Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (от 123 года) » "Жизнь за царя!".


"Жизнь за царя!".

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

1. Место действия:
Иафах.

Затем – одна из книг библиотеки.

2. Год, дата и время:
126 год.
201 день.
14:00.

3. Погода:
Погода? В замке?

4. Участники:
Шурф Лонли-Локли, Гуриг VIII.

5. Краткое описание квеста:
Одна из версий того, как можно «угодить в переплёт». Или – немного о том, почему нельзя трогать некоторые книги без спроса.
Был обычный рабочий день и ничто не предвещало беды...

0

2

Гуриг сидел за столом архива, выбрав себе самый неудобный из стульев. Стул он выбирал долго и целенаправленно, чтобы нельзя было отвлечься, расслабиться и задремать. На них с сэром Лонли-Локли была возложена важнейшая бюрократическая миссия, так что нельзя было давать себе воли. Совсем. Но не поддаваться такому искушению удавалось только сэру Шурфу, а король все откровеннее строил ему страдальческие мины. Однако наместник старика-Нуфлина либо вовсе не понимал намеков, либо усердно делал вид. А раз уж они были здесь одни и никто не мог смотреть на Его Величество с разочарованием и укоризной из-за неподобающего поведения, Гуриг не выдержал и обреченно уронил голову на руки, лежащие на столе. Ну зачем он тут вообще нужен, скажите на милость? Лонли-Локли вполне справлялся и без него, да так хорошо, с такой гражданской ответственностью, что король был готов был не глядя подписать и шлепнуть печатью любую бумажку, которую тот ему подсунет. Ан нет, им нужно было "согласовать" основные поправки к этому дурацкому Кодексу. Согласование протекало в следующем ключе: сэр Шурф что-то говорил с явно вопросительной интонацией, король глубокомысленно кивал, мельком улавливая смысл, чего было, судя по всему, вполне достаточно, потому как Лонли-Локли к нему не приставал еще дюжину минут, погружаясь в попеременные чтение и писанину.
Вздохнув и оторвав чело от рук, а руки от столешницы, Гуриг обратил свой взор на стеллаж у противоположной стены. Полки казались такими манящими... В конце концов, это была святая святых Семилистника, должно же в их библиотеке было быть хоть что-то интересное. Он так давно не читал ничего просто так, для души... Почему бы не сейчас, в самом деле? Сэру Шурфу он не особенно нужен, а покивать можно и из-за переплета. Принцип работы архива он вполне уловил со слов Лонли-Локли, так что никаких проблем.
Вытянув вперед руку, Гуриг сосредоточился на том, что же ему все-таки нужно. Какая-нибудь книга... В точку, гений. В библиотеке? Книга? Да ладно? Раздраженно отмахнувшись от внутреннего голоса, король снова нащупал свою сосредоточенность. Что-нибудь захватывающее и увлекательное, роман или история, такие, какими зачитываешься, не можешь оторваться, ныряешь с головой в события и эмоции героев. Такие книги часто попадались ему в детстве, когда у него еще было на них время. Чаще всего это были просто исторические книги, но написанные так, что дух захватывало. Читая их он был Халлой Махуном Мохнатым, влюблялся в Короля Менина и Королеву Вельдхут, плакал, смеялся и умирал... Вот это было то самое, прекрасное детское чувство полного сопереживания тем, о ком можно узнать только с чужих слов. Зато с каких...
Тем временем, пока Гуриг, как обычно, отвлекся на поток мыслей, с одной из дальних полок слетела книга в невзрачной и чуть потертой обложке из тонкой черной кожи. Повертев пойманное сокровище в руках, король не обнаружил ни названия, ни автора. Под переплетом тоже было пусто, так что монарх просто перевернул первую, совершенно чистую страницу, и пробежал глазами по строчкам.
"В те давние времена, когда Мир был еще совсем молод, в нем были только песок, небо и ветер. А потом появились люди". Что за ересь, интересно узнать? "Они не знали кто они и куда идут, не знали зачем они здесь. У них не было ни воды, ни пищи..." Гуриг хотел было поинтересоваться у сэра Лонли-Локли, повторно, но уже вслух вопрошая, что это за ересь, но понял, что не может поднять голову. И вообще ничего уже не может, потому что его обступила темнота. Плотная, непроницаемая, в которой не было ничего. Его самого на какой-то момент не стало, а потом он открыл глаза и задохнулся от хлестнувшего по лицу порыву ветра пополам с песком.
- Грешные Магистры... Что происходит и почему опять я? - буркнул Гуриг, тут же закашлявшись от попавшего в рот песка. Вокруг были какие-то люди, и он упорно шел с ними бок о бок. Попытавшись сделать шаг в сторону, король понял, что этого нет в сценарии его нынешней судьбы: какая-то сила вела его вперед, не прислушиваясь к паническим крикам разума. Вот дерьмо.

+4

3

Сэр Шурф, как обычно, выступал в роли личности, вступающей в очередной неравный бой с тоннами бюрократической писанины, которая могла бы выстлать широкой дорогой, сравнимой с какой-нибудь центральной автострадой Мира Паука, всё расстояние от Хонхоны до Арвароха. Почему неравный? Да потому, что писанина обычно не справлялась с таким напором на неё и очень быстро капитулировала, оставляя после себя победителю лишь чувство выполненного долга. Поэтому он не сразу заметил, что остался в библиотеке один. И, если честно, если бы не одно маленькое обстоятельство, Лонли-Локли ещё не скоро поднял бы голову от заполняемого им красивыми ровными строчками документа:
"…и, по означенным причинам, можно сделать вывод, что основным орудием, позволяющим упомянутым недобросовестным людям претворять в жизнь свои планы, являются сами граждане. Обезопасить же себя от подобного рода хищений и подлогов можно, загодя предпринимая комплекс следующих мер…"
Речь шла о поддельных справках о персонально дозволенных ступенях магии. Продавали их личности, которые обряжались как адепты Ордена Семилистника и ходили по домам. В связи с этим у некоторых горожан складывалось мнение, что величина ступени колдовства, которую им можно будет применять в соответствии с выданным позволением, напрямую зависеть от суммы, которую они платят за таковое. Что абсолютно не соответствовало действительно, подрывало репутацию Ордена и приводило для них к довольно печальным последствиям. В данном случае винить их стоило лишь в повышенном легковерии. Сэр Шурф наконец-то решил дополнить официальные данные о том, как проводится система проверки способностей населения, то есть подробнейшим образом прописать порядок, в котором та осуществлялась, чтобы никто более не мог быть обведён вокруг пальца…
А обстоятельством было ни что иное, как возникший вопрос.
-Ваше Величество, компенсацию выплачивать будем? – озвучив его, Лонли-Локли уяснил-таки себе, что адресата сообщения рядом не оказалось. А тут требовалось именно мнение Короля, поскольку лишь его казна могла восполнить пострадавшим их материальные затраты – потому что запрашивали мошенники отнюдь не скромные суммы. Конечно, тех надлежало арестовать и препроводить в тюрьму – однако, тем, кто уже успел попасться на удочку обманщиков, пришлось куда как несладко. Возникало, конечно, здравое сомнение – а должно ли правительство вообще возмещать другим потери, возникшие на основе их же глупости.
Конечно, некоторое время сэр Шурф подождал, предполагая, что у Гурига могли быть свои естественные потребности, во имя удовлетворения которых тот и отлучился. Однако, того не было как-то уж очень долго, а интуиция, прислушиваться к которой был обязан любой колдун, начала кусаться уж как-то слишком больно.
И Лонли-Локли двинулся вдоль стеллажей, не спеша – поскольку опасался элементарно проглядеть требуемое. Он не понаслышке знал, на что способны здешние книжки. Одного послушника, повадившегося было вырывать страницы, они обратили в малиновую крысу с тремя хвостами. А ещё один и вовсе исчез – поначалу никто не знал, куда, а потом тот прислал Зов аж из Ландаланда, причём не помнил, как там оказался. При чём тут книги, если тот мог попросту сбежать? А при том, что был парень не один, а с другом, и друг видел, как тот вошёл и не вышел, и прождал верный товарищ целых пять часов у вдоха в библиотеку.
Когда же он увидел валявшуюся прямо в середине прохода книжицу – у него едва сердце не остановилось.
Схватив книгу – благо, на руках по-прежнему находились рукавицы с причудливой вязью защитных рун, способных блокировать самые разные виды опасной магии, - сэр Шурф аккуратно перенёс её на письменный стол, открыл на первой попавшейся страницы. Закрыл его аккуратно вытащенным из-под кипы чистых страниц, готовых, так сказать, к употреблению, лист копирки.
Приготовления почти не заняли времени, и вот он уже, сосредоточенно нахмурившись, пишет:
"В этот момент" – «Надеюсь, я не отвлекаю его посреди какого-нибудь кровавого боя… Но нужно рискнуть…» - увы, но Лонли-Локли отлично знал, что эта книга не отпустит жертву просто так, посему, если просто написать, что перед Королём открылся выход и он вошёл туда – она не станет играть на таких условиях, и, следовательно, не на шутку рассердится, сочтёт за нарушение правил и переварит добычу на месте, такое уже случалось, - "Гуриг услышал тихий голос в своей голове, спрашивающий:
-Ваше Величество, Вы случайно попали внутрь книги. Опишите, пожалуйста, что с Вами происходит в данную минуту.  Как можно подробнее, от этого будет зависеть то, смогу ли я Вам помочь.
С этого момента незримому собеседнику становилось слышно любое слово, произнесённое пленником безумных мемуаров."
Какое всё же счастье, что книги подобного толка, равно как и их авторы, любят не просто сожрать добычу, а поводить её по сюжету. Это давало возможность вступить в противоборство с тёмной ворожбой, пропитывавшей эти страницы. Сэр Шурф, вестимо, не просто писал, и всё. Тогда буквы остались бы всего лишь буквами. Он вплетал их в общую канву происходящего, попутно пытаясь сообразить, как лучше будет вывести Короля обратно. Лонли-Локли специально не стал писать напрямую в книгу, а использовал довольно примитивное, но действенное средство – он опасался уронить на страницу хотя бы один случайный, беглый взгляд. Оказавшись внутри, он вряд ли сможет как-то поправить дело.

+3

4

Гуриг шел вперед, что, очевидно, было задумало сценарием, но не мешало озираться по сторонам, разглядывая своих попутчиков. Это были крепкие, смуглолицые люди, обвязанные какими-то тряпками неизвестного происхождения и далеко не первой свежести. Тряпки не претендовали на роль одежды, потому что были просто намотаны на тела кое-как, явно исключительно в целях сохранения кожи от палящего солнца. Король, в своем лоохи и шляпе, выглядел здесь, прямо скажем, крайне неуместно. Рожи у ребят были самые что ни на есть суровые, хотя среди них были не только здоровые, крепкие мужчины, которым монарх едва доставал макушкой до шеи, но и женщины, и дети. Все они выглядели так, словно шли на массовую смерть во имя какой-то великой цели. Только самые маленькие из детей показывали полную растерянность. Очевидно, взрослых обуревали схожие чувства, просто это был один из тех народов, что упрямо ломятся вперед, гордо подняв голову и не склоняясь перед обстоятельствами.
Исходя из обстановки, Гуриг быстро перестал вопрошать у себя, какого черта происходит, и просто принял как данность, что неким образом угодил в эту самую книжку, незадолго открываемую с таким предвкушением. Хотел пережить увлекательную историю вместе с героями и окунуться в нее с головой? Вот и окунайся. Получил, болван.
И тут, прерывая процесс смирения, не дав даже начать переходить к размышлениям о том, что делать, в его голове раздался тихий, спокойный и размеренный голос. Весьма знакомый, кстати говоря. И, пожалуй, в текущих обстоятельствах, самый желанный из всех.
-Ваше Величество, Вы случайно попали внутрь книги. Опишите, пожалуйста, что с Вами происходит в данную минуту.  Как можно подробнее, от этого будет зависеть то, смогу ли я Вам помочь.
Подавив всякое желание язвить насчет очевидных замечаний о том, куда он попал и случайно ли, король сделал глубокий вдох, насколько позволял горячий воздух, и приготовился включать деловой тон. Не то чтобы он был наслышан о тончайшей душевной организации сэра Шурфа, да и чувство гражданского долга не позволило бы бросить монарха тут, рисковать все же не стоило. Все-таки не факт, что он выберется отсюда совершенно самостоятельно.
- Рад Вас слышать, сэр Шурф. А то местные ребята не слишком разговорчивы. Да я и не рискую лезть к ним со светской болтовней, говоря откровенно, - сообщил Гуриг песку под своими ногами. Стараясь следовать инструкциям Лонли-Локли, он как следует осмотрелся, мысленно уговаривая себя сосредоточиться.
- Значит так, я посреди пустыни. Конца и края ей не видно. Песок и небо. Даже солнца что-то незаметно, хотя светло и печет, как на жаровне. У меня тут еще и попутчики имеются, смуглые красавцы с женщинами и детьми. Пара десятков дюжин, если на глаз, точнее пока не считал. Если надо - посчитаю, мне для Вас ничего не жалко. Как я выяснил из книги, когда начал читать эту дрянь (весьма однообразную, кстати говоря, а ведь я требовал у Вашего архива захватывающий сюжет), они не знают, куда идут и откуда, и вообще появились тут сами по себе. Загадочные ребята, ничего не скажешь. Тряпки на них какие-то дурацкие наверчены, никогда таких не видел. На меня особого внимания не обращают. Точнее, вообще никакого внимания. Да и друг на друга тоже, даже на детей никто не смотрит, идут себе и идут. Вот и весь отчет.
И только закончив свою пламенную речь, Гуриг понял, что процессия останавливается. Точнее, медленно меняет направление, чтобы ее начало сомкнулось с концом, образуя круг. Завертев головой, король заметил, что двое мужчин, стоявших напротив друг друга, вышли в центр и медленно достали из глубины своих тряпок тонкие, чуть изогнутые кинжалы. Остальные смотрели с затаенным предвкушением, но без энтузиазма. То ли это происходит не в первый раз, то ли этих ребят вообще ничем было не удивить. Один из мужчин был рыжий и коренастый, другой - высокий брюнет. Рыжий взмахнул кинжалом и ринулся на оппонента, от чего толпа тихо загудела. Молодцы, очевидно, бились не на жизнь, а на смерть, потому что король впервые разглядел на смуглых лицах улыбки, но это были полные безумия улыбки обреченных.
- Сэр Шурф... - почти заныл Гуриг, во все глаза наблюдая за представлением, - Тут что-то непонятное творится. Эти странные господа организованно встали в круг и устроили кровавую дуэль. Пока не знаю зачем, почему и по какому принципу выбирали оппонентов. Даже сейчас никто из них не говорил ни слова.
Мужчины то налетали друг на друга, то отскакивали, но было видно, что рыжий яростно атакует, а брюнет только умело блокирует каждый удар. Даже уже полученный глубокий порез на плече его, кажется, ни капли не смущал.
- Кстати, у меня к Вам будет небольшая просьба... Ни в коем разе не оставляйте меня здесь одного, раз уж Вам удалось со мной связаться. Это так, на всякий случай, если возникнет такое искушение. Я болтлив, когда нервничаю, и могу достать кого угодно. Но ни за что меня не бросайте, можете считать это делом государственной важности.
Ребята же, очевидно, начали выдыхаться, что немудрено на такой жаре, да еще и когда ноги утопают в песке по щиколотку. Тут не до долгих красивых дуэлей. Ловко уйдя от очередной атаки, брюнет развернулся в прекраснейшем пируэте и нанес рыжему точный удар между ребер. Король не видел их так близко, чтобы утверждать наверняка, но не сомневался, что нож врезался точно в сердце. Кольцо людей одновременно всколыхнулось, словно единый организм и начало сужаться. Как только брюнет наклонился и выдернул кинжал из трупа, все разом кинулись к умершему, утягивая за собой Гурига, итак обреченного участвовать в этом безобразии и не способного сопротивляться.

Отредактировано Гуриг VIII (2013-11-12 19:30:53)

+1

5

Чем дольше сэр Шурф слушал рассказ Его Величества, тем меньше тот ему нравился. Чем-то знакомым попахивало происходящее в книге. В духе древних легенд, уже практически всеми позабытых. Но даже Лонли-Локли не мог мгновенно вспомнить сюжет, исходя только из описания. А то, что это не художественное произведение, он знал – помнил примерно, в каком веке был наложен запрет на вымыслы в литературе, а сей фолиант явно был гораздо младше. Однако, в том, что это мог написать и очевидец, пока рано было сомневаться – книгу такую был в силах составить лишь могущественный колдун, а те, как правило, могут спокойно жить на протяжении нескольких тысяч лет. У них свои договорённости с госпожой смертью. Или же – военные действия.
Он прикрыл глаза, размышляя и отлично понимая, что время у него ограничено. Причём это – мягко говоря. Говоря грубо – поджимает и вот-вот вырвется из рук последней песчинкой.
Решение пришло само собой. Каждый, кто оказывался внутри книги, каким бы могущественным колдуном ни являлся, становился одним из персонажей, его намертво вплетало в сюжет. А вот снаружи можно было попытаться подавить колдовство. Постепенно, конечно, но он может сперва попробовать взять на себя управление, а потом и вывести Короля. При этом не нарушая правил игры, установленных книгой, но оборачивая их себе же на пользу.
Новые строчки побежали по странице. Сэр Шурф отлично знал, что, пока книгу никто не читает, те остаются чистыми. Этот трюк изучили многие, здорово помогало экономить настоящую бумагу, но не все использовали таковой во благо.
Изначально требуется хотя бы несколько страниц. В дальнейшем их оказывается ровно то количество, какое необходимо. И в одной такой книге можно хранить сразу несколько сюжетов. Правда, они обычно оказываются нравными и могут сами начать выбирать, который показывать читателю… Но это – издержки колдовства, почти все заговорённые вещи с течением времени приобретают свой собственный норов, особенно, когда "проживают" вблизи от Сердца Мира.
Буквы впитывались в чуть желтоватые листы,  исчезая с их поверхности бесследно, но внутри меняя ход событий.
***
Рядом с Гуригом он соткался из ниоткуда, однако, выглядел совсем как обычно – бело-голубые одеяния, упакованные в защитные рукавицы Перчатки Смерти и взгляд, преисполненный флегматичной укоризны. И вот одна из этих самых железных лап, а, точнее, правая, буквально сгребла Короля за шкирку, выдёргивая из толпы, уволакивая в сторону, как цунами утаскивает утлый деревянный плот.
Смерив Его Величество хмурым тяжёлым взглядом, Лонли-Локли бережно отряхнул его, расправил изрядно помятую одежду, а потом поджал губы и сурово взглянул со стороны на результат. Это было похоже на поведение строгого отца, который извлёк своего сынка из непотребной драки во дворе, привёл в порядок, разве что оплеух воспитательных субординация надавать не позволяла, а теперь собирается распекать на все корки. Однако, сэр Шурф всё же сообразил, что тратить драгоценные минуты на упрёки они не могут себе позволить. Да Гуриг и сам уже получил по первое число – если судить по той просьбе не бросать его здесь, он был растерян, а то и, чего греха таить, испуган, и любой бы испугался.
-К Вашему сведению, мне вовсе не обязательно отдавать приказ, чтобы я хотел Вам помогать. Я бы всё равно это сделал, даже если бы Вы были не правителем Соединённого Королевства, а только-только поступившим в Орден послушником. Нет у меня привычки бросать людей на произвол судьбы, - бесстрастно проронил он, - Таки я был прав в своих догадках, - задумчиво проговорил этот неумолимый человек, в силу своего роста вынужденный смотреть на самого Короля сверху вниз, - Написанное мной в той книге способно влиять на развитие событий. А вот, если бы я прочёл хоть строчку – я бы точно не смог Вам ничем помочь, потому что мы оказались бы на одних и тех же условиях. Пленниками. А с ними это творение неведомого автора, как видите, не церемонится. Да, кстати, сейчас они нас не видят, и вообще никто не увидит, но продлится это до тех пор, пока строчка не впитается целиком в страницу.
Проекция сэра Шурфа ничем не отличалась от него самого – точно такой же лекторский тон, точно такое же выражение лица, ясно указывающее, что ничего хорошего не будет, если Король попытается его перебить.
Как бы то ни было, а ко времени, когда он договаривал, вокруг уже не наблюдалось ни одной живой души. Так ли это было на самом деле? И, даже если да – то на какой срок? Сэр Лонли-Локли сам это загадал, и оно исполнилось. Но и безумный том тоже был не лыком шит, и наверняка уже готовил ответный удар.
-Видите ли, я в состоянии влиять на сюжет, подавляя вложенную под обложку волю того, кто создавал оригинал, но не могу просто взять и вывести Вас, всего лишь вписав появление Двери. Я ощущаю идущее от книги противодействие, и пока что с ним справляюсь – она недовольна моим вмешательством, но терпит. А вот, если я попытаюсь взять и без всяких трудов, всего парой предложений, отнять у неё добычу – она взбесится и сможет вытворить что угодно. Вы можете вернуться в Мир в качестве трупа или просто исчезнуть. Поэтому – давайте лучше поищем другой способ.
Впрочем, Лонли-Локли полагал, что постепенно сумеет полностью захватить контроль над книгой.  Главное – чтобы та не закончила свою повесть раньше. Но – что ж, в таком случае, видимо, придётся заняться составлением продолжения.

+2

6

Гуриг с суеверным ужасом наблюдал как люди бросаются к трупу, расталкивая друг друга локтями, ногами и не глядя даже за тем, не затопчут ли детей. Дети, кажется, вообще казались им самыми опасными противниками: они могли проскользнуть мимо взрослых, потому что были меньше и быстрее, пробирались между толчеей тел куда более успешно, чем крупные мужчины или слабые женщины. Король, разумеется, толкался вместе со всеми, хотя разум вопил, что надо бежать совсем в другую сторону. Но, к счастью, он был не таким мускулистым амбалом, чтобы растолкать тут всех, да и лоохи изрядно мешало проявлять чудеса изворотливости на зыбком песке, так что особых успехов достигнуто не было.
И только когда первые несколько человек добрались до трупа, Его Величество окончательно смог осознать необходимость вознести всяческие хвалы судьбе и небесам за то, что в этот раз он оказался в группе тотальных неудачников, причем с максимальной искренностью. С десяток челюстей и рук впились в несчастное тело, разрывая его на части, жадно глотая еще горячую кровь и запихивая в рот куски мяса. Гуриг почувствовал, что деревенеет от этого зрелища, но как раз в этот момент чья-та железная рука схватила его за шкирку и оттащила от толпы на добрый десяток метров. Поняв, что перед ним никто иной, как Шурф Лонли-Локли, король позволил своему разуму на несколько минут нерешительно впасть в нирвану от этого факта, посему даже и не подумал возмутиться на все эти отряхивания и укоризненные взгляды. Да пусть нянчится в свое удовольствие, вытащил бы только отсюда. Нирвана в голове растаяла, как сон поутру.
- Сэр Шурф, Вы это видели? Они же едят друг друга. Убивают на дуэлях и едят, это явно не в первый раз. Грешные Магистры, и женщины, и дети, они кидаются на мертвого хуже животных, - почти в панике вещал монарх, пропуская слова своего визави мимо ушей и усиленно дергая его рукав. Это было, конечно, вопиющим нарушения этикета и субординации, да и постеснялся бы король такое вытворять в любых других обстоятельствах. Но тут уж не до церемоний.
- Нет, я, конечно, все понимаю, они выживают единственным возможным здесь способом. Но страшно ведь даже не то, что они делают, а как. И, что хуже всего, я явно должен был глодать его косточки вместе с остальными, если бы Вы так вовремя не оттащили меня оттуда. Кстати, большое спасибо. Вряд ли я смог бы в ближайшую дюжину лет есть хоть какое-то мясо, после такого опыта...
Умолкнув на секунду, Гуриг опасливо покосился на собрание каннибалов всех мастей за своей спиной и передернулся от подкатившей тошноты. Нравы Смутных Времен были ему, конечно, знакомы, но исключительно в теории, так что в деле поедания сородичей Его Величество вполне можно было окрестить неженкой.
- И, к слову, я не сомневался, что Вы не бросите меня здесь на произвол судьбы. Но, сами понимаете, в таких делах любой предпочтет перестраховаться.
Тело временно снова начало ему повиноваться, уж кто знает по какой причине (сэр Шурф ли указал это в своих записях, сама ли книга решила дать ему передышку), и король уселся на песок, скрестив ноги. Впервые он настолько радовался тому, что обязан носить шляпу: она помогала хоть немного защитить от жары многострадальную макушку.
- А сколько у Вас есть времени, пока эти Ваши чернила полностью не впитаются? И удастся ли Вам наведаться сюда еще раз? Не хотелось бы мне участвовать в очередной трапезе, если честно. Но, на месте книги, я бы точно начал сопротивляться и вряд ли позволил бы использовать один и тот же прием дважды. Хотя, если история обязана играть по определенным правилам... Может, я не просто выберусь, но и спасу желудок. Это было бы очень кстати, - Гуриг чуть улыбнулся, поднимая на Лонли-Локли огромные и доверчивые глаза. Мол, ну на кого мне еще полагаться, о оплот порядка и надежности среди этого хаоса, творимого разгильдяями? Не то чтобы он всерьез собирался таким образом растопить сердце сэра Шурфа, скорее туманно признавал свою вину.
- Ау, Грешные Магистры, - зашипел король, вскакивая на ноги и потирая пострадавшую пятую точку. Не то чтобы он действительно пострадал, просто песок внезапно стал слишком горячим, это чувствовалось даже через подошвы. Недоуменно уставившись под ноги, Его Величество принял к сведению, что песок стал красным. Обернувшись, он увидел такое же кроваво-красное бескрайнее песочное море в той стороне, откуда они пришли. В противоположном направлении это природное явление обрывалось, а дальше песочек был самый что ни на есть обыкновенный, желтоватый.
- Сэр Шурф, я, конечно, не уверен, но эти их трапезы, судя по всему, как-то нехорошо влияют на окружающую действительность. Так что, есть ли у Вас какие-нибудь мысли насчет "другого способа"? Потому что я тут, в некотором роде, заложник обстоятельств, и вряд ли смогу предпринять что-то масштабное. И уже испытываю некоторую потребность вернуться к тем милым ребятам. Не думаю, что у нас много времени для конструктивной беседы.

Отредактировано Гуриг VIII (2013-11-13 19:46:17)

+2

7

Сэр Шурф прописал только то, что он может видеть и слышать в этом сходящем с ума местечке, однако, тактильных ощущений у него не было. И неудивительно, поскольку он ограничивался только самым необходимым, ввиду того, что следовало действовать как можно быстрее. Поэтому он не чувствовал ни жары, ни холода, и даже запахов не чуял. В конце-концов, рядом с Гуригом находился не он сам, а его точная копия.
Правая рука взмыла в воздух и опустилась на макушку монарха в виде довольно-таки мощного подзатыльника. У Мелифаро и у того же Макса от таких ноги подгибались. Длань Лонли-Локли даже и в подобном месте оставалась всё такой же тяжёлой. И стукнул Короля он от всей души, желая тому, впрочем, исключительно блага. Просто творившееся с Гуригом напоминало приливы и отливы океана панической истерики. А физическое воздействие иногда лучше всего способствовало должной концентрации внимания. Во всяком случае – на некоторое время. А потом… Можно стукнуть ещё раз. Пусть даже просто для профилактики. И вообще прибегать к этому средству почаще. Правда, действовать следует аккуратно, чтобы не отбить мозги, ведь всё-таки хотелось верить, что у Гурига ещё будет возможность ими поработать. Но с другими, вроде как, получалось. Хотя, Макс и бурчал, что Лонли-Локли, мол, прервал его в момент, когда тот собирался думать, а Мелифаро начинал утверждать, что и так на голову ушибленный, а это-де уже вообще перебор, и в шутку - наверно! - требовать у сэра Халли отпускные по инвалидности и "приструнить этого убийцу".
«Неужели я так плохо объясняю? Он ведь не понял, как это работает…» - впрочем, в подобных условиях и собственное имя забыть можно было бы. Хотя… А что, в сущности, такого происходило?
Ну да, они ели друг друга. Было бы, из-за чего паниковать. Предоставь сэр Шурф сейчас волю Безумному Рыбнику – тот дал бы им всем неплохую фору. Да и в должности Мастера Пресекающего ему приходилось наблюдать подчас весьма малоаппетитные зрелища. Те, от которых обывателей вывернуло бы, заставив отдать обратно их завтрак, обед или ужин.
-Прошу прощения, Ваше Величество, но Вам нужно прийти в себя, - отчеканил Лонли-Локли, глядя так сурово и сердито, что сэр Мохи Фаа в свои лучшие времена, и тот позавидовал бы, - Вы должны помнить, что их не существует, а прототипы умерли задолго до рождения Короля Мёнина, если вообще имелись. Это наваждение. Я могу его сжечь, без каких-либо проблем, но сейчас Вы связаны с ним. Этот контакт нужно расторгнуть, прежде чем влиять на этот мир. Прекратите в него верить. Закройте глаза и как можно более медленно вдохните. Задерживайте дыхание так долго, как сможете. И выдохните – так же плавно. Повторяйте это до тех пор, пока у Вас в голове не останется только одна мысль. Здесь реальны Вы и относительно реален я. Всё. Сосредоточьтесь только на ней. Это и есть единственный шанс.
Создавалось впечатление, что, если Гуриг откажется или будет колебаться, сэр Шурф отречётся от возможности его вытащить из книги. Точнее, даже не так – её просто не останется, хочет Лонли-Локли или нет. Он, конечно, мог подавить чары книги – сейчас ощущал это с абсолютной точностью. Но что при этом будет с Гуригом? И единственный ли он живой пленник? В любом случае, было очевидно, что остальные влипли безнадёжно, слишком давно, они уже срослись с сюжетом, как дерево врастает корнями в почву и не выживет, если его выкорчевать. Не сказать, что ему было так уж полностью плевать на их участь, но для сэра Шурфа вероятные другие уже были занесены в ранг малых жертв. Его вина, он не проследил за появлением этой книги в библиотеке. Хотя, она являлась легендой и возникала в рандомном порядке то в одном книгохранилище, то в другом, охотясь осторожно, как небольшой хищный зверёк, вроде ласки или хорька. Пакость, а не литература. Такую и истреблять не жаль. Некоторые такие, с позволения сказать, книги материализовывали мысли и тайные страхи читателей. Другие считали, что им скучно быть просто написанными, и они затаскивали внутрь читателей, чтобы те раз за разом проигрывали эти события – кстати, Лонли-Локли поначалу едва не решил, что по этому же принципу устроены те так называемые фильмы, которые приволок в Мир Стержня сэр Макс. Потом, конечно, разобрался – ровно настолько, чтобы сообразить, что эта форма магии действует как-то по-другому. Как – он не понял, но уяснил, что совсем не так. Третьи просто съедали, в самом что ни на есть буквальном смысле.
А теперь эта гадость,  устраивающая каннибальские игрища, оказалась поймана. И упустить её было нельзя. Отдавать ей Короля – тоже. Ничего. С каждой написанной Шурфом в ней строчкой она понемногу слабела.

+1

8

Пока король боролся с нарастающим желанием потопать обратно к уже знакомым смуглолицым ребятам, Лонли-Локли времени не терял, и на многострадальное чело Его Величества обрушился довольно мощный подзатыльник. Гуриг сдавленно ойкнул и потер голову, одновременно поднимая с песка упавшую от такого обращения шляпу.
-Прошу прощения, Ваше Величество, но Вам нужно прийти в себя.
- Да ладно я, корону-то за что? К ней надо с трепетом относиться, того и гляди развалится. Я ее со дня коронации ношу, символ все-таки. Меня церемониймейстеры четвертуют, в случае утери реликвии. Ее, знаете, надо будет в музей поместить, для потомков. А если со шляпой что-то случится, можете меня уже и не спасать, лучше погибнуть в книге, чем от рук этих дармоедов.
Произнеся свою пламенную речь, Гуриг отрывисто кивнул, словно подтверждая собственные слова, и задумчиво прислушался к собственным ощущениям. Ощущения настойчиво твердили, что магия подзатыльника отлично работает: к ребятам в песочницу играть с обглоданной черепушкой больше не хотелось.
- Спасибо, сэр Шурф. Это действительно очень помогло, - отряхнув шляпу и водрузив на голову, король начал меланхолично вычерчивать на песке рожицы носком сапога. Впрочем, опомнившись, он быстро прекратил и даже затоптал это безобразие. Вряд ли сердце и разум сурового Лонли-Локли одобрили бы такое ребячество, а от второго подзатыльника пока следовало воздержаться. Да и шляпу надо было пожалеть.
Прикрыв глаза, Гуриг честно постарался последовать совету и сосредоточиться. Сосредотачивался он упорно и дышал не менее упорно. Через пару минут, придя к выводу, что такими темпами ничего не получится, монарх расслабился и начал заново. Вдох. Пауза. Выдох. Вдох... Он не был уверен, сколько прошло времени, минута или час, потому что все внимание уходило на процесс втягивания и выталкивания воздуха из легких. Тело наполнилось странным ощущением невесомости и твердости одновременно. Странное чувство, одно из тех, что почти невозможно описать словами, получится полная ерунда. Его можно только пережить на себе самом. Медленно, очень медленно, Гуриг начал выкидывать из своего сознания картины произошедшего. Так освобождают от ненужных вещей давно захламленный чердак: нужно все перебрать, смести пыль и паутину и только потом решить, что оставить, а что отправить на свалку. Королю пришлось сначала отвлечься от жары, солнца, песка под ногами, присутствия Лонли-Локли и кого-то неведомого, повелевающего всем этим парадом. Потом от медленно, слой за слоем, отделял происходящее от себя самого, выбирая только сухие факты, четкие образы и конкретные детали, все до единой, ни оставляя ни грамма собственных эмоций, проведенных параллелей и испытанных ощущений. Словно счистить шелуху с луковицы, усилием воли не давая глазам заслезиться. Закончив, Гуриг приоткрыл глаза, обнаруживая сэра Шурфа на прежнем месте. Да и сам себе он казался ничуть не изменившимся, разве только в сознании стало яснее. Все остальное же, хоть и осталось на своих местах, будто бы подернулось легкой дымкой, стало полупрозрачным, контуры реальности размылись и уже не казались пугающе настоящими. Улыбнувшись, монарх посмотрел на Лонли-Локли и едва сдержался, чтобы ему не подмигнуть, мол, "я молодец, спасибо за совет".
- Теперь они иллюзорны, как никогда, сэр Шурф. Не похожи даже на призраков. Так, впопыхах состряпанное видение. Мираж чьего-то умирающего сознания. Если честно, мне ужасно интересно, что все-таки с ними происходит и о чем эта книга хотела рассказать. Но, разумеется, если Вы уже можете вытащить меня отсюда и считаете, что это следует сделать незамедлительно, я и не подумаю возражать.
Теперь король мог позволить себе с интересом оглядываться по сторонам, наслаждаясь игрой нечетких теней и смешивающихся оттенков. Такого ему видеть еще не доводилось: будучи правителем, тяжело превратить каждый день в приключение. А просто плюнуть на все и бросить престол он, конечно, не мог. Чувство долга к своей стране не позволяло рассматривать такой вариант даже в разряде сладостной мечты.
Он видел, что в той стороне, откуда они шли, висит красное, дрожащее марево, завораживающе-прекрасное и совершенно жуткое одновременно. Словно кто-то плеснул на линию горизонта свежей крови, и теперь она расползалась, как акварель на мокрой бумаге.
- Вы когда-нибудь видели подобное? Мой опыт, сами понимаете, вряд ли можно считать обширным, - почти шепотом спросил Гуриг, рассматривая почти живые красные контуры со слабой мечтательной улыбкой.

+1

9

-А Вам не понятно, что книга будет вновь стараться завладеть Вашим вниманием? Может быть, специально покажет что-то, что заворожит Вас и вызовет желание в это поверить… - иронически улыбнулся Лонли-Локли, - А потом, не оставив времени на повторный разрыв близких отношений… - о, сэр Шурф, казалось, развлекался по полной программе, подбирая нарочито насмешливые формулировки, - …проглотит Вас, даже не давая себе труда разжевать.
Решив, что договорит потом, в более мирной, спокойной и безопасной обстановке, сэр Шурф развёл руки в стороны, встряхивая кистями, с которых слетели, исчезая – в книге можно себе позволить многое из того, чего никогда не допустила бы приверженность нормам безопасности в реальном Мире, - защитные рукавицы. Белое пламя десятью молниями сорвалось с когтей, с аппетитом набросившись на эту вымороченную, неправдоподобную реальность.
-Ваше Величество, сосредоточьтесь мыслями на Ехо. Думайте о том, что Вас влечёт туда, что Вас там радует. Ни на секунду не забывайте о том, что Вы здесь чужой, Вы не отсюда.
А то, что окружало их здесь, медленно становилось… Ни чем иным как поделками из бумаги. Картонными театральными декорациями, причём из рук вон плохо проработанными. Небо – не небо, а огромный лист цветного атласа, на котором были вычерчены, разве что, не географические очертания материков, а подобие облаков и солнца. И земля – не земля, а толстый картон. Всё это съёживалось в сполохах пламени цвета снега и чистоты, цвета незамаранной страницы, свежей, только-только изготовленной и нетронутой ни временем, ни дурными условиями содержания…
А вот зарево, похоже, являлось настоящим. Во всяком случае, оно не позволило безропотно белому огню уничтожить себя подчистую, а вступило с ним в борьбу.
-Как я вижу, она наконец-то пошла ва-банк… - не без некоторого удовлетворения негромко отметил Лонли-Локли, не отводя взора от зрелища сей эпической борьбы, - Магия книги, вложенная в неё автором.
Его не особенно интересовало, сумеет ли его воля подавить чужую, превзойдёт ли его сила могущество здешнего сумасшедшего творца, скорее всего – давно мёртвого и способного действовать лишь в этом не самом, мягко говоря, гостеприимном месте. Фантом сэра Шурфа несильно толкнул Гурига раскрытой ладонью в грудь…
***
…выбрасывая из книги на холодный пол библиотеки. Сам сэр Шурф всё так же сидел перед злокачественным подобием литературного произведения, благоразумно отстранившись – потому что то пожирали алые и белые языки пламени, толкавшие друг друга и явственно противоборствовавшие. Оставив грешный том полыхать на столе - вне зависимости от того, чем окончится "схватка", разделаться с остатками, действуя из реальности, будет проще простого, - Лонли-Локли поспешил к Гуригу, стремясь посмотреть Его Величеству глаза в глаза.
-Как Вы себя чувствуете?
Ему требовался ответ на этот вопрос, всё остальное – потом. Правда, взгляд сэра Шурфа, пожалуй, сейчас был способен испепелить любое живое существо без всякой магии. Просто заставив то проникнуться собственным несовершенством. При условии, разумеется, что у означенного существа осталась хотя бы малая капля совести.

+1

10

-А Вам не понятно, что книга будет вновь стараться завладеть Вашим вниманием?
Честно говоря, Гуригу пришлось даже провести некоторую дополнительную работу над собой, чтобы не заныть аки неразумное дитя и не затопать ногами. Он хотел посмотреть. Грешные Магистры, не так часто, как сэру Шурфу, ему доставались прекрасные и представляющие угрозу для жизни чудеса. Может быть, присутствие Лонли-Локли было слишком уж успокаивающим, потому что король отчего-то был твердо уверен, что ему ничего не угрожает, а уж когда столкнулись белое и кровавое пламя... В общем, ныть и топать захотелось с удвоенной силой. Но монарх бы был не монарх, если бы не умел справляться с собой. Так что пришлось оторваться от восхитительного зрелища и снова закрыть глаза, чтобы начать следовать инструкциям. Потому что какая-то весьма разумная часть его сознания вполне понимала и отдавала себе отчет, что Лонли-Локли абсолютно прав, что он вообще тут рулит всей ситуацией и надо слушаться.
Мысли не желали собираться в одну кучу, под закрытыми веками все еще горела граница противостояния двух огненных всполохов, разрывающих небо на части, так что заставить себя думать о Ехо удалось только после полудюжины попыток и ценой титанических усилий. Гуриг старался вспомнить все, до последней мелочи. Вспомнить цветные камушки мостовых, по которым любил гулять, выбираясь из замка, двери и вывески трактиров, лица людей, ночное потемневшее небо, на котором намешаны тучи и ясные проблески с россыпями звезд... Все это отдалось внутри такой глухой, звериной тоской, когда показалось, что он может лишиться этого навсегда, что мягкого толчка в грудь король почти не почувствовал.

Зато соприкосновение задницы с холодным каменным полом вышло на редкость заметным и более чем ощутимым. Бурча себе под нос всякие нехорошие слова и потирая ушибленный копчик, Его Величество услышал тихий шорох, который могла издавать только горящая бумага. Подняв глаза на стол, Гуриг увидел полыхающие красно-белым страницы и сделал несколько глубоких вдохов. Эх, а такой артефакт пропал... Понятно, что сам виноват, дурень, но кто же знал. Можно бы было ее в хранилище упрятать, изучать, для потомков беречь, мало ли... Халифы вон шкатулки Гравви рассылают, а он бы в старости книги-убийцы рассылал. Историки бы каким-нибудь Гуригом Букинистом назвали, красота...
-Как Вы себя чувствуете?
Лонли-Локли уже оказался рядом и теперь требовательно заглядывал в глаза. Взгляд, прямо сказать, если не убивал, то точно сулил скорую расправу. Мол, я тебя вытащил, я тебе и голову откручу, скотина безалаберная.
- Спасибо, что беспокоитесь, сэр Шурф, я в полном порядке, - Гуриг послушно посмотрел в глаза и улыбнулся так обезоруживающе, как только мог. В работоспособности улыбки он, конкретно сейчас, сильно сомневался, но лучше уж так.
- Только копчик отбил. Но Вы не думайте, я не жалуюсь на жесткую посадку, скорее наоборот. Очень тонизирует.
Подобрав свое тело с пола и придав ему горизонтальное положение, король бочком протиснулся к столу и устроился на стуле, непринужденно заглядывая в брошенные из-за непредвиденных обстоятельств бумаги.
- Знаете, что я думаю, компенсации выплатим, но в размере пятидесяти процентов. Потому что половина убытка точно только на счету их собственной глупости...
Да что тут говорить, Гуриг всегда считал перевод темы лучшим элементом дипломатии. Особенно тогда, когда дипломатия неуместна. Вот как сейчас.

+4

11

Обладай Лонли-Локли темпераментом Магистра Нуфлина, он бы уже орал во весь голос на Короля, исходя алыми пятнами по всему лицу. Может быть, что-нибудь сломал бы – первый некстати попавшийся под руку предмет. Вероятно, что и ногами бы топал. Сэр Шурф несколько минут хранил ледяное молчание, так, что все слова Гурига падали в чёрную бездну абсолютной тишины. А смотрел он пристально, очень внимательно и очень сурово. Словно ожившая статуя, поставленная в честь Законов, Правил и Воспитания.
Выдержав паузу секунд в шестьсот после того, как отзвучал последний произнесённый Его Величеством звук, сэр Шурф очень тихо, голосом почти севшим, будто только теперь нервное напряжение оказало на него своё негативное влияние, отпечатал как по писаному:
-"Чёрное безмолвие" Магистра Аварры Мрахли, книга, известная тем, что с читателем сбывается всё, что он в ней прочтёт, и содержание которой подстраивается под того, в чьих руках она находится. Десять экземпляров, восемь уничтожены, два в Холоми. "Демонология в картинках", сборник, составленный полудюжиной авторов - книга, содержащая в себе описания всех известных к тысячному году Эпохи Орденов демонов, с иллюстрациями, оживавшими, если только кто-то из читателей испытывал страх при взгляде на них. Обычно от книги с таким названием не ждут ничего особенно плохого, и так попалось немало людей, причём среди них были и дети. Между тем, я готов ручаться, что авторы заточали под обложку настоящих демонов, по экземпляру каждого вида... Двадцать образцов, десять уничтожены, остальные - на руках у коллекционеров, один принадлежит мне. "Зов белой крови" - книга, а, скорее, небольшое издание... - Макс сказал бы "брошюра", но сэр Шурф не успел выучить у него такое слово, - ...автор которого неизвестен. Читатель доходил до конца, а потом, стоило ему лечь спать, как он более не пробуждался, зато становился сомнамбулой - и творил во сне самые отвратительные вещи. Я помню тридцатилетнего мальчика, вырезавшего всю свою семью. У него в комнате был найден экземпляр этой пакости. Читателей, кстати, пришлось упокоить, даже леди Сотофе Ханемер расколдовать не удалось, точнее – те, кому она пыталась помочь, умирали сразу, как только она пробовала на них каким-либо образом воздействовать. "Книга Огненных Страниц" Магистра Дрогги Аринриха, девять экземпляров, восемь уничтожены, один в Холоми. Вытаскивает из сознания людей самые потаённые страхи, опасения, предположения, подозрения… И заставляет проживать, при этом усиливая негативные ощущения своей жертвы.
Шурф Лонли-Локли сделал несколько шагов в одну сторону, развернулся на каблуке и двинулся обратно. Опять остановился, перед одним из стеллажей, коснулся кончиками пальцев, надёжно защищёнными Перчаткой и рукавицей, одного из корешков.
-Книги, Ваше Величество, далеко не самые безобидные в Мире существа. И я готов благодарить Тёмных Магистров, а заодно и всех божеств всех Миров, за то, что Вы решили почитать её здесь же, а не прихватили с собой в качестве контрабанды в замок Рулх. Это – неописуемое везение. А некоторые могли бы внушить желание прихватить их с собой. Чтобы, так сказать, оттрапезничать Вами без помех. Вы хоть понимаете, что чуть не натворили? –  сэр Шурф на этом месте сперва хмыкнул, а потом расхохотался – непродолжительно, да и весёлость его была, скорее, мрачной, - Подумать только, я утратил такую возможность стать единственным официальным руководящим лицом в Соединённом Королевстве, - а всё бы действительно на него в основном, на леди Сотофу, не слишком-то любящую возиться с подобными "глупостями", да на сэра Джуффина, который бы в сторону при таком раскладе событий и не подумал отойти, и осталось, если бы бездетный Король погиб или без вести исчез. И, скорее всего, пришлось бы укрощать новую смуту, параллельно спешно соображая, кто может, собственно, выступить наследником. Тот свет - не Лабиринт Мёнина, оттуда уже не извлечь... Ах, а пока смена власти, суд да дело, можно и своими интересами позлоупотреблять. Разве что на короткое время, но это, ясное дело, уже совсем не то. Лонли-Локли даже постарался как следует, дабы изобразить, что сия прекрасная в общем-то идея только теперь пришла ему в голову - впрочем, люди, и в самом деле способные на подобные заговоры, так не улыбаются. А, произойди подобное дюжины три-четыре лет назад - и он даже пошутить в таком духе не смог бы. Куда там - ему улыбнуться в те времена затруднительно было.

+2

12

Поняв, что поддерживать разговор о компенсациях сэр Шурф не собирается, король только уткнулся носом в бумаги и зажмурил один глаз, предвкушая близящуюся грозу. Гроза запаздывала. А жмурить глаз требовало некоторых энергозатрат, да и мышцы лица начало сводить. Так что Гуриг расслабился, но как раз в тот момент, когда Лонли-Локли начал говорить. На каждое его слово монарх обреченно кивал, потупив глазки в стол. Ну и что он разошелся? Можно подумать это небольшое недоразумение стоило такой вот тысячи слов. Обошлось же. Да и вообще, королям почти по статусу положено вляпываться во всякую ерунду. Кажется, прошлые пару раз, когда он сообщал об этом сэру Шурфу, тот не придал словам особого значения.
Стоически выслушав лекцию об убивающих книгах всех мастей, Гуриг осторожно обернулся на Лонли-Локли, попутно откладывая в своей голове все полученные сведения в будущий фонд Гурига Букиниста. Мало ли, придется себе зловещую репутацию создавать, а шанс уже упущен. Не конструктивно это, а запасливость не порок, особенно когда речь идет о знаниях.
Сэр Шурф тем временем и не думал униматься, при этом совершенно угнетая короля собственной монументальностью и совершенством.
- Подумать только, я утратил такую возможность стать единственным официальным руководящим лицом в Соединённом Королевстве.
- Вот и я так думаю, - вздохнул Гуриг, улыбаясь и восхищенно разглядывая Лонли-Локли, - Вот Вам бы в короли, мы бы, того и гляди, Арварох захватили. А я так, не даю стране прийти в упадок, какие уж тут достижения.
Подобная шутка его не пугала, скорее казалась забавной, как ей и положено. Может быть, он зря пребывал в такой твердой уверенности по поводу сэра Шурфа, но тем не менее, в его чувство долга верил безоговорочно. А уж оно-то не должно было предусматривать свержение официального правителя.
- Кстати, знаете что? Я понял, что это было, - Гуриг кивнул на горстку пепла, оставшуюся от книги, - Красная Пустыня Хмиро. По крайней мере, безумно похоже. А если вспомнить, сколько предположений на этот счет строят все, кому не лень... Я предпочту считать, что побывал именно в этой легенде. По крайней мере, если какое-нибудь очередное чудо не убедит меня в обратном. Было бы интересно.
Король поднялся, улыбаясь и продолжая пристально рассматривать сэра Шурфа. Да уж, по сравнению с ним, Гуриг по представительности тянул разве что на младшего придворного. И то, слишком неподходящего для таких ответственных дел, как подношение королю воды для умывания по утрам. Эх, бывают же несовпадения...
- И я еще раз прошу прощения. Надеюсь, это останется нашей тайной, потому что монарх, насколько мне известно, всегда знает, что и зачем делает. Так что попадать в такие нелепые ситуации ему не положено. Соответственно, просить прощения тоже. Но, думаю, у меня есть небольшое оправдание: рядом с Вами легко забыть о чувстве самосохранения, сэр Шурф. Потому что Вам вполне успешно удается его заменить. Думаю, Вы на многих так действуете, хотя, кто знает, может и только на меня.
Гуриг снова заулыбался, спокойно глядя ему в глаза и поправляя шляпу. Уж чему-чему, а умению быстро взять себя в руки и из восхищенного мальчишки превратиться обратно в короля его обучили по полной программе.
- Так что с компенсациями? Будете дальше со мной работать или отошлете от греха подальше? - фыркнул монарх, усаживаясь на стул и удобно закидывая ногу на ногу.

+3

13

Сэр Шурф не был бы собой, если бы тут же не начал действовать по принципу "хорошенького понемножку, повеселились и хватит". Вероятнее всего – потому что шуток в некоторых областях он то ли не понимал, то ли даже и не хотел понимать. Или же считал своим долгом на всякий случай проинформировать, что это действительно только в виде шутки и годится, а то мало ли ему приходилось наблюдать примеров, когда кто-то что-нибудь ляпнет просто так, а потом идёт и претворяет в жизнь. Тот же сэр Макс просто обожал действовать по сходному принципу.
-Обитателей Арвароха, сэр… - абсолютно серьёзно промолвил Лонли-Локли, - …трогать ни в коем случае нельзя, поскольку любое вмешательство нарушит самобытность их простой, но не лишённой некоторого обаяния культуры. Вы ведь знаете, пришлым людям очень сложно разобраться во всех тонкостях их быта и менталитета, а любое нарушение закона коренным арварохцем, даже вынужденное, либо совершённое по прямому приказу буривуха, может спровоцировать его смерть.
Он избавился от останков опасной книжицы, проследив, чтобы ничто не просыпалось на стол или на пол, а то и, не приведи Магистры, на его одежду. Пепел и, почему-то, кусочек корешка – вот и всё, что можно было увидеть после разрушения штуки, едва не спровоцировавшей государственный переворот. Впрочем, и оно надолго не задержалось. А как иначе, Шурфу было слишком хорошо известно, что некоторая пакость может либо восстановиться, либо продолжать своё разрушительное влияние на людей, даже если от неё остался полуобгоревший краешек страницы.
-И да, Вы правы, это – Пустыня Хмиро. Этакая смесь исторических фактов и нашей с Вами фантазии. В какой пропорции то и другое соединилось – я не поручусь сообщить.  Мне достаточно знать, что участие в подобных чудесах слишком опасно для жизни и рассудка.
После этого он тоном, предостерегающим от возвращения к этой теме, сообщил:
-Как Вы понимаете, я вполне могу заполнять все эти документы самостоятельно. Мне не сложно приходить в замок Рулх с оговорённой регулярностью и представлять их Вам на подпись, а те, которые требуют Вашего вердикта, зачитывать отдельно, позволяя Вам непредвзято составить о них то или иное мнение. Если Вам так будет удобнее, конечно, - Лонли-Локли, конечно, говорил не без некоторой снисходительности, что придавало его словам совершенно недвусмысленный окрас. Мол, ладно уж, не буду Вас нагружать тратой времени, сам всё сделаю, а Вам останется по минимуму – только одобрить или отклонить, надеюсь, с этим-то Вы справитесь без риска навредить себе. При том, что сэр Шурф произносил всё это безукоризненно вежливо и уважительно, так что даже в плане превышения полномочий и нарушения субординации к нему было невозможно предъявить недовольство.
Договорив, он положил перед собой давешний документ и флегматично принялся не спеша заполнять бланк вязью наполненных официозом и корректностью слов дальше. Одно это зрелище могло вогнать в ступор и состояние полусна даже того, кто выдует целую бутылку бальзама Кахара - своей монотонностью. Гербовая бумага и самопишущие таблички сменяли друг друга у него в руках так быстро, что иной бы только начал мысль формулировать, которую записать нужно... На самом деле он ждал, пока Король надумает и примет решение. Самому Лонли-Локли было в принципе всё равно, он умел адаптироваться под любые условия труда.

0

14

Гуриг давил неуместные смешки и кивал. Эх, бедные Арварошцы, знать не знают, какой у них имеется защитник. Идеал.
- Исходя из исторических примеров, сэр Шурф, могу сказать Вам, что все великие завоеватели не особенно беспокоились о сохранении тонкостей культуры коренных народов. Хорошо еще, если на корню эту самую культуру не рубили. Не то чтобы я полностью одобрял такой подход, но, видимо, такова плата за успех в расширении границ. Дипломатией, за всю историю Соединенного Королевства, нам только Пустые Земли и удалось присоединить, - склонив голову, словно отдавая дань уважения собственной же заслуге, король меланхолично уставился на один из стеллажей, но вспомнил, чем закончился предыдущий такой вот взгляд, и поспешно отвернулся.
- Эх, отец всегда говорил, что я слишком миролюбивый, а для правителя это не всегда хорошо. А вот ведь, пригодилось. Да и Вы не будете смотреть на меня с осуждением во время массовой гибели Арварошцев из-за невозможности подчиниться моей воле. Оно и к лучшему.
Мечтательно улыбаясь, король вдруг подумал, что ему до безумия хочется камры. Только не тех помоев, что подавали его коронованной особе при дворе, а нормальной, человеческой камры из любого захудалого трактира.
- Опасно - факт, зато как захватывающе. И даже не пытайтесь воздействовать на разумную часть меня, она итак слишком развитая и сознательная. Иначе ушел бы Темным Путем и ищите потом, - широко улыбнувшись, чтобы уж точно не осталось сомнений о том, что эта гипотеза сродни предыдущей, о захвате сэром Шурфом единоличного правления, Гуриг уставился на бумаги, раздумывая на их счет.
С одной стороны, это было дело важное до зубовного скрежета, так что ни одна скотина при дворе не могла его остановить, заставив заниматься какой-нибудь сущей ерундой, положенной по этикету. С другой, даже кое-что из той самой ерунды казалось, о ужас, куда привлекательнее этой писанины. А просто сидеть и плевать в потолок, пока Лонли-Локли сосредоточенно работает - тоже не дело. Еще был чудесный и крайне заманчивый вариант: отыскать еще какую-нибудь книгу, которую действительно можно просто прочесть. Но, судя по взглядам сэра Шурфа, он открутит Его Высочеству голову в тот же момент, когда он просто попытается соприкоснуться хоть с одним из книжных корешков. То ли чтобы не мучился, то ли чтобы имущество не портил. А то, к чему ни притронется... И это первое лицо государства. Позорище.
-Как Вы понимаете, я вполне могу заполнять все эти документы самостоятельно.
- Как я понимаю, это тонкий намек, что выход в прежней стороне, - хмыкнул Гуриг, поднимаясь из-за стола и потягиваясь, - Пожалуй, я действительно откланяюсь, не буду истязать Вас своим весьма суетливым присутствием. Да уж, в делах такого рода от меня действительно больше вреда, чем пользы. Зато сколько других талантов!
Тихо засмеявшись, король еще раз оглядел бесчисленные книжные полки и тоскливо вздохнул. Эх, такой шанс упустил, тут же сокровищница... И надо же было так попасть: потерять все к себе доверие после первой же книги. А ведь он даже уголки страниц не загибает...
- Присылайте бумаги в любом количестве и когда Вам будет удобно. Удачного вечера, сэр Шурф, - король отсалютовал Лонли-Локли шляпой и направился к выходу. Всегда можно сделать вид, что просидел здесь на два часа дольше. Грешные Магистры, нормальная камра, счастье иногда случалось в мелочах.

КВЕСТ ОТЫГРАН.

+2


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (от 123 года) » "Жизнь за царя!".


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC