Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (до 123 года) » Догони меня, кирпич...


Догони меня, кирпич...

Сообщений 61 страница 80 из 80

61

«Нет, ты ребёнок, сэр Шломм… И не понимаю, почему ты так старательно отказываешься от этого, ведь ничего плохого в данном факте нет… Неужели не понимаешь, что большинство так называемых взрослых скучны и однообразны? Или просто настолько здравомыслящи, как тот же сэр Кофа Йох, что с ними и на Тёмную Сторону не попасть…»
Плевал он на гарантии. Сэр Шурф был из тех людей, которые, если судьба не может дать никаких обещаний, вышибут таковые у неё из глотки, и ещё прощения попросить заставят. Ему снисходительные дары от неё не требовались, он искренне полагал, что берёт своё.
-Но, Тотохатта… - с искренним изумлением начал Лонли-Локли, - …ты вовсе не бесполезен. Меня очень радует возможность общаться с тобой. Я начинаю иначе себя чувствовать в твоём обществе, - среди вороха вспыхнувших где-то под поднятыми веками устных формулировок Шурф старательно вычленил несколько наиболее подходящих, - Я благодарю судьбу за то, что могу называть тебя своим другом. И я понимаю, что не являюсь всемогущим. Разумеется. Но, знаешь ли, я не привык отдавать кому-либо то, что привык считать своим… Да, я признаю, что являюсь собственником. И отдаю себе отчёт, что обладать другим человеком можно лишь в той мере, в какой тот сам это позволяет… - его уже, можно сказать, как следует проняло, и теперь он бы, скорее, собственноручно задушил Тотохатту, чем позволил бы тому себя перебить. Ему вообще было не так-то просто открыть кому-то свою душу, но сейчас это требовалось, и не Мастеру Преследования, а самому Шурфу, потому что, объясняя, он, попутно, раскладывал всё по полочкам для себя самого, - Однако. Твоя жизнь – та ценность, с которой я вовсе не готов расстаться. И тебе не позволю. Насколько это будет в моих силах. До того, как мы познакомились, я и представления не имел, до какой степени отвык о ком бы то ни было, кроме себя самого, заботиться. И о том, каково это, когда рядом практически каждый день есть кто-то, кого нужно учитывать даже в таких мелочах, как составление распорядка дня. Сначала я воспринимал это как часть профессионального долга и дополнительную личную ответственность перед сэром Халли – поскольку тебя мне поручил именно он. А потом понял, что мне это, скорее, нравится. Потому что… Знаешь ли… Я так хорошо распланировал самого себя и так чётко выбрал цели, к которым иду, пункты задач, которые необходимо для этого выполнить, и средства их выполнения, что почти перестал ощущать себя живым. Существовал, и не более того. Человеку позарез требуется неожиданность, нечто, которое будет вносить элемент непредсказуемости в его окружение. Иначе он так и останется не более чем отлично приспособленной для выполнения той или иной порученной ему работы инструментом. И привязанность к кому-то… Беспокойство за чью-то судьбу… Доказывают, что я всё ещё не превратился в равнодушный ко всему предмет, вроде амобилера. А спасибо за это нужно сказать тебе.
Он даже разволновался - настолько, насколько это вообще было возможно для человека его типа. Шурф не кусал губы, не заламывал руки или пальцы, не расхаживал по помещению, вообще говорил размеренно и дышал почти так же спокойно, как обычно. Но невооружённым глазом была заметна разница между его типичным состоянием и тем, что происходило сейчас.

+1

62

Чуть теплая камра горчила осенней тоской. Слушая откровения  друга и напарника  сэр Шломм молча наблюдал за тем как меняются оттенки выражения у того на лице.
"Значит, по-твоему, я не бесполезен? Ты слишком добр ко мне, Шурф..."
Легкое сомнение в сочетании с теплой полуулыбкой явилось ответом на слова закадычного друга и напарника.
"И кто это сказал такую несусветную глупость, что сэр Лонли-Локли лишен эмоций и чувств?  Четвертовал бы этого у-умника! Тот факт что он их не показывает тем, кто этого не достоин, еще не означает что  этих чувств и эмоций у него в принципе нет. Не могу же я видеть и чувствовать то, чего нет, или могу?"
Раздражение на идиотов, рисующих его друга исключительно черной краской, медленно, но верно поднимало планку.
Продолжая слушать исповедь друга, который  говорил только на первый взгляд спокойно, Тотохатта поймал себя на мысли, что возможно Шурф в какой то степени, не во всем, но кое в чем, прав. Прав, говоря что именно его, Тоша, открытость и почти детская наивность, которой он стыдился хоть и не показывал, а также вспыльчивость, безалаберность, пофигизм в отношении всяких мелочей возможно и сыграли свою роль в том, что сам Шурф перестал быть памятником Достигнутому Идеалу.
Последние фразы, произнесенные Мастером Пресекающим, больно и хлестко били, вызывая глухое, пока еще не выраженное в словах возмущение.
Тотохатта не был согласен с последними словами друга, но, в то же самое время интуитивно понимал, о чем именно тот говорит. Молча допив омерзительно холодную камру, Мастер Преследующий, немного помолчав для того, чтобы разложить и для себя "все по полочкам", негромко заметил, легко улыбнувшись:
-Сэр Шурф, человеку на самом деле немного надо. - Негромкий голос фаффа звучал легко и задумчиво. - Всего лишь чтобы его кто то да ждал. Принимал таким, какой он есть, и если надо, то, по мере сил, помогал и заботился. - Коротко улыбнулся, вспоминая свои попытки привить нечто вроде  хотя бы приятельствования среди послушников Ордена Семилистника, и продолжал говорить. -  Помогал отодвигать рамки привычного, заставляя на себя взглянуть со стороны - это очень помогает против против самодовольства и снимает иллюзию всемогущества.
Потянувшись к кувшину с камрой, с неудовольствием отметил, что та уже,  к сожалению, кончилась.
-Скажу тебе так, меня, по первости, когда ты... - опустив вниз голову глухо хмыкнул - "Исполнял долг наблюдая за мной", это выбешивало неимоверно. Не оттого как ты это проделывал, а просто самим фактом подобного приказа со стороны Кеттарийца... Слегка задумавшись припомнил не ко времени одну из в сущности безобидных по силе влияния но крайне язвительных проступков и торопливо прибавил. - А потом, я попытался смириться, помня что ты всего лишь выполняешь приказ, и спустя некоторое время понял, что мне не хватает твоего молчаливого "пригляда". Стоит признать, что у тебя, друг мой, отменно получается ставить "мои расшалившиеся мозги и буйное воображение" обратно на место... - И вдумчиво взирая на собеседника по прежнему негромким тоном закончил. - Все же, если бы не хитрость Чиффы буквально силком заставившего нас работать в паре, в дальнейшем, для каждого из нас все  могло оказаться гораздо плачевнее... - а в голове мелькнуло с необычайной ясностью:
"Вот только я тебе ни разу не скажу, что если от меня отвернется весь мир - я выживу, чисто из принципа "назло", но если от меня отвернешься ты, я сдохну. Как там говорилось-то... Мы в ответе за тех, кого приручили, а тут в принципе не понятно, кто кого приручил. Он утверждает, что это я его приручил "возвращая человеческий облик", а я просто знаю, что именно его любовь к порядку и терпение помогли мне признать, что  надо не просто "рваться вперед, плюя на последствия".
Тихо вздохнул, придавая посуде идеально чистый вид и ставя ту на место.

Отредактировано Тотохатта Шломм (2013-12-01 12:56:05)

+1

63

Лонли-Локли так и не смог заставить мышцы своего лица выдать хотя бы намёк на улыбку. Только взгляд его оставался мягким и понимающим, с таким родители слушают лепет своих маленьких детей, взахлёб рассказывающих о своих первых успехах – картинку нарисовали или поделку слепили из пластилина. Он поднялся со своего места, и тяжёлая длань, упакованная в тёмно-коричневую жёсткую рукавицу, взлохматила волосы сэра Шломма. Потом сэр Шурф прошёл дальше, и уже в дверях обернулся, прежде, чем выйти вон:
-Нам пора в Управление, напарник. И до сегодняшнего заката полный отчёт о выполненной нами работе должен лежать на столе у сэра Халли, - подводя финальную черту в процессе душевных излияний - мол, хорошенького понемножку, - проговорил он тоном человека, намеревающегося, не щадя сил своих, по полной программе впрячь друга в работу. И тот станет в поте лица писать, изводя тонны самопишущих табличек, а сэр Шурф будет стоять с кнутом над ним и отвешивать телесную стимуляцию, если покажется, что Тотохатта работает медленно. На самом деле же Мастер Пресекающий уже вполне мог и сам достаточно внятно изложить суть всего произошедшего, и максимальная помощь, которая ему потребуется – это подавать чистые таблички и складывать в одну ровную стопку исписанные. И то ещё не факт - доверит ли...
Привычно заняв место возницы, сэр Шурф, и заводя амобилер, и всю дорогу до Дома у Моста не вымолвил ни звука. Его взгляд и тонкая линия поджатых губ казались абсолютно безучастными. Кто-то мог бы подумать, что Тотохатта ему надоел за утро, однако, Лонли-Локли просто необходимо было время, чтобы обдумать всё услышанное и разгадать скрытую подоплёку слов друга. После всяких моментов, когда Мастер Пресекающий пробовал открыться, он надолго наглухо замыкался в себе, переваривая полученные впечатления и приходя в себя после сеанса собственных личных признаний.

+1

64

Уловив  сей нехарактерный взгляд парень мегаехидно и широко осклабившись поинтересовался.
-Сэр Шуурф, ну и что вы смотрите на меня как на пациента приюта безумных? Хотите сказать что мне туда еще рано, или, напротив, сопроводите? - и ухмыльнувшись только собрался что то еще прибавить, припоминая неприятные моменты своего пребывания в статусе послушника Ордена Семилистника, как тяжелая рука в жесткой перчатке привела его и так то далекую от  идеальной, прическу в состояние "взрыв на макаронной фабрике" при этом заставив заткнуться.  Следуя за напарником Мастер Преследующий размышлял что же он по своему дурацкому обыкновению ляпнул не так и не то что вызвало у того этот странный, как ему показалось сожалеющий взгляд. Но Шурф не был бы Шурфом если бы не произнес крайне строгим и "крайне деловым" тоном буквально следующее:
-Нам пора в Управление, напарник. И до сегодняшнего заката полный отчёт о выполненной нами работе должен лежать на столе у сэра Халли
Издав прочувствованный стон Тотохатта поинтересовался тоном великомученика на казнях египетских пришедших по его душу:
-Опяааать? - коротко и невесело хохотнув сам себе же и ответил после небольшой паузы явно передергивая  тоном Ренивы, - "Нет, не "опять" а Снова, и вообще, хорошего понемногу.
Путь до амобилера занял у парочки закадычных друзей считанные минуты.
Уже подъезжая к Дому у Моста Тотохатта сдавленно поинтересовался, отлично зная как именно отреагирует Мастер Пресекающий:
-Кстати, Шурф, как думаешь, стоит ли указывать в докладе абсолютно все?
Сейчас из природного неуемного ехидства напарник вздумал отразить в докладе именно что последнее действо над собственной персоной при сем умолчав о частном разговоре произошедшем между ними этим утром.

Отредактировано Тотохатта Шломм (2013-12-01 23:03:02)

+1

65

-Объективно и исключительно по данному делу, - проронил Лонли-Локли, не отводя взгляда от дороги. Тон у него был, что называется: "В следующий раз, пожалуйста, подумайте своей собственной головой прежде, чем задавать мне вопросы, ответы на которые Вам уже известны, ввиду длительной практики".
Кажется, Шурф собирался наверстать пропущенные дни за пару-тройку часов. Он выглядел донельзя суровым, даже, можно сказать, мрачным. И горожане, и даже, казалось бы, привычные к подобному зрелищу младшие служащие Дома у Моста сами собой убирались с дороги Мастера Пресекающего, хлопали и запирались изнутри двери. Для него же, казалось, их вовсе не существовало. Только очень хорошо знающие Лонли-Локли люди поняли бы, что он просто очень глубоко задумался, настолько, что собственные переживания стали для него важнее окружающего мира. А думы были не ахти какие радостные. Шурф в очередной раз констатировал для себя, что никак не может до конца понять этого парня, волей судьбы называвшегося его напарником. И в этом, в частности, заключалась одна из причин, по которым ему хотелось бы сберечь этого юношу. Непознанная до конца тайна - как же от этого отказаться? Мотивы поведения Тотохатты, его отношение к понятию дружбы, его мировоззрение и ещё многие, многие другие вещи. Те, которые обычно принято считать мелочами. У Шурфа дела с пониманием окружающих личностей обстояли не ахти как. С одной стороны - он видел практически всё, с другой - далеко не всегда понимал, что видит. В теории, конечно, он понимал, почему всё обстоит так, а не иначе, применительно к конкретному человеку, но вещи, которые не укладывались в систему его личных логических представлений, не переставали изумлять. И иногда ему приходилось поразмыслить, как правильно поступать с полученной информацией. Привязанность же кого бы то ни было к нему самому Лонли-Локли изрядно его обескураживала.

+1

66

Подняв очи горе парень проносясь следом за другом, тоном безвинно страдающего поинтересовался, то ли у запирающихся, по мере их продвижения к месту назначения, дверей, то ли у спины старшего напарника, чья рослая и худая фигура в черном маячила прямо перед его носом на расстоянии в пару шагов.
-И почему меня это не удивляа-ает, а? -Черное, пафосное лоохи кажется только сильнее оттеняло вызывающую мрачность лица Смерти на королевской службе, в то время как серебристо-металлическое, мерцающе-стального цвета с черным рисунком лоохи его тощеватого и явно похожего больше на мальчишку, нацепившего парадное лоохи собственного отца, напарника, а также сияющая неуместным воодушевлением физиономия, ярко контрастировали с сурово-мрачной физиономией сэра Лонли-Локли.

Спустя минуту после собственного прибытия вышеозначенный Мастер Преследующий почти рассудительно, если не учитывать ехидные интонации в голосе, добавил:
-Разумеется, по делу, исключительно объективно. У сэра Халли те, кто льют воду на Управление полиции, долго не задерживаются.

Спустя пару шагов оный же Тотохатта, едва не "вписавшись" собственным фейсом в спину резко затормозившего перед дверью, ведущую в Комнату Общей работы, Шурфа, поистине душераздирающе, в момент открытия тем двери, застонал, представляя в цвете и красках объем предполагаемой работы:
-Опя-а-ать доклаад!... Хотя...- коротко ухмыльнувшись на полуобернувшуюся на сей вопль души Рениву, уже сидевшую за своим столом. - Почему "Опять"? Снова, господа Тайные сыщики. Снова... - Интонации пронзительно-резкого голоса Мастера Преследующего были какими угодно, но явно не походили на "серьезно-деловые". Спустя пару минут, отведенных им под умещение собственной растерепанноволосой тушки на "законное" место, парень выдохнул, - Приветствую незабвенная. - Моментально же интересуясь. - А Сам у себя? - Девушка, поглощенная то ли работой, то ли просто ушедшая в свои мысли, коротко кивнула, не соизволив даже ответить.

Сэра паачетнейшего начальника, как его называл Кимпа, окрест не наблюдалось, равно как и запертая на ключ дверь в кабинет прямо гласила, для знающих, что сэра Чиффы на месте не присутствовало, поскольку, в противном случае, оная дверь, ведущая в святая святых, была бы слегка приоткрыта, и из-под нее лился бы свет.

-Ка-акие все го-ордые, просто с ума сойти. - фыркнув на кивок сотрудницы, Тотохатта, даже без обязательного "поощрения" - напоминания со стороны напарника, о том, что "на работе надо работать, а не заниматься невесть чем" взяв в руки табличку и пытаясь как можно точнее припомнить все произошедшие события, задумался, глядя на черный квадратик зачарованного кристалла, лежавший перед ним на столе.

Вскоре на табличке округлым, некрупным почерком значилось:

"Отчет о проделанной работе за 109-112 дни 10 года Эпохи Кодекса.

109 числа 10-го года ЭК получив от руководителя МТСВ два задания я - Тотохатта Шломм, Мастер Преследования затаившихся и бегущих и Мастер Пресекающий ненужные жизни - сэр Шурф Лонли-Локли, занялись порученными расследованиямт.

В результате этих расследований было установлено..."
Глядя на черный квадратик самопишущей таблички, Тотохатта с вдохновенным видом поэта, "поймавшего музу за хвост", ерошил и так-то стоявшие дыбом короткие волосы.
Впрочем, надолго его увы не хватило. Тотохатта не был бы самим собой, если бы, тщетно пытаясь "обучиться необходимой придури", не попытался бы самостоятельно написать "этот грешный отчет, побери его семь Клакков". Вот что далее значилось в докладе сэра Шломма.
"В результате расследования было установлено, что на Улице Вишневых Подносов, во дворе особняка №22-У, располагался алтарь для проведения черномагической практики. Магия была из закрытого раздела и не поддавалась точному учету ступеней.  Благодаря чарам, расследующий это дело Мастер Пресекающий направился по следу и, попав в один из частных домов, расположенных  в Тупике Розовых Часов, в бывшей резиденции одного из младших Орденов (Орден синей кошки) обнаружил колдовскую паутину и пресек действия сэра Мелека Чишзва, одного из  магистров Ордена Стола на Пустоши, вздумавшего препятствовать исполнению действующего закона, который был уничтожен. В дальнейшем, когда я провёл осмотр территории, мной были получены сведения от предметов меблировки о происходящих на протяжении полугода в этом особняке магических практиках над людьми.
Благодаря проведенным чарам, пропавшие ранее мирные жители улицы Синих ниток - сэр Бубарра Эшши-Енши, 250 лет - зеленщик, с улицы Гремящих ключей - Кимпа Таррок-180 лет, кондитер, Леди Хелис Химмури - 230 лет - домохозяйка, вдова..." - далее шел подробный перечень имен и фамилий пропавших людей, которых в списке значилось порядка 27 - "...были перенесены на улицу Оранжевых яблок, где и были превращены безвозвратно в монстров, а позднее и  уничтожены Мастером Пресекающим в соответствии с  пунктом 17 уложения внутренней инструкции Устава основания МТСВ от..." - далее шли дата и номер королевского указа.

Продолжая вдохновенно строчить Тотохатта кажется ничего не замечал, с головой уйдя в работу. Одна табличка легла на верхний правый угол стола, в то время как сэр Шломм, не глядя, цапнул из стопочки вторую самопишущую табличку, продолжая свое занятие.

"Жители улиц  Яблоневого ветра, сэр Хубра Читтоварго,180 лет, повар; леди Келта Касса, 75 лет, несовершеннолетняя, приехавшая в гости с родителями к двоюродной родне..."
Далее, парень напрягая память начал ваять гораздо медленнее чем ранее, вспоминая имена и фамилии пострадавших но оставшихся в живых обитателей заполняя табличку списком имен и фамилий спасенных.
Не спрашивайте, чего  стоил сэру Шломму сей подвиг.
Пройдя по следу Магистра Ордена Посоха в Песке Темным путем, мы напали на след еще трех колдунов - это сэр Белар Гро, младший магистр Ордена Посоха в песке, который, по его словам, преследовал своего магистра, пытаясь того остановить, вырвав из рук  ведьму Ордена Медного Кинжала - свою родственницу, и послушницу Ордена Семилистника леди Хэлрис Лабидая, похищенных Великим Магистром с целью получения у женщин магической силы и колдовского таланта Предсказания. Мне пришлось, в соответствии с указанными в должностной инструкции распоряжениями, стоя у того на следу, обездвижить преследуемого путем введения того в обморок. О наличии женщин я узнал, только придя по следу к преследуемому."
Внимательно просмотрев первую и начало второй таблички и поправив несколько ошибок допущенных им при перечислении имен и фамилий пострадавших Тотохатта продолжил работу далее.

В комнате стояла  необычная тишина, сотрудники в кои годы раз вели себя донельзя примерно. Не было слышно ни шуточек ни звуков жевания.

"По словам сэра Гро, он, работая в Библиотеке Ордена, заприметил одну странную книгу. Эта книга была не то чтобы вовсе без названия, просто по устоявшейся традиции тайные книги орденских заклятий помечались на обложке  иллюзорным знаком Ордена, а тут радужно переливающаяся ягода, пронзенная черным шипом, слишком явно намекала на вполне конкретный Орден, славящийся своей скрытностью и теплым отношением к вступившим в него колдунам. Когда магистр Ордена пожелал чтобы ему принесли эту книгу, сэр Белар подчинился, принеся требуемое. По словам младшего магистра, он, наблюдая за Великим магистром своего Ордена, в какой то момент времени осознал, что воля того находится под чуждым влиянием, а иногда у него было впечатление, что Великий магистр безумен. Его алогичные действия вызвали в Ордене раскол, при этом сам магистр вел себя так, словно ему это не интересно. Вообще складывалось впечатление что означенный Великий магистр находится под влиянием чар признанного Мастера Совершенных снов.

Сам сэр Белар согласен пройти требуемую законом процедуру соответствия Истине, в обмен на снятие с него  возможных обвинений в неподчинении закону, заявляя, что планировал уйти в Орден Семилистника."

Вторая табличка легла поверх первой, а сам парень, механически взяв с левой половины стола третью табличку, продолжил, по-прежнему с видом полубезумного гения, ваять отчет.
"Как бывший младший магистр Ордена Колючих ягод, я выслушав объяснения сэра Гро готов утверждать, что в Орден Посоха в песке попала одна из книг Ордена Колючих Ягод, разбитого в Смутные Времена атакой нескольких Орденов, противников королевской власти. Во всем произошедшем повинна Книга Бесчисленных Грёз. Мне известно про 5 экземпляров данного раритета. Один принадлежал моему отцу и сейчас находится в моей библиотеке, второй принадлежал сэру Гофле Моннериза экс-Мастеру Интуитивного Прозрения, проживающему по адресу улица Медных горшков, дом 17/3 еще два экземпляра принадлежали  Мастеру Говорящему с Растениями- сэру Нуриши Шимароса 280 лет и Мастеру Плетения Грез, сэру Рогро Тойчи,350 лет,  куда же делся пятый экземпляр, до этого времени мне было не известно, но сэр Гро описал мне книгу, которую носил магистру, довольно-таки подробно. Стоит уточнить сразу, эти книги могут  создавать себе подобные аналоги, копии, за счет жизни   колдунов.
Книга бесчисленных грез - живое и разумное существо, она не вписывает своего читателя сама... Сама книга вписывается в читателя, пытается сначала с ним взаимодействовать, иногда даже частично меняя реальность и подстраивая свои грезы в ее плетение. Но, если ощущает, что не находит контакта, то начинает мстить. Как именно она это проделывает, мне не известно."

Послушница Ордена Семилистника, вдумчиво созерцая работающего, а не против ожиданий стенавшего аки дух неупокоенный, сэра Шломма, тихонечко вздохнула:
-Давно бы так... - мечтательно-пристально созерцая абрис сосредоточенно ваявшего отчет Тотохатты, причем проделывала она это настолько явно, что Мастер Преследующий ощутил ее внимание.
Сэр Шломм, услышав фразочку леди, в недоумении воззрился на во все глаза рассматривавшую его леди Рениву и, почесав самопиской затылок вдумчиво, с нарочито горячим интересом, у той поинтересовался:
-Незабвенная, у меня что-то не в порядке? - И не дожидаясь ответа девушки хмыкнул живо переключаясь на более насущные вопросы. - Кста-ати драгоценнейшие сотрудники, только не говорите мне, что вы не успели камры заказать! – подняв очи горе, горестно вздыхая, так, словно у него душа с телом расставалось, посетовал с интонациями "И куда только мир катится?", выбрался из за стола, направляясь к Креслу Безутешных. - Это… Неслыханно. Работаешь тут, как арварошец в куманском халифате, а даже камры, самой обычной камры и то абсолютно никто не догадается заказать. - Резким жестом кладя на стол самописку хмыкнул. - Всё. С меня… Хватит. А то вот прямо сей секунд возьму и помру. - Вдохновляясь пришедшей в голову идеей воззрился на повернувшего в его сторону голову напарника. - А потом буду вам являться, под вечер, в виде призрака с завываниями Где моя камра-а? Опять все выпили дети Пондохвы, чтоб ими подавились все Клакки!

Но, кажется, сие актерство никого из присутствующих не вдохновило. Пожалуй, только вошедший с улицы господин паачетнейший начальник, ехидно улыбаясь, проговорил.
-Ну ничего, ничего, сэр Шломм, не переживайте. Пусть привидения писать не могут, но говорить то на табличку каждое умеет, зато насколько освободится время у леди Ренивы? Сами подумайте, ведь призраки не спят, а значит, могут и надиктовывать доклады в то время, когда прочие сотрудники этого просто не могут сделать.

-Вы жестоки и несправедливы, словно этот как там его… Ну-у который в халифате на диване восседает… - в праведном негодовании возопил сэр Шломм. А сэр Халли вдумчиво, почти по отечески взирая на своего сотрудника молвил:
-Достопочтенный Нубуйлибуни Цуан Афия, владыка Кумона, проявил себя как мудрый и спокойный правитель, далекий от идеалов тирании, несмотря на свой юный возраст. - Эта фразочка вызвала у Тотохатты еще один поистине душераздирающий стон с подвыванием и глазазакатыванием:
-Мне ду-урно... - завершившийся попыткой (вполне себе бесперспективной) изобразить «томную Тургеневскую барышню» которая при виде «мучений бедного песика» сомлев, не без удобства развалилась на парковой скамеечке, полностью ту заняв собственной персоной, причем роль оной скамеечки небезуспешно сыграло Кресло Безутешных. Оно было в меру глубокое (Тотохатта в нем просто «утонул») уютное и по размерам мало отличалось от парковой скамеечки.

Отредактировано Тотохатта Шломм (2013-12-04 16:28:15)

+1

67

Сэр Лонли-Локли, занимавший своё обычное место с глубоко медитирующим видом, сначала отсортировал сваленные кем-то – и он догадывался, кем, - на его рабочий стол самопишущие таблички.
«Неужели мы наконец-то начали приводить в порядок отчёты не в Последний День Года? А сколько раз мне пришлось сказать им, что постепенный труд в данном направлении будет гораздо лучше, поскольку нам не придётся выполнять всю годовую норму в последние двадцать три часа?»
Он разобрал их, проверил на грамматические ошибки, переписал те, на которых их обнаружилось больше трёх кряду, попутно обнаружив, что на них запечатлены доклады о деятельности Тайного Сыска за последние десять дюжин дней, и разложил в хронологическом порядке.
-Тотохатта, ты не мог бы вести себя потише? Я работаю… - так, будто напарник не пополнение к сей коллекции составлял, а камру попивал, при этом комментируя манеру одеваться и причёски окружающих, проронил сэр Шурф, не подымая глаз от очередной самопишущей таблички – и, кажется, он даже пропустил появление сэра Джуффина Халли, настолько глубоко погрузился в своё занятие, - А, если у тебя хватает сил не только писать, а ещё и говорить что-то вслух, или если ты уже закончил, можешь передать мне на проверку, а сам – взять свежий номер газеты и просмотреть его на предмет новостей, могущих нас заинтересовать, либо заглянуть на половину Городской Полиции и спросить у них, не появилось ли чего-то по нашей части. И учти, они слишком горды, чтобы сразу признаться, что не справляются с чем-то, если уж в первую же минуту не прибежали умолять об их спасении… - причём кидались чаще всего к Лонли-Локли, и избавить просили от нечисти, обычно – от полтергейстов, привидений и мелких демонов. Некоторые младшие служащие, подумать только, даже плакали от страха, - О. Доброе утро, сэр Халли, - заметив, наконец, своего непосредственного начальника и учителя, вежливо кивнул Мастер Пресекающий, - Я Вам нужен?
-Надгробия на Зелёном Кладбище Петтов пришли в движение, если хочешь – можешь съездить и посмотреть, в чём там дело, - безмятежно усмехаясь, всем своим видом показывая, что не настаивает, а то и вовсе так шутит - но вот уж что по Начальнику было не слишком-то просто понять, во всяком случае, лишённому чувства юмора Лонли-Локли, - предложил ему Кеттариец.
-Хорошо, сэр.
И "дылда в Мантии Смерти" прошествовал к выходу так, будто сам и являлся вышеозначенным Цуан Афиёй. Он ещё услышал, как позади него раздались слова Джуффина:
-А распоряжения сэр Лонли-Локли Вам отдал достаточно здравые, сэр Шломм. Займитесь, пока Ваш напарник отсутствует, как раз успеете к его возвращению - не думаю, что разбирательство с текущей проблемой отнимет у него много времени.
А потом дверь закрылась, и Шурф уже не мог разобрать слов, произносимых с той стороны.

+1

68

-У-у-у На кого ты нас покину-ул?! - поняв, что напарничек вотпрямщас сваливает, вернее говоря - уже свалил, а Чиффа под ехидную улыбочку Ренивы отчалил в свой кабинет, парень, скроив гримасу смертельно обиженного дитятки, выудив из-под своей пятой точки нечто, условно напоминающее подушку-думочку, подкладываемую посетителям под спину, метнул ту в направлении закрывшейся двери, вслед уходящему напарничку, тем самым выказывая свое отношение к происходящему.
Насладившись в очередной раз ехидно-понимающей улыбкой Ренивы, Тотохатта глухо и протяжно вздохнул, словно смертельно уставший человек и, наклонившись слегка вперед, уцепил со стола девушки последний номер "Суеты Ехо". Как всегда, в газете полезная и условно полезная информация перемежалась всяческим "мусором".  В абсолютно расстроенных чувствах Тотохатта мрачно ухмыльнулся протянувшей ему чашку свежеподогретой камры сослуживице и, благодарно кивнув, на некоторое время замер, поглощая напиток.
Через парочку минут, вернув подушечку на полагающуюся той место, улыбаясь, произнес. - Благодарю, незабвенная, вы меня буквально-таки спасли из лап тоски и безрадостного существования в компании этих унылых и мрачных типов. С меня пирожные и камра, по возвращении с половины Полицейского Управления, а сейчас я отчаливаю к нашему дооброму старому знакомому. - фыркнул насмешливо. - Я вообще не понимаю, как он пока что в своих сортирах то не утонул. Не Иначе его леди Улима спасааает... - зевнул припоминая милую и доброжелательную даму - жену генерала Полиции. - И вообще, я не понимаю, что такая милая леди нашла в этом косматом борове...  Причуды женщин свыше моего разумения...

Отредактировано Тотохатта Шломм (2013-12-08 03:39:45)

+1

69

«Ну и кто это придумал?» - мрачно вопрошал потусторонние миры сэр Шурф Лонли-Локли, глядя, как массивное чёрное надгробие медленно ползёт по жирному чернозёму мимо него.
Кладбище, леди и джентльмены, это такое скучное место, где торчат камни самых разнообразных форм, испещрённые именами и маловразумительными, но, предположительно, душеспасительными надписями, философскими рассуждениями и прощальными словами скорбящих родственников, около которых красуются цветы – от одиночных бутонов до целых букетов и венков. И среди всей этой красоты бродят жвачные обыватели, прибираясь и присматривая местечко для самих себя… Нечего сказать, очень позитивно и жизнерадостно. Не так ли? Сэр Шурф до сих пор искренне не мог уяснить себе, почему люди обязаны умирать. Во всяком случае – лучшие из них. Впрочем, есть те, кто бросит себя на костёр своего дела и сгорит в нём, а есть те, кто обойдёт все тревоги и волнения стороной, дожив до спокойной старости и умерев в своей постели. Лонли-Локли всегда было нужно или всё, или ничего, или бессмертие, или гибель яркая, быстрая, как вспышка света, как мгновение истины. И уж точно ни в коем случае не медленное угасание. Он бы не согласился на полумеры, какими занимаются иногда люди, утратившие Искру. Отказаться от всего ради продолжения существования? А для чего оно вообще такое нужно? Мастер Пресекающий был одержим познанием, полностью, с головой и потрохами, захвачен стремлением приобрести как можно больше опыта и сохранить возможность пользоваться им – иначе человек уподобится тому, кто нашёл сундук, полный золота, на необитаемом острове. Вроде и сокровище – а вот тратить его негде. Хотя, опыт, конечно, не тратится, а приумножается тем больше, чем активнее его используют… Факт в том, что сэр Шурф не согласится быть, потеряв всё, что имеет реальную ценность для него.
Закатав левый рукав, Лонли-Локли извлёк маленький кинжал, размером где-то с пилку для ногтей – индикатор магии и вообще полезный инструмент. В данном случае удалось идентифицировать тридцатую ступень Чёрной и двадцатую – Белой магии. А потом Шурф флегматично полоснул себя клинком по руке, щедро оросив землю кровью и монотонно выпевая заклинание, которое в переводе с древнего языка Хонхоны звучало бы как: "клятвой кровью да луне, правда - приоткройся мне". На самом деле, накладно было это средство, потому что постоянно пользоваться им – крови не напасёшься. И, пока колдовство действует, заживить рану было нельзя… И никаких гарантий, что сработает. Способ общения с предметами при помощи свечи и небольшого ритуала Истинной Магии был надёжнее. Но не факт, что у него было время готовиться к данному обряду.
-Кто это сделал? – спросил Мастер Пресекающий в пространство, понятия не имея, кто или что ему ответит.
-Я не видел… - голосом унылого мужчины лет двухсот пятидесяти пробубнила могильная плита. Причём – не вслух, а у него в голове, как при Безмолвной Речи. При этом в висках ощутимо заныло.
-А вспомнить? – подняв раненую руку над чёрным камнем, Шурф пролил на него несколько капель своей крови.
То слизнуло их, точнее – впитало в себя, чуть ли не заурчав от удовольствия.
-Про него не знаю, а вот на тебе проклятие. Будешь тут через трое суток, если не снимешь вовремя.
-Него? Это был он, значит? – проигнорировав пророчество в связи с тем, что мёртвые и их вещи обычно ничего полезного не говорят, переспросил Шурф.
-Скорее да, чем нет, но я ничего не гарантирую. Сходи к знахарю, пока не поздно, парень.
-Спасибо за заботу, - серьёзно промолвил Мастер Пресекающий.
Он обошёл кладбище, не забывая угощать то каплями своей крови и продолжая вопрошать. Безуспешно. Молчание было кладбищенским в буквальном смысле слова. Разве что мёртвые с косами не стояли, видимо, некромантом неизвестный не был.
Шурф уже завершал обход, когда заметил, что окружающий мир для него темнеет. Простейшая диагностика определила, что проблема не с миром, а с его зрением. Просто он начал терять сознание – неприятно, но не смертельно.
«Ну, нет… Так дело не пойдёт…»
Заставив себя сосредоточиться, Лонли-Локли исцелил порез, который сам себе нанёс, и послал Зов Тотохатте:
-Прости, если отвлекаю, но мне требуется твоё содействие. Ты не мог бы прибыть сюда? Я на южной окраине кладбища.
Чтобы не отключаться, ему приходилось выполнять комплекс из самых сложных дыхательных упражнений. Но пока удавалось держаться… Кажется, сэр Шурф только теперь допустил саму вероятность того, что надгробие могло дать ему дельный совет. И кому, в конце-концов, в подобных темах разбираться-то, если не могильным камням? Была возможность перерождения – но, если верить имеющимся скудным данным, не для всех. То был выигрыш в состязании, основанном на везении.

+1

70

- А ра-аньше не мог сказа-ать? - Ехидство это "наше все" по определению.  Вдумчиво воззрившись на отложившую в сторону самопишущую табличку Рениву, сэр Шломм спустя несколько секунд молчания тоном уставшего от жизни императора Нубуйлибуни цуан Афии изрек, глядя с тоскливым выражением на физиономии на пустой, то есть совершенно и определенно абсолютно пустой кувшин камры, - Леди Ренива, передайте нашему обожа-аемому руководс-ству, что сэр Шломм вызван по спешному делу. - И спустя невыносимо долгую минуту томным тоном прибавил строя ведьме глазки, чем заслужил гневно-недоуменное выражение на лице с ее стороны, - Надеюсь, что к нашему триумфальному возвращению хотя бы камра в этом грешном Управлении найдется... - После чего послав немного(а может и много) ошарашенной ведьме воздушный поцелуй, сэр Шломм бросив торопливо и на ходу, - Не грусти незабвенная! Я скоро вернусь. - Без долгих объяснений он выбежал в коридор  и, уже стоя на пороге выхода из здания, шагнул на темный путь, не сходя со следа старшего коллеги-напарника. Не теряя даром времени, сэр Шломм уже спустя считанные минуты оказался на указанном Шурфом кладбище. Видок у друга был из разряда "В гроб и то краше кладут" ну или еще более элегическое "Это вы привидение на дом заказывали? Распишитесь в получении."
Самое кладбище также имело зело своеобразный видок. Его словно усерднейше вскапывали дракхи и прочие любители незалежной природы, если не сказать, что тысяча пьяных в сосиску кротов решила совершить на оном кладбище свои паралимпийские игры.
- Мда-а-а красиво жить не запретишь, даже и после смерти... - Вдумчиво посозерцав окружающую местность, Мастер Преследующий без долгих разговоров перепрыгнул упавшую не то колонну, не то чей-то бюст, подойдя к Мастеру Пресекающему приобнял того за пояс и уверенно, деловито поинтересовался, - Тебя магией взбодрить или предпочтешь Кахарово пойло? А вообще... Одевай свою защитную амуницию, опирайся о мое плечо и... - Ухмыльнувшись смерил закадычного друга многообещающе-теплым и о-очень ласковым, аж зубы сводило от приторности, взглядом. - И пойдем обратно. Джуффин уже не знает, то ли ему начать рвать на своей лысине волосы, то ли Рениве жалиться на тяжкую жизнь... По дороге расскажешь, какого пьяного темного магистра тебя понесло с утреца пораньше на кладбище и при этом заниматься  магией крови едва не до обморока в гордом одиночестве. Вроде как на дите неразумное ты всяко не походишь. Что то я ранее у тебя не обнаруживал пристрастия к предметам э-э-э могильного творчества...

Отредактировано Тотохатта Шломм (2014-01-05 08:14:23)

0

71

Тотохатта не замедлил явиться, однако, тут же принялся за свои обычные заявления. Мастеру Пресекающему казалось, что его друг чрезмерно о нём печётся. А что начнётся, если узнает правду? Лучше не проверять. Иначе, пожалуй, одним походом к знахарям дело не обойдётся. Шломм вообще ему шагу ступить одному не даст, будет приставать с вопросами о самочувствии и впадать в состояние повышенной тревоги, стоит ему выказать хотя бы намёк на усталость, слабость или телесный дискомфорт.
-Если ты помнишь, меня сюда отправил Джуффин, - тоном, каким терпеливые психиатры уговаривают особо опасных пациентов положить вилку, промолвил Шурф, - И твоя помощь мне необходима для того, чтобы попытаться найти на кладбище след колдуна, на чьей ответственности лежит наложенное на надгробия заклятие движения. И Джуффин в первую очередь не поймёт, если мы вернёмся без результата. Так что давай обойдём это место ещё раз. Вместе… И учти, что бальзам Кахара я пить не буду. Если тебе не сложно, запомни, пожалуйста, что я не употребляю данный напиток, - он не стал говорить, что прилагает огромные усилия, чтобы окружающий мир не расплывался перед глазами, а цвета не менялись местами. От запахов почему-то щипало под веками, а во рту образовался странный металлический привкус. Лонли-Локли с неожиданной ясностью осознал, что через три дня окажется здесь уже на правах нового жильца. Точнее, нежильца, - «Всему своё время, значит, моё уже подошло…» - подавив вздох, поскольку тот мог оказаться замеченным Тотохаттой, Шурф двинулся по одной из тропинок, натоптанных теми, кто приходил навестить могилы умерших родственников, и петляющих между монументами, плитами, кладбищенскими камнями и редкими деревьями. Земля была чёрной, жирной и упругой, пронизанной сетью переплетавшихся друг с другом корней, и трава здесь казалась какой-то ущербной, бедноватой, неуместной, словно скатерть, стыдливо прикрывающая безобразное пятно, выжженное на столе.

0

72

- Всенепременнейше... Обойдем. Разумеется обойдем... - Кажется свои интонации Тош позаимствовал "на время" у самого же  напарника -такие они были мягко-убеждающие. - И про приказ Чиффы я тоже наслышан, не стоило даже трудиться мне про то напоминать. - кивок и ехидная полуухмылка-полуусмешка были ответом сэру Шурфу. - Я склерозом если и страдаю то в крайне гм-м специфических случаях. - Почти серьезно поглядывая на друга колдун не стал терять даром времени в попытках убедить напарника принять "кахарово пойло", а просто "взбодрил" того при помощи магии, сочтя, что так и быстрее и продуктивнее будет. В мыслях же Тотохатта  уперто настроился на идею утащить "для сопровождения, а также легкого осмотра" себя любимого в компании закадычного друга к целителям, не безосновательно считая, что королевский целитель  будет рад оказать господам из Тайного сыска небольшую услугу.
Оставалась самая малость, убедить самого Шурфа в том, что тот ему, Тотохатте, необходим в качестве сопровождения для появления у сэра Абилата Параса.
"Хм, итак, что я могу проделать для того, чтобы убедить друга пройти со мной к целителю?" Сей вопрос сейчас занимал колдуна гора-аздо много больше всех перемещающихся каменюк вместе и по отдельности взятых на данном конкретном погосте.
Рассеянно кивая на слова напарника Тотохатта почти равнодушно, по крайней мере столь отрешенный, спокойный тон сделал бы честь и самому мастеру Пресекающему поинтересовался.
- Откуда начинать поиски? - Осматриваясь по сторонам без явно видимого воодушевления Мастер Преследующий едва скрывал что ему тут не нравится. "Нравится или нет, но я пока поищу этот грешный след а попутно подумаю над сложившейся ситуацией. Он ведь," - при сем едва сдерживаясь чтобы не фыркнуть разъяренным котом, Тотохатта покосился на пафосное черное лоохи напарника. "Ни в жисть не сознается, что ему нужна помощь. Так что Тош, напрягай свои извилины и что там у тебя играет роль мыслящей субстанции и выпутывай этого горе-воителя из тенет лжеубеждений, что он из тех, кому-все-по-плечу."
Следуя по направлению, указанному Шурфом, Мастер Преследующий, покружив вокруг мемориальных досок, остановился возле обелиска, земля рядом с которым оказалась перекопана. Следы мужских ботинок на влажной вывернутой земле отпечатались четко и ровно.
"Словно позировал..."
Неприязненно глянув на обелиск и пробегая взглядом выбитые в камне имя и фамилию, а также даты смерти и рождения, Тотохатта спустя считанные удары сердца встал на след.
Секунду  он просто стоял, пытаясь ощутить хозяина следа, и чем больше он стоял на том, тем больше его мутило. Потом, след, словно взбесившийся менкал, "ударил" по ногам. Чувствуя, что еще немного и он просто позорно свалится в обморок, Мастер Преследующий, больше всего похожий сейчас на труп чем на живого человека, почти ничего не видя перед собой выдавил немеющими губами.
- След... Мертвый... - Что будет с ним дальше его уже не волновало, однако нотка радости промелькнула в равнодушном полузатухшем взгляде направленном на напарника.
"Я так таки добился своего. Надо только убедить его, что мне необходим целитель..." - Сейчас Тотохатта не осознавал, что след, на котором он стоял, "выпил" изрядно его сил, и что поход к целителю ему явно необходим, но как всякий самоуверенный мальчишка искренне считал, что эта потеря сил "Пустяки, дело житейское. Отдохну и снова буду как огурчик."

0

73

Шурфу Лонли-Локли могли отказать рассудок, дар речи, зрение, слух, обоняние - всё, что угодно, только не реакция на требующие экстренных и радикальных мер события. Для этого ему требовалось даже не при смерти находиться, а в самом подлинном и натуральном смысле сдохнуть. Так что суровая лапа Мастера Пресекающего Ненужные Жизни, благо - защитные рукавицы он надеть-таки успел, сгребла товарища за шкирку и бесцеремонно отволокла в сторону от следа умершего.
Прислонив Тотохатту спиной к ближайшему чахловатому кладбищенскому дереву, Шурф, ничтоже сумняшеся, извлёк фляжку напарника с бальзамом Казара и дал тому пригубить чуть ли не насильно. Внимательный и слегка укоризненный взгляд льдистых серых глаз вперился в лицо Мастера Преследования, словно бы без слов взывая к его чувству гражданской ответственности. Иной, чуть более впечатлительный и слабонервный человек, даже пребывая в положении "при смерти", от такого взора Смерти на королевской службе вскочил бы и вытянулся в струнку, с руками по швам.
- Значит, нашей целью является некромант.
Зомби-то зомби, ясное дело, но за просто так никто из могилы не поднимется. Значит, есть некто, которому сие непотребство понадобилось. Тёмные бы да побрали его Магистры. Хотя, не исключено, что и сам этот негодяй тоже являлся "оживленцем". Но сами по себе могущественные чародеи встают после смерти лишь в тех случаях, когда их тянут огромная вина, либо не меньшая злоба... Увы, но на этом погосте погребли столько сильных и талантливых магов, что одного данного признака недоставало, дабы провести поиск по архиву Тайного Сыска.
- Ты мне сейчас не помощник, Тотохатта. Отправляйся-ка к сэру Джуффину. Расскажи ему обо всём. Я ещё осмотрюсь здесь, но, сдаётся мне, проблема выходит из нашей компетенции.
Ну, ещё бы. Шломм не сможет идти по такому следу, Шурф не призовёт мага такого уровня, которого, вдобавок, даже и в глаза ни разу не видел. Ничего не выйдет только в лучшем случае. В худшем - колдун позаботился об "откате", так что любой, дерзнувший пробовать обнаружить его с помощью заклинаний, получит по загривку по первое число. В этой игре охотник - безответственный чернокнижник. Изменить это сможет, вероятнее всего, и в самом деле один лишь Кеттариец. А, значит, пора забыть о грешном самолюбии и позвать на помощь.

0

74

Ответить на фразу друга Тотохатте сил не слишком доставало, но вот упрямства было не в пример больше  нежели чем этих самых пресловутых сил.
- Пподождии.. Он странный, этот след. Он и мертвый, и он же живой... Я не представляю как такое может быть, но это так и есть.
Зов, отправленный сэру Халли, был отрывисто скуден.
- Сэр Халли,  по мнению сэра Лонли-Локли, да и моему также, дело вполне может уже выходить из компетенции  рядовых сотрудников Малого сыскного воинства. Необходима ваша помощь.След мертвеца...
На большее у Тотохатты сил не хватило и он прервал общение. Спать хотелось так словно его опоили сонным зельем, и, в то же самое время, сам колдун отчетливо осознавал что если он уснет, то это будет с его стороны "распоследней глупостью"
Из чистой воды ерничества, самоуверенности, раздражения на глупейшую ситуацию и обиды на свою несамостоятельность Мастер Преследующий Скрывающихся и Бегущих пронзительно резко хмыкнул в ответ напарнику.
- Гм, сэр Шуурф, я вообще то в порядке. - На физиономии неуемного колдуна сейчас цвела привычно-насмешливая, с неистребимой ноткой ехидства и вызова насквозь кривая ухмылочка, и кому какое дело, что сейчас сам Тош напоминал даже не мертвеца недельной давности, а скорее уж призрака, чем живого человека.
- Сейчас выпью парочку глотков воды и продолжим. Нам денежки платят отнюдь не за манкирование своими обязанностями. - Настрой у парня был не в пример интонациям гораздо более настойчивый и упертый. Коротко вздохнув и с трудом удержавшись от желания закрыть глаза Тотохатта пояснил причины своего упрямства.
Я  просто таки обязан разобраться в этой нелепице. Это же открывает массу любопытных моментов для  изучения открывающихся возможностей. Ну ты пойми...- Короткий, пронзительный взгляд, направленный в сторону напарника, разбился о броню самоуверенности того.
- Вдруг я смогу вставать на мертвый след не сказать чтобы без последствий для себя, но хотя бы с условием того что те не сразу начинают влиять на мои умения, - После небольшой паузы за время которой он, морщась, проделывая парочку пассов и взбадривая себя легким заклятием, прибавил невыразительно-глуховато, - Кстати, сэра Халли я предупредил и попросил о помощи, так что  предполагаю , что нам стоит его подождать тут.
Спустя некоторое время колдун  которого что то настороживало в так называемом "мертвом следе" решительно шагнул на тот снова.

Молчание обрушившееся на кладбище казалось чем-то практически овеществленным.
- Таак, сэр Шурф... Сдается мне что тут чары отбивающие возможность стать на след.Погодите ка  несколько минут... Тут все гораздо как я понимаю увлекательнее... - Фразочка прозвучала жестко и очень многообещающе. Ухмыльнувшись своим мыслям, Тотохатта ядовито и пожалуй что зло фыркнул, - Однако... Но, на всякую хитрую задницу всегда найдется болт с вывертом. Теперь финтить ему будет не в пример... Веселее. Коротко зыркнув на молчаливую фигуру в черном сэр Шломм продолжая стоять на "следе мертвеца"в задумчивости покрутив прядку своих волос и весьма сильно ту дернув, коротко хмыкнув, прибавил, - А вот теперь,пойдемте прогуляемся сэр Шурф по возвратному следу. Я даже допускаю, что он окажется умелой пустышкой, но отсутствие информации тоже своего рода информация... - Стянуть с себя ботинки было делом пары мгновений. Аккуратно убрав носки в ботинки и спрятав те меж пальцами левой руки Тош уже переминавшийся на жгущем подошвы следе нетерпеливо посматривал на напарника.

Отредактировано Тотохатта Шломм (2014-09-17 22:33:16)

0

75

И вот теперь-то во взгляде сэра Шурфа сверкнуло подлинное, ни на гран не прикрытое восхищение. Тотохатта был гением в полном смысле слова, с привкусом дерзости на губах и не признающей поражений душой. Надо же было почти совершенством уродиться - терпения и самоконтроля чуть побольше бы, ну да что уж тут, чего нет - того нет. Но факт. Этот юноша далеко пойдёт... Если не угробится по дороге. Но для предотвращения этого порывистому и упрямому Шломму и дали напарника. Шурф - воплощение качеств, недостающих Тотохатте, и наоборот, они дополняют друг друга до единого целого.
- Ни живой, ни мёртвый... Да, мне знакомо такое явление. Для этого требуется высшая грань искусства. Я бы, например, не смог, у меня недостаточно и теоретических, и практических навыков... Для этого надо отречься от кое-чего важного... А именно - от души. Её существование, конечно, не доказано, но именно так написано в древних пергаментах эпохи Королевы Вельдхут.
Говорил он, уже шагая вперёд - кто-кто, а уж сэр Джуффин отыщет их где угодно и в любом состоянии. Если захочет, конечно. Тотохатту, как обычно, не подгонять следовало бы, а притормаживать, а то слишком далеко умчится. Такое уже происходило, и обходилось благополучно лишь по некоему милосердному благословению свыше, снисходительному к "безумству храбрых", а не их грешными  скромными усилиями.
Внезапно земля под обоими Тайными Сыщиками начала крошиться, проседать, выгибаться, как будто с тяжёлым вздохом, неповоротливо ворочаясь, разверзла глубокий чёрный провал - яму, ведущую невесть куда. Этакая ненасытная пасть хорошо затаившегося зверя, заглотнувшая добычу и как ни в чём не бывало сомкнувшаяся над ними, словно и не проходил никто.

+1

76

Еще немного и Тош бы сошел со следа. Само по себе это не было для него чем то неожиданным, о таком понятии как утеря души он слышал, хотя наблюдать вживую прежде никогда не доводилось.  Слова старшего напарника звучавшие поверх его плеча подтверждали факт того что он  не ошибся, хотя в глубине души Тош отлично осознавал что достигнуть того уровня знаний которым обладал Мастер Пресекающий он сможет еще очень и очень не скоро. Сожаление с нотками раздражения на собственную молодость отдавало терпкой горчинкой во рту. Как все таки многого я еще не знаю... Неудивительно что Шурф числит меня раздолбаем и сущим мальчишкой которого надо лечить, учить и воспитывать... Короткий косой, вполоборота задумчиво восхищенный взгляд на напарника возвышавшегося над ним на добрых полголовы и... Земля с легким и почти нежным шуршанием начала проваливаться куда то внутрь, она словно бы засасывала парочку напарников-приключенцев.
- Трррусики Пондохвы! - Дурацкая фразочка вылетела изо рта  Тоша практически бесконтрольно, но зато крайне эмотивно насыщенно. Жжение следа стало сейчас не сказать чтобы нестерпимым, скорее надсадно требовательным. Не без труда отодрав от следа одну конечность и балансируя на второй словно цапля сыщик торопливо отряхнув ногу одел носок и ботинок хмуровато пояснив во время процедуры обувания второй конечности.
- Не хочется чтобы лишнее болталось между пальцев... Кто знает с чем еще придется столкнуться... - А в голове едко мелькнуло: "Ндаа, сэр Шлом... Каакой ты оказывается умненький-благоразумненький а еще воспиитанный... Жаль только не особо упитанный...
"
Едва сдержав ехидный фырк, Мастер Преследующий для начала осмотрелся. Стены были... Если конечно можно было обозначить кладбищенскую землю перевитую кучей разноформатных корней, корешков и корешочков за таковую. Их явно так ожидали, а значит ситуация могла завершиться либо быстро, либо очень быстро, и отнюдь не в пользу господ Сыщиков.
След был без "вывертов и нежданчиков" но при этом  Тош словно бы ощущал нетерпение хозяина следа. Оно его подгоняло, заставляло делать лишние телодвижения но сам колдун из чистой воды упрямства пока что сопротивлялся Зову увлекающему его дальше вглубь открывшегося взглядам темного тоннеля.
- Пока след чистый и без подарочков но его хозяин от нас не настолько вроде как и далеко. А след страанный... Не могу понять в чем именно странность. Ну даже если колдун утерял или подарил душу... разве он в таком случае не теряет свою личность?
Вопрос, как понимал сам Шломм был скорее академически умозрительным но любопытство, вполне себе "кошачье" нет нет а и высовывало свой нос наружу при каждом удобном или не слишком удобном случае и возможности, вот как сей момент, узнать нечто новое.

+1

77

Любой университетский профессор на месте Лонли-Локли сейчас поправил бы очки, пенсне или монокль, прищурился бы этак понимающе-хитровато и снисходительно, а затем вдохновенно разразился бы целой лекцией. Шурф же, увы, имел возможность сотворить лишь последнее. Его же хлебом не корми - дай поучить уму-разуму. И знания он был готов вколачивать в добровольно-принудительном порядке любому, кого поймает.
- Ну, видишь ли... - отряхивая Мантию Смерти от налипших на неё комьев сырой землицы с таким педантизмом, словно они вот-вот должны были предстать перед ликом непосредственно Его Величества Гурига Седьмого, собственной персоной, флегматично начал Мастер Пресекающий, - Системы организма у такого существа продолжают работать, причём он заговаривает своё тело на выполнение определённых функций даже после смерти. Главное - чтобы мозг и сердце оставались в исправном состоянии. Если не удержать контроль, то можно стать не более чем сосудом для собственной колдовской силы. Если переборщить с контролем - ничего вообще не выйдет. Нужен точно выверенный баланс. А бездушие означает... Лишь то, что он пожертвовал абсолютно всеми чувствами и эмоциями, а также воспоминаниями, обратив себя в подобие вечно чистого листа. Наш "доброжелатель" не оставил себе ничего, кроме единственной конкретной цели. В первоисточниках, изученных мной, говорилось, что цель может быть любой. Начиная с желания избавиться от смерти даже ценой столь жалкого существования, до понимания, что их срок подходит к концу, а они не успевают завершить какую-то важную работу, дело всей жизни. Некоторые шли на это, дабы произвести впечатление на окружающих и доказать, что они чего-то стоят. Разумеется, после обряда их прекращали волновать подобные глупости. Амбициозность, как черта характера, тоже исчезает. Личность утрачивает свои качества - все, кроме тех, которые необходимы непосредственно для достижения цели. Душа же их обретает зримую форму вовне. Форму предмета, по сути своей наиболее близкого бывшему носителю. Эту вещь необходимо беречь, как зеницу ока, ибо её уничтожение означает мгновенную и чрезвычайно болезненную кончину хозяина. И, попутно, обычно представляет собой чуть ли не единственное надёжное средство убить его навсегда. Иначе он, при условии наличия большого запаса могущества, возродится даже из пепла.
Едва последнее предложение сорвалось с языка Шурфа, как в пустом, на первый взгляд, туннеле справа раздались одиночные аплодисменты.
- Ну, надо же, осталась ещё на свете образованная молодёжь. Даже жаль обрывать жизнь таких талантливых ребят, как вы, - в голосе, впрочем, сочувствия не содержалось ни на грош.
Лонли-Локли здорово подозревал, что эту ловушку их враг организовал наспех, и как бы не только для того, чтобы сбить Тотохатту со следа. Не вышло... Но, похоже, физическая боль для твари не значит ничего.
- Впрочем, зачем? Один из вас и так уже смертельно болен. Создания вроде меня чуют это, как вы бы унюхали, например, запах гниения... Я могу разделить с ним секрет своей вечности. И он спасётся. Что до второго... Парни, разве вы не хотели бы избавиться от всего, что так мешает? Злобы, тоски, страхов... Это свобода. Я не жадный и готов поведать вам, как этого добиться.
На глаза неизвестный показываться отнюдь не торопился. Его голос, размеренный и спокойный, дал бы самому Шурфу фору. В сравнении с этим Мастер Пресекающий казался бурно реагирующим человеком с богатыми модуляциями интонаций.

0

78

Слушая  детальное обьяснение напарника Тотохатта методично отряхивал полы лоохи и приводил свой внешний вид в более менее "пристойный". Серебристо-серое лоохи отлично скрывало подобную грязь но самому Тотохатте был неприятен сам факт того что его одежда далеко не в идеальном состоянии. Последний пасс рукой и он успел еще резко трясануть подол своего лоохи до того как прозвучал равнодушно-спокойный голос неизвестного колдуна.
- Каак Вы сэр добрыыы! - напевно, отнюдь не скрывая жесткого, злого сарказма тягуче произнес Тош, осклабившись в сардонической, до сиропного приторной и насквозь неверной улыбочке-усмешечке.
- Вот че-естно, я тронут. До глубины и пресловутого дна души, - оскал парня самую малость не дотягивал до оскала оголодавшего вампира, будучи перебит сиропными, приторно-сладкими интонациями.
- Благодарен явленной Вами, тут столь однозначно и определенно доброжелательности.
Самоуверенность  незнакомца его не столько раздражала, сколько заставляла, пока что, тянуть время в ожидании вероятного появления сэра Халли, столь долго насколько подобное было в принципе возможно и в силах самого Шломма. Отлично зная напарника, который в силу определенных черт характера не слишком долго мог продолжать его игру, Тош коротко произнес по Безмолвной речи максимально собранным тоном.
- Сэр Шурф, не вмешивайтесь в разговор так долго, пока тот идет, я хочу потянуть время. Настолько долго насколько это в принципе допустимо и возможно, до прихода Чиффы. Если же он  опоздает, что ж... Попытка будет хотя бы не безрезультатной, магическое возмущение потянет его к месту действий.
Незнакомец предпочитающий оставаться неузнанным между тем вел разговор далее.
- Хмм...
Изобразив на своей подвижной физиономии даже не столько вежливое сколько горячее любопытство Тотохатта между тем протянул.
- Но сэр, если вам нас жаль, то зачем убивать? Мы ведь пришли сюда можно сказать в поисках знаний, - сейчас сыщик попросту говоря "валял дурака", но делал он с полной отдачей этому процессу. Уверив самого себя в том, что прежде сказанное им является истиной для него самого, Тош попытался в этом же уверить и невидимого собеседника.
- Стали бы мы подчиняться кому-либо, и разыскивать непонятно кого если бы не видели в этом для себя некоторых преимуществ и интереса? Вы как умный человек просто обязаны понять, что невозможно без последствий скрывать знания. Те рано или поздно, но, так или иначе, все равно выйдут наружу.
Вступая на скользкую дорожку полу-лжи и полу-правды сэр Шлом лихорадочно пытался понять, что конкретно имел ввиду незнакомый колдун, говоря про  их парочку. Вернее говоря Тотохатту сейчас  крайне интересовала фраза касающаяся  умирающего.
Гмм, если допустить что этот чудак видит это самое пресловутое мне высказанное проклятие, то сам то Шурф более чем гмм уравновешен… По крайней мере в сравнении с большинством известных мне личностей…
Резко мотнув головой  Сыщик на мгновение замер обдумывая следующую мысль. А что если этот тип говорил вовсе не про меня а про самого Шурфа?- оценивающий, почти незаметный пристальный взгляд словно бы впиявился в фигуру напарника
Спустя считанные мгновения сэр Шломм коротко мотнув головой в задумчивости промолвил,  по отдельности роняя слова.
- Хм, так вы сэр, спрашиваете, хотим ли мы м-м-м стать свободными? Но, разве то, что вы предлагаете, не является несвободой с другой стороны? Эмоции и чувства, равно как и желания позволяют ощутить всю гамму красок и полноту собственного существования именно здесь и именно сейчас, а их отсутствие в сочетании с вечностью это просто череда бесконечно долгих мгновений существования без цели и идеи.
И через считанные мгновения после своей вдумчивой фразы этот же самый Тош буквально таки "взорвался" вновь косо глянув на  напарника и  яростно шипя тому по Безмолвной речи.
- Ну зна-аете сэр Шуурф.. Подобное уже превышает меру моего невеликого тер-рпения и разумения !!! Во имя лысины Мони Маха, в какую еще грешную авантюру, побери ее вся семерка Клакков купно и порознь, ты успел  влезть, без меня, впереди всего Ехо?! - на миг замерев и вытянувшись едва ли не в струнку Тош чеканя едва ли не по буквам повысил и без того ну оочень звенящие интонации собственной Безмолвной речи еще на порядок, - С чего тебя понесло в гордом одиночестве на приключения, ровно дите малое за погремушкой,  не озаботившись хотя бы минимальными мерами безопасности?! И са-амое главное....Почему я слышу важную, касающуюся именно что возможности продолжать порученную работу, информацию от кого угодно, но не от тебя? Не от напарника, с которым выполняю одно дело?
Ярость и обида а еще удивление и неверие в то что друг попытался скрыть от него правду были слишком уж термоядерным "коктейлем", так что ничего удивительно в том, что моральные силы оставили парня, не было. Тотохатту хватило, увы, ненадолго и потому окончание его "речи" оказалось  тихим, "смазанным" и практически "убитым:
- Почему ты ничего мне не сказал? Ты только на словах мне доверяешь? Или считаешь, что я лезу не в свое дело даже если и имею на руках приказ?!   Сейчас его интересовал пожалуй только один разъединственный ответ, а что там несет этот грешный невидимка  перестало волновать сыщика едва ли не сразу после того как сам Тош завершил свою фразочку касаемо свободы.
Фраза прозвучавшая спустя считанные мгновения спустя звучала не столько безжизненно сколько  холодно-равнодушно, словно из парня выкачали все  живые эмоции.
- Впро-очем... Пожалуй, я соглашусь с тем, что иногда не чувствовать и сохранять спокойный разум скорее плюс чем минус... Однако м-м такой вопрос я с наскока решать не смогу. По крайней мере не в этой мм обстановке.- короткий взгляд охватывающий окружающее пространство был на лице Тотохатты более чем говорящим. Скрестив на груди руки Мастер Преследующий замер превратившись в некое подобие статуи.

Отредактировано Тотохатта Шломм (2014-09-19 02:50:00)

0

79

Неспешно вышагнувший к Тайным Сыщикам мужчина отдалённо мог бы напомнить экранизацию Люциуса Малфоя, после того, как Тёмный Лорд применил к нему серию пыток, а сам он изрядно побомжевал. Такие же длинные белоснежные патлы, рассыпавшиеся по спине и плечам. Такое же бледное, измождённое, уставшее от всего и вся на свете, ничем более не интересующееся лицо. А черты - довольно породистые. Именно такие традиционно именовались аристократическими - причём в период расцвета благородного древа, а не тогда, когда его представители начинают вырождаться. Вполне вероятно, этот человек когда-то отбоя от прекрасных представительниц женского пола не имел. Вот только теперь длинная, до пола, чёрная мантия его ныне напоминала балахон. В руке странного чародея был колдовской посох с большим тёмным шаром на конце. Дополняло картину ожерелье из черепов каких-то мелких млекопитающих. И ведь даже не исключено, что этот тип считал себя модным и оригинальным.
- Если Вам не нравится это место, я готов указать путь в свой дом. Точнее, в укрытие, временно исполняющее функции такового. Постоянного адреса я, увы, с некоторых пор не имею. Вам я не враг. Что же до других, до этих пустых и ограниченных горожан... Не верю, что ваша мораль никогда не допускала вас до дел, за которые так называемым приличным людям обычно делается стыдно. Во всяком случае, один из вас двоих без зазрения совести отнял когда-то немало условно невинных жизней.
Он не шутил. В самом деле считал, что одарённым магам вполне разрешено идти к своей цели по трупам скучных жвачных обывателей, успевших напрочь позабыть, что такое настоящее волшебство. Грешная Эпоха Кодекса на пользу этому стаду явно не пошла. А дальше будет лишь хуже, если ничего не сделать.
- Я отдал душу за силу, способную свергнуть режим Ордена Семилистника и Кодекса Хрембера. Не хочу видеть, как магия выдыхается, а умные, одарённые колдуны скатываются в ничто. Я помню, каким сильным был наш Орден. Как вообще выглядела наша великолепная столица. Совсем не то кладбище надежд и талантов, что сейчас. Скажите, нравится вам, что сейчас каждый, кто ощущает в себе живую, подлинную силу магии, вынужден в итоге отправляться либо в Приют Безумных, либо в Холоми, либо за пределы Соединённого Королевства, либо в Иафах, гнуть шею перед старым хрычом, считающимся их Великим Магистром?
Магистр Нуфлин и, похоже, подпавший под его власть Король своими реформами губят столицу. Это - неоспоримо. И будут в итоге Ехо населять куски желе, даже взлететь в воздух или огонь без спичек разжечь не умеющие. При том, что по уровню сложности это - чуть ли не азы. Какой позор для столицы сильнейшего в Мире государства.

Отредактировано Мастер (2014-09-22 19:08:35)

0

80

Претензии Тотохатты Шурф пропустил мимо ушей. Просто потому, что тратить время на объяснения сейчас было совершенно некогда. Ещё бы – такую хорошо проработанную речь рискует пропустить, он будет не он, если не воспользуется каждой крохой получаемой ими информации. Мастер Пресекающий мог испепелить или несколькими иными способами уничтожить грешного Магистра, однако, в Ехо могли находиться и другие колдуны из того же Ордена, или, как минимум, незнакомец мог являться первой ласточкой, засланной теми в столицу, дабы подготовить почву для их возвращения. Или отвлечь внимания. Или что-то раздобыть. Или кого-то убить. Да мало ли причин может найтись.
Поэтому Шурф, не сказав ни слова, вообще ни звука не издав, кивнул и двинулся за неспешно шагающим немёртвым. Он вёл себя так, как это положено лидеру группы, ответственному за принятие решений и координацию действий, и, разумеется, отлично знающему характер и повадки товарищей, их сильные и слабые стороны - поэтому не сомневался, что, как бы Шломм ни злился, всё равно никуда не денется. Не таков человек был их Мастер Преследования, чтобы бросить напарника, даже если не понимает, что тот вытворяет, и обижен насмерть.
«А этот господин, кажется, неплохо нашёл бы язык с сэром Лойсо Пондохвой…» - отметил про себя Лонли-Локли примерно на последней трети монолога некроманта. Да уж, поговорить любили оба, и нечто схожее в мировоззрении у них имелось. Вот только ни тому, ни другому осуществить планы позволить было нельзя.
Кстати, этот... Ну, условно - человек, был абсолютно прав. Шурф действительно без малейшего зазрения совести даже и теперь отправил бы на тот свет сколько угодно людей. Но разница между ним и Безумным Рыбником состояла в том, что поступил он бы так не ради собственной прихоти, а исходя из железных принципов строгой необходимости. Иначе говоря - когда без подобного "жертвоприношения" никак не обойтись, и на кону против существования сотен стоит судьба тысяч.
- Иначе говоря, Вы попросту привлекли к себе внимание Тайного Сыска, в расчёте на то, что на данное задание отправят именно нас… - ну, а кого же ещё, не Кофу же, у Мастера Слышащего профиль работы был совсем другой, слухи собирать, а не вынюхивать, выслеживать и ловить. Нет, мог, конечно же, но это не являлось его приоритетной обязанностью. И о том, чтобы бегать за преступником, даже и речи не шло – слишком нереспектабельно. А вот, если удача случайно мимо злодеяния проносит – иной разговор.
Параллельно Лонли-Локли даже вспомнил, у какого из Орденов, помимо Ордена Решёток и Зеркал, наличествовала специализация на управление мёртвой плотью, то есть – создание зомби и прочей нечисти.
- Вы – высший посвящённый адепт Ордена Туманного Стекла. Иначе говоря – Старший Магистр. Коих там наличествовало, если память не подводит меня, ровно десять.
Вот так. Карта осведомлённости некроманта, если и не бита, то точно получила достойную конкуренцию. Эту ставку Шурф бы и вовсе на лопатки положил, если бы припомнил имя господина, с которым им пришлось вступить в контакт. Но, увы, он мало помнил о сём довольно малочисленном и не слишком стремящемся на передовую Ордене, вышедшем из гражданской войны чуть ли не с минимальными потерями только за счёт того, что ни в каких особо тяжких преступлениях против Короля и Ордена Семилистника замешаны не были, а, кроме того, сразу сдались… Получившие амнистию адепты бежали из Ехо на всех парах. И вовремя. Орден Семилистника, не разрушив резиденцию, поскольку сопротивления оказано не было ни малейшего, стали исследовать её. И через пару дюжин дней в явном подвале обнаружили тайный ход в потайное подземелье. То, что они обнаружили там, повергло всех посвящённых, имевших сомнительную честь туда попасть, в шок и заставило побледнеть даже Его Величество и Магистра Нуфлина. Секретное место было уничтожено, данные скрыты, и лишь смутные предположения просочились наружу – в Ехо-то, где ясновидцами и гениальными колдунами можно было разве только что не подтираться, сохранить абсолютную секретность было невозможно, но уменьшить утечку по возможности… Вполне. Шурф ведал лишь одно. Раскройся тайна об истинной деятельности Ордена Туманного Стекла до его роспуска – и никого бы не выпустили живым.
А тот, с кем они беседовали, очень силён. Джуффин рассказывал, что несколько раз цели всё-таки удавалось от него скрыться. И одна из таких жертв была именно из данного Ордена. Носила тот же ранг, что и их с Тотохаттой странный проводник.

0


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (до 123 года) » Догони меня, кирпич...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC