Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (до 123 года) » Квест. Узник замка Иф.


Квест. Узник замка Иф.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Место действия:
Холоми.
Далее - по обстоятельствам.

2. Дата и время:
122 год Эпохи Кодекса.
После исчезновения сэра Макса.

3. Погода:
"Тиха украинская ночь, но сало лучше перепрятать...".

4. Участники:
Гуриг VIII, Шурф Лонли-Локли, Юук Ханох, ГМ.

5. Краткое описание квеста:
Какое вам описание? Государственная тайна!

0

2

Гуриг шел по коридорам Холоми в сопровождении сэра Шурфа и с интересом осматривался. Давно он тут не был, последнее официальное посещение прошло полдюжины лет назад. Да и не изменилось ничего, если честно, так что никаких сожалений испытывать не приходилось.  Король здесь присутствовал с измененной рожей и в качестве гражданского лица, кое находится под протекцией Лонли-Локли, что сводило на нет большую часть опасений за свои жизнь и здоровье.
Дело было, прямо скажем, довольно деликатным, потому как Гуриг сам не знал, что в свое время тут наворотил его папенька и как упек этого несчастного за решетку таким невероятно тайным образом. Никто, кроме коменданта, об узнике не имел ни малейшего понятия. Как это возможно, оставалось загадкой. Хорошо хоть сэр Халли довольно оперативно известил его о происходящем безобразии и выделил бесценный ресурс в виде Мастера Пресекающего Ненужные Жизни.
Для начала стоило расспросить коменданта о том, как такой побег вообще мог произойти. Ведь мог бы сбежать человек - давно бы так и сделал. Раз уж упрятали его без срока окончания приговора. Значит, что-то изменилось, появилось новое обстоятельство. Но при разговоре с сэром Джуффином, комендант клялся всем, чем мог, что все шло как обычно, по расписанию и без единой неожиданности. Странное дело.
- Сэр Шурф, Вам изложили подробности дела, я правильно понимаю? Джуффин убедил меня, что все улажено, и Вы не нуждаетесь в дополнительных разъяснениях. Но если Вас что-то интересует, я постараюсь ответить. Перед приходом сюда я переворошил весь архив замка и расспросил всех придворных, которые служили еще при моем отце. Вот что поразительно: никто из них не помнит даже слухов о каком-то покушении. А это, сами понимаете, нонсенс. Сплетни и слухи во дворце разлетаются со страшной скоростью и, что самое удивительное, с поразительной достоверностью. Если кто и приврет, то только самые мелочи. Иногда и этого хватает, конечно, но, передавая информацию через десяток людей, оставить неискаженными хотя бы чистые факты - поразительно. Заклинание там какое-то, что ли? Оставили предки наследство... В архивах, разумеется, тоже ничего. Нет, я все понимаю, есть бумаги, к которым не имеет доступ никто, кроме короля. Но и в них ни слова, ни намека. Пришлось просмотреть абсолютно все частные отцовские записи, включая личные дневники. К слову сказать, вот их я бы лучше не видел. Ужас один, развлекался человек по полной программе. А все потому что комендант наотрез отказывается сообщать имя заключенного и хотя бы примерное время его перемещения в эту уютную камеру. И вот не поймешь, то ли так рьяно охраняет вверенную ему тайну, то ли сам не знает.
Король покосился на сэра Шурфа и вздохнул. Тот выглядел настолько собранным, что король чувствовал себя мальчишкой, которого вывели на прогулку, а не действующим лицом в расследовании государственной важности. Но это, наверное, было даже к лучшему. Лонли-Локли итак, по мнению короля, был человеком более чем достойным доверия, так еще и сэр Халли уверил, что "это не человек, а могила для чужих тайн, даже королевских". А значит, переживать было не о чем, кроме того, как не подставить собственную шею в частности и тушку в общем под что-нибудь смертоносное.[AVA]http://croper.ru/images/20131119qJyOjl9xjOiTz16Y_JahGM_large.jpeg[/AVA]

Отредактировано Гуриг VIII (2013-11-20 16:10:06)

+3

3

Задание и впрямь было весьма своеобразным в своей щекотливости… Нет, на Его Величество Гурига Седьмого предпринималось несколько покушений, однако, все злоумышленники были наперечёт. Про них было известно практически всё, во всяком случае – в Большом Архиве могли предоставить хотя бы основные сведения, всё, что могло иметь хоть какое-то значение. Тайный Сыск, всё-таки, пользовался огромным доверием и первого, и второго Короля, не говоря о том, что они эти сведения не для праздного любопытства собирали… А теперь, оказывается, не только у них информации нет – ладно, бывают неразглашаемые тайны, - но и у самого младшего Гурига…
-Если предполагаемый преступник был заключён в Холоми при предыдущем коменданте, сэре Марунархе Антаропе, то сэр Камши может попросту не знать имени того, кто нам требуется… Кстати, он сам может исходить только из каких-нибудь записей, а записи могли быть изъяты и заменены поддельными. Но я обязательно проверю, что здесь вообще на наш объект имеется… - «Просто интересно, какой ложью попотчуют и нет ли там чего-то, что можно будет использовать в наших интересах…»
Тюрьма Холоми высилась бесприютной громадой. И внутри оно, сие древнее здание, несмотря на то, что никто здесь никого вроде бы не пытал и не морил голодом и жаждой, было таким же – местом, где бесцельно рассеиваются годы чужих жизней. Вообще-то, можно дать человеку всё, что угодно, но оно не будет иметь смысла, если лишить его свободы. Глупая прикладная философия, мол, многие так живут? Ну да, возможно – если это вообще можно считать жизнью.
Ну и с чего начать предлагаете? С осмотра камеры, наверно. Надо же понять, как оттуда в принципе можно исчезнуть. Тёмный Путь, само собой, исключался. Тайный ход, вероятнее всего, тоже – это реальность, а не роман. Тогда что же получается?
-Сэр, нам нужно быть внимательными. Не исключено, что либо у того, кого мы ищем, имеются сообщники, которые и помогли ему ускользнуть, либо дело куда сложнее, чем кажется, и нас старательно вводят в заблуждение. Не факт, что специально – комендант, как я уже сказал, может быть сам недостаточно хорошо осведомлён. Увы, все, кто имеет отношение к тайне, скорее всего, уже мертвы, а, в отличие от сэра Макса, допрашивать трупы я не умею… - очень тихо проговорил Лонли-Локли своему спутнику. Ему не нравился душок от этого расследования. Очень не нравился. Как куча известно чего, спрятанная в темноте, в которую они целеустремлённо топали, а, вероятно, уже даже и вляпались, - Мы не знаем, был ли вообще кто-нибудь в той камере, и, если и был, то кем он являлся и для чего сидел – да, вовсе не обязательно, что за что-то, несмотря на то, что нам сказали.
В этот момент им навстречу наконец-то вышел комендант Тойхи Камши. Корректный, серьёзный, исполнительный – как всегда.
-Хорошего дня, сэр. Покажите нам, пожалуйста, списки заключённых. Пропавший арестант же должен хотя бы как-то у Вас фигурировать. И не говорите, что нельзя – для чего Вы, в таком случае, нас вызвали? – уловив брошенный на Гурига взгляд коменданта, Шурф счёл нужным дать пояснение, - Этот господин... - Мастер Пресекающий предоставил Королю самому представиться, тем именем, каким тот захочет, - ...желает поступить на место отбывшего к себе на родину сэра Макса и в настоящее время находится на испытательном сроке. Ему, как и всем другим не выдержавшим проверки кандидатам, будет стёрта память об этом дне в том случае, если он нас не устроит.
«Только не смейтесь, Ваше Величество…»
Ну да, кому как не Гуригу было известно, что не претенденты толпились у дверей Тайного Сыска, а сэр Джуффин Халли лично отбирал волонтёров, да так, что у тех в принципе не было ни возможности, ни желания отказаться.

+3

4

Бывают же неприятнейшие вещи на свете. Чаще всего их обвешивают ярлычками пёстрых напоминалок просто потому, что надо же хоть как-нибудь определять их в системе координат, именуемых существованием, да ещё и разумным. В определённом смысле.
"Слухами земля полнится, чтоб её вурдалаки побрали!" - так выражал личное отношение к ситуации сэр Ханох, поднятый в тот сумеречный утренний час, когда до рассвета остаётся не то что много, но достаточно для постепенного перехода из глубокого сна в быстрый для одних или заваливания в холодный дом. Это если ночь проводилась в кутеже, гостях, восторге и простом пребывании снаружи. Однако отказываться, как полагал он, лениво собирая сумку, было бы много, много себе дороже.
Самым удивительным было вообще нахождение несколько специфической информации в руках сплетников и, следовательно, в открытом доступе. Единственно, что могло порадовать в связи с подобным болезненно-очевидным открытием - костяк её составляли как минимум двухсотлетние россказни. Ничего страшного. Ничего... опасного. Впрочем, оставалось надеяться на то, что комендант Холоми хотя бы приблизительно представлял, к чему тут, в тюрьме для колдунов, появится весьма своеобразный эксперт.
Вроде просьба формулировалась понятно, однако слишком ускользающе. Сейчас Магистр даже не мог припомнить, а о чём, собственно, шла речь, такая ровная и гладкая, пока сэр Камши соизволил - а что мог сделать чиновник такого ранга по отношению к каким-то там специалистам, а? - ввести его в крайне ограниченный курс дела. Что-то вроде выжимки, прогнанной множество раз через дистилляционный аппарат лжи. Очередная условность общества - оно либо лжёт напропалую, либо выдаёт чистую правду, либо мечется между первым и вторым, пока субъект под ослепительной улыбкой прячет собственное мнение и соглашается проглатывать каждое слово. Вроде бы упоминалось про очень неприятный инцидент. Про который, что очевидно, ничего не будет сказано. А остальное благополучно потонуло в проглатываемой с благостной полуулыбочкой лжи. Правда, это не помешало некоторое время назад с великодушного разрешения коменданта оккупировать одну камеру и даже оставить её дверь приоткрытой. Видите ли, как-то от неё тошно становилось, сэр, полагаю, имеющий место быть случай вполне мог произойти и тут, раз у вас самого недостаточно информации, так что разумно было бы... проверить.
Собственно, Юук успел досконально исследовать только эту комнату, в которую заходили снаружи. В остальных дикое омерзение, схватившее под мышку вонючее и слезящееся отвращение, молчало не хуже партизан. В тонких перчатках облазил помещение с пола до потолка, не минуя пристальным вниманием и мебель. Увидеть-то общую картину просто. Но вот внести в неё коррективы, связанные с хребелами и предметами обстановки, уже куда как сложнее. Честно говоря, полное отсутствие любых следов обескуражило непоседливого рыжего колдуна, удобно усевшегося на столе. Рядом, в стеклянной банке на пять средних кружек компота, покачивался синий огонёк. Вокруг - пара-тройка инструментов и две пары перчаток. Одна усилена гибкими пластинами со шкур какой-то арварохской живности, другая лоснится и гордо демонстрирует пару крохотных бурых пятнышек. И ещё распахнутая книга "Признаков жизни", заложенная древним артефактом. Ах да, и небольшое круглое зеркальце в руках. Блик от него скачет по камням вверх, пока не начинает пасмурно бродить по потолку.
Из-за двери доносятся голоса. Кто-то прибыл, наверно. Или просто люди между собой общаются. Кто знает. Звук вполне мог и исказиться по дороге.
Глаза колдуна кажутся закрытыми, как будто он спит, хотя он внимательно следит за тем, что отражает его зеркальце. Может, оно его не подведёт. Вон, что-то тёмное в нём. Впрочем, может, это Великий Магистр его Ордена нашёл это крохотное окошко и заинтересовался видом Холоми изнутри.
"Всполох, всполох, побеги, правду всю мне отрази... неудобное таки заклятье. Зато Истинное, надёжное, как математика. Оборачиваться не нужно, хвала Магистрам..."
Точно ведь спит, рыжая бестия. Даже периодически вздрагивает, как спящий. И зеркальце только неловкую дугу описывает солнечным зайчиком по потолку...

+2

5

Сегодняшним днем тюрьма Холоми, по обыкновению привыкшая наблюдать только своих узников да работников, принимала еще посетителей.  За последнее время, в стенах  замка произошел ряд странных событий, повлекший  за собой появление этих самых гостей.
Сейчас, в одной из камер, можно сказать в самом эпицентре всех событий, находился один из этих самых гостей, и пытался разобраться, что все-таки случилось, и куда пропал исконный  житель  этой камеры.  В какой-то момент,  гость попытался сотворить магию в попытке достучаться до истины, и это стало ошибкой.  В замке Холоми нельзя колдовать, и несмотря на то, что чары в редких случаях могут подействовать,  в зависимости от части замка,  то злоупотреблять  использованием магии, в самом сердце сердца мира  не стоит.  Особенно сейчас, и особенно здесь. И, даже если речь идёт о Незримой Магии - она же Истинная, - всё равно последнее слово всегда останется за местными хреббелами. Если им не нравится - ничего не получится.
Заклинание не сработало. Повеяло легким, но чувствительным сквозняком, заползая за шиворот,  волнуя волосы гостя,  гуляя по углам комнаты.  По поверхности зеркала прошла рябь, раздался чуть слышный треск и  по кайме зеркала пошла тонкая трещина, как своеобразное предупреждение, что попытку узнать все насильственным способом повторять не стоит. Все же, слишком  близко находится Сердце Мира, и слишком своенравный замок, который, чего доброго, запросто может усложнить всем его жителям и гостям жизнь, в качестве не вовремя проснувшегося Духа Холоми.

Сэр Камши быстрым шагом шел по коридору, направляясь к своему кабинету.  Там,  в одной из камер, буквально полторы дюжины часов назад произошла сама что ни на есть чрезвычайна ситуация. Пропал заключенный, который значился в открытых архивах как покусившийся на корону. Что до архивов закрытых, то среди всего того хлама который описывал довольно посредственное поведение узника, отсутствие на него каких либо нареканий, и вообще, общее впечатление прежнего коменданта, было найдено всего пару срок информации, в которых говорилось, что он заключен пожизненно, без права на пересмотр дела.   
Войдя в собственный кабинет, Тойхи аккуратной стопочкой сложил три папки, в которых  были описаны будни  Аримы Тойа за все время его здесь пребывания, что бы потом не тратить время на их поиски. С минуты на минуту должны были прийти кто-то из Малого Тайного Сыскного Войска, чтобы присоединится к, уже что-то исследующему, сэру Ханоху, приглашенному в качестве эксперта, и помочь разыскать пропажу, и пора бы выходить им на встречу.  Конечно, комендант предпочел бы не разглашать внутренние дела Холоми даже столь узкому и необходимому кругу, но когда в проблеме значатся слова «проблема» и «король», пусть даже и не известно, насколько они будут связаны между собой в этот раз,  то меры нужно принимать безотлагательные и кардинальные.   
Спустившись по лестницам и быстро преодолев несколько коридоров, Тойхи вышел к парадному, так сказать, входу, где уже ждали двое мужчин.  Один из них, сэр Лонли-Локли, другой совершенно незнакомый мужчина. Лонли-Локли поздоровался, и тут же перешел к сути дела, заодно представив своего спутника.  Вежливо кивнув, Камши подошел еще немного ближе.
-Хороший день господа. – И уже обращаясь к только представленному, прикрыл глаза левой рукой, – Вижу Вас как наяву, сэр.  – Формальность в виде первого знакомства была завершена, и лучше бы не слишком откладывая приступить к делу. – Пройдем внутрь господа? Если хотите, вы можете сперва ознакомиться со всей известной информацией у меня в кабинете, или я могу сразу же провести вас к месту событий.  Я полагаю, вы хотя бы в общих чертах знаете что произошло, и пояснения давать не требуется.  Что до бумаг, то я предоставлю все что необходимо, хотя, если быть откровенным, полезного в них мало.

[NIC]Тойхи Камши[/NIC]

+1

6

- Нам бы трупы этих "имеющих отношение к тайне" найти, сэр Шурф, а там уж по необходимости будем работать. К сэру Джуффину вот можно будет пару бренных тел отнести, может быть он нам что-нибудь скажет, мало ли. А если и нет, будет ему, чем камру закусывать, - пожав плечами, король все-таки дал себе труд заткнуться и сосредоточить внимание на прибывшем коменданте. Сэр Камши был ему доселе незнаком, так что Гуриг не мог утверждать, просто ли обладает человек таким серьезным характером или настолько озабочен текущей проблемой, что считает улыбочки и смешочки неуместными. Но, в любом случае, при виде коменданта король ощутил слабый приступ робости, с которой он давно и с переменным успехом пытался бороться. Впрочем, можно было мысленно засчитать себе успех. Теперь он себе все так засчитывал, стоило только вспомнить приступ панической атаки при первом знакомстве с сиятельным сэром Шурфом. Было это давно, но забыть случившееся не представлялось возможным. Монарху и говорить-то тогда удавалось только из-за вбитой науки о том, как вежливо молоть языком в любых условиях. Так что все остальное меркло, особенно в последние годы, когда Лонли-Локли перестал вызывать у него даже неловкость. Королю просто требовалось время, чтобы привыкнуть к мысли: такое совершенное воплощение порядка существует на свете, а ты сам, хоть и монарх, но чурбан полный.
Вот и удалось оправиться от накатившей стеснительности за пару секунд. Так что, во время монолога сэра Шурфа, приходилось из последних сил держать серьезную и сосредоточенную физиономию. Заржать хотелось со страшной силой, но на то он и король, чтобы совершать невозможное.
- Вижу Вас как наяву, сэр Камши, - с подобающим почтением выдавил из себя Его Величество, активно представляя себя соискателем такой престижной должности. Вот он толпится с остальной кучей потенциальных конкурентов в Зале Общей Работы, вот подливает самым перспективным и талантливым из них контрабандный грём в кружки с камрой, вот сам Джуффин Халли по-отцовски хлопает его по плечу, одобрительно провозглашая, что так им и надо, раз не смогли заметить факт подливания, а он смотрит на него сияющими глазами идиота и очень гордится собой. Так гордится, что слов нет, а уж когда его отправляют на ответственнейшее задание с самим Мастером Пресекающим... Кхм, да, задание. Оставалось надеяться, что Мастер Пресекающий не очень подкован в чтении мыслей. Иначе он мог бы остаться недоволен такой неконструктивностью размышлений. Особенно последней картинкой, где он возвращается как герой, успел спасти Королевство и сэра Шурфа аж три раза подряд, упечь в Холоми пятнадцать опаснейших преступников, и теперь стоит на пороге Обжоры, а прекрасные девицы забрасывают спасителя цветами.
"Ох, и ведь я бы даже не удивился, если некоторые особо впечатлительные юноши, наслушавшись историй о сэре Максе, именно так все себе и представляют..."
- Меня зовут Тойши Крамха, рад знакомству, - стараясь не просто выглядеть, но и стать серьезным, король подавил новую волну желания загыгыкать с видом полного идиота и кивнул с видом очень собранным и представительным. Надо самому себе должность выдать: Лицемерие На Королевской Службе.
- Думаю, нам следует взять бумаги с собой, изучить их не составит проблемы и в другое время, в другой обстановке. Так что просто передайте их нам и ведите к месту событий, сэр Камши, - меланхолично пробормотал Его Величество, вышагивая вслед за комендантом в неопределенном направлении. Все-таки слишком уж давно он тут не был. Кажется, где-то там был кабинет прошлого главенствующего над всеми преступниками. Да и куда еще их могли вести? Хотя кто их знает, эти грешные тюрьмы, где тут хранятся важные бумаги...
- Я верно рассуждаю, сэр Шурф, чтобы рационально построить ведение расследования? Сэр Халли сказал, что именно Вы будете оценивать мои успехи, - елейным голоском вопросил король, проникновенно заглядывая в глаза Мастера Пресекающего. А то как-то недостаточно он вжился в роль, стыдно даже такой опыт упускать.[AVA]http://media-cache-ak0.pinimg.com/236x/18/6e/f0/186ef051380e871386d51aada01b80ea.jpg[/AVA]

+3

7

«Да что Вы, Ваше Величество, трупы имеющих отношение к тайне, разумеется, на кладбище, и это Вы должны сказать - кто на каком. Вам ведь лучше известны имена всех министров Вашего отца, которые могли участвовать в данном происшествии… И сколько из них осталось в живых… Если здесь мы ничего не выясним, что само по себе будет необычно, Вам придётся заняться всем этим лично… Сначала теми, кто ещё жив, а затем и умершими...» - постановив себе сообщить об этом Гуригу сразу, как только рядом не окажется Камши, сэр Шурф, смерив коменданта ледяным взглядом, промолвил:
-С Вашего позволения, я хотел бы составить об этих документах собственное мнение, - этак он вежливо давал понять тому, что сам хочет разобраться, насколько полезны те бумаги, и ему не нужны ничьи отзывы, поскольку не любит, когда ему навязывают чужую точку зрения. Лонли-Локли привык полностью доверять только себе и своим ощущениям, и предпочтёт перепроверить лично даже то, что поступает из вторых рук, даже если источник был надёжным, и исключения из данного принципа можно было пересчитать по пальцам одной руки, - И сначала посмотреть их, а потом посетить камеру. Думаю, я как раз успею к тому времени, как мы дойдём, их изучить, - он не только говорили искренне, но и был абсолютно в этом уверен. Если расстояние представляло собой отрезок больше чем в десять шагов - успеет. Он, наверное, был единственным человеком на всё Ехо, из уст которого подобное не звучало как пустое бахвальство. Общепринятые представления о предельной скорости чтения рядом с сэром Шурфом сходили на нет. Во всяком случае – когда речь шла о материале, который необходимо обработать ради срочного дела.
«Ну куда же он мог деться из закрытой камеры? Это Холоми. Просто так тюрьма никого не выпустит, это факт. Не хреббелы же его съели?»
Он бы призадумался над этим, если бы оказалось, что в камере нет никаких изменений, помимо того, что узника там больше нет. Без ворожбы из тюрьмы не выйти, даже просто в коридор не попасть. А ворожба оставила бы хоть какие-то следы, они вообще сохраняются в помещении ещё долго после того, как то покидают.
И чьей рукой были внесены записи в реестр коменданта? Вообще-то, не так уж сложно и изменить внешность, не обязательно же её носить постоянно, сделал дело - и иди куда хочешь с абсолютно любой физиономией. Особенно если сам умеешь это делать, а не Мастерам Маскировки платишь. Даже королевскую подпись в принципе можно подделать. Или, при наличии большого ума и высокой изворотливости, получить у Его Величества - хитростью. А печать - а что печать, секретаря к стенке припереть... Другое дело, что кем должен быть человек, ради которого можно идти на подобные сложные манёвры? Да кто знает. Он может быть записан не под своим именем.
Но мы не будем усложнять и теоретизировать без хотя бы минимальной базы данных. Иначе можно невесть до чего додуматься.

+3

8

C какой-то стороны взгляд несколько озадаченной пары ясных глаз разглядывал трещину по краю не более и менее, как всегда. Или достаточно большую вечность. Или растянувшееся до пределов приличия мгновения. Как ни поверни смысл, всё равно окажешься в болоте правды.
Он рассматривал зеркало так, будто надеялся в его повреждённом краю отыскать ответ на любые вопросы. Желательно глобальные, заковыристые и фундаментальные. Видимо, надежды ещё не улеглись в занятом сложными преобразованиями разуме. Некоторые мысли бывают излишне тяжёлыми, чтобы успеть пробраться сквозь витиеватые завалы вовремя. Ну, или всё дело в параллельном обрабатывании информации...
К тому же, Магистр не без оснований подозревал самого себя в злостном утаивании. Только что вот никогда не занимался формулировкой, что же собственно он от себя утаивает. Иногда просто приятно делать и думать разные глупости.
- Ну и ладно! Не больно-то и хотелось! - с пронзительным негодованием крикнул Юук, обращаясь к потолку. После чего с чувством выполненного долга убрал несчастное стекло в сумку. И молча понадеялся, что его голос не слышен снаружи. Хотя тут как повезёт, наверно.
"Да уж, действительно неприятная неожиданность... Оказывается, иногда люди и не врут, когда рассказывают такие вещи. Впрочем, когда это действительно стоило сомневаться? Да-да, конечно, коне-е-е-ечно..." - Размышлять разбродно, с кривой бледной улыбкой - то мелькнёт, то исчезнет, - попутно иронизируя. А всё потому, что практики не было уже долгие, долгие годы... так и умение растерять недолго. Правда, существовала версия, что навыки похожи на умение жить - так просто от них не избавиться. Ну, кое-каким уникумам, разумеется, удаётся. На то дуракам закон и не писан.
Приходилось идти более долгим, зато более надёжным и основательным путём. Натянуть упрочнённые перчатки, размять в них пальцы. Снять крышку с банки, за стеклом которой, вздрогнув, заметался было огонёк, но быстро успокоился и устроился вновь точнёхонько в середине. Поболтать в пустоте защищёнными перчатками пальцами. Хмыкнуть при мысли, что другие любопытствующие, рискнувшие сунуть ручонки в сосуд, мгновенно распростились бы с привычным их видом по извлечению. В зависимости от того, как долго бы руки соприкасались с воздухом вокруг огонька.
"О, как же мне не нравится действовать по старинке! Никогда не знаешь, как всё пройдёт. Так, осторожно, по лицу не размазывать... размазанный воздух, Грешные Магистры. Никакой магии. Как там... ловкость рук и никакого мошенничества? И водой потом смыть. Лучше всего - текучей". - Повторяя про себя незатейливые инструкции, Юук очень аккуратно... а что, собственно, он сделал? Нанёс воображаемую мазь на глаза? Погладил глазные яблоки? Хоть закрыл их веками перед манипуляциями, не забыл, надо же.
Впрочем, ему это не помешало стиснуть зубы от боли, скрутившей всё его существо. Не физической - душевной, от которой Магистр успешно какое-то время отгораживался любыми доступными методами. Во рту появился солоноватый и вместе с тем сладковатый привкус. Впрочем, он относительно трезво рассудил, что коли язык прокусили, ему бы уже пристало взвыть от боли в голос. А так - подумаешь, губу задел. Заживёт.
"Жжёт. Левый глаз припекает, а правый кажется таким холодным. Зато правый видит..." - Да, видел так, как возможно было при определённом расположении духа. И то приходилось щуриться, наклонять голову, запоминать и сверять с хранящимися в памяти видами. "Интересно, а почему всё в холодных тонах? А вот левый... надо же. Мир для него заполнен тёплыми красками. Ла-а-адно, да здравствует удача дилетантов и кинувших практику".
Он мерял комнату шагами снова, по возможности отрешённо осматриваясь заново. Иногда застывал, рассматривал то одним, то другим глазом, постепенно формируя в голове смутные до тумана предположения. Бывало, что пропускал сквозь пальцы воздух.
- Мы смотрим и учимся, учимся и смотрим... а потом превращаем личное в общее, - бормотал под нос эксперт, понемногу склонявшийся к мысли, что таки сам себя он серьёзно поводил за нос и ничего-то тут нет.

+2

9

Гости выразили желание отправиться к месту происшествия, и по пути прочитать самопишущие таблички,  дабы ознакомиться с информацией из первоисточника.  Мысленно упрекнув себя за нерасторопность, что не догадался взять таблички взять с собой, Камши кивнул, и повел господ Тайных Сыщиков к своему кабинету. Благо  он находился недалеко от лестницы, по которой все равно нужно подниматься, так что времени потерянно не будет.  Иначе, он бы послал с ними сопровождающего, а сам  отправился бы за табличками.
-Арима Той был тишайшим из заключенных, довольно замкнутым и необщительным. А после того, как Дух Холоми в последний раз решил «потанцевать», и вовсе замкнулся в себе, и игнорировал окружающих. Знахарь утверждает, что он был абсолютно здоров, разве что ему хотелось спать больше чем другим заключенным. Если Вы захотите с ним пообщаться, я тут же его к Вам пришлю, и он Вам сам расскажет.  – Тойхи чуть повел плечами, ярко представив себе пропажу. Иногда, ему становилось жутко, когда он находился возле его камеры, или пытался с ним разговаривать. Объяснить себе такую реакцию, Камши не мог,  но с другой стороны, молчаливый собеседник, напрочь игнорирующий твое присутствие,  вполне может внушать  опасения, пусть и не очень-то обоснованные, и уж очень странным это не казалось.
Коридор в очередной раз сделал поворот, и им навстречу вышел один из младших служащих с табличками, которому Камши все же послал зов, дабы не пришлось бегать в кабинет и обратно.  Отдав таблички господину Лонли-Локли, комендант свернул на лестницу, продолжая указывать путь к камере.
-Я должен Вас предупредить. Сейчас в камере, так же находится приглашенный в качестве эксперта маг и тоже пытается выяснить, что же произошло. – Комендант повел плечами, снова почувствовав странные мурашки по коже.  И заподозрить бы магию, но ведь ее нет. В Холоми нельзя колдовать, иначе узники давно бы разбежались. Либо он чего-то не понимает, что тоже вполне допустимо, но в этом случае, господа маги все выяснят, и виновник «торжества» будет найден, живым или мертвым.  Короткое путешествие было завершено, и все оказались у открытой двери, в которой орудовал рыжеволосый маг.
-Еще раз, добрый день. – Комендант вежливо обратился к сэру Юуку, дабы привлечь его внимание. – Это сэр Лонли-Локли и сэр Тойши Крамха из Тайного Сыска. Господа, - Камши на сей раз обращался к своим недолгим спутникам. – Это Юук Ханнох, тот самый эксперт. - Возможно, присутствующие были знакомы между собой, но вежливость говорила, что представить прибывших друг другу все же следует.
-Если есть какие-то вопросы или пожелания, я к вашим услугам господа. Если таковых нет, то вы в любой момент можете послать мне зов, и я предоставлю все необходимое, что будет в моих силах.
[NIC]Тойхи Камши[/NIC]

Отредактировано Мастер (2013-12-03 03:34:43)

0

10

- Захотим-захотим, еще как. Но только после осмотра камеры, пожалуй. Все-таки знахари часто замечают мелочи больше остальных людей, специфика профессии, - пробормотал король, меланхолично осматриваясь и стараясь уделить внимание деталям. Как выяснилось, во время инспекций он упускал слишком многое, забивая голову мыслями о том, как его сейчас будут вкусно кормить и поить верные подданные. А кормили в Холоми на каждой инспекции замечательно, ничего не нарушали, вот и не удавалось думать о перспективах познания. Зато теперь какое раздолье, изучай на здоровье и стены, и лестницы, и повороты... Захватывающе-то как, слов нет. И только тяжко вздохнув, монарх опомнился, осознал, что он тут вроде как под шефством Лонли-Локли и решил исправляться.
- Правда ведь, сэр Шурф? Как Вы считаете? - залебезил Гуриг, изображая самую заискивающую улыбку из всех, на которые был способен. В общем, он решил, что попробует не только пристроиться к решению дела государственной важности, но и немного развлечь себя любимого активным дуракавалянием. Так, за между прочим. Не каждый день доводится, все-таки, надо ловить момент.
Впрочем, сэр Лонли-Локли тут же уткнулся в принесенные таблички, а весь его вид выражал полную сосредоточенность. Поскольку попытки отвлечь его представлялись сейчас по своим результатам бессмысленными, как минимум, а может быть даже и фатальными для всей династии Гуригов, королю пришлось временно заткнуться и проделать остаток пути в таком вот неприглядно тихом состоянии.
Оказавшись перед камерой, Его Величество невольно передернул плечами и чуть тряхнул головой. Ощущение дискомфорта было мимолетным и странным. При попытке подобрать хоть какие-то слова, чтобы это описать остановившемуся рядом Шурфу, король практически впал в ступор. В общем, объяснению это не поддавалось. А прошло так быстро, словно и не было. Ладно, будет еще возможность обсудить, а в самом крайнем случае - связаться с Джуффином, у него уж должны найтись описательные словесные конструкции для таких внутренних кульбитов.
Переступив порог камеры, Гуриг осмотрел "эксперта". Удивительно колоритное существо, так и хотелось наклонить голову на бок, присматриваясь. Но пришлось сдержаться. Как всегда. Эх, нет в жизни свободы воли... С другой стороны, было ооочень интересно, что это вообще за эксперт, какой направленности, откуда и с какого это перепугу почтенный комендант Тойхи Камши вообще втянул этого человека в столь секретное дело. Ладно, показания сверять будем потом, раз уж комендант так спешит откланяться. Как они будут посылать зов в стенах Холоми, Гуриг решил не уточнять. Ну, разнервничался человек, с кем не бывает, при таких-то форс-мажорных обстоятельствах. Разберутся уж как-нибудь сами, кого-нибудь из младших служащих выловят, в крайнем случае.
- Вижу Вас как наяву, сэр Ханох, - сообщил монарх, прикрывая глаза рукой.
- Не обессудьте, что я так сразу перехожу к делу, но обстоятельства обязывают. Вы нашли что-то, проясняющее обстоятельства побега? И еще один насущный вопрос: почему Вас привлекли к этому делу? - не то чтобы Гуриг имел что-то против, но, во-первых, ему было ну очень уж интересно, а во-вторых, он все-таки рассчитывал на максимальную секретность. И тут вдруг выясняется, что круг осведомленных расширился. Интересные дела...
- Я все правильно спрашиваю, сэр Шурф? - опять затянул монарх, скалясь, как умалишенный. Комендант ушел, так что необходимости в этом больше не было, но, успев войти в вкус, король уже не мог остановиться. Тут вот еще эксперт этот, да и мало ли кто может просто мимо пройти. Конспирация, конспирация и еще раз конспирация.
- И Вы нашли что-нибудь новое в отчетах? Или пока все сходится с рассказом сэра Камши?

+2

11

Первое, что интересовало Лонли-Локли, а именно – материалы по допросу задержанного, - отсутствовало. Второе, то есть подробности покушения – способ, время, средство, обоснование нападения на Короля, потому что даже индюшек на ферме без необходимости не забивают, - также не наблюдалось. Возникало ощущение, что заперли в тюрьму несчастного без суда и следствия. Душок от всего этого дела исходил крайне нехороший. И причина всё больше и больше производила впечатление притянутой за уши.
И Тайный Сыск ничего не знал об этом деле. Кофа никогда даже обрывки подобных слухов не ловил. Даже сам сиятельный сэр Джуффин Халли ничего не знал об этом деле. Ещё накануне Шурф был готов поклясться, что сие абсолютно невозможно.
«Такое молчание вокруг осуждённого свидетельствует о том, что есть какая-то связанная с ним тайна, которую предпочли замолчать. А, судя по тому, насколько хорошо его здесь запечатали – тайна имеет большое значение либо для королевской фамилии, либо для Ордена Семилистника. Ну, или для обеих сторон сразу. Отсюда и ложь, и полное отсутствие права сказать хоть слово у этого Аримы Тоя. Неправдоподобно, тут было бы лучше, если бы они сочинили ложные протоколы… Или опасались запутаться в собственном обмане и выдать себя? А так можно сказать, что потерялись, или их затребовал прошлый Король или Магистр Нуфлин, да так и не вернули…»
-Здравствуйте, Магистр, - вынырнув из дебрей собственных размышлений, промолвил Мастер Пресекающий, при этом выражение его лица неуловимым образом так и напрашивалось, чтобы ему приписали завершение фразы: "глаза б мои Вас тут не видели", - Бывший Старший Магистр Ордена Разбитых Отражений, сэр Юук Ханох – Мастер Изыскатель Смерти. Полагаю, этого достаточно, чтобы понять возможную пользу от его присутствия здесь, и говорим мы не о том, - скучающим тоном опытного наставника, в очередной раз призывающего к порядку пустившихся вразнос учеников младшего школьного возраста, продолжал Лонли-Локли, взглянув на Его Величество, после чего, недобро сверкнув серыми глазами, чуть ли не насквозь просверливать готовыми, напустился на коменданта. Точнее, как напустился - в его случае означало "морально прибить к стеночке гвоздями, психологически распять и обстоятельно расстреливать комменнтариями", - Сэр Камши, эта история выглядит вымышленной от начала до конца, однако, если верить Вашим словам, какой-то арестант всё-таки имелся. В данный момент мне видится, что проблема текущая гораздо сложнее, чем кажется. Здесь нет ни одного слова со стороны преступника, нет отчёта производивших арест о поведении обвиняемого, нет протокола расследования, нет ни одного доказательства того, что его злодеяние вообще было совершено, помимо голословных утверждений. С ним вообще кто-нибудь разговаривал? Выяснял ли, для чего он пытался совершить покушение на Его Величество и нет ли у него сообщников? И кто он сам такой? Общественное положение, семья, знакомые, друзья? Такое впечатление, будто расследование не проводили, Камши. В лучших традициях Вашего бывшего работодателя, генерала полиции Бубуты Боха, - когда Лонли-Локли начинал так хладнокровно и равнодушно чеканить свои логические выкладки, от него хотелось отойти подальше. В его устах подобные обороты были аналогичны тому, когда донельзя взбешённый человек кричит на всё помещение, - Или, ещё хуже, покойный отец нашего нынешнего правителя, либо исходя из каких-то личных интересов, либо по наущению Магистра Нуфлина Мони Маха, заткнул рот неугодному ему гражданину, заточив его сюда под вымышленным предлогом. Ни Куруш, ни даже кто-либо из буривухов Большого Архива не слышали ни единого слова об этом случае, и сэр Джуффин Халли был удивлён, - пусть и не до глубины души поражён, так, слегка обескуражен, вероятно, в точности как после случайного убийства сэра Голеха Облоны, но всё же, всё же… - Я как, пожалуй, никто другой, хорошо знаю, чего стоит его искреннее изумление. Этого не так просто добиться, - сэр Шурф снова был абсолютно спокоен, невозмутим – но также категоричен и непреклонен, - Объяснитесь, Камши. В противном случае – не знаю как Магистр Ханох и сэр Крамха, а лично я откажусь от взаимодействия с данной проблемой, - взгляд его стал непроницаемо-мрачным и очень тяжёлым, - Не желаю иметь отношение к тайне, которая может стоить жизни.
И он не поверил бы, если бы Гуриг сейчас сказал, что ни при каких обстоятельствах не отдаст соответствующий приказ. Ведь тот понятия не имел пока что, с чем им предстоит столкнуться. Причём, как ни прискорбно это признавать, но, если обоснование будет весомым, правильным, понятным, продиктованным реальной необходимостью, то Лонли-Локли сам осуществит приговор, в том числе и над собой.

+2

12

На вошедших Магистр обратил ровно столько внимания, сколько посчитал необходимым. То есть повернулся, кивнул сэру Камши - то есть засвидетельствовал, что таки услышал и понял, что ему сказали сейчас, - кивнул сэру Шурфу и третьему, явно не забывавшему правила приличия. И вернулся к увлекательнейшему созерцанию потолка. Как будто надеялся обнаружить на его шершавой поверхности кровавую надпись, содержащую в себе имя, фамилию, род занятий, хобби, ещё пару-тройку строк никому не нужных анкетных данных, коды доступа к... но это уже совсем иная опера, несколько скелетов, любезно выглянувших из семейных шкафов, четыре дюжины протоколов и ответ на верно сформулированный вопрос обо всём таком.
Но увы, мироздание с предубеждением относилось к подобным выходкам, потому не соизволило своей рукой начертать даже малость. Пришлось вновь отворачиваться для спокойного рассматривания. А ещё, пока он отворачивался, можно было уловить сердитое окончание явно сложноподчинённого предложения, пробормотанного под нос:
- ...то я менкал. - Придаточная часть могла содержать в себе что угодно, начиная от заноз и заканчивая раскрашенными Тёмными Магистрами. Но скорее всего, в ней заключались какие-либо умозрительные заключения относительно того, что теоретически тут имело место быть. И это что-то вполне вероятно являлось чем-то настолько очевидным... ну, например, как полная неменкалистость Мастера Изыскателя Смерти. Вот никак не походил он на верховое животное родом из Пустых Земель. Совершенно точно не хватало деталей.
- Ровно столько, сколько необходимо, - этаким беспечно-рассеянным тоном отозвался эксперт, начисто игнорируя второй вопрос. Да и ритуал знакомства тоже. Видите ли, он работал, а остальное могло катиться в тартарары, к Лойсо Пондохве, на тот свет... в общем, куда-нибудь отсюда. Лишь бы не отвлекало. Иначе кто-нибудь мог пострадать. Если, конечно, не сообразит о недопустимости пролазанья под руку. Люди - такие нервные создания!..
Магистр присел на корточки, чтобы всего-навсего провести ладонью в перчатке над ковром. Нахмурился, повторил действие. Выпрямился, пошевелил пальцами руки. Задумался. Впрочем, это только внешне выглядело как погружение в размышления. На деле Юук в голове, под аккомпанемент щёлкающих мыслей, собирающихся так и эдак, проводил скрупулёзное сравнение субъективных ощущений.
Некоторые вещи не то что глазами - даже сердцем трудно увидеть. Остаётся надеяться на зыбкую трясину догадок и предположений, что паутиной раскидываются, ища единственно верный путь.
"Значит, чем ближе к полу, тем слабее это мерзкое отвращение... Любопытно, воистину! Тогда ведь имеет смысл подняться выше?" - Руки тем временем тщательно сдёргивали одну из перчаток. Для перетаскивания стула понадобится "чистая" конечность. А, ну и банку закрыть как раз можно, тут особая ловкость не требуется. Где там крышка лежала...
Для чистоты эксперимента Ханох переносил стул по разным точкам, отчего-то казавшимися подозрительными. В подобных случаях лучше перегнуть палку и сделать больше, чем потом кусать и грызть в досаде локти и заламывать руки в притворном отчаянии: мол, не сообразил, не сделал, не подумал. И забирался на него. И рассматривал вблизи, хотя эффект уже сошёл фактически на ноль, чему свидетельствовал лёгкий зуд вокруг глаз.
Всё равно в итоге уселся на потоптанную, или поэтически попранную сапогами, поверхность, снова занявшись умозаключениями.
А господа визитёры действительно могли думать то, что им угодно. Не собирался при коменданте Мастер Изыскатель Смерти распространяться. Вот не желал, и всё! И при третьем тоже. Хватило ему и так с утра сюрпризов.
К тому же, смутные, полузабытые тени чего-то важного... с формулировкой, как всегда, возникли проблемы. Хотя он не сомневался, что в ближайшем времени придётся для начала высказаться перед собой, а потом поступать так, как должно. Как любой эксперт.

+1

13

Камши немного растерялся от такой категоричности. Он не мог предоставить господам Тайным Сыщиками ту информацию, которую они хотели бы получить. Не потому даже что не хотел, хотя и посвящать в тайны Холоми Камши себя считал не вправе никого, да и не так много тайн он знал, а просто потому, что не было этой информации. Единственное, что у него было, это пара беглых строк да архив бесполезной информации по ходу "проживания" узника в стенах замка.  Но объясниться действительно придется. Тойхи, при всем его желании не впутывать посторонних, совсем не хотелось, чтобы Тайный сыск отстранился от поисков сэра Аримы.  Что-то нехорошее было в его исчезновении, да и вообще в смерти здесь.
Задумавшись над тем, как ответить, Камши ненадолго ушел в себя, пытаясь как можно более внятно и лаконично сформулировать ответ.
-Боюсь, что мой ответ Вас не порадует, сэр Шурф. Если более детальная информация про заключенного была, то она исчезла еще до моего вступления в должность. Единственное, что я могу сказать, это несколько фраз, которые говорил мне прежний комендант. Он действительно был как-то связан с короной,- Камши умолк,  обдумывая сложившуюся ситуацию. Кам не раз пытался разузнать более подробно, но его величество Гуриг 7 уже не мог подсказать, что именно произошло с Аримой, а при дворе царят столь запутанные порядки, то если и есть те кто обладают нужной информацией то по своим соображениям держат ее в тайне. Про Орден Семилистника речи вообще быть не может. Как в свое время сказал ему прежний комендант, не той он величины фигура, чтобы лезть в дворцовые интриги. Это раздражало неимоверно, но и поделать с этим он ничего не мог. Не сказать, что хотелось бы, но о своих подопечных Камши предпочитал знать, и признавал свое бессилие перед собеседниками. – И заключен в тюрьму был специальным указом Его Величества. Что до допросов... Арима Той имел довольно своеобразное чувство юмора, и каждый раз выдавал какую-то новую версию. Хотя, может, на него было наложено заклятье молчания, вот он и не говорил правды. А допрашивать с магией его действительно не пытались. Зачем? Обычно, к нам невиновные не  попадают, и все необходимые манипуляции вроде допросов проводят еще до того, как заключенный оказывается в стенах Холоми. - Камши поморщился. Он понимал справедливость суждения Мастера Пресекающего Ненужные Жизни, но тюремная система работает уже больше ста лет, и те кто сюда попадают проходят либо через Тайный Сыск, либо через Орден Семилистника. Вместе с узниками передают готовые отчеты, а внутриведомственные допросы не такие уж и тщательные. Особенно если учесть тот факт, что многим из здешних «жильцов» совершенно плевать на документацию, и говорить о причинах они не слишком то и склонны. Вот и выходит, что больше всего про узников знают знахари, которые проводят осмотры и «беседуют по душам» при необходимости.
Камши вопросительно посмотрел на магов. Если вопросов не было, он бы предпочел удалиться к себе в кабинет и заняться текущей работой, вряд ли он мог еще хоть чем-то помочь. Комендант практически не обращал никакого внимания на происходящее в камере, сосредоточив все свое внимание на беседе. Ему самому не слишком бы понравилось, если бы за работой наблюдали посторонние «дыша в затылок». Вот он и не наблюдал, почти. Все же желание быть в курсе того что происходит на вверенной его территории было больше тактичности, и действия приглашенного эксперта немного удивляли. С другой стороны, ему виднее, как работать, и Кам не подавал виду что происходит что-то необычное для его понимания.
   Из открытой двери повеяло очередным порывом легкого ветра, приносящего с собой едва уловимые запахи. По зеркалу Магистра Юука и небольшому зеркалу, висевшему возле стола прошла легкая, едва заметная рябь, совсем немного искажая отражение.
- Знаете, сэр, иногда мне кажется, что сэр Арима вполне мог быть участником истории, результаты которой способствовали бы тому, чтобы оказаться в этой камере. Иногда он по несколько суток неподвижно сидел, прислонившись спиной к стене, и можно было бы подумать, что он колдует, находись мы не в Холоми. А что стало, когда дух Холоми проснулся, вы, господа, уже знаете.

[NIC]Тойхи Камши[/NIC]

0


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (до 123 года) » Квест. Узник замка Иф.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC