Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Сны » Сон Шурфа Лонли-Локли (Шурф, Лойсо Пондохва).


Сон Шурфа Лонли-Локли (Шурф, Лойсо Пондохва).

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Дата и время:
Спустя несколько дюжин дней после "освобождения" бывшего Великого Магистра Ордена Водяной Вороны.

2. Участники:
Шурф Лонли-Локли, Лойсо Пондохва.

0

2

Лойсо быстро осмотрелся, пытаясь определить, правильно ли выбрал точку появления или все же что-то пошло не так, и его теперь занесло невесть куда. Очередной запертой реальности ему только не хватало... Глотнул свободы? Получай очередную тюрьму, только теперь уже по собственной глупости. С другой стороны, Лойсо привык во всем руководствоваться эмпирическими методами, и до сих пор такой подход подводил его всего пару раз. Зато как по-крупному.
Сделав несколько пробных шагов и вдохнув чуть прохладный воздух, грозный Лойсо Пондохва все-таки улыбнулся, наслаждаясь климатическими условиями. Привычка улыбаться благоприятному климату по любому поводу не желала его покидать, хотя за несколько дней можно было и осознать до конца избавление от этой грешной пустыни. Почувствовав, что обладатель сна вот-вот появится здесь, Лойсо пошел вдоль кромки воды и уселся прямо на песок, почему-то ощутив, что должен пристроить свою задницу именно здесь. Не то чтобы он вдруг стал ясновидцем, но логика в таких вещах не всегда, как оказалось, была применима, а магия, возможно, сама помогала ему, одарив некоторыми... зачатками интуиции, иначе не скажешь. Хотя дело могло быть и в том, что материя здесь изменялась гораздо более явно, чем в Ехо, в конце концов, сны часто обостряют ощущения, да и пропустить появление в них сновидца практически невозможно.
Вот и сейчас, стоило Лонли-Локли наступить на песочек, как Лойсо обернулся к нему, чуть ухмыляясь. Да, рожа все такая же серьезная, даже смотреть приятно. Ностальгия. Хотя и не совсем то, что прежде. Кому, как не отражению, чувствовать самые мелкие изменения внутри стоящего напротив.
- Хорошей ночи, Рыбник, - Лойсо насмешливо подмигнул ему, похлопывая ладонью по песку рядом с собой, - Садись, поболтаем, все-таки давно не виделись, а разговор наш тогда прервали самым бестактным образом.
Подумав секунду, бывший Великий и Ужасный Магистр стащил сапоги и опустил ноги в прохладную воду, испытывая наслаждение, которое не решался даже с чем-то сравнить. Как же его все-таки измочалила эта пустыня, какое падение всех стандартов...
- И, если что, причинить тебе здесь вред я не смогу. По крайней мере, пока. И извини уж, что зашел, не постучавшись, но мне тяжело контролировать все сразу на первых порах. Как ни противно это признавать, но Кеттариец оказался кое в чем прав. Я действительно многое упускал. Теперь вот, как видишь, приходится экспериментировать, - фыркнув и пожав плечами, Лойсо уставился на гладь воды, борясь с желанием нырнуть. Рефлекс у него теперь такой останется, что ли? "Видишь воду - срочно пользуйся, пока не испарилась"? Чуть тряхнув головой, отгоняя свои очередные навязчивые идеи, Лойсо снова обернулся, в упор глядя на Рыбника.
- Ну и чего ты там замер? Если честно, мне не очень удобно постоянно оглядываться на тебя.

Отредактировано Лойсо Пондохва (2013-12-19 20:54:06)

+3

3

Сэр Макс, этот великий герой, не удосужился рассказать Шурфу о том, что выпустил на свободу Великого Магистра Ордена Водяной Вороны. Забыл ли, считал ли великой тайной – не суть важно. И даже сэр Халли, десять дырок и три задницы над ним в небе – не подумайте, это мы по традиции ругаемся, ибо всерьёз сердиться из-за подобных пустяков давно не умеем, - не сказал ни слова, даже если о чём-то догадался… Неудивительно, что в первый момент Лонли-Локли впал в некое подобие ступора. Не говоря уже обо всей гамме нахлынувших на него ощущений – горло перехватило в самом буквальном смысле, и какое-то время он чисто физически не мог издать ни звука, только стоял и смотрел на то непостижимое, которое называло себя сэром Лойсо Пондохвой.
Но пара минут усердных дыхательных упражнений сделала своё дело. Он успокоился - во всяком случае, насколько это было вообще возможно, и нашёл-таки в себе силы подойти ближе и сесть рядом.
-Здравствуйте, сэр, - негромко вымолвил, наконец, Мастер Пресекающий, не без ощутимого усилия над собой, - Насколько могу понять – мне следует поздравить Вас? – Шурф совершенно не боялся своего, скажем так, собеседника. Просто не было страха. Зато присутствовали интерес, восхищение, даже, пожалуй, подспудное желание тактильного контакта с тем – чтобы прикоснулся к нему или позволил дотронуться до себя. Зачем? Сдавалось Лонли-Локли, что требовалось это ему для осознания подлинности происходящего, - Не берусь определить, осведомлён ли сэр Джуффин о том, что Вам удалось освободиться, но я точно об этом не догадывался. Рад видеть Вас, - и, несмотря на всю свою сдержанность, которая лишь обострилась от того, что приходилось контролировать себя в несколько раз строже рядом с этим проницательным, подобно древнему демону, и неописуемо обаятельным существом, чувствовалось, что он говорит правду. Не до восторга, но действительно склонен расценивать поворот событий как положительный, - А Вы не могли бы рассказать, как это произошло? И как давно? И… Что Вы намерены делать в связи с этим далее? Чем Вы теперь вообще занимаетесь? – постарался как можно более тактично полюбопытствовать сэр Шурф. У него снова были широко распахнутые глаза наивного юноши, уже не вполне такого же легковерного, но всё ещё зачарованного находящимся перед ним чудом. Последними двумя вопросами он в частности, разумеется, подразумевал планы Лойсо в отношении глобальных разрушений в отдельно взятом Мире – но только в частности. Что-то изменилось в непостижимом создании, удобно устроившемся сейчас у воды. И Лонли-Локли не был бы собой, если бы не попытался выяснить, как сильно и в какую сторону. Обратите внимание - он едва сдержался, чтобы не обрушить на голову господина Пондохвы вопросов этак пять дюжин подряд. Сообразил, всё-таки, что запомнить их все и на каждый подробно ответить тот сразу не сумеет. Так что придётся действовать осторожно, постепенно.

+2

4

Лойсо улегся на песок, рассматривая ночное небо почти с нежностью, чего раньше за собой, мягко говоря, не мог бы заметить. К любованию природой он был не склонен, но вода, прохлада и ночное небо теперь стали объектами особого внимания. Занятно, но в его пустыне почему-то всегда был день. А тут вот, надо же, тишина, звезды, Лонли-Локли что-то бубнит... Ах, ну да, точно. Переключая свое внимание с созерцательства на разговор, Лойсо с явным удовольствием потянулся и снова похлопал ладонью по песку рядом с собой.
- Сядешь ты уже или нет, упрямое создание? - вздохнул отставной Магистр, поглаживая песок кончиками пальцев и все еще глядя перед собой. Так ему было проще сосредоточиться, кое-как отделить свои ощущения и черты от чужих. И вот ведь главный побочный эффект такой магии: он действительно начинал думать и чувствовать соответственно душевному устройству собеседника. А чтобы отделить одно от другого в процессе болтовни, приходилось прикладывать вполне осознанные усилия.
- Я думаю, что Джуффин уже вполне знает наверняка обо всех нюансах моего освобождения. А тебе я, пожалуй, тоже отвечу на все вопросы. Ну или почти все. Просто так, из чувства мальчишечьей вредности. Вот если бы Чиффа сам все тебе рассказал, постарался бы переврать поубедительнее, а теперь буду честен и откровенен как никогда.
Что ему нравилось в Шурфе Лонли-Локли, так это отсутствие лицемерия в том, что он говорил. Удивительно, но он действительно научился как-то совмещать две своих противоположности, не делая какую-то из них искусственной, обе были живыми... Поразительное создание. Ощущение ирреальности передалось Лойсо поневоле, но пришлось только сильнее вжаться макушкой в песок. Дотрагиваться до него, пусть и для обоюдных доказательств, было категорически нельзя. По крайней мере пока. Вдруг он неверно все рассчитал, а не завершить разговор во второй раз было бы, как минимум, невежливо.
- Да, сэр Макс великодушно избавил меня от необходимости пребывания в той грешной дыре, где я обитал в последние годы. К сожалению, не могу сказать, что принял в процессе освобождения самое деятельное участие, да и фокус, использованный для моей транспортировки... В общем, Рыбник, можешь немного позлорадствовать, Макс однажды обмолвился, что это ты обучил его этому фокусу, - фыркнув, Лойсо перевернулся на бок, подпирая ладонью голову и рассматривая сэра Лонли-Локли.
- И все-таки, твоя маска стала тоньше. С тех пор, как мы виделись в последний раз. Тогда это были два самых разных существа во всем мире, хаос и порядок, безумие и чистый разум, а вот теперь... Ты учишься жить с ними обоими. Они гармонично вплетаются друг в друга, пусть и так медленно, что никто этого почти не замечает. Хотя, знаешь, я могу и ошибаться, не обращай внимания на болтовню безумца, торчавшего в заточении столько лет, что и думать не хочется, - усмехнувшись, Лойсо снова придал себе сидячее положение, тряхнув головой, чтобы избавиться от песка в волосах.
- А я теперь... путешествую, Рыбник. И пытаюсь разобраться с возможностями Истинной магии по ускоренной программе. Учитывая мою бездарность в ясновидении, получается от случая к случаю. Вот со снами уже научился обращаться почти не наугад, а в таком деле это большое достижения. Так что, знаешь, я практикуюсь как могу, а как только немного освоюсь, попробую более реальные перемещения между мирами.
С тоской взглянув на воду, Лойсо передернул плечами и в упор посмотрел на Шурфа, улыбаясь уголками рта.
- Хочешь узнать что-то еще?

Отредактировано Лойсо Пондохва (2013-12-21 20:36:20)

+1

5

Кто бы мог похвалиться, что ему посчастливилось сидеть и чуть ли не по-дружески болтать с самим Лойсо Пондохвой, да ещё уцелеть в ходе данного сомнительного мероприятия? Во всяком случае, один человек, один уже не совсем человек и одно непостижимое существо то ли из другого Мира, то ли вообще из иной версии реальности, точно могли, но не станут, потому что им это ни к чему. Жизнь, на самом деле, щедра на подарки, но постоянно путает адресатов. Скорее всего, специально. Учит относиться к себе с юмором, достаточно легко, чтобы люди не слишком сильно цеплялись за самих себя, за свои привычки, обычаи и мировоззрение.
-Я не совсем понимаю, кем или чем Вы теперь станете… - осторожно начал Шурф – нет, действительно может разговаривать с Лойсо в прямом присутствии того, а не просто чувствовать, что теряешь всякий контроль над ситуацией ввиду невольного восхищения, послушно кивать или покоряться любому высказанному сим великолепным Великим Магистром слову, самое настоящее достижение, почти успех, - …но безумцем я Вас теперь бы не назвал. Вернее… Кажется, слова Ваши применимы не только ко мне. Вам ведь тоже приходится уживаться с самим собой. И вообще каждому, сколь бы ни было велико его могущество… - «Причём выясняется, что, чем больше таковое, тем несноснее даже для самого себя становится человек. Парадокс?» - На выходе должно получиться что-то третье. И из Вас, и из меня, - от собственной неспособности найти настоящие слова Лонли-Локли был готов – нет, не сотворить над собой что-то противоестественное, вредить себе без нужды он не любил, а вот устроить себе строгий выговор и найти хоть что-то, что сумеет передать то, что он хотел передать, без искажений и в полной мере. Впрочем, кажется, это не сказано должно было быть.
Странное ощущение… Нечто вроде безграничного доверия. Кажется, что он всё равно выполнит всё, что попросит его сделать Лойсо. И магия, внушение, гипноз и прочая мишура тут ни при чём. Из одного уважения.
-Может быть, когда-нибудь даже и встретимся… Эти самые "уже не мы"… - проговорил Шурф, закрыв глаза с безграничной усталостью. Не телесной – тут сил и здоровья хватало с лихвой, а какой-то внутренней. Усталостью одиночества, когда, по-хорошему, только зеркало тебя и способно понять до конца. Все они, абсолютно все, Хельна, Макс, Джуффин, Кофа, другие знакомые – видели в нём то, что хотели видеть и к чему были готовы. Впрочем, как и всегда во взаимоотношениях людей, ничего нового… Как бы он хорошо к ним ни относился, а всё равно утомляешься, когда тебя регулярно считают кем-то другим, пусть даже и в каких-то мелочах, на которые иные и внимания не обратили бы... А вот проницательное зеркало уловит истинную суть. Уже уловило, понимаете ли. Вот так быстро. Пора бы привыкнуть, всё-таки с леди Теххи Шекк знаком был, да и с Лойсо уже приходилось ведь общаться. Он, для всех замкнутый, не из-за повышенной тяги к скрытности, граничащей с паранойей, а то и уходящей в таковую, а просто потому, что не считал нужным показывать себя настоящего, и, возможно, сам до конца не сознавая, каким на самом деле является, для Лойсо был и, видимо, останется открытой книгой. Ничего, это полезно – когда кто-то видит насквозь. Шурф поймал себя на том, что ему этого чувства недоставало. Знания, что кто-то читает его глубже, чем он сам в текущий момент способен и готов заглянуть. И это не пугало, не вызывало агрессию – от таких эмоций Лонли-Локли уже давно ушёл. Напротив, усугубляло доверие в нечто такое, когда имеешь дело с истиной в чистом виде – такой, которая лучше любого исповедника, потому что ей солгать невозможно, и утаить что-то – тоже, даже случайно.
Рядом с Лойсо Пондохвой Шурф почему-то сейчас чувствовал себя до крайнего предела свободным – абсолютно от всего. Ничего не осталось, совсем. Дом, работа, обязательства, долг, вынужденность, обстоятельства – всё осталось в Ехо, а здесь, в эту минуту, можно позволить себе скинуть с плеч тот грешный воз, который он сам вынудил себя волочь, в здравом уме и трезвой памяти. Временно, конечно – но полностью, без малейшего остатка. Освободиться от цепей. Забыть почти всё, связанное с собственным прошлым, со всеми переживаниями, даже с опытом, стать открытым всему новичком… Он же в глазах Лойсо так навсегда юношей и останется, тем паче что трёхсотлетие так и не исполнилось.
-Спасибо, что навестили, сэр, - повинуясь сиюминутному движению души, вымолвил Мастер Пресекающий.

+1

6

Лойсо смотрел на него с видимым удовольствием, чуть ухмыляясь уголком губ. Кажется, тотальный разгром попытки сформулировать свои мысли тем, что многое невозможно было уложить в простые человеческие слова, приносил ему неизъяснимое удовольствие, как и прежде. Когда он был еще совсем молодым, он любил подолгу разглагольствовать перед Послушниками или просто знакомыми, никак не связанными с его Орденом. Потом количество таких знакомых стремительно сократилось, оставались Послушники. Но с каждым годом он все больше приходил к мысли, что хотелось бы просто поболтать с тем, кто понимает, о том, что не всегда выразишь словами. К тому времени такой возможности у него уже не было, потому как все понимающие активно намеревались стереть его с лица земли. А тут вот какая удача. Рыбник, не только настроенный на диалог, но и явно успевший поумнеть в силу жизненного опыта, который крайне облагораживает обычную эрудицию.
- Не стоит благодарить, потому что, как ты должен понимать, я бы вряд ли приперся в твой излюбленный сон из чистой вежливости, - то, что сон именно излюбленный, Лойсо ощущал на уровне подсознания, а наличие здесь хозяина всего этого пустынного великолепия, чьи ощущения можно было примерить на себя, делало пространство и вовсе на редкость гостеприимным. Здесь легко будет пытаться, скорее всего, даже крайне успешно. Отличный полигон для тренировок. Да еще и с компанией. Видимо, судьба вспомнила, что некогда Лойсо был одним из самых главных ее любимцев, и начала снова ему всячески благоволить.
- Так что... Встретимся, и даже куда быстрее, чем ты думаешь. Я хочу попросить тебя не просыпаться некоторое время, даже если захочется. Не хотелось бы непредвиденных поворотов на первых порах. Так что просто дождись меня, не думаю, что это займет много времени, - фыркнув, потому что самому себе он сейчас казался довольно забавным, Лойсо наклонился, обхватывая лицо Лонли-Локли ладонями и притягивая ближе так, словно собирался поцеловать на прощание. Физического контакта должно было быть достаточно, прошло мгновение, за которое Шурф, кажется, не успел даже моргнуть, а сам Лойсо успел только как следует рассмотреть узор на радужке его глаз, и мир вокруг него взорвался ослепительной вспышкой всех цветов и оттенков.
А потом он оказался в центре абсолютного ничто, сотканного из вечности и бесконечности. Здесь было все и не было ничего одновременно. Более странных ощущений он не испытывал, кажется, никогда. Впрочем, не кажется. Даже ему, повидавшего за жизнь многое, легко было запаниковать, запутаться, позволить мирам утянуть себя в свою глубину, не зная, вернется ли, вспомнит ли кто он и что вообще здесь забыл. Но все-таки не зря он столько раз был зеркалом Макса. Вот почему Лойсо всегда был доволен этой способностью. Вспоминать о самом себе можно и просто оставшись в полном одиночестве, а вот наслаивать на себя других, которые состояли не только из нынешних ощущений, но и из воспоминаний о них, оставшихся после таких вот бесценных опытов... Ни с чем не сравнимая роскошь. Так что теперь он если и не знал точно, что нужно делать, то хотя бы смутно себе это представлял. Как он успел понять из своего начального опыта, основой Истинной Магии были именно те самые смутные ощущения. Так что Хумгат принял его и словно бы подтолкнул обратно, позволяя почувствовать, что теперь он сможет вернуться в любое время и менее тернистой тропой.
Вынырнув обратно, в прохладу ночного пустынного пляжа, Лойсо быстро дошел до кромки песка и с долей осторожности положил руку на плечо Лонли-Локли. Ничего не произошло. Чудесно, просто чудесно.
- Извини, Рыбник, это все мерзкие манеры твоего любимого Кеттарийца, превращать людей в Двери без их ведома и согласия. Но для меня это был самый легкий путь. Можешь поделиться ощущениями, если не надумал на меня обижаться. Кстати, сколько меня не было? - Лойсо хмыкнул, немного жмурясь от удовольствия. Он любил переходить границы своих "не знаю" или "не умею", а уж когда у границ был такой масштаб и это удавалось проделать без всяких советов и учителей, благодушное настроение могло не покидать его еще несколько дней. Жаль нельзя было пока сунуться обратно в Ехо и просто перекрашивать небо по собственной прихоти. Смешно, но это было одно из его самых любимых дел, а не смертоубийства противников его Ордена, вопреки всеобщему мнению. И признаваться-то стыдно, вся репутация погибнет.
- Сам понимаешь, учить меня некому, так что приходится пробираться проторенными путями. А если это было уж настолько плохо, то могу предложить какой-нибудь поощрительный обмен. Не знаю уж, что тебе от меня может быть нужно, но мало ли. Можешь высказать пожелания. Не обещаю, конечно, что выполню, но рассмотрю варианты, - пожав плечами, Лойсо чуть насмешливо посмотрел ему в глаза, продолжая улыбаться уголками губ. Мол, да, такая вот я наглая скотина, что уж теперь поделаешь.

+1

7

Как будто выдернули землю из-под ног, одновременно  переворачивая вниз головой и перемешивая все краски, совсем как на разбушевавшейся палитре напрочь свихнувшегося художника… Шурф ощутил себя одновременно как вытащенная из воды рыба и… Ну да, как будто ничего приятнее с ним в жизни не происходило. Иллюзия, конечно, но невероятно достоверная. И, в первый момент, он даже и не понял, что такое проделал Магистр Лойсо. Невероятное, на самом деле, чувство – понимать, что ты ребёнок несмышлёный, на самом-то деле, и не раздражаться, а чуть ли не радоваться этому. И правильно это, и хорошо, а то такой уже взрослый дядя – глаза бы просто не глядели. Этак недолго начать думать, что что-то смыслишь в мироздании, более того – способен что-то сам решать, а не просто служить инструментом для несбывшегося, чтобы наконец-то осуществиться.
Пытаясь отдышаться, Лонли-Локли непроизвольно схватился рукой за грудь, как если бы это могло помочь унять бешено заколотившееся сердце и лёгкие, что жгло болью на грани муки и наслаждения. Телу нравилось это крайне вредное для него приключение, но, одновременно, почему-то нахлынул страх смерти, глубокий, первобытный, затопляющий всё. А ещё – восторг.
Когда беснующиеся эмоции, среди которых Шурф не мог отличить подлинные от мнимых и свои от чужих, улеглись, он уставился на Лойсо, как арварохский шаман – на явление донельзя разгневанного Мёртвого Бога. Вот только ужаса уже не было - то неподконтрольное, интуитивное, исчезло так же быстро, как появилось. Исчезло бесследно. И теперь на душе осталось только плато выгоревшей золы, как, наверно, выразился бы какой-нибудь поэт.
-Я не знаю. По моей системе восприятия – прошли мгновение и вечность, - едва-едва сумел выговорить он плохо слушавшимися губами,- И Вам не нужно… Всё это мне объяснять. Я понимаю, - и, как ни странно, это действительно обстояло так, - Кто бы меня научил тому же, - вздохнул Лонли-Локли, покачав головой, - У меня создаётся впечатление, что моей потенциальной способностью взаимодействовать с тем непостижимым пространством, которое Чиффа приучил меня называть Хумгатом, пользуется кто угодно, кроме меня самого… - и ведь в том же самом месте. Эти песчаные пляжи… Хоть зарекайся совсем сюда ходить, так ведь не поможет. Неприятности, если уж они решили с кем-то произойти, всё равно стрясутся, и разрешения не спросят, - И мне ничего от Вас не нужно, спасибо. Я рад, что Вы живы и свободны, сэр, - закончил он, уже не глядя на собеседника. Глаза слегка жгло, как если бы туда попала мыльная пена или что-нибудь вроде того.

+1

8

Мгновение и вечность - это ему было более или менее понятно. Ощутимо, по крайней мере. Примерно так он себе это и представлял, в общем-то. Теперь нужно было решить, что делать дальше и куда направить стопы свои. Такое относительно пустое пространство было удобной отправной точкой, так что придется Лонли-Локли еще некоторое время терпеть такие вот вторжения в его сны. А понимает сейчас тот это или нет... Ну, ничего не попишешь, все равно узнает в процессе. Кстати, интересно, он сможет попасть сюда самостоятельно, когда Рыбник будет гулять по каким-нибудь другим снам или нет? Или Шурф будет вынужден смотреть именно этот сон каждый раз, когда Лойсо решит снова отдохнуть на песочке? И сможет ли вообще контролировать процесс или станет его невольным заложником?
- Ну, если понимаешь, это прекрасно. Зато отбивает возможность почесать языком, давно у меня ее не было. Ну ничего, искать себе менее понятливых собеседников только для того, чтобы потрепаться, - труд неблагодарный, обойдусь.
Лойсо покосился на мокрый песок и задумчиво провел по нему кончиками пальцев, начиная вычерчивать абстрактные узоры. В наблюдении за тем, как их стирают накатывающие волны, было что-то успокаивающее. Правда и здесь ему виделась аналогия с Вороной и Мостом, так что пришлось раздраженно отдернуть руку. Отсутствие навязчивых идей для его сознания вообще достижима, интересно, или придется остаток жизни избегать любой цикличности, которой, к слову, во вселенной великое множество?
- А что, Чиффа тебя не учит? Каков мерзавец, - Лойсо тихо засмеялся, качнув головой. Странно, он думал, что Кеттариец будет заниматься им вплотную, такой перспективный мальчик, даже жаль, что сам его упустил. А эта хитрая провинциальная рожа еще и переводит понапрасну такое добро. Эх, что из него могло получиться... Сказка. Орудие хаоса в чистом виде, только направить бы, подтолкнуть... Вот он сам бы его только за одну идею учил, практически бескорыстно. А Чиффа как всегда, лишь бы под себя загрести да впрок оставить для каких-нибудь долгоиграющих планов. По крайней мере, представлялось ему все это именно так.
- Ну, раз не хочешь, уговаривать не буду. Но зря отказываешься, я редко предлагаю что-то подобное. А тут такой повод продлить наши приятельские посиделки, и уже упущен. Обидно даже. Еще немного, и ты заставишь меня почувствовать себя гостем, который сильно засиделся, а хозяева дожидаются благословенного момента, когда же он уйдет. Хотя, судя по всему, так оно и есть, - Лойсо провел мокрыми от воды ладонями по лицу и чуть улыбнулся, - Но мне здесь... на удивление спокойно. Так что я уйду, как только ты надумаешь просыпаться.

0


Вы здесь » Мостовые Ехо » Сны » Сон Шурфа Лонли-Локли (Шурф, Лойсо Пондохва).


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC