурбадо сможет не больше четверти часа, а после – его разорвут в клочья, и это было печально, хоть рыдай.
Но Угурбадо рыдать не стал, а сосредоточился для Безмолвной речи, попутно готовясь отразить первую атаку. Звать на помощь коллег из Ордена в таких обстоятельствах – все равно что вопить посреди Красной пустыни Хмиро, только голос потеряешь: маги Семилистника всерьез считали, что любой мало мальски стоящий колдун вполне может постоять сам за себя, а если уж попал в передрягу, называли сие досадное недоразумение загадочным словом «судьба» и продолжали как ни в чем не бывало свои подвальные бдения, досадуя на неудачника. Но Угурбадо здорово подозревал, что упоминание о мощном амулете способно соблазнить по крайне мере одного магистра Семилистника – который, как ему было известно, находился очень и очень близко от места предполагаемой схватки.
«Сэр Нуфлин», сказал он. «Вы не поверите, но я сейчас держу такой амулет, который вы просто обязаны оценить по достоинству, пока он не ускользнул из моих рук. Кейифайская вещичка, времен Короля Мёнина, сэр… Но мне нужна ваша помощь»
Угурбадо, держа парня за горло одной рукой, провел ладонью другой руки слева направо, удваивая орденскую защиту и очень надеясь, что коллега достаточно любопытен, чтобы заинтересоваться предложением; а также достаточно проворен, чтобы к этому времени уже успеть счастливо завершить все свои личные дела в Квартале Свиданий. А еще Угурбадо надеялся, что в его Безмолвной речи ни одной ноткой не проскользнуло обещание неизбежных разборок между враждующими Орденами – в качестве острой приправы к лакомому магическому десерту.

+2

12

Нуфлин неторопливо прогуливался с девушкой по мозаичной мостовой. Ему понравилось слушать ее голос - приятный, неожиданно низкий и глухой, он не атаковал барабанные перепонки, словно пущенная в ухо шрапнель. К тому моменту, когда Нуфлина настиг зов Угурбадо, девица умудрилась вывести закономерную как смена дня и ночи светскую беседу к рассказу о своей кузине Семире, которая в детстве защемила нижнюю губу дверью. Нуфлину показалось, что смеяться над такой глупостью несерьезно, поэтому, дабы перекрыть хохот, он решил сымитировать кашель, из-за чего стал похож на туберкулезного больного. Здравый смысл подсказывал, что такой трюк вне человеческих способностей, но гадкий голосок любопытства уговаривал попробовать.
Услышав про древний кейифайский амулет, Нуфлин оказался перед тяжелым нравственным выбором: с одной стороны - грех не раздобыть себе могущественную безделушку седой древности; но с другой - перед глазами до сих пор стояли иллюстрации к прочитанной давеча книжке…
"Что, молодой человек, все мечтаем?" - раздался панибратский голос здравого смысла.
Нуфлин поморщился - в последнее время его собственный разум разговаривал с более чем знакомыми интонациями. Если бы этот абстрактный объект мог приобрести антропоморфные черты, то, наверняка, превратился бы в шестерых стариков, не упускающих возможности навязать свою не слишком актуальную житейскую мудрость.
Чувства Нуфлина, в свою очередь, возразили что красота девушки была ничем иным как воплощенным обещанием счастья. Пусть и всего на одну ночь.
"Учти, если хочешь подчинить себе все, подчини себя разуму", - упирал здравый смысл.
Как только Нуфлин распробовал слова "подчинить себе все", чувства были немедленно изгнаны под радостное улюлюканье разума.
- Извини, мне нужно уйти, - обратился он к спутнице, делая шаг назад - обратно к Кварталу Свиданий.
- Ты издеваешься? - опешила девица, мгновенно переходя на "ты".
Нуфлину показалось, что она готова сорвать со своей ноги сапог и швырнуть им в него, поэтому выдавил улыбку, не лишенную, как он смел надеяться, толики обаятельной печали.
- Я пришлю тебе зов.
- Ты даже не знаешь, как меня зовут!
- Узнаю - я же волшебник, - многозначительно ответил Нуфлин.
- Дырку над тобой в небе, какой же ты придурок!
Взмахнув полой лоохи, девица развернулась и зашагала в одной ей известном направлении.
Нуфлин проводил ее взглядом, затем тряхнул головой, убеждая себя на время забыть о ней - потом он обязательно ее отыщет. В Ордене нет-нет да найдется какой-нибудь Мастер Преследования, а будущий Великий Магистр обладал удивительной способностью убеждать людей, причем с наименьшими для себя материальными затратами.
С этой мыслью Нуфлин припустил в сторону входа в Квартал Свиданий, туда, где он самолично обеспечил коллеге компанию на сегодняшний вечер в лице сопляка из Ордена Ледяной Руки. Либо сопляк оказался не таким сопляком, каким казался, либо на место событий подоспели его товарищи.
"Сэр Угурбадо, буду через пару дюжин секунд, и не вздумайте упустить ваш трофей!"
[AVA]http://i.piccy.info/i9/3bbd1e8b4fccde79dffbd85a6d526e31/1387665324/49275/656168/mick_jagger_200x300.jpg[/AVA]

+2

13

Видя, что противник пресек на корню попытку заменить магическую разборку вербальной, тем самым избежав насилия, сэр Иллар решил начать действовать незамедлительно. Сейчас каждая секунда была на счету - Орден Семилистника был сравнительно молодым, а потому адепты других орденов не успели составить версий относительно его потенциала. Тот факт, что у Семилистника было целых семь основателей вместо обычных двух, один из которых, как правило, убивал другого и становился Великим Магистром, окончательно сбивал с толку: то ли там все так плохо, что не обойтись без толпы могущественных колдунов во главе, то ли наоборот - настолько густо намазано медом, что никто не мог заставить себе оторваться от этой бочки. В любом случае, атаки ждать было рискованно.

Сэр Иллар молниеносным движением убрал правую руку с плеча леди Ивики, сунул ее себе под мышку и с силой прижал левой культей. После того, как он, преодолевая прижимающую силу, вынул руку и сделал ей выпад вперед, из трех его пальцев вышло по длинному тонкому шипу нежно-голубого цвета. Два из них вошли неприятелю в руку, которой он держал тело Килли, третья - которой Иллар целился в лицо - прошла мимо. Сэр Иллар чуть заметно поморщился - все-таки ощущения разодранной кожи на пальцах не из приятных, но к чему-к чему, а к боли адепты Ордена Ледяной Руки привыкали с самого вступления.
Теперь у остальных появилась возможность разорвать круг и тоже атаковать, не опасаясь побега неприятеля.
Леди Ивика, питавшая слабость дешевым эффектам, соединила руки в знакомом Иллару до боли жесте (причем до боли вполне конкретной). Она закрыла глаза и между ее ладоней появилась длинная полоса света, которая через несколько мгновений материализовалась в опасно сверкнувший меч. Легко подхватив его одной рукой, она наставила лезвие на шею противника.
- А теперь отпусти нашего друга.
Трое других настороженно замерли, ожидая реакции неприятеля.

Прим.: автор выражает благодарность доценту кафедры биохимии ГБОУ ВПО ПГМА им.академика Е.А. Вагнера за консультацию насчет подмышек. Оказывается, "мышка" - это не только пушистый зубастик, ответственный за чуму в Средневековье, но и мышца под плечевым сгибом.))[NIC]Иллар Секриеру[/NIC][STA]Кто не познал страх, не должен ввязываться в битву.[/STA][AVA]http://i.piccy.info/i9/148e2e210a4c688851df70aff4d178bd/1388999337/50111/656168/67605663_CHRISTIANBALE.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер (2014-02-09 12:35:36)

+1

14

Угурбадо зашипел от боли, когда два острия пронзили его руку. Еще одна ледяная игла – наверняка здорово испортила бы ему фасад, но заклинание Изменения Траектории сработало в нужном направлении: физиономия магистра осталась цела и невредима.
Рыжий парень катастрофически мешал перейти в контратаку, так как болтался сейчас безвольной тряпкой, но отпустить свой трофей Угурбадо уже не мог: по двум причинам. Первой причиной являлась банальная жадность – он отлично понимал, что только разожми пальцы, и коллегу оперативно спрячет в горсти кто-нибудь из его старших товарищей. И плакал тогда амулет со всеми полагающимися к нему магическими коврижками. Вторая причина была гораздо серьезнее. Послушник в данный момент представлял собой отличный резерв энергии, а также залог того, что его попросту не испепелят эти однорукие варвары : что-что, а сепарация целей в таких обстоятельствах – фокус за гранью возможного. Поэтому Угурбадо слегка прижал горло пацана, делясь с безжизненным телом собственной болью: раз уж адепты организовали круг, они явно применили заклинание Соединения, мощная штука, что и говорить, но с одним неприятным нюансом – друг друга они должны были чувствовать как самого себя. Впрочем, об ощущениях своих противников магистр мог только догадываться, на отвлеченные размышления попросту не было времени.

Хуже всего, что ледяные шипы немедленно заморозили руку Угурбадо, да так, что его многострадальной конечности вполне можно было присвоить гордое звание кандидата на ледяное хранилище старого Тротти, что было, конечно, более чем почетно… но слегка преждевременно.
- Менкал драный, - выругался Угурбадо,  когда меч хищно царапнул его шею; причем выругался одновременно в двух вариантах: обычным вербальным способом и на Безмолвной речи – это уже от нестерпимой боли в основательно закоченевшей руке. И тут же получил сразу два ответа:
"… не вздумайте упустить ваш трофей!"
- отпусти нашего друга.
Когнитивный диссонанс вещь архи неприятная, особенно если гарниром к ней идет холодное – в самом прямом смысле – оружие противника. Так что Угурбадо немедленно впал в дикую ярость и перешел к наступательным действиям.
Плавным, но удивительно быстрым движением он выбросил перед собой левую руку, согнутую в локтевом суставе под углом в тридцать градусов. Именно тридцать, не больше и не меньше, он сам полторы дюжины лет осваивал этот приемчик: результат того стоил. Дальше последовал стремительный хлыстовой удар кистью справа налево – молниеносный, причем в самом прямом смысле. Ослепительно белая молния выбила меч из руки ведьмы, с ядовитым шипением срезала основание фонарного столба и рассыпалась острыми как кинжал искрами над головами соперников.
Все действо заняло не более секунды.
Угурбадо краем рта прошептал оборонительное заклинание и развернулся к ведьме – насколько позволяли ледяные шипы, счастливо соединившие воедино послушника, магистра из враждебного лагеря и его самого, эдаким тройственным убийственным союзом.
«Магистр Нуфлин», - ядовито прошелестел он на Безмолвной речи, готовясь к отражению очередной атаки. «Что вы там копаетесь!!»
Кто бы спорил – пятеро одноруких шансов на победу не оставляли.

Отредактировано Угурбадо (2014-01-31 22:23:37)

+1

15

Одна из вещей, которые Нуфлин терпеть не мог - когда его подгоняют. Хуже было только когда начинали говорить под руку, но даже самые вежливые упреки в медлительности вымораживали будь здоров. Поэтому он мысленно сделал себе пометку - когда все закончится, не только засунуть Угурбадо в рот дюжину брусков мыла, но и заставить его их проглотить. А пока он лишь пробормотал "Поговори мне еще!" и принялся продираться через толпу зевак, "оцепивших" место сражения. По пути будущему Великому Магистру несколько раз наступили на ногу и пребольно ударили локтем в ребро, поэтому к моменту, когда ему удалось, наконец, увидеть драчунов, он был злой как людоед Энго после променада по Болоту Гнева.
Нуфлин окинул взглядом открывшееся зрелище, оценивая расстановку сил. Ему захотелось воздеть руки к небесам и разразиться гневной тирадой с большим количеством эпитетов, о существовании которых джентльмен не должен бы и знать. Пятеро адептов Ордена Ледяной Руки, не считая бесчувственного тела заколдованного Нуфлином рыжеволосого парнишки, висящего на плече Угурбадо, словно причудливая горжетка - грешные магистры, о таких вещах надо предупреждать заранее! Тут нужно уложить всех пятерых одним ударом.

Решение пришло внезапно. Изящное, однако, отнюдь не простое. Назвать его простым было все равно что приравнять Бич Магов к заурядной простуде. Но будущий Великий Магистр придерживался мнения, что любое простое решение сложной проблемы заведомо неправильное.
Нуфлин прикинул масштаб предстоящей ворожбы. Любителям уличных зрелищ тоже предстояло попасть под ее действие, по крайней мере, передним рядам.
Он сосредоточился на заклинании: 212 ступень - это не мальчику-послушнику внушить посторонние мысли и даже не подделать номерок на жетоне. Тут все серьезно.
Нуфлин прикрыл глаза, представляя себе… время. Для заклинания локальной остановки времени магу необходимо визуализировать эту стихию, а после - подчинить. Главное было не ошибиться с выбором образа: для одних это была вода, для других - земля, для третьих - огонь, а для кого-то - воздух. В случае ошибки заклинание либо не работало, либо работало, но не с максимальным КПД.
Перед его мысленным взором заплясали языки пламени, от которых Нуфлин даже в воображении старался держаться на расстоянии, но весь мыслеобраз обрушился словно карточный домик в ураган, когда Нуфлина отвлек звук бьющегося стекла. Поджав губы, он смерил недовольным взглядом виновников шума и вполголоса выругался.
Впрочем, во второй раз визуализация получилась даже лучше, и, как только подготовка была закончена, Нуфлин прошествовал вдоль переднего ряда людей, вышагивая определенный ритм и произнося слова заклинания довольно громко, но так чтобы голос не перекрывал гомон толпы - преждевременный переполох ни к чему. Да и своевременный тоже. Постепенно Нуфлин ускорялся, начиная говорить громче, в то время как заклинание набирало силу.
[AVA]http://i.piccy.info/i9/3bbd1e8b4fccde79dffbd85a6d526e31/1387665324/49275/656168/mick_jagger_200x300.jpg[/AVA]

0

16

Разорвав круг, маги Ордена Ледяной Руки впились взглядом в противника, стараясь не упустить момент, если он вдруг снова попробует ступить на Темный путь. Сейчас единственным, что удерживало его от побега, были шипы Иллара и меч Ивики. Оба сдерживающих фактора был едва ли не символическими: в конце концов, магический лед - не сталь, хотя в разы крепче природного.
Что такого было в сэре Килли, что колдун из Семилистника вцепился в него мертвой хваткой и наотрез отказывался расстаться, для Иллара было загадкой. Не сказать что их Орден понесет большие потери, если лишится вышеупомянутого юного адепта, но отвоевать коллегу стало уже делом чести. Поэтому Иллар собрался выпустить еще три шипа, на этот раз целясь в ноги противника. Есть на них особое место, при попадании в которое раненый некоторое время сможет передвигаться разве что на четвереньках.
Но вдруг противник выпустил белую молнию, которая, шипя, прошлась по руке Ивики, из-за чего та дернулась, словно получив разряд электричества, и выпустила меч. После этого молния рассыпалась на острые, как бритва, искры, которые полетели прямо на Иллара и его товарищей, стремительно ускоряясь во время падения. Иллар инстинктивно закрыл глаза и пригнул голову в надежде что шрапнель из искр не отрежет ему уши.
Через мгновение взвизгнула Ивика. Посмотрев на нее, Иллар ужаснулся - вот на кого пришлась основная атакующая сила - подруга выглядела как после приема у взбесившегося цирюльника: глаз начал заплывать кровью, все лицо и рука были в порезах.
- Сволочь, - прошипел Иллар.
Маргарах успел соорудить себе щит из своего лоохи, а вот Зохти и Бениамих выглядели почти как Ивика. Бениамих, питавший к леди самые нежные чувства, увидев алеющие на ее лице порезы, мгновенно рассвирепел и бросился на противника, сооружая в руке небольшой шар, который все увеличивался в диаметре. Шар выглядел как обычная сфера из сухого льда, активно испускающая пар. Любое прикосновение к ней сулило несколько часов поистине ледяного спокойствия. Разумеется, спокойствие было обусловлено отсутствием физической возможности на какие бы то ни было волнения. Иллар оскалился и, превозмогая боль в пальцах, постарался при помощи шипов толкнуть противника прямо на Бениамиха.
[NIC]Иллар Секриеру[/NIC]
[STA]Кто не познал страх, не должен ввязываться в битву.[/STA]
[AVA]http://i.piccy.info/i9/148e2e210a4c688851df70aff4d178bd/1388999337/50111/656168/67605663_CHRISTIANBALE.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер (2014-02-09 12:35:52)

0

17

Не был бы Угурбадо так занят – обязательно закатал бы в мостовую как минимум дюжину зевак, которые оккупировали ближайшие к побоищу стратегические пункты в виде тротуаров и высоких бордюров;  причем самые наглые умудрились усесться за столиками в трактире неподалеку и даже нахально устроить тотализатор. Этих любителей азартных игр Угурбадо замуровал бы таким изощренным способом, чтобы глаза наглецов взирали на случайных прохожих из глубин столичных мостовых наподобие цветной мозаики, напоминая о бренности бытия и соблюдении техники безопасности при просмотре подобных «матчей».
Самое обидное, что никто – ну ни один менкал рогатый! – не поставил на победу Угурбадо даже медной горсти. По отрывистым и возбужденным выкрикам он понял, что ставки делались исключительно на способ расправы с ним, где с явным отрывом лидировал примитивный: расчленение на тысячу дюжин мелких кусочков. Что-то похожее на дурное предчувствие ледяным холодом окутало его тело, заставив содрогнуться… Вместе с непрошенной дрожью вдруг задергался и рыжий парень: видимо, учуял коллег, дотянулся всеми своими тающими силами до родного орденского источника; еще секунда – и он жадно припадет к этому средоточию магической мощи. И тогда их будет шестеро против одного: на вкус Угурбадо, явный перебор.

- Сволочь, – отвесил ему комплимент однорукий. И выпустил еще три острых жала, целясь куда-то явно ниже пояса.
- От сволочи… слышу!!  - Угурбадо взвыл от боли, когда один шип таки задел ляжку, но смог собраться и ответить адекватно – а именно, парочкой заковыристых заклинаний (боевых,  поэтому очень коротких) свалить уродливую статую Халлы Махуна Мохнатого с постамента на головы окровавленных колдунов. Причем, дополнительным бонусом в виде компенсации морального ущерба, неожиданным а потому очень даже приятным – отлетевший при падении статуи меч, устрашающих размеров и очень двусмысленной формы, которую явно оценили бы те прыщавые подростки, которые еще четверть часа назад самозабвенно науськивали Угурбадо на рыжего паренька… Так вот, отскочившее орудие смяло весь импровизированный тотализатор, заставив игроков верещать и прыгать подобно диким горным кеттарийским козлам.
Однако оценить масштаб своей незапланированный вендетты Угурбадо не имел возможности: залитые кровью магистры явно перешли к серьезным действиям, а помощь не спешила появляться. Впрочем, в этом ледяном спектакле неожиданно запахло паленым… будто кто-то закурил трубку, расположившись на отдых в удобном кресле за кружкой камры. Угурбадо покрутил головой, отгоняя непрошеный образ, и сосредоточился на врагах.

Враги, с окровавленными физиономиями и своими чудовищными культями, выглядели вполне себе инвалидами, но Угурбадо здорово подозревал, что весь этот антураж годится лишь для зевак, а сил у магистров еще предостаточно, причем явно их хватит даже не на одного Угурбадо, а на двоих или троих адептов Семилистника: несмотря на отсутствие конечностей, они толкались довольно активно, а главный – тот самый маг, который пригвоздил Угурбадо и не давал ему возможности уйти на Темную сторону – так вообще получал удовольствие от схватки. По крайней мере, на его лице было написано такое сладострастное наслаждение, какое не снилось и заправскому столичному гурману, отведавшему порцию какого-нибудь экзотического паштета…
Угурбадо проглотил слюну: силы таяли, а есть хотелось зверски. Но не жрать же несчастного паренька прямо на глазах у его покровителей!
- Не пихайся, ампутант! – проревел он, пытаясь увернуться и от шара, и от однорукого. Рыжий парень теперь очень ему мешал, а кинжал, рукоять которого торчала из плеча мальчишки… о, кинжал манил, переливался, дразнил, соблазнительно блестел прямо у глаз Угурбадо.
И он решился.

Стремительным движением он выдернул кинжал – послушник тут же обмяк и свалился ему под ноги, как-то странно захлюпав; рукоять легла в ладонь, будто была создана для нее, острие со свистом рассекло воздух, с мелодичным звоном рассыпало ледяные иглы, с хищным шипением воткнулось в шар. Угурбадо расхохотался… и тут же удивился своему смеху: у себя в ордене он слыл серьезным малым и очень редко сотрясал воздух такими ненужными и бесполезными звуками.
- Грешные… магистры!! – ошарашенно сказал он, с ужасом ощущая в себе нечто чужое, дикое, улюлюкающее, рвущееся наружу, и вместе с тем потрясающе уверенное в собственной силе.
- Эльфы, бабахни их в печенки!! – взвыл Угурбадо, пытаясь отбросить кинжал, который, казалось, так и приклеился к его конечности. – Вот влип, зараза!
Только могущественный маг способен отправиться в Квартал Свиданий для релаксации, а в итоге заработать себе подобное развлечение. «Маг – или идиот», тут же подумал Угурбадо в ответ своим же мыслям.

+3

18

Нуфлин прогромыхал последние слова заклинания, после чего предметы в радиусе полудюжины метров чуть заметно засияли голубоватым светом. Нуфлин почувствовал приятное покалывание во всем теле - сила Сердца Мира заструилась по его венам, от нее защекотало в желудке и на секунду свело судорогой легкие.
Из-за толпы наблюдателей он с трудом выполнил необходимый для заклинания маневр. Он пожелал каждому из них палки в анальном отверстии за то, что мешают колдовать ему, великому магу, которому совсем недолго осталось стоять за креслами Семи Великих Основателей Ордена Семилистника, пусть те и обращаются к нему за консультациями. Наверняка, будь здесь кто-нибудь из этих стариков, столичный люд не только бы расступился, а торопливо раскатал кеттарийский ковер и снарядил кого-нибудь поотважнее вынести Осского аша. Тем не менее, Нуфлин отчасти понимал собравшихся зевак - нет ничего приятнее, чем наблюдать, как на твоих глазах кого-то избивают. Сразу испытываешь облегчение, что не тебя.
Тем временем пространство пропитывалось излучением опасного заклинания, которое затейливым шлейфом потянулось за пальцами Нуфлина. Для проверки он махнул рукой, словно стряхивая капли воды, на близ стоящего "болельщика". Тот, еще мгновение назад что-то кричавший так, что на шее вздулись вены, а по лицу струился пот, замер, не меняя позы. Влепив околдованному увесистую пощечину - дабы убедиться в надежности заклинания, а то бывали случаи, когда люди приходили в движение от одного невинного удара в пах - Нуфлин удовлетворенно кивнул, словно художник, только что чиркнувший свою роспись на портрете короля. Покусывая губу, он сосредоточенно нахмурился, словно боксер, который собирается ударить противника ниже пояса, да еще и перчатку свинцом утяжелил, затем проворно выскочил в эпицентр событий, намереваясь "укутать" заклятием драчунов из Ордена Ледяной Руки, при этом постараться не задеть Угурбадо. Ибо тот сжимал в руке прелюбопытную вещицу, а если он застынет, то забрать ее получится разве что вместе с рукой. Не то, чтобы Нуфлина особо беспокоила целостность союзника, но Ордену лишние руки всегда пригодятся, особенно такие, как у Угурбадо.
Потрясая своей пятерней, словно разгоняя в стороны молекулы воздуха, Нуфлин накинул шлейф заклятия сразу на трех адептов вражеского ордена - как все же удобно нападать сзади, прямо камрой его не пои - дай атаковать кого-нибудь со спины. Затем настала очередь двух других - юноши с поломанными шипами из пальцев и леди, чье лицо было исполосовано порезами. Нуфлин все-таки немного промахнулся, и один из изгибов "шлейфа" стал медленно приближаться к Угурбадо.
- Ставь щит! Или отходи! - скомандовал Нуфлин, более не миндальничая и переходя на "ты".[AVA]http://i.piccy.info/i9/3bbd1e8b4fccde79dffbd85a6d526e31/1387665324/49275/656168/mick_jagger_200x300.jpg[/AVA]

0

19

Пока оставалось неизвестным, почему кинжал все это время мирно спал у паренька в кармане, а тут пробудился так неожиданно: то ли концентрация могущественных колдунов на квадратный ярд превысила максимально возможную, то ли древнему амулету было предначертано проснуться в таких трагических обстоятельствах – но Угурбадо уже еле удерживал опасную вещичку в своей руке. Какое там необъезженный менкал! Легче было сдержать стаю проворных хоттских белок одним мизинцем, чем справиться с кейифайской тварью – кинжал вовсю  вырывался из его цепкой хватки, да при этом еще и норовил уткнуться Угурбадо своим острием прямо в глаз: видимо, пообедав послушником, ледяными шипами и шаром, тот все еще оставался голодным – ни дать ни взять столичная модница, которой приспичило посидеть на диете и которая, несмотря на все ухищрения и познания повара в низкокалорийном меню, выходит из трактира только раззадоренной скудной трапезой.

Поэтому Угурбадо размахивал кинжалом совсем не потому, что собирался навести ужас на противников – хотя демонстрация возможностей кинжала была впечатляющей, но однорукие явно и не такие фокусы видели – а исключительно потому, что налившийся кровью несчастного паренька кинжал только что не выскальзывал из его руки. Впрочем, пока он ухитрялся отбиваться от рассвирепевших магистров,  но отчетливо понимал: надолго его не хватит. Да еще и главный однорукий, который держался немного в стороне, удерживая своими шипами Угурбадо, сейчас, потеряв контроль над пленником, явно не собирался сдаваться и надеялся применить очередной заковыристый фокус – судя по его сосредоточенному виду и шевелящимся губам, произносившим заклинание. И в этот трагический для себя момент Угурбадо увидел Нуфлина!
Грешные магистры! Этот сопляк шествовал вдоль улицы с таким видом, которому позавидовал бы не только Король, а, пожалуй, все могущественные Великие Магистры древности.  И сама улица, и мостовая, и окна домов – сияли так, что глазам было больно, а что уж говорить о простых обывателях, которые застывали вокруг Нуфлина причудливыми статуями, не в силах противиться чудовищной силы заклятью, голубоватым шлейфом струившимся за магистром Семилистника.
- Вурдалака мне в задницу, до чего же вовремя! – прорычал Угурбадо, уворачиваясь от очередного ледяного шипа, который вполне бы мог сыграть роль вурдалака в этом эмоциональном пожелании, если бы Угурбадо оказался менее проворным. Кинжал с шипением рассек ледяную иглу, и еще одну, и еще… Уже через каких-то несколько секунд на мостовой разлились такие лужи, будто над Ехо разразился ливень, причем с градом – судя по ледяным обломкам, таявшим сейчас на брусчатке. Стало скользко, мокро и противно, но подмога была близка, и только сейчас Угурбадо понял, какую запредельную ступень применил этот вундеркинд – двести двенадцатую!
Причем, судя по довольной роже соратника, это ему не стоило даже капли пота!  «Правду болтали в подвалах – Тень у него сильна», с завистью подумал Угурбадо, но едва не поскользнулся в луже, поэтому отвлеченные размышления оставил на потом. В это время на поле битвы произошли существенные изменения: однорукий так и застыл на половине заклятья, трое других также стали неподвижными, и лишь ведьма, яростно сквернословя, пыталась отползти за пределы действия колдовства. Зато и порция «успокоительного», которая предназначалась по ее ледяную душу, стремительно двигалась к Угурбадо.

- Ставь щит! Или отходи! –  Нуфлин счел нужным проинформировать соратника о способах борьбы с непредвиденным побочным действием своего колдовства, на что Угурбадо мысленно буркнул: «Учи ученого», но сотрясать воздух оживленной полемикой не решился: все же последствия встречи со шлейфом безвременья могли стать совершенно печальными. К счастью, Угурбадо знал, как «сесть на хвост» родному орденскому колдовству, то есть получить бонусы и избежать членовредительства. Он тихо пробормотал заклинание Присоединения, и время замедлилось. Причем замедлилось так, что стремительно приближавшийся язык парализующего пламени вдруг пополз со скоростью улитки, а однорукая ведьма и вовсе застыла, лишь крупно и редко моргая глазищами – примерно один раз в минуту или даже реже. Угурбадо шагнул в сторону – ему самому казалось, что этот шаг был плавным и ленивым, как у томной танцовщицы в королевском театре, но посторонний зритель не уловил бы даже и намека на движение. Только осознал бы, что Угурбадо сначала стоял на одном месте, а потом каким-то волшебным способом оказался на другом – за пределами траектории шлейфа.

Угурбадо с облегчением выдохнул и стряхнул оцепенение. Краем глаза он увидел, как шлейф настиг очередного беднягу – беспечный обыватель, изрядно подшофе, только вышел из трактирчика напротив и, не утруждая себя поисками общего туалета, как раз примеривался, чтобы справить малую нужду прямо под деревом вахари, и тут колдовство его настигло, превратив в наглядное пособие по анатомии.
Угурбадо расхохотался и обратил свой взор на Нуфлина. Еще несколькими минутами назад он дал себе клятву искренне поблагодарить коллегу за помощь примерно такими словами «Да хранят тебя магистры, могущественный юноша…» Или что-то в этом роде. Но когда Угурбадо встретился глазами с Нуфлином – торжествующим и уверенным в своей силе, то смог выдавить лишь фразу:
- Осторожнее надо быть с заклинаниями, коллега.
При этих словах кинжал все-таки вырвался у него из руки и закувыркался по мостовой.

0

20

Нуфлин с азартом наблюдал за "лоскутом" своего заклинания и действиями Угурбадо, гадая, кто окажется проворнее. Внутренний тотализатор склонялся к варианту, что все-таки Угурбадо, поскольку Нуфлин был осведомлен о способностях адептов Ордена Семилистника, причем не по наслышке, если не из первых рук, то, по крайней мере, с минимальным количеством посредников. Господа Великие Основатели, сами не понимая почему, предоставляли любимому ученику все сведения об адептах, стоило тому лишь попросить. Юноша лишь улыбался в ответ, глядя на них торжественно и в то же время сочувственно, как будто уже читал их некрологи - старики даже не подозревали, в какую клоаку затянуло их тщеславие. Они не догадывались, что почти еженощно их любимый ученик оплетает их тела плотным коконом древней, как самые старые звезды, магии и жадно впитывает их могущество, по чуть-чуть, не спеша - ведь если разозлить марионетку, она так потянет за ниточки, что сломает кукловоду пальцы. План был гениальный, как скромно оценивал Нуфлин свой замысел, насколько план вообще может быть гениальным при условии, что молодому человеку приходилось коротать ночи с пожилыми джентльменами, которые лежали в постели полуодетыми и глухо стонали.
Что касалось Угурбадо, то, как маг, он порой приводил будущего Великого Магистра в восторг - могущество, приправленное весьма нестандартным мышлением. Нуфлину нравились такие… с богатой внутренней жизнью, которые никогда по-простому не поступят - все только с вывертом. Которые не прячут по шкафам своих скелетов, а сажают их за стол и угощают камрой. Так что он не удивился, когда Угурбадо изловчился замедлить замедляющее заклинание. Наверняка, от такого авангарда даже сэр Маба Калох в изумлении почесал бы лысину. Рискованный шаг, надо сказать - никогда не знаешь, станет ли с тобой сотрудничать чужое колдовство, все-таки магия - существо настолько капризное и своенравное, что все придворные дамы по сравнению с ней покажутся кроткими овечками. Тем не менее, коллега сработал безупречно - пара мгновений, и заторможенная соматика ему не грозила. Нуфлин решил, что когда он станет Великим Магистром, Угурбадо будет одним из тех, кого он будет держать поближе к себе, на предельно коротком поводке, чтобы, не приведи магистры, не смылся куда-нибудь. Подобные мысли вызывали у Нуфлина трепет, схожий с чувствами маленького мальчика, который вот-вот получит в подарок целый магазин игрушек. Все они будут принадлежать ему, слушаться только его, солдатики будут маршировать только под его счет и стрелять лишь по его команде. От таких приятных фантазий глаза Нуфлина заблестели так, что хоть выковыривай да в ломбард неси.
Когда торжествующий Угурбадо обернулся к Нуфлину, то сумел таки нарушить все очарование момента.
- Осторожнее надо быть с заклинаниями, коллега.
Едва сдержавшись от того, чтобы дать наглецу в зубы, Нуфлин собрался было парировать, что головам столь неблагодарных людей самое место красоваться отрубленными на частоколе, но в этот момент предмет-виновник кутерьмы вырвался из руки Угурбадо и, скрежеща по булыжникам, покатился по мостовой в погоне за заходящим солнцем. Нуфлин едва не взвыл от досады - выходит, он зря только что отшил красивую девушку, несся сюда сломя голову, да еще и распинался на целых 212 ступеней Очевидной магии! Могущество могуществом, но, в конце концов, он не сгусток эктоплазмы, а человек, имеющий свой предел. Его лицо вспыхнуло, как будто он уже грелся у костра, на котором корчилось тело криворукого коллеги.
- Драть тебя всем лесом!
Нуфлин кинулся в погоню за артефактом, попутно сооружая заклинание-преграду. Краем глаза он заметил, как лихо кинжал расправился с шипами Магистра из Ордена Ледяной Руки, поэтому решил воспользоваться сразу тремя уровнями заклинания - огненная, каменная и терновая преграды - возможно, что-то из этого да сработает. Через несколько секунд путь кинжалу преградила невысокая колючая поросль из раскаленных докрасна каменных веток. Но, видимо, эльфийские артефакты колдовали в разы лучше их создателей, поэтому он протаранил защиту, послав в стороны каменные брызги, после чего вдруг остановился. У Нуфлина едва успела промелькнуть шальная мысль - подбежать и на свой страх и риск спрятать опасную вещицу в пригоршню - как вдруг с неба появилось нечто. Вернее, сначала появился клекот, похожий на крик агонизирующего птеродактиля, но потом нечто тоже появилось. Оно напоминало большую обезьяну, по ошибке наделенную крыльями сыйсу и менкальими рогами. Существо выглядело агрессивно и вело себя соответственно. Приземлившись, оно наступило одной лапой на рукоять артефакта и разразилось воинственным скрипом. Нуфлин никогда не был большим специалистам по кейифайям и фауне Шимурэдского леса - а именно оттуда, как он предполагал, явился гость - поэтому не представлял, чего можно ожидать. Он вопросительно обернулся на Угурбадо, краем сознания отмечая, что завязанные узлом на боку полы его лоохи доставляют утонченному вкусу Нуфлина чудовищные мучения.[AVA]http://i.piccy.info/i9/3bbd1e8b4fccde79dffbd85a6d526e31/1387665324/49275/656168/mick_jagger_200x300.jpg[/AVA]

Отредактировано Нуфлин Мони Мах (2014-10-28 03:50:00)

0

21

О, как Угурбадо понимал Нуфлина, когда тот яростно взглянул на коллегу по Ордену! После фокуса с высочайшей ступенью Очевидной Магии, после грандиозной битвы с превосходящими — во всяком случае, по численности — силами одноруких оппонентов, и наконец после героического спасения собрата вместо искренней благодарности получить претензии относительно техники безопасности при работе с заклинаниями! Угурбадо даже слегка попятился от взгляда вундеркинда, в котором явственно читал лишь одно намерение: сгрести пятерней роскошную шевелюру наглеца, которую Угурбадо и не думал прятать под тюрбанами и увязывать в хвост, а предпочитал красоваться без помощи каких-либо аксессуаров — и крепко припечатать нахальную физиономию к чему-нибудь запредельно твердому, вроде мостовой.
Хвала Темным Магистрам — выручил кинжал.
Волшебная штучка явно была не в восторге от заклинаний из арсенала Семилистника, так что  частично упрек Угурбадо относился и к этому факту — амулеты, оборотни и прочие вурдалаки страсть как не любят оказаться в эпицентре чужого колдовства. А посему, потенциальные внутриведомственные разборки между двумя адептами плавно трансформировались в погоню за артефактом.
Угурбадо только-только собрался применить одно заковыристое колдовство — сочетание сто двадцатой ступени Черной Магии и восемьдесят седьмой Белой — официальное название которого давно испарилось из его памяти, а у колдунов его уровня носило неформальное имя «Загребущей Руки», но слегка притормозил, так и не окончив сложную скороговорку, в результате которой рука мага становилась длинной и похожей на щупальце морского гада, с пятью присосками вместо пальцев. Такой «загребущей рукой» можно было удержать не только предмет кухонной утвари, но пожалуй и Пузырь Буурахри; однако Угурбадо заметил, как напыжился Нуфлин, и понял, что юный колдун приготовился к очередному выходу «на бис».
- Драть тебя всем лесом! - торжественно возопил коллега; причем Угурбадо пару секунд даже размышлял, не относится ли это невежливое пожелание к нему самому, но последующие события показали, что Нуфлин обратился к кинжалу, так как немедленно после этих слов на пути у волшебного инструмента возникли терновые заросли.
- Во парень дает! - восхитился Угурбадо: Нуфлин оказался совсем не занудливым молодым да ранним карьеристом, проводящим все свободное время в умасливании Основателей, а вполне себе достойным магом. Угурбадо даже подумал, что когда он сам станет Великим Магистром Ордена Семилистника — таких ценных кадров, как Мони, надо бы держать при себе, и желательно на коротком поводке, чтобы не удрали к конкурентам. Однако преграда рассыпалась, и Угурбадо уже собрался кинуться на помощь коллеге, как вдруг появилось чудовище.
Мрачная тварь с алыми точками глаз, похожими на тлеющие угли, приземлилась прямиком в огромную лужу, оставленную после ледяного беспредела одноруких. Лужа тотчас с шипением испарилась, а к шипению прибавился тошнотворный звук несмазанной двери — чудовище то ли приветствовало участников шоу, то ли угрожало, то ли просто выражало восхищение хорошей погодой. Нуфлин растерянно обернулся к соратнику.
- Цып-цып, - ошарашенно произнес Угурбадо, вспоминая давний курс некоторых особенностей использования магии кеифайями, из которого вынес лишь несколько десятков пикантных и неудобосказуемых фактов относительно самих эльфов и абсолютно никаких практических знаний относительно их колдовства. - Ути-ти.
Тварь снова заскрипела, выражая недвусмысленное намерение унести кинжал, а вслед за этим звуком раздался еще один: протяжный и слабый.
- Ооо! - застонал кто-то совсем рядом, и Угурбадо обернулся. Рыжий паренек умудрился оказаться за пределами траектории нуфлинского колдовства, поэтому не только счастливо избежал всеобщей участи, а даже наоборот, усердно шевелил конечностями, пытаясь приподняться на локте.
Угурбадо одним прыжком — от которого его скаба немедленно задралась, обнажив колени, и таким образом немного подпортила эффектный образ грозного колдуна, спешащего к своей жертве — оказался возле однорукого послушника. Краем сознания он понимал, что эта веселая троица, то есть рогатый летун, кинжал и мальчишка - как-то связаны друг с другом. И пока в руках у него болтается этот рыжий, амулет никуда не денется. Он поймал неодобрительный взгляд коллеги, направленный куда-то явно ниже пояса и понял, что вид у него сейчас крайне нереспектабельный.
Да что там говорить: из самого захудалого Скелета на окраине Ехо выходят в гораздо лучшем виде. Угурбадо тем не менее приосанился, всем видом показывая, что его новый фасон лоохи — чуть ли не самое сногсшибательное дизайнерское решение в этом сезоне, а уж для Квартала Свиданий вообще то что надо. Горделивая стойка его, однако, вызвала не самую лучшую реакцию рогатой твари: лесной гость агрессивно зашипел и перелетел поближе явно с недружелюбными намерениями. Правда, кинжал остался лежать на старом месте, и Угурбадо чуть не взвыл от досады — если Нуфлин сейчас заграбастает амулет и скроется, а самому Угурбадо придется разбираться с другим эльфийским подарком, это будет обидно.
- Сэр Нуфлин, а мальчишка-то не так прост, - развязно ухмыльнулся Угурбадо, следя за действиями коллеги. - Готов спорить на сотню корон, что у него бабка с эльфами путалась. Эва, глазищи какие!
Он встряхнул послушника, который до сих пор лишь вяло отбивался; от толчка лицо его оказалось повернуто к чудовищу, но вместо крика ужаса при виде отвратительной твари — рыжий вдруг расплылся в довольной улыбке и ласково протянул:
- Шамга-ча!
И лицо при этом сделал такое — какое не сделает и фанатик-монархист при виде Короля Мёнина.

0


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Орденов » Ради высокой цели можно и жизнь отдать… чужую, конечно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC