Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (до 123 года) » Догони меня, кирпич...


Догони меня, кирпич...

Сообщений 1 страница 30 из 80

1

1. Место действия:
Ехо.

2. Дата и время:
109 день 10 года Эпохи Кодекса.
Примерно 12:00.

3. Погода:
"Какой чудесный день, какой чудесный пень…"
Ясно и светло, достаточно тепло, ветра почти нет.

4. Участники:
Тотохатта Шломм, Шурф Лонли-Локли.

5. Краткое описание квеста:
Почтеннейший Начальник Малого Тайного Сыскного Войска всегда придерживался мнения, что на подчинённых, здоровых молодых парнях, следует пахать. И спасибо, что не в буквальном смысле...

0

2

Утро, любимая работа, да, да, да, вы не ослышались. Сэр Тотохатта Шломм собственной персоной, обряженный в темно-синюю скабу и небесно-голубую, с пафосной, вышитой черным шелком тонкой вышивкой в стиле а-ля ришелье,  лоохи добирался до Здания у Моста...
Все было как обычно, светило солнышко. белесый небосвод казалось отражал разноцветные мостовые города, рождая разноцветные облачка, от розоватых до кипенно-белых или с легкой "позолотой". Легкий ветерок ласкал кожу, нес ароматы пекарен и кондитерских, легкий обрывистый чужой говор, детский смех, сигналы амобилеров.
«Клянусь Изнанкой Мира, денек просто чудо, и терять его только зазря тратить даром время! Надо его малость расшевелить, а то Шурф в последнее время какой то замороженный... М-м-м, что бы такое придумать чтобы его расшевелить? Наш Паачетнейший начальник, стопроцентно свалит свои обязанности на Рениву, а мы опять весь этот чудный, солнечный денек, вместо того чтоб сходить в того же "Обжору Бунбу" корпи с Шурфом над табличками. Несправедли-и-иво!»
Внутренний голос Тотохатты явно не был близко знаком с таким важным понятием, как  корпоративная совесть и долг. Как только поворот дороги привел его амобилер к Дому у Моста, Тото, припарковав чудо-технику поближе к Дому, торопливо перебежав дорогу и весело поздоровавшись с встреченными сотрудниками, не делая различия между подчиненными собственного начальства и генерала полиции, влетел в родимый кабинет, разделяемый им с напарником и другом.
-Приве-ет Шурф! Денек просто чудо! Слушай, иногда у меня такое впечатление, что ты специально остаешься ночевать здесь, только с той целью, чтобы утром мне с мрачной миной сообщить, на сколько секунд я снова опоздал!- все это парень протарахтел на одном дыхании, весело улыбаясь другу и кидая сумку в сторону собственного стула, пытаясь ту повесить, зацепив ремешком сумки "плечико" стула. И, снова не попав, как и в прошлый раз, огорченно вздохнул.  - Снова мимо, но ничего, думаю что у меня пока маловато практики! и уже чуть более серьезно поинтересовался. От Самого есть какие-нить очень суперважные и суперценные указания, помимо писанины очередного отчета? - и, проследовав до своего места, повесив сумку на край спинки, плюхнулся, ничуть не заботясь о том, что его пафосная, с вышивкой в стиле "а ля Ришелье", лоохи помнется. - Кста-ати, ты хоть камру то заказал, или мне постараться?

Отредактировано Тотохатта Шломм (2013-10-26 14:48:25)

+1

3

Лонли-Локли, что-то сосредоточенно выписывавший из толстой, наверняка в несколько тысяч страниц, книги в свою рабочую тетрадь, так увлёкся, что даже не сразу заметил появление друга. Подняв на него бесстрастные глаза, он, казалось, секунды две в упор не узнавал Тотохатту.
-Если ты говоришь "очень", то приставка "супер" уже не нужна… Равно как и наоборот, - наставительно проговорил блюститель всех и всяческих правил, даже если они относятся только к грамматике или стилистике, - Камра там, - Шурф махнул рукой в сторону Зала Общей Работы, через который Тотохатта наверняка проходил, чтобы попасть в кабинет, - Если хочешь – возьми, только, пожалуйста, не пролей мне на мои заметки. На книгу тоже, иначе я буду вынужден попросить тебя исправить оплошность или возместить мне  стоимость испорченного труда, - и, грешные Магистры, Мастер Пресекающий Ненужные Жизни ничуть не шутил. Бюрократ и прагматичный зануда в нём в эту минуту явно разбушевался вовсю, - Джуффин сказал, что какой-то мужчина приходил и просил о твоих услугах Мастера Преследования, дабы он мог найти свою предположительно неверную сбежавшую жену. Он добавил, что подобного рода случаи не входят в нашу юрисдикцию, но, если ты вдруг захочешь, он не станет возражать. Судя по тому, что сэр Халли старательно зевал, говоря об этом – он не считает подобное расследование достойным времени даже одного Тайного Сыщика, и вообще полагает случай невероятно скучным… В чём я с ним, если хочешь знать моё мнение, полностью согласен… Ещё была истерика одной леди, которая требовала от меня, чтобы я отправился в один из заброшенных домов Старого Города, где завелась какая-то нечисть, и уничтожил "эту гадость". А я нашёл там экземпляр одного из редчайших млекопитающих, которые, вообще-то, водятся только на Уандуке, доведённый до того, что детёныш нападал на каждого входящего, царапался и кусался. Подумав, я успокоил его заклинанием, предназначенным для маленьких детей, у которых обнаружились истерика и нервный срыв, а потом передал знахарю, одному из тех, кто понимает хоть немного в уходе за психически больными животными. Хотелось бы верить, что малыш сможет выжить и прийти в себя, однако, хорошо бы поискать того, кто привёз его в Ехо и довёл до такого состояния, - Лонли-Локли неодобрительно покачал головой, - Тебе первое или второе дело нравится больше? – на полном серьёзе предложил он другу выбрать, - Кстати, Чиффа сказал, что и второе преступление не по нашей части тоже, контрабандой занимается полиция, до тех пор, пока не выяснится, что, кроме зверя или зверей, не были привезены и какие-то запрещённые магические артефакты, или, например, их не привезли мятежные колдуны из тех адептов разогнанных Орденов, которые успели спастись, сбежав из столицы.
Договорив, сэр Шурф снова сосредоточенно уткнулся в книгу – кончик карандаша завис над тетрадной страницей, а зрачки рыскали по тексту, пытаясь найти место, на котором Лонли-Локли остановился.

+2

4

-Да что ты говори-ишь!- восхищенно присвистнув, Тотохатта с завидным интересом воззрился на друга и сослуживца.  - Зева-ал... Ох-х, что то мне все это напомина-ает? Стар я, что ли становлюсь, коль не могу вспомнить? - нацепив на свою вполне еще не скисшую, после речи Мастера Пресекающего, улыбчивую физиономию гримасу сосредоточенного внимания, шедшую ему, по выражению того же Кеттарийца, "ровно любовь к Пустынноземельным ягодам для прирожденного жителя Ехо", Тотохатта пытался понять, что его лично настораживает в речи друга.
«Значит согла-асен? Ну... Я не я буду если не устрою тебе образцово показательное увеселение.»
Глянув отменно хитрым, пронырливым взглядом в сторону приоткрытой двери, сквозь которую была видна створка шкафа, и стол с кувшином камры, парень в предвкушении потер руки, но через минуту, отбросив дурачество в сторону, негромко и сдержанно поинтересовался у друга повторно:
-Сэр  Лонли Локли... Так Чиффа говорил, что оба дела не по нашему профилю, и зевал? - После чего дождавшись ответа сослуживца хитро улыбнулся, - Ну-у, так мне лично это-то и интересно, что-то не сильно я ему доверяю, так что проверить, что есть что в обоих этих делах и как, нам явно не помешает, - и не скрывая улыбки  сев на свой стол и болтая ногой хмыкнул, - Тем более, торчать в душном кабинете при столь чудесной погоде просто... М-м-м, должностное преступление, не меньше! - В глазах парня, прежде весело-беззаботных, сейчас царило сдержанное сосредоточение и да, пожалуй что азарт, - Грешные магистры, Шурф, да наш Кеттариец никогда прямо не скажет, что надо переть туда-то или туда-то... - Задумчиво глянув в окно, мысленно прикинул, сможет ли он покинуть помещение через него, но спустя пару минут с сожалением признал, что увы нет, ибо на подоконнике грудой, в только ему известном порядке, были разложены таблички коллеги, - Он, скорее, язык себе откусит чем просто признает, что это так и есть. Тихо вздохнул и после секундной заминки глухо поинтересовался, - Кстати... Насчет того звереныша, он фонил уандукской магией, или же ты ничего такого не ощутил? И последний вопрос... - Разлохматив свою, прежде тщательно причесанную, шевелюру до состояния "воронье гнездо после драки пары ворон" поинтересовался, - Этот... Ревнивец... Его дом очень далеко от места, где ты отловил звереныша?

Отредактировано Тотохатта Шломм (2013-10-27 05:06:09)

+1

5

А Тотохатта, как и обычно, когда доходило до важного, излагал весьма дельные вещи. Шурф, воспринимающий всё и всегда исключительно буквально, напрямую, не понимающий таких слов, как "фигура речи" или "метафора", про себя восхитился и укорил себя за то, что сам, если честно, не догадался. А ведь знал Кеттарийца не одну дюжину лет.
-Магией там вообще не пахло. Никакой. Подчёркиваю – не только от животного, но даже и от самого здания. В том числе и нашей, угуландской. Как будто там вообще никто никогда не колдовал. Зверька принесли туда обыкновенным образом, скорее всего. А это значит… Что там должен быть след. А это уже по твоей части, сэр Шломм, не так ли? – всякий бы поклялся в этот миг, что в глубине глаз сэра Шурфа блеснули искорки какого-то бесшабашного веселья – но почти сразу после этого у того же наблюдателя сложилось бы впечатление, что ему всё показалось, потому что более серьёзное и сосредоточенное лицо было бы трудно себе вообразить, - А дом ревнивца находится ровно через полквартала от заброшенного. Ты действительно думаешь, что то и другое может быть взаимосвязано? – таким тоном люди обычно говорят, когда им вежливость не позволяет прямо заявить "да отвалите вы уже от меня", однако, всякий хорошо знавший этого парня, бывшего безумца, а ныне законченного педанта в каждом занятии, за которое брался, мог бы почуять исходящий от него интерес. Пытливый и любознательный ум сэра Лонли-Локли оказался захвачен не на шутку, и Тотохатта, который каким-то едва ли не мистическим образом ощущал самые тайные желания души друга, должен был отлично это видеть, - Тотохатта, ты бы мог оказать мне любезность и не суетиться, я пытаюсь размышлять, - впрочем, это была именно что вежливая просьба без всяких признаков раздражения, - Полагаю, нам лучше начать с помещения, где я нашёл детёныша, это кажется мне более неотложным, - выдал он секунд через десять. Конечно, они могли разделиться, и Тотохатта бы пошёл в дом искать след, а Шурф – разговаривать с ревнивым мужем, однако, подобные идеи Лонли-Локли никогда не нравились. Его лучший друг имел славную особенность находить приключения на пятую точку в любое время суток и в любом месте, вне зависимости от того, насколько был осторожен – а он, кстати, в подавляющем большинстве случаев и не был. Обратная сторона дара, что тут скажешь. И, следовательно, оставлять молодого человека, легко способного сложить свою горячую голову по глупой случайности, одного где бы то ни было претило Мастеру Пресекающему.

+1

6

Выслушав Шурфа Мастер Преследующий коротко кивнул, разом подтверждая оба предположения Мастера Пресекающего Ненужные Жизни. Тотохатте хотелось ответить на последний вопрос друга утвердительно, однако, после небольшой паузы он не без сожаления добавил:
-Скажем так, Шурф... Я допускаю, что это вполне может быть взаимосвязано. и спустя несколько минут после следующей фразы друга прибавил косясь в сторону приотворенной двери и силуэта кувшина с камрой, уже уполовиненного, - Тогда, я пойду, промочу камрой горло, и отправляемся. Кста-ати. Надеюсь, ты не думаешь, что нам стоит разделиться? - Вопросик конечно был из разряда "заради красного словца", поскольку Тотохатта отлично-таки понимал, что уж кто-кто, а Шурф его одного никуда не отпустит, в особенности, если Мастер Преследующий встанет на след. Причин так поступать у самого Шурфа было достаточное количество,начиная от попыток приглядеть за другом и заканчивая "поиском приключений на свои нижние 90" в чем, понятное дело, сэр Лонли-Локли не думал даже и признаваться никому включая себя любимого, да и сам Мастер Преследующий памятуя, что стоит ему встать на след как тот его поведет, не давая времени продумать такую важную деталь как самозащита, был спокоен чувствуя молчаливую поддержку друга и зная, что тот, случись что либо непредвиденное, всегда сумеет им обоим помочь, вытаскивая и себя и его из очередной "каки".
-Хм-м, честно говоря, мне кажется странным самый факт того, что здесь есть места где вообще, я ведь правильно тебя понял?- вопросительно глянув на Шурфа и вновь запуская в волосы обе руки, Тотохатта по давней привычке принялся те ерошить, отчего его прическа стала напоминать некую диковинную клумбу, - В принципе не фонило бы сколь-нибудь минимальной магией... Мне это.... Очень интересно... Кста-ати... А ты не встречал нигде упоминаний о том, что какой-нибудь грешный Магистр, возомнив себя пупом Мир, да не начал ваять очередное зубодробительное колдовство, или того хуже, ммм... Наприме-ер... Придумал бы какой нибудь грешный артефакт поглотитель-преобразователь магии?

Отредактировано Тотохатта Шломм (2013-10-28 00:42:45)

0

7

Тотохатта в принципе мыслил в правильном направлении. Вот только выводы делал довольно-таки странные. Лонли-Локли даже прищурился слегка, пытаясь сообразить, всерьёз это друг говорит, или просто так шутит. В итоге так и не пришёл ни к какому определённому мнению на данный счёт, только дополнительные десять секунд зря потратил.
-Под "нигде", полагаю, ты разумеешь полицейскую документацию, газетные статьи, отчёты от малых отделений Тайного Сыска в других городах, поступающие нам жалобы и анонимные письма, сплетни сэра Кофы Йоха и намёки сэра Джуффина Халли? – уточнил Шурф, - Разумеется, нет, если бы они докладывали хоть куда-то о своих изысканиях так, чтобы о них мог прослышать Тайный Сыщик, да ещё с такой профессией, как у меня, то нам бы за работу не стоило платить так много денег, как это делает сэр Донди Мелихаис, - флегматично, отрешённо прикрыв глаза и даже чуть-чуть откинув голову назад, проронил он так высокомерно, что иному собеседнику наверняка захотелось бы его стукнуть, - Ну, что ж, поедем, если ты уже готов, - неторопливо поднимаясь с места и аккуратно закрывая книгу, а тетрадь и карандаш хозяйственно прихватывая с собой, молвил Лонли-Локли. При таком отношении едва ли не любой поспешил бы уверить, что находится в полном его распоряжении, а то вдруг тот да испепелит на месте - исключительно, чтобы время не отнимал. Могло померещиться, что он спешит убраться подальше от погони в облике тысячи сглаженных вурдалаков. Шурф - как, во всяком случае, казалось всем окружающим, - ценил время так высоко, будто оно являлось единственной имеющей значение валютой всех Миров.
Не сказав больше ни слова, Мастер Пресекающий Ненужные Жизни прошагал к выходу, выбрал из собрания амобилеров рядом с Домом у Моста тот, который казался ему наиболее подходящим, и с непререкаемым видом занял место возницы. По-прежнему молча. Не считая нужным ничего произносить. Лишь смотрел на Тотохатту так, что более робкий человек на месте того поспешил бы нахамить сему невозмутимому существу в чёрном лоохи с золотым узором и того же цвета тюрбане, либо же поторопился бы в кратчайшие сроки закопаться под мостовую и углубиться в землю, подобно адептам Ордена Долгого Пути, о коем, впрочем, ни сэр Шурф, ни Тотохатта Шломм не могли ничего помнить, потому что тот исчез задолго до их рождения, а слухи дойти до общего сведения не соизволили.

+2

8

Вместо ответа Тотохатта беззаботно улыбнулся другу и задумчиво протянул сдергивая со стула и вешая  обратно на плечо свою сумку с всякими "очень полезными мелочами".
-Речь, в общем-то, шла про... Кеттарийские намеки, да застольные сплетни Мастера Кушающего-Слушающего, если что...- говоря на ходу Мастер Преследования перемещался в комнату с кувшином камры. Стоило только Тотохатте добраться до стола с кувшином камры, как он на несколько упоительно долгих минут, присосавшись к чашке с напитком, "выпал из реальности".

Темный пряный напиток божественно пах, а его вкус, горячий словно летнее солнышко, глубокий и сочный, как поцелуй по французски, ласкал нёбо.
Но все рано или поздно, а когда нибудь кончается. Вот и эта кружечка камры тоже закончилась. С почти беззвучным вздохом поставив чистую (спасибо бытовой магии) чашку обратно на стол, Шломм, пытаясь теперь уже за ради разнообразия, пригладить свои вихры пятерней, скользнул тенью за сослуживцем, уже уносившим свой обряженный чёрным, пафосным лоохи зад, по направлению к выходу.

Стоило Шурфу занять место возницы, как Тотохатта, не тратя даром времени и не обращая на о-очень "говорящее" лицо друга, рыбкой скользнул на заднее сиденье амобилера, молчаливо подтверждая право того вести чудо технико-магической мысли в заданном боссом направлении, негромко отметив при этом.
-Кста-ати, сэр Шурф, полагаю, надо будет опытным путем разведать подобные описанным боссом очень интересные места... Да и некоторые другие  места тоже... - выделив интонацией последние слова с выражением послушной кротости на своей ухмыляющейся физиономии опустил голову вниз созерцая край собственного лоохи.

Амобилер плавно двигался по очередной улице, что ничуть не мешало Шломму с видом вдохновенного поэта начать предлагать другу на рассмотрение свою очередную идею.

-Думаю, что подобная информация нам впоследствии должна здорово облегчить жизнь. Кстати, я вот хотел тебя еще спросить... Что ты думаешь насчет...- Задумался над мелькнувшей в голове очередной идеей. -Ну-у, скажем. насчет установления, к примеру, осветительно-наблюдательных кристаллов по всему городу, и кристалла накопителя информации в Доме у Моста? Если применить магию.... М-м-м полагаю что сто двадцать третьей ступени будет достаточно, один из разделов которой позволяет при помощи сбора накопленной информации выделять странные и нелогичные события, это вполне может здорово облегчить нам поимку преступника, не говоря уже о его ведении при помощи установленного на амобилерах кристалла а не носиться по городу словно ищейкам, потерявшим след. Да и... Это же просто, удобно...- Тюрбан Тотохатта когда носил, а когда и обходился без оного, вот и сегодня волосы парня, хоть и приглаженные для виду рукой, все равно дерзко и вызывающе топорщились. В этот момент амобилер, постепенно начав сбавлять ход, остановился. Мастер Преследующий, не дожидаясь ответа друга, а также полной остановки амобилера, резко открыв дверь, первым выпрыгнув на улицу из машины, несколько разочарованно воззрился на ближайшее здание, которое, разумеется, ничем сверхособым не отличалось от прочих зданий на этой улице.

Растерянный вопрос прозвенел на тихой улочке неожиданно звонко.
-Так твое мнение по этому вопросу какое?- Было неясно, что именно Тотохатта имеет в виду, то ли место предполагаемого становления на след, то ли свои вопросы заданные другу во время поездки.

Отредактировано Тотохатта Шломм (2013-10-28 23:07:07)

+2

9

Шурф всю дорогу сидел с каменным, монолитным лицом и почти неестественно прямой спиной, воплощая памятник самому себе в натуральную величину, вцепившись в рычаг в полном соответствии с предписанными нормами, и смотрел исключительно на дорогу. Слушал он Тотохатту или нет – никто не мог бы точно определить. А то, может быть, воспринимал, как иные водители из Мира Паука – играющую в салоне их автомобиля музыку. Так, развлекательный фон, не более того. Просить друга замолчать или хотя бы не нести заведомо откровенную чепуху он не счёл нужным – так что просто не придавал речи сэра Шломма значения. Рассчитывая, что, едва они приступят к работе, тот сам забудет, что нёс. В противном случае придётся напомнить про Кодекс Хрембера и огромное количество бюрократических издержек, которые им пришлось бы выполнить для реализации этакой затеи.
Когда приехали, Лонли-Локли покинул своё место чинно и без слишком большой спешки. Казалось, что он готов разнести это местечко до основания за одну антисанитарию, и лишь огромная брезгливость мешает взяться за это неблагодарное дело.
-Иди за мной на расстоянии в пять шагов, - Шурф выбрал такое для того, чтобы иметь возможность для манёвра отступления на всякий случай, да и, если там окажется опасность, оставить себе место для манёвра, дабы дать другу шанс убраться подальше, прикрывая ему отход.
Перчатки Смерти Лонли-Локли пока не обнажал, однако, находился наготове, напряжённый и собранный, подобный натянутой до отказа тетиве лука. Стрелой же будет предпринятое им действие.
Медленно повернулась ручка. Высокая фигура, с забранными в хвост чёрными волосами, обряженная в Мантию Смерти, переступила порог и канула в мрачный полумрак. Звук шагов отпечатывался гулко и чётко, каблуки сапог производили такой звук, будто что-то вколачивали в пол.
-Попытайся отыскать след. Паралич и головную боль не устраивай, рано пока. А, для начала, просто пройдись по дому, посмотри, что ты там отыщешь. И рассказывай мне обо всём, что найдёшь, прежде чем решишь, что тебе непременно надо отправляться в ту сторону. Кстати, во все новые помещения первым входить буду я. Так положено, если ты ещё не совсем забыл инструкции, выданные нам при поступлении в Тайный Сыск, - здесь бы очень хорошо пошла лёгкая ироническая интонация, но нет, сэр Шурф по-прежнему оставался убийственно серьёзным. И вид имел очень самоуверенный, если не сказать – высокомерный. Будто его присутствие здесь было большой милостью для хозяев этого унылого особняка.
На самом деле он отлично понимал, что Тотохатту может "дёрнуть " и "повести ", и тот окажется просто не в состоянии себя остановить. Особенно если на том конце окажется кто-то могущественный. Такие умеют подловить Мастера Преследования и поманить к себе, чтобы тот забыл обо всём и остался в одиночестве – а так гораздо легче будет прикончить, или сделать всё, что угодно, другое. Что заблагорассудится. А задача Шурфа - им этого не дозволить. Если понадобится - самым радикальным способом. Испепелением - конкретно говоря.

+2

10

-Хорошо. - Голос Тотохатты был резким и одновременно тихим. В воздухе стояло... Пахло... Находилось... Впрочем нет. Просто Здесь и сейчас в этой комнате ЧТО-ТО было и Оно... Она? Он явно был как минимум в сильнейшем гневе и раздражении, но СЛЕДОВ не было. Не на что ему здесь было вставать. Шломм ясно ощущал чужие, нет, чуждые, словно бы нездешние, эмоции но, не мог стать на след.
«Словно это был призрак. Ведь у призрака не может быть следа...»- спустя минуты три вдумчивого "внюхивания" выглядевшего так словно Шломм окончательно спятив с ума кругами ходит по комнате, слегка наклоняясь вперед, словно и впрямь пытаясь уловить запах. В комнате и правда было нечто странное, что-то очень похожее на... Воспоминание об аромате. На миг оторвавшись от своего занятия, а именно - от созерцания пола у себя под ногами, Мастер Преследования глядя младенчески расфокусированными голубыми глазами на своего друга и сослуживца задумчиво прибавил- Разумеется...- Это короткое словцо им было сказано так, словно бы он отвечал другу машинально, не вдумываясь в то, что говорит. И через пару минут задумчиво изрек становясь в центр комнаты -Но... что то здесь есть... Не след. Ну-у не совсем след.- И чуть громче. -Не думаю что мне стоит идти в следующую комнату. Следа там я не найду. Надо искать запах.- Резко мотнув головой принялся снова кружить по комнате при этом явно стараясь держаться подальше от двери ведущей в следующее помещение при этом глухо бормоча почти невнятной скороговоркой.

-Аромат пачулей, розмарина и... бергамота? Нет. Слишком грубый. Лаванда? Нет, этот слишком сладкий. Здесь явно пряный. Гвоздика. Определенно гвоздика. Вспомним последние сводки из астроколонки у Рогро Жииля... Асцедент голубой звезды. Металл олово и ртуть. Курения масло гвоздики, пачулей и розмарина. Воскурять в третий день влияния дельты Ориола в присутствии вымаранного кровью жертвы алтаря украшенного перьями розовой мубаварри. - Стоило Лонли-Локли наблюдавшему с поистине индейской невозмутимостью за метаниями и кружением по зальчику Шломма начать двигаться в сторону двери ведущей в другое помещение как Тотохатту словно что то дернуло. Рявк больше всего напоминал рык голодного вампира неделю не пившего крови.
-Наза-ад! - Встрепанные черные волосы, и так то напоминавшие перья, сейчас, казалось, поднялись дыбом. Следующая порция скороговорки вылитая на сослуживца носила на взгляд постороннего смесь бреда душевнобольного и астролога.

-Стой, Шурф. Там может быть... Что угодно... Или... Не быть ничего. Нам стоит пойти в сад. Я читал утром колонку астротаблиц... - Резко остановившись возле окна и пытаясь рассмотреть, что же такое происходит в саду, скрытом от взглядов находящихся в комнате плотной завесой из плетей дикого винограда и плюща, Тотохатта резко и явно язвительно фыркнул, - Дырку в небе над грешными магистрами. В той грешной таблице четко было указано, что этот день особо благоприятен для занятий черной предметной магией с использованием вольтирования и жертв животных. Не мне тебе говорить, что занятия ею не всегда в принципе разрешены Кодексом, да и... - хмурясь, тихо с явной неохотой признал - Хм, вообще некоторые заклятия не подлежат сколь-нибудь подходящему учету ступеней. Принцип у них немного иной от привычного и поддающегося распознаванию. - Обняв себя за плечи руками Мастер Преследования явно таки не горя желанием посетить закрытое помещение после небольшой паузы прибавил таким смущенным тоном, словно признавался невесть в каком преступлении. - Ты же знаешь, что я частенько просматриваю астротаблицы... Ну-у чтоб понаблюдать если... - поправился, -Когда удается понаблюдать за небесными телами...- и после легкого вздоха прибавил -А рядом с этим разделом есть раздел -голос Тотохатты стал постепенно успокаиваться становясь менее резким Есть колонка озаглавленная как История магии и колдовства. Которую я сегодня и успел прочесть перед тем как ехать в Дом у Моста.

Отредактировано Тотохатта Шломм (2013-10-30 00:14:50)

+2

11

Шурф мягко и понимающе окинул товарища взглядом очень опытного психотерапевта. Это в Мире Паука, о котором он узнает ещё очень нескоро, астрономические выкладки люди изучают со скептицизмом. Если ты вырос в магическом мире и приучился воспринимать колдовство как не просто свою профессию, а приличную долю самого себя, то поневоле будешь видеть в таких вещах смысл. Но… Это ничего не меняло.
-Ты же понимаешь, что я всё равно обязан войти туда и устранить опасность, если таковая там имеется. Отыскать и обезвредить все возможные источники угрозы. Если ты не забыл, в этом заключается часть моей работы, - мягко и очень тихо промолвил он, глядя Тотохатте прямо в глаза, невозмутимо и холодно – становилось понятно, что этот человек уже принял решение, - Того зверька я нашёл здесь. Но тогда этой гнетущей ауры не было. И запаха тоже… Возможно, ты прав и животное было не одно, и я забрал его от незавидной участи быть принесённым в жертву, но я могу поклясться, что больше ни в здании, ни вокруг него ничего не было… Хм. Если допустить, что маг так силён, что сумел отвести мне глаза, то наши перспективы не кажутся мне особенно привлекательными, - задумчиво ронял слова Лонли-Локли, - Не выходи в сад без меня. Пожалуйста, - звучало сие, скорее, как приказ по подразделению, - И, если со мной здесь что-то случится – не иди дальше никуда, возвращайся в Дом у Моста и обратись к сэру Джуффину Халли. Не хватало ему потерять сразу двух сотрудников, - чуть ли не совсем шёпотом, глухо промолвил Мастер Пресекающий.
Говоря, он уже стягивал левую защитную рукавицу. Кожа была грубой, жёсткой и шершавой. Шурф убрал её за пазуху. Бывшая рука Магистра Кибы Аццаха, сверкающая бритвенно острыми длинными когтями, прорезала своей резкой сияющей белизной окутавший помещение изнутри полумрак, взмывая вверх, в замахе для удара. Прежде чем войти, Лонли-Локли оглянулся на Тотохатту, его взгляд казался непривычно мягким. Так смотрят на очень близких людей, которыми дорожат так, что пошли бы ради них практически на всё. Он, кажется, очень близко к сердцу воспринимал пророчество прабабушки своего напарника насчёт преждевременной смерти того. А Шурф отнюдь не привык просто так отдавать ей, сволочи, что-либо или кого-либо, к чему или к кому успел привыкнуть.
Полюбить? Опека почти родительская или братская, но Лонли-Локли к родственникам своим не был так привязан, даже к обожавшему его отцу. Его впервые настолько остро интересовала чья-то судьба, помимо своей собственной.
Шаг за дверь. Он вступил в помещение, и всего пару секунд спустя там полыхнула сдвоенная бело-алая вспышка. Белая успела чуть раньше. А потом – они как будто поглотили друг друга.
Вот только, войди сэр Тотохатта Шломм в комнату – он бы никого там не нашёл. Заклинание было одноразовым, поэтому ему самому ничего уже не грозило. И, попытайся он встать на след друга, то ощутил бы, что тот жив – хоть это ощущение и сделалось значительно слабее, чем обычно. Что это могло означать? Как минимум, что человек ранен. В частности, можно было попробовать переместиться по следу туда, где он находится – примерно так же, как опытный Мастер Преследования сумел бы пройти за целью по её Тёмному Пути. Но это было опасно. Опасностью разило за милю так, как не воняло тем запахом, который Тотохатта уловил в первом зале. Причём та исходила не от комнаты – нет, дом сделался безопасным, как и алтарь в саду. На сей раз магия ощущалась там – но лишь остаточная. И в помещении, в котором исчез Шурф, всё обстояло так же – лишь бледные, тающие отголоски мощного и весьма недоброго колдовства.

+1

12

Непривычно мягкий, он бы назвал его странным, взгляд Лонли-Локли заставил Тотохатту замереть растерянно глядя на друга. Кто-то сказал, кто именно Мастер Преследования уже и не помнил даже, что Лонли-Локли, он же Безумный Рыбник, "абсолютно безэмоциональное, тупое бревно и солдафон в котором нет ничего человеческого." Сейчас этого человека Тотохатта хотел, мягко говоря, разделать на четырежды сорок четыре маленьких части, а то, что останется, скормить крысам под мостом.

-Зна-аю. Ты ж настырный, как прирожденный изамонец...- Ощущение собственного бессилия, а также твердое понимание того, что Лонли-Локли твердо вознамерился все же войти в ту грешную комнату. Выслушав друга и постепенно двигаясь в направлении к закрытой двери, Шломм глухо хмыкнул. -Дырку надо мной в небе, Шурф. Или мы вместе пойдем, или я тебя не...- в этот момент Шурф и вошел в комнату. Через приоткрытую дверь Тотохатта увидел отблески алой и белой вспышек пронесшихся практически одномоментно, но все же белая оказалась быстрее. -Пущу...- окончание фразы было уже ненужным, хуже, оно было... Бессмысленным.

Диранув на себя дверь и стоя на пороге Тотохатта не увидев напарника прикрыл глаза и спустя некоторое время просто шагнув в комнату принялся по той ходить. След друга он опознал после минутного "рысканья" по комнате, равно как и след явно сильного колдуна, который к тому же недавно колдовал причем не особо удачно, отчего его эмоциональный фон легче всего было определить как "бешенство последней стадии". Собственно говоря став тому на след Тотохатта и ощутил приступ сильного, вполне сходного с паническим, ужаса и решив более не испытывать судьбу (спасибо увещеванию Лонли-Локли и паре уроков по дыхательной гимнастике, выпрошенной им у того в порыве любопытства), резко дернувшись вбок в попытке достичь спинки вольтеровского кресла, натолкнувшись на упавший стул, покатился к стене но, о счастье, таки сошел со следа. Спустя несколько минут отведенных на приведение себя любимого в относительно терпимый порядок, Шломм, облизнув сухие губы, послал в Дом у Моста сухое, сдержанное сообщение мысленной речью.
-Сэр Халли, Мастер Пресекающий исчез в непонятном направлении. В помещении явно чувствуется опасность причем сильная. Магия явная, крайне высокой ступени. По всей видимости виновато появление какого то очередного грешного магистра, дырку над тем в небе. Сейчас встал на след сэра Лонли-Локли... Чувствую след слабо. Присылайте помощь. Ждать не могу... Боль... - Сообщение резко и сильно прервал приступ нет, не страха но боли, окрасившей окончание мысленной речи. На миг, растянувшийся в вечности Тотохатте показалось, что с него живьем сдирают кожу, начиная от пяток и выше и при этом щедро присыпают мясо солью с перцем. Боль пронзительно-резкая, выворачивающая разум, заставляющая против воли сгибаться в три погибели, заставила его шагнуть вперед, потом еще шаг и спустя несколько ударов сердца да запаленных вздохов Мастер Преследующий узрел впереди смутно темнеющую ткань известного ему лоохи.

Решив все же не вслух, но позвать друга, Тотохатта, сдавленно выдохнув, позвал, используя мысленную речь:
-Шурф...Отзовись.

+1

13

Собственно говоря, уже не в первый раз Лонли-Локли выжил благодаря своей реакции. Атака, которая должна была не оставить от него и пятна на полу, была почти полностью нейтрализована, хотя, и остатков хватило для того, чтобы у него помутилось в глазах. Увы, нанести по врагу второй удар он не успел, тот воспользовался какой-то странной магией и вышвырнул настырного Тайного Сыщика вон, отправив в заранее приготовленное убежище, причём самым бесцеремонным образом – как перебрасывают мешки с песком, а потом и сам отправился следом.
Очень быстро восстановившись, Лонли-Локли, тем не менее, обнаружил, что не может поднять левую руку. Говоря точнее – он её полностью не чувствовал, как будто ту отрубило или парализовало. А не поднимет – не сможет привести в действие Перчатку Смерти. Разве что враг на неё наткнётся, но вряд ли тот окажется настолько неосмотрителен. Вообще же Шурф не чувствовал ни одной из четырёх конечностей. Однако, что-то его держало, не позволяя упасть.
Немного повернув голову, что также далось не без труда и отозвалось в шее и висках протяжной болью, он увидел что-то вроде…
«Паутина?» - увы, Перчатка не касалась той ни единым миллиметром своей поверхности. Перчатки вообще ничто не касалось. И передвинуть руку пока что не представлялось возможным.
Паутина явно была магической, он ощущал это. И её существование обеспечивалось жизнью, отнятой ради её создания, и… Кажется, подпитывалось от него самого. Сперва выпьет магию, потом – здоровье, а, в конечном счёте, и жизнь. И какая разница, сколько времени продлится агония, если конец очевиден?
На одежде крове, вроде бы, не обнаружилось. И вообще, физических повреждений не было. Шурф посмотрел вокруг себя и понял, что находится в чём-то вроде каземата. Что это за цепи? И факелы, чьё пламя металось, исходя чадящим едким дымом… Низкие потолки. Вокруг только камень. Где-то падали крупные тяжёлые капли, попадая в такую же воду.
Зов продрался сквозь всё ещё не полностью рассеявшуюся пелену апатии и боли. Вот уж никогда не думал он, что Безмолвная Речь когда бы то ни было причинит ему такие страдания.
-Тотохатта… - опознал Лонли-Локли личность обращавшегося к нему, но радости не было – вообще ничего не было, кроме странного беспокойного зуда на душе, который тот не преминул выразить вслух, - Ты выполнил то, что я тебе сказал? - в таком и без того далеко не радужном состоянии он не мог ощутить ещё и дополнительный дискомфорт, создаваемый вставшим на след Мастером Преследования, - Судя по сложившимся обстоятельствам, сдаётся мне, что тебе в скором времени придётся требовать у сэра Халли нового напарника, - Шурф говорил так спокойно, будто речь шла не о вероятной гибели его, а, максимум, об отъезде, - Во всяком случае, я пока не вижу возможности выбраться отсюда… Конечно, сделаю всё, что в моих силах, однако, в настоящее время таковые весьма ограничены. Ты сейчас где?
Меньше всего он хотел, чтобы Тотохатта начал играть в спасателя и сунулся его выручать. Ладно самому сгинуть из-за собственной самонадеянности, но утащить друга за собой – совсем иное дело. Повернуть голову настолько, чтобы иметь возможность увидеть того, Шурф не мог. Ему и чуть-чуть ею пошевелить было проблематично.

+1

14

-"Пер-ретопчешься. Помирать он собра-ался. Ишь чего удумал, нового напарника сватать, дырку над тобой в небе!"-  ехидно рявкнув в незабвенном стиле сэра Анчифы Мелифаро, на безмолвной речи, вышепоименованный Шломм, наконец таки добравшийся до друга-коллеги Темным путем, и сей момент в некоей доле растерянности, нет, откровенного, хоть и краткого ступора, стоя в полутемном каземате освещенном несколькими чадными факелами, созерцал повисшего на канатах друга. Нет, это был не канат, это была паутина. Нет ПАУТИНА. Нити толщиной с мужское запястье плотно и крепко держали свою жертву. Да что ж это-то такое?! Слабый, какой то "затуманенный" "голос" друга сподвигнул Тотохатту к дальнейшим действиям.

Проделав первое из известных ему упражнений дыхательной гимнастики Тотохатта почти спокойно произнес вслух на редкость будничным тоном - Здесь я. Рядом. и предупредил  то-ли пародируя, то-ли взяв за образчик интонации самого Лонли-Локли.- А вот возмущаться ты будешь... Потом. После того как мы уйдем отсюда, и ни секундой раньше. Обойдя пленника со спины и поднырнув под сигнальную нить паутины Мастер Преследования после некоторого сосредоточенного поиска, добыв из своей торбы, привычно висевшей на плече, выкидной нож принялся перепиливать тем одну из нитей в попытке высвободить хотя бы одну из рук попавшего в паутину. Магии в ноже не было ни на гран, однако смазка выделяемая из рукояти и направленная на лезвие позволяло тому резать даже легированную сталь. Спустя несколько минут сосредоточенного пыхтения над одной нитью, та с тихим треском лопнула. Сеть слабо дернулась и слегка скособочилась. Странное поведение нити, которая словно полураздавленный червяк принялась сокращаясь двигаться, заставило мастера Преследования на миг замереть, а потом он с плотно поджатыми до состояния "суровая нить" губами, дотянувшись до ближайшего факела прижег упавший на пол подвижный кусок паутины.

Рыжее пламя в предвкушении лизнув "обрывок каната" с тихим гудением объяло то, и через миг на полу красовалось густое и жирное чернильно-черное пятно. Ах-ха-а, ну-у тепе-ерь держи-ись. Мысленно возликовав Тотохатта не откладывая дел в долгий ящик, поняв, что с паутиной можно справиться, он, встав напротив Шурфа, принялся перепиливать вторую нить удерживавшую правую руку Мастера Пресекающего. Стоило "канату из паутины" слегка надорванному снова задрожать как резкий рывок-мазок чадным факелом перерезал вторую нить. Засунув свой ножик в карман лоохи и поставив факел обратно в держатель, Тотохатта попытался выдрать коллегу и друга из "нежных объятий" паутины. Упершись посильнее ногами в пол и ухватив Шурфа за плечи Шломм со всей силы потянул пленника на себя, мысленно обещая много "веселостей" тому шутнику который посмел поднять на его друга руку. Ты только посмей мне на глаза-а попасться, этот паучок, что сплел этакую пакость тебе родной мамой покажется! Мысли о том, что "такой паучок" вполне себе может оказаться чем-то вполне себе опасным и близким, сэр Шломм не то чтобы не допускал, скорее просто отмахивался, предпочитая решать проблемы по мере их появления. Паутина, натянувшись словно тугой лук, не жаждала отдавать свою ношу, она мягко пружинила, чуть слышно звенела, но не отпускала "муху". Поняв, что сколь он ни пытайся, справиться таким способом с паутиной ему не удастся, Мастер Преследующий вновь выхватив из держателя факел не долго думая ткнул тем в полуотрезанную нить которая ранее охватывала правую руку его друга. Странный, глухой рокот прокатился по комнатенке, а одна из нитей, прицепленных к полу, отлепившись поползла в сторону Шломма, с увлечением созерцавшего за тем как рыжая струйка огня ползет все дальше и дальше, от Шурфа, направляясь к стене, к которой ранее крепилась. В этот самый момент доставучее капанье чего-то непонятного начало прерываться и стоило Тотохатте коснуться факелом нитей паутины, которые были рядом с перепиленной им, как "метроном" окончательно затих. Наступила полная, гнетуще-мрачная тишина склепа. Надо поскорее убираться отсюда. Мысль как водится хоть и была донельзя здравой, однако время... Время было упущено.

Резкий, отрывисто четкий стук подкованных каблуков по каменному полу говорил присутствующим яснее ясного что вскоре хозяин этого "очень милого и уютного гнездышка, нанесет визит вежливости своим гостям". Дырку над ним в небе, а я и не готов... Ладно, не хочется так делать однако, видимо выбора нет. Придется уйти ни с чем, но я так таки вста-ану на его след. Мрачновато зыркнув через плечо в сторону пока еще запертой двери Тотохатта продолжил начатое дело. Золотистые струйки огня с радостным потрескиванием "полетели" по нитям паутины отростки которой корчась словно живые раскачивались и вместе с ними начал качаться и пленник. Глухой, какой-то утробный полувой-полустон прокатился по каземату и только ощутив у себя на щиколотке нечто толстое а чуть позже и боль Тотохатта с удивлением узрел, что отрубленная им совсем недавно часть "паутины" обзаведясь тонкими и отменно острыми зубами в стиле а-ля "шило сапожное" впиявилось в его?! щиколотку и теперь висит там словно бультерьер на крысе, постепенно меняя серо-белый цвет на густо красный и явно так утолщаясь в размерах. Абсолютно не думая про последствия, про то что Шломм резко ткнул факел о наглый ошметок магической пакости, чем вызвал яркую вспышку пламени и новый вздох-стон, который правда прозвучал и тише и тоньше, чем издаваемые повторно, уже который раз, горящей вовсю паутиной звуки. Отшвырнув в сторону факел он попытался вытянуть друга из огненной ловушки, которой стала паутина, и ему это удалось. Но, в сей эпохальный момент, на это рандеву пробужденного огня явилось... Явился хозяин сего милого особнячка. Дверь почти бесшумно отворилась явив рослую и статную мужскую фигуру обряженную в зелено-золотистого цвета лоохи и лимонно-желтого цвета тюрбан. Оглянувшись на вошедшего скорее из чистой воды любопытства -благо пламя на факелах в этот миг заметалось, Тотохатта с тоской мысленно отметил. Ну воот, как всегдаа... На самом интересном месте... А я опять... Снова... Опоздал. Стоя чуть позади Мастера Пресекающего и поддерживая того со  спины Тотохатта сейчас решал успеет он или же не успеет  уйти вместе с Шурфом Темным путем. Незнакомец, пока что, ничего не сделал и не произнес, он просто смотрел, чуть щурясь. Словно изучал любопытных и наглых насекомых. Мелькнуло в голове Мастера Преследующего вызывая вновь чуть поутихшую  рассудочно ледяную ярость. Улыбочка встрепанного и порядком изгваздавшего свое лоохи Тотохатты была похожа на оскал.
Не скажу, что эта встреча приятна и неожиданна. Негромкий на редкость сосредоточенно спокойный голос сэра Шломма "вскрыл" тишину.  Вдалеке снова что то начало капать, зашелестела ткань лоохи, где то хрипло крикнула птица.

+2

15

Вот честное слово, хозяину сего прекрасного заведения весьма повезло, что он додумался чем-то одурманить Шурфа, так, что он реагировал теперь замедленно и не мог поднять руки. В противном случае тот бы уже был испепелён.
Лучше не становилось, впрочем. Холод медленно, но верно, распространялся по телу. Миллиметр за миллиметром кожи терял всякую чувствительность, видел всё вокруг себя Лонли-Локли как в тягостном сне, и ещё, кажется, ему становилось дурно. Жалобы организма и отказ того работать возмущённо и без всякого разрешения совался в каждую пору и в каждую жилу, в каждый сустав и каждую клеточку.
-Зачем ты пришёл… - вырвался у него почти беззвучный вздох, - Глупый ребёнок. Ты погибнешь, и меня, между прочим, не спасёшь… - Шурф понимал, что этими словами не остановит упрямого напарника и что тот, может быть, всё равно предпочтёт сгинуть вместе с другом, раз уж не в состоянии оказать ему помощь. Сам Лонли-Локли в аналогичной ситуации боролся бы за Тотохатту до последнего. Он помнил, как отреагировал, когда того похитили. Грешные Магистры, да он готов был убить прямо на том месте, где застанет, всякого, кто прикоснулся бы к сэру Шломму с дурным умыслом! За этого парня он собирался спорить с судьбой вплоть до тех пор, пока не выяснится, что  это уже бесполезно… - Тотохатта. Дырку над тобой в небе. Я велел тебе отправляться в Дом у Моста, а не рисковать за меня жизнью. Я виноват сам, и я хочу ответить за это тоже сам, не впутывая тебя, - голос его даже зазвучал бодрее, в нём начала проклёвываться неподдельная ярость, а, при учёте того, что говорить Шурфу было очень тяжело, да, вдобавок, хотелось прекратить всякую борьбу с неестественной усталостью, поддаться безволию, закрыть глаза и больше никогда не просыпаться, можно было заключить, что он действительно рассердился на напарника.
Да, от того, что его судьба кому-то небезразлична настолько, что этот кто-то сунулся в заведомо гибельное место, Лонли-Локли испытал нечто сродни приятному удивлению, однако, это ничего не меняло.
А в чём виноват? Ведь в том, чтобы разобраться во всякой возникшей проблеме, добравшись до источника, и состояла суть их повседневной работы. А источник, несомненно, здесь… Виноват, пожалуй, в том, что позволил вот так себя захватить. Пробить собственную защиту и позволить наложить на себя колдовские чары.
Кажется, паук не только прилепил его к паутине, выкачивающей силы, но и… Сделал что-то сродни "впрыскиванию яда", которое делают некоторые такие существа, прежде, чем начать пожирать добычу. Не без умысла, конечно, но, оставь Мастеру Пресекающему хоть каплю инициативы – и сам заметить не успеешь, как тебя испепелят. Из этого, кстати, следовало, что…
-…скорее всего, ему известно, кто мы. Ты хоть понимаешь, что это может означать? – Шурф уже ощущал себя абсолютно бессильным перед упрямством друга, но прекратить убеждать того не мог, - Предположи только, что мощность заклинаний зависит от уровня силы принесённой жертвы… У нас её побольше будет, чем в животных… А, если эмоции ещё усиливают могущество жертвоприношения, то, будучи задействованы в нём, мы можем создать заряд, способный, вероятно, разнести магическим взрывом половину Ехо…
И в этот момент Тотохатте удалось-таки устроить небольшой локальный пожар. Это было, надо признать, разумно. Потому что Шурф был ровным счётом не в состоянии что бы то ни было сделать, даже если бы его не удерживала эта грешная сеть. В том числе и поднять руку, чтобы отдать приказ Перчатке.
А потом всё произошло очень быстро. Не исключено, что чародей ощутил гибель своей паутины. Потому что не преминул заявиться.
-Можете убегать, но один из вас умрёт, если я ему не помогу, - лениво проронил хозяин каземата, глядя на них всё так же высокомерно и презрительно, - Его тело отравлено и уже начинает процесс разрушения. Да, я говорю о тебе, - он остановил взгляд на Лонли-Локли, - Цена противоядия… Жизнь твоего друга. Ты готов принести в жертву этого мальчика, чтобы остаться в живых? А, Безумный Рыбник? – впрочем, бывшее прозвище Шурфа он произнёс как человек, который только по слухам знаком, о чём идёт речь, а сам никогда дела с Рыбником не имел, - Тебе достаточно дать обещание. Я знаю, что ты теперь весь из себя правильный и всегда стараешься их выполнять. Поклянись, и я спасу тебя и научу проводить ритуал, - казалось, незнакомым колдуном владеет тайная надежда заполучить друга и единомышленника – иногда такое случается даже с сумасшедшими и маньяками, - И не говори, что тебе не интересно. Ты разве не любишь узнавать что-то новое?
Лонли-Локли смотрел на него тяжёлым взглядом и молчал.
-Отвечай мне! Уж одно-то слово ты точно ещё в состоянии сказать, не всё с тобой так плохо. И учти – чем дольше тянешь, тем хуже будет.
«Вурдалаки бы тебя драли, Тотохатта…» - ощущая, как на сердце становится холодно и пусто, подумал Мастер Пресекающий Ненужные Жизни.
-Хорошо, - тускло и безэмоционально бросил он и мгновенно закрылся от Безмолвной Речи напарника. Подмечая, что момент как нельзя более подходящий, чтобы начать молиться кому бы то ни было. Да только есть ли боги, которых заботили бы смертные?

+2

16

Стоя позади друга и играя роль своеобразной такой "подпорки с руками" Тотохатта продолжая сосредоточенно делать дыхательную гимнастику, по крайней мере он честно пытался ту делать, пока этот зелено-желтый павлин раскрывал перед благодарной публикой перлы и яхонты своего красноречия рассыпая бисер слов перед обоими колдунами ровно зерно перед курами.

Ах та-ак... ну держи-ись, Этот танец можно прекрасно и втроем станцевать. наблюдая с на редкость спокойным выражением на лице за хозяином сего милого местечка Тотохатта негромко и практически равнодушно обронил стараясь сдержать рвущуюся наружу ледяную ярость. Прекратите сэр Лонли-Локли. Неужели не понятно, что я был готов к чему-то подобному? Пока зелено-желтый колдун распинался на тему согласия его друга сдать самого Тотохатту и получить противоядие через проведение ритуала, в чем сам Тотохатта нимало не сомневался, поскольку в бедовую голову Мастера Преследующего проникла мысль гласящая о том, что "В оный день можно проводить ритуалы передачи жизненной энергии от одного существа к другому". -Дырку в небе над этим колдуном, сэр Шурф. Этот тип...- тут взгляд сэра Шломма направленный на хозяина каземата стал ну та-аким добрым, словно у маньяка подбирающегося к жертве, или у палача, ласково гладившего привязанную к дыбе жертву.

Нагло врет и не краснеет... Нет у него никакого такого противоядия. Впрочем...- тут улыбка сэра Тотохатты стала еще теплее, еще задушевнее. Насчет м-м-м ритуала, то он похоже действительно может иметь место. Но, кто тебе сказал, что он проведет ритуал полностью, м? И вообще, чем я больше слушаю этого благородного мага, тем больше понимаю сколь многого был в прошлом лишен.- Тотохатта играл, играл четко осознавая, что малейший шаг и возврата к прежней дружбе, доверию, уважению... Ничего этого больше не будет. Похоронным колоколом гудело в висках. Закрывшись от возможной безмолвной речи друга Мастер Преследующий продолжая поддерживать того подмышки при этом осторожно обхватив своей его руку с оголенной для боя перчаткой странно спокойным, практически сонно-равнодушным, размышляющим тоном произнес. -Начнем с того, глубо-окоуважаемый, что я про этот ритуал, а речь идет ни много ни мало как о передаче жизненной энергии, наслышан, и более того, видел в действии. Так что, ничего предельно нового вы никому из присутствующих не покажете. - И тихонечко вздохнул продолжая играть. - Что же касается яда, а здесь речь явно таки идет о яде природного, м-м-м явно таки животного происхождения, то его последствия вполне себе легко убираются черной магией 114 ступени, если же не убираются, то в дело может пойти истинная магия.- Лицо парня сияло мягкой, задушевно-трепетной, теплой улыбочкой маньяка готовящегося совершить свой последний финальный coup de grace.

-Что касается м-м-м...-тут задумчивый взгляд Тотохатты обрел глубину и яркость голубого алмаза, став в миг холодным и жестоким. -Ну-у скажем так... Вашего предложения... -выдержав паузу внимательнейшим образом созерцая противника так словно тот был прелюбопытнейшим экземпляром какого нибудь редкостного животного с Уандука или Арвароха.

-То я на вас... Несколько обижен. - И проникновенно вздохнул. Судя по тому, что колдун в зеленом сейчас внимательно его слушал, Мастер Преследования счел, что тому стало интересно. Молодец Тотохатта, продолжай врать дальше. мысленно погладив самого себя по голове сэр Шломм чуть притушив сияние своей улыбочки и подтаскивая на себе Мастера Пресекающего Ненужные жизни, таки добрался до следа колдуна продолжая того забалтывать. Вот скажите мне... Гм-м-м. Кста-ати а как ваше имя почтенный? Неудобно, знаете ли, общаться с собеседником не зная его хотя бы выдуманного имени. Но да ладно. Надеюсь мы с вами все таки сумеем найти общий язык. У вас явно виден незаурядный если уж не талант то сила и ум, а подобное всегда тянется к подобному.

Вздохнул с деланным сожалением. Не могу сказать, что мне повезло с учителями. Скорее уж наоборот... Понурился опустив вниз растрепанную голову продолжая говорить далее. М-м-м, вот Вы тут говорили, что-то насчет учебы... Что ж... Я готов.... -резко вскидываясь и пристально глядя в глаза колдуна-противника медленно, раздельно, едва ли не по буквам, проговаривая. - Готов учиться, до последнего часа.- При этом Мастер Преследования сдвигаясь в направлении вражины на полшага, потом еще на полшага и в следующий миг достиг его следа. Обжигающе ледяная, рассудочная ярость затопившая все его существо, чистая и беспримесно острая, как удар отточенного клинка боль скрутила "хозяина обители". Пока тот пытался придти в себя Тотохатта торопливо шепнул наклонившись к уху коллеги -Шурф,ну что ж... Пришло время твои умелые руки обезопасить... Для окружающих... С последним словом, пока колдун-хозяин хватая ртом воздух пытался отдышаться Тотохатта торопливо сунул руку в место предполагаемого нахождения оного раритета и нащупав искомое без особо долгих размышлений торопливо нацепил защитную перчатку "предохранитель" на левую руку Лонли-Локли.

И словно ничего такого  и не происходило секунду назад, наблюдая за побелевшим колдуном в зеленом продолжил невозмутимым тоном говорить далее. -Вы ведь не откажете в этой просьбе, многоуважаемый мэтр? - Фразу можно было бы счесть изысканно-продуманной издевкой если бы не ее подчеркнуто уважительный, равнодушно спокойный, холодный тон в лучших традициях "Сэра Невозмутимость", как однажды окрестил своего напарника Тотохатта.

Отредактировано Тотохатта Шломм (2013-10-31 01:23:41)

+2

17

«Тотохатта, что ты творишь?» - с немалым изумлением и почти восхищением наблюдал за манипуляциями друга Шурф. Вот уж чего он не ожидал от этого парня… Но импровизация была великолепна. Лонли-Локли бы поаплодировал, если бы был в состоянии.
Их враг тоже застыл на месте, пытаясь сообразить, с чего бы мальчишку так "понесло", вообще-то на предательство товарищей реагируют обычно иначе, да и вся ситуация… И не сошёл с ума ведь, точно, запаха безумия не было. Собственно говоря, именно это промедление очень дорого стоило злоумышленнику.
Вдох. Выдох. Вдох.
Лонли-Локли закрыл глаза и полностью сосредоточился на дыхательной гимнастике, потому что ему внезапно пришла на ум истинная природа этого якобы "яда". Собственно говоря, его оглушило то заклятие, это правда. Но никто ему ничего не вкалывал, сие тоже факт. Ничем не поил и дышать ничем этаким не давал. Так что…
-А ведь, на самом деле, этот якобы яд – не более чем усугубленный Вами побочный эффект паутины, - задумчиво проговорил Шурф тоном, которым констатируют факт. Он-то хотел, чтобы колдун расслабился, увлёкся, поверил ему – и в чём-нибудь прокололся.
Однако – когда Тотохатта сделал свой, в буквальном смысле, ход – он явственно начал ощущать себя лучше. Вероятно, лишь на пару минут, пока их недореализовавшийся враг не придумает, на что можно ответно "подцепить" Мастера Преследования.
А дальше счёт пошёл уже по секундам.
Маг отослал по установленной Тотохаттой связи в качестве "отката" свою же боль, ещё усиленную в несколько крат – рвущую внутренности, сжигающую мозг, заставляющую забыть, жив ты или мёртв. "Дать сдачи в тройном размере", как можно было бы выразиться. Человек не способен выдерживать такую долго, и, без сомнения, "навязчивый болтливый щенок", как окрестил его так и не представившийся маньяк, был обречён.
Чётко ощущая, что у него есть не более нескольких мгновений, Шурф, воспринимающий мир отстранённо, словно сквозь стекло, не слышащий и не обоняющий ничего, но видящий предметы с удивительной яркостью и чёткостью, а утекающее время чувствующий едва ли не на физическом уровне, дал Тотохатте такого увесистого толчка, что тому впору было бы не просто сойти со следа, а улететь кувырком, чуть ли не вверх тормашками, в сторону. Извинения будут, но лишь после. Не до них пока. Зато целее останется.
Сердце сбилось с отсчёта ударов, казалось, кто-то схватил его в горсть, но не принял милосердно боль на себя, как это некогда сделал сэр Джуффин Халли, а, напротив, сделал всё, чтобы Лонли-Локли ощутил таковую в полной мере – вот сейчас сожмёт кулак и совсем раздавит этот жалкий орган.
А вот вторую затрещину получил уже колдун. Да такую, что у него сразу из носа брызнула кровь, а зубы лязгнули друг об друга, разве что на пол мелкой раздробленной крошкой не просыпались.
-Поколдуй ещё у меня… - процедил хриплым, севшим голосом сэр Шурф, вроде бы абсолютно спокойно, но его тон являлся тем самым сердцем бури, в котором всегда царит покой, - Тебе не нужна эта гадость, Тотохатта, - бросил Лонли-Локли в сторону Шломма. Впрочем, он и не сомневался, что другу не требуются на самом деле ТАКИЕ уроки, что его не может привлекать подобное, потому что, в противном случае, Мастер Пресекающий вынужден был бы признать, что абсолютно ничего не знает и не понимает о своём напарнике, - «Так, значит, ты, ублюдок поганый с навозной кучи рядом с отхожим местом лесного оборотня, побочный выродок леди Анавуайны, решил, что я убью своего друга. Если ты желал поскорее отправиться на тот свет, лучшего способа, чем такое предложение, было бы просто не придумать…» - Шурфа чуть ли не трясло от ярости, если бы не дыхательная гимнастика – он бы уже, вспомнив славную молодость времён налёта на Орден Ледяной Руки, начал бы рвать мага руками и зубами, а так он ограничился всего лишь единственным влепленным тому в правый бок пинком, - По законам  Соединённого Королевства, за неоднократное покушение на чужие жизнь и здоровье я имею право провести над Вами смертную казнь, сэр. Можете выбрать способ, - самым любезным тоном, на который был способен, промолвил Лонли-Локли, бледный, с воспалившимся взглядом, едва державшийся на ногах, но твёрдый и непреклонный.
Тот разразился хриплой тирадой пополам с кровавым кашлем – видать, удар ногой что-то там внутри у него повредил, - насчёт того, чем, где и с кем Шурфу будет лучше всего заняться. Шурф, надо отдать ему должное, терпеливо и внимательно дослушал до конца. Незнакомых слов или понятий не встретил.
-Значит, я выберу сам, - оскалился Лонли-Локли и, схватив мага за волосы, оттянул его голову назад так, чтобы открылась незащищённая шея. Ещё немного – и он вопьётся в неё зубами.

+1

18

Тотохатта внимательнейшим образом наблюдая за колдуном осознавал, что коль он столь явно показал тому, что с ним шутки плохи, противник явно попытается ответить  судя по его недавнему поведению,  "заносчивому и болтливому щенку" максимально доступным образом. Мастер Преследующий уже готовился повторить, усилив до максимума свою недавнюю попытку как резкий, жестокий удар под дых, от друга и сослуживца отправил его в короткий и недалекий "полет". Сшибив во время оного "катапультирования" стул,  сэр Шломм пребольно стукнувшись бедром о угол тумбочки, не замеченной им ранее, "стек" на пол подле места на котором он стоял на следу колдуна. Сознание на миг помутилось. Он все же поверил... Поверил что я его предал? Невозможно! Пытаясь выпрямиться сэр Тотохатта Шлом увидел как  его друг "вправляет мозги" зеленолоошному неизвестному колдуну. Боль заставляющая его сгибаться едва ли не в три погибели на миг отпустила - спасибо бешеной поистине все выжигающей ярости. Слов друга-напарника  касавшихся "обучения" сам Шломм не слышал, боль от удара о тумбочку помешала тому.

Держась за стену и медленно поднимаясь Тотохатта стал свидетелем знакомой ему картины под названием "сэр Шурф Лонли-Локли вершит Правосудие". "Впрочем, до расправы  еще было время, какие то жалкие секунды, прежде чем сэр Лонли-Локли приведет в исполнение приговор. Стоило Тотохатте   вновь найти взглядом лицо вражины, как его по новой перекосило. Ярость, прежде рассудочно "сдержанная" теперь сменилась откровенной, жгучей ненавистью. Фраза, озвученная Шломмом, была сказана поистине жутким и крайне нехарактерным для парня сосредоточенно спокойным и при этом ледяно-яростным, обжигающим тоном.  Дырку над тобой в небе Шурф. Не лезь.  Его с-стоит в Холоми…- Задумчиво с нехорошей, ядовитой усмешечкой наблюдая за парочкой и чувствуя как мутится от ненависти в голове, а ток крови отдает в ушах барабанной дробью, Мастер Преследующий не рискуя смотреть в сторону закадычного друга, хрипло выдохнул явно что то замыслив. Оттолкнувшись от стены ладонями он торопливо шагнул вбок. След неизвестного он ощутил сразу же. Сосредоточенно-застывшая, словно маска, улыбочка на лице Тотохатты Шломма была какой угодно, но не теплой и доброжелательной, скорее она была спокойно-жестокой, неумолимой. -Не думаю, что нам нужны его лишние телодвижения. А вот веревки или наручников, я, как на грех, не взя-ал.- Сейчас спокойный голос парня звучал сдавленно и крайне похоже на шипение разъяренной кобры, которой отдавили хвост. -Впрочем, полагаю, что можно обойтись и без них.- И уже явно так обращаясь к неизвестному не скрывая своего «ну о-очень доброго и благостного» отношения процедил.- Никто не имеет права безнаказанно издеваться над моими друзьями.- Колдун в зеленом лоохи глухо и протяжно охнув сильно дернулся, едва не выпав из хватки  Мастера Пресекающего и резко выгнувшись сделал "мостик"  а через минуту глухо застонав обмяк у того в руках.
-Ничего, ничего. Ему… Полезно. А до Холоми можно и между пальцами доставить, где и допросить. В то же самое время пока он все это говорил, вслух, в голове заезженной пластинкой наяривало.
Шурф не мог меня предать. Это не правда.  У него был план, а я, как всегда, все напортачил... Про то, что они в очередной раз выполнили свою работу, ему не хотелось думать. Сейчас Тотохатте хотелось свернувшись калачиком закрыть глаза и спать.  Сделав пару деревянных шагов и подняв с пола угвазданную в саже сумку сэр Шломм спустя парочку мгновений найдя после активных поисков в недрах своей "торбы" вместительную флягу, наполовину залитую бальзамом Кахара вымороченно хмыкнул. -Сэр Шурф, держи, тебе сейчас это явно больше требуется чем мне. -и всучил другу плоскую серебряную флягу с завинчивающейся пробкой, поясняя, хотя это и было ненужным -Бальзам Кахара.-Пожалуй только те кто близко знали Тотохатту могли понять, что того сейчас просто трясет от нет, не от перенапряжения, просто реакция на слишком сильные и с трудом подавленные эмоции оказалась достаточно зримой, приобретя вид озноба. Кутаясь в угвазданное в саже лоохи сейчас Шломм пытался хоть немного согреться, так как в каземате было довольно таки сыро и прохладно.
-У-у-у грешные магистры дырку над ними в небе. Здесь просто м-морозильник.- И мечтательным тоном протяжно прибавил -Эх-х... Сейчас бы кружечку горячей ка-амры-ы…-

+1

19

Убивать этого урода Шурф не собирался. А вот разузнать, нет ли других жертв, сколько их было да не выжил ли кто-нибудь каким-то чудом – стоило, кстати говоря, помнить и о пропавшей женщине, вернее, допускать, что таковая существовала, и, следовательно, как раз могла оказаться добычей их маньяка, - было бы весьма и весьма неплохо. И выбить информацию возможно лишь из живого. В крайнем случае, Тотохатта всё ещё вполне мог пойти по следу – чего не удалось бы, если бы колдун умер. Во всяком случае, Шурф бы не позволил ему так мучиться – хвала Магистрам, сэр Халли когда-то рассказывал, что примерно ощущают вставшие на след мертвеца люди. Тем более если бы имелись какие-то альтернативы. Например, вытрясти всё необходимое из пленника. Не заговорит сам – вывернуть ему память, проблем-то. Точнее, да, с этим заклинанием чисто технически предстояло бы немного повозиться, но ничего невозможного оно из себя не представляло. А вообще – кажется, тот настолько перепугался, узрев перед собой мрачный образ возвратившегося во плоти Безумного Рыбника, что готов был, кажется, и без дополнительных истязаний сделать то, что в народе обычно называют "расколоться". И… В этот самый момент вмешался Тотохатта.
-Во-первых, сэр Шломм, я не употребляю данный напиток, - сдержанно, великосветским тоном правящей особы, собеседник которой впал в глубокую немилость, проронил Лонли-Локли, - Во-вторых, есть ещё более надёжный способ его обездвижить, - продолжал он, стягивая на сей раз правую рукавицу, - А, в-третьих, мне хотелось бы узнать у Вас, можете ли Вы пройти по следу в обратную сторону? Было бы неплохо выяснить, откуда пришёл этот человек… Вы не подумали, что здесь могут томиться и другие пленники? И некоторые, возможно, не имеют времени дожидаться, пока мы передадим арестанта в соответствующие руки и вернёмся сюда. Вы ведь не можете гарантировать, сэр Шломм, что они, если таковые здесь, конечно, вообще имеются, не находятся сейчас на пороге смерти? – сэр Шурф, между тем, коснулся обнажённой правой Перчаткой обмякшей, безвольной, пребывающей в глубоком обмороке фигуры мага в зелёном, после чего не спеша возвратил рукавицу на прежнее место, - Ну так как, сэр Шломм? Вы справитесь? Или мне пойти одному? – поднял ледяные глаза на друга Мастер Пресекающий, - Если откажетесь мне помогать – прихватите данного субъекта отсюда с собой, пожалуйста, сопроводите его куда следует… - в этом явственно слышалось "если уж Вы не выполняете ни одного моего распоряжения, то хотя бы не мешайте, а то творите такое, что в основном разгребать приходится не после мятежных Магистров, коих нам приходится задерживать, а именно что после Вас", - А я посмотрю, что здесь ещё имеется. Также, если в этом здании имеются опасные неожиданности, а также сообщники, вольные или невольные, нашего злоумышленника, я обязан и их обезвредить, - тут его тон вообще сошёл до "вообще-то мы обязаны, но от тебя-то какой прок, скажи на милость".
Нет, Шурф не сердился на самом деле на напарника. Ничуть. Более того – был глубоко ему признателен. Но решил, что выказать немного строгости будет полезно – а то никакой субординации. Приказы же надобно выполнять, каковы бы те ни были. А ведь обычно Тотохатта хотя бы делал вид, что прислушивается к другу, прежде чем поступить по-своему.
«А будет ли он вообще мне доверять после всего этого?» - удивительно, но от этой мысли флегматичному и невозмутимому Мастеру Пресекающему стало тяжело и неуютно, хоть головой об стену стучать начинай. Или вой. Но нет, Шурф, разумеется, до подобного не опустится. Он будет страдать молча и в одиночку, - «Я обязательно всё объясню тебе… Потом. Обещаю…»
Легче не становилось, но, по крайней мере, принятие к исполнению плана отвлекло от лишних раздумий.

+2

20

Фыркнув в ответ на великосветский тон сослуживца Тотохатта вновь взъерошивая свои волосы спокойно заметил. -Может в обычной ситуации и не употребляете, однако, я не уверен в том, что ты точно знаешь, что сей красавчик один. Вдумчиво созерцая "оскорбленное величие вздумавшее ему указывать". Сейчас после всего произошедшего Тотохатту так и подмывало если уж не рассмеяться, то улыбнуться, но вместо этого Мастер Преследующий едко отметил. Если Вы не забыли, сэр Шурф Лонли-Локли, то это моя прямая обязанность которой я и прежде ни разу не манкировал, да и не собираюсь начинать с сего дня. Разумеется, я могу пройти в оба конца следа. - видимо вдохновившись пафосом речей воспитывающего его напарника перешел на столь же пафосно-строгий и внушающий тон мысленно же едва не покатываясь со смеху  представляя как подобное выглядит со стороны. Ы-ы-ы. Дырку надо мной в небе! Это же, просто паноптикум клоунский да и только! Вот уж Ренива бы посмеяа-алась увидев подобное! Вслух же продолжил.
И, я не уверен в том, что нам никакие неприятности или его сообщники по пути не встретятся, и никто, кроме вероятных жертв, на той стороне пути не ожидает. Вы сейчас подверглись нападению, мне одному, случись что непредвиденное, Вас с этим красавчиком не вытянуть. Так что, если хотите довести дело до конца, вам придется выпить это грешное зелье, дырку над ним в небе! Это было.. Ну да, резко и дерзко, но, в то же самое время сэр Шломм понимал, что его рослый приятель-сослуживец, как ни строит из себя оскорбленного принца крови, но к доводам разума отнесется вполне себе разумно, приняв те во внимание.

0

21

-Хорошо, сэр Шломм, - снисходительно кивнул Лонли-Локли, принимая фляжку. Надо думать, он согласился не из насущной необходимости, а просто не желая затягивать спор. Сделав несколько небольших глотков, он вернул ёмкость её хозяину. Внешне было почти не заметно, чтобы в нём что-то серьёзно изменилось, лишь последствия контакта с паутиной окончательно исчезли.
Вроде бы, формальности были соблюдены, однако, что-то мешало двигаться дальше. Что-то, застрявшее в мозгу. И лучше бы это был снаряд из рогатки бабум, тот хотя бы просто разнёс бы череп, а не сверлил тупым ноющим напоминанием о том, что между Шурфом и его другом впервые за очень долгое время что-то встало. Постороннее, нелепое, неописуемо мешающее.
А зачем, собственно, ждать до завершения расследования? Лонли-Локли вдруг чётко понял, что нельзя никуда уходить, пока между ними эта тонкая прозрачная плёнка, которая вполне может сделаться полноценной стеной. Напарники не могут действовать без полного взаимопонимания. Ты не доверишь спину тому, кого подсознательно считаешь способным вонзить в неё что поострее и ещё провернуть, будешь действовать как бы на два фронта, вместо того, чтобы ощущать надёжность товарищеского плеча.
Он не верил, не мог поверить, что его друг, человек, который знал его насквозь, вдоль и поперёк, купился на дешёвейшую ложь, на которую мог повестись только тот, кто знал о Шурфе только плохое и видел в нём лишь безумное чудовище из сказок о Смутных Временах. И кто явно не видел, что творилось с этим человеком, когда он думал, что больше никогда Тотохатту не найдёт, ведь именно тогда-то впервые понял, что тот, собственно, для него значит. Не просто один из тех, с кем можно вежливо здороваться на работе, выполнять совместно какие-то задания, а потом благополучно забывать до следующего поручения от начальства. Не безликая серая толпа, на чьё мнение Лонли-Локли было глубоко наплевать всю его жизнь. Их попросту для него не существовало. А Тотохатта… Тотохатта был ярким сияющим пятном, бунтующим против обыденности и скуки. Тормошило, навязчиво мельтешило, не позволяло похоронить себя под рутиной, под собственной правильностью, поставить крест на своих чувствах и забыть, что вообще такое значит являться человеком. Совершенство может свысока взирать на всех остальных. Но есть и те, кто за этой безукоризненной маской увидят твоё подлинное лицо, как бы ты ни скрывал таковое. А всего-то и нужно, что захотеть заглянуть, не боясь того, что можешь там обнаружить.
А Тотохатта Шломм когда-то рискнул. Азартный парень, чего и следовало ожидать. Невзирая на то, что сперва он боялся типа, которого ему, такому юному и неопытному, и, хотя и родившемуся в Смутные Времена, однако, на передовую никогда не выходившему, навязали в напарники... Видимо, интерес оказался сильнее.
«Я не знаю, в какой именно момент всё это началось на самом деле, но... Это благодаря тебе я начал вспоминать, что такое чувствовать себя живым, а не просто числиться одним из таковых…»
-Тотохатта… - взглянул Шурф напарнику глаза в глаза, пристально, пронзительно, не позволяя тому отвести взгляд, - Ты мне доверяешь?
И куда делась вся отстранённость? Зато Мастер Пресекающий сумел уловить в себе проблески радости и торжества от ощущения, что по преграде между ним и его другом нанесён решительный, возможно – роковой, удар.

+1

22

Ну и слава Создавшим сей грешный мирок, дырку над ним в небе! Примерно так можно было описать появившееся на лице встрепанного, в весьма сильно таки помятом и украшенном парой жирных мазков копоти голубом лоохи, парня.

На лоохи сослуживца по крайней мере копоть не была видна, спасибо черному цвету. левая мыслишка мелькнула и пропала. Вот и хорошо. коротко кивнув Шломм приняв обратно фляжку прищелкнул пальцами вспоминая основы колдовской науки, все же, что ни говори, но ходить ровно трубочисту ему не нравилось. Грязь и копоть немедленно осыпались на пол каземата, стоило Тотохатте трясануть свое лоохи за край. Признаться откровенно, он ожидал от своего более взрослого и опытного напарника гора-аздо более сильной встряски, чем прозвучавшая. Пока друг осматривал помещение, Тотохатта задумался о произошедшем. Сейчас ему было... Ему было стыдно, стыдно до скулосведения, до состояния "закрой глаза и побейся лбом об стеночку". Я ведь... Я ведь... Он же мог подумать что я его предаю... Краска стыда, густая и жаркая, залила лоб, щеки, уши, шею. Неужели он поверил в такой бред? Надо просто спросить. Но... Но как я могу задать ему такой вопрос? - Исподволь бросив короткий, неуверенный взгляд Тотохатта вновь опустив вниз голову принялся с очень увлеченным видом счищать при помощи магии грязь со своих лоохи и "торбы". Я ведь... Не осмелюсь... И в этот момент стоило только ему оторвав взгляд от сумки встретить пристальный, выворачивающий наизнанку (как ему спервоначалу показалось) требовательный взгляд друга, под которым все мысли куда то не то чтобы улетучились, скорее просто растворились словно туман в жаркое утро, а прозвучавший вопрос вогнал его в продолжительное крайне удивленное, если не сказать пораженное, молчание. Глаза поневоле раскрылись шире, брови бодренько полезли куда-то к краю волос. Сейчас сэр Преследующий являл воплощенное Удивление, во всем его великолепии.

Чего, чего, чего он несет?! Растерянно глядя на друга Мастер Преследующий скачущим тоном протянул.- Разумеется доверяю. Разве этого не было заметно?- И спустя секунду когда мысли словно метроном застучали все быстрее и быстрее, задумчиво-язвительно поинтересовался А ты глупее ничего не мог спросить, Шу-урф? заданный донельзя ехидным тоном вопрос вылетел практически рефлекторно. Дырку над тобой в небе. Я вообще боялся, что ты вообразишь, будто я...- глубоко вздохнул снова начав смущенно краснеть ровно юная девочка на экзамене- И впрямь тебя предавал, когда тяня время убалтывал этого любителя паутины...

+2

23

-Тогда пойдём, - Шурф разве что не улыбнулся, невозмутимо упаковывая их боевой трофей между большим и указательным пальцами правой руки. Его серые глаза, бесстрастные, как штиль над океаном, теперь сияли тайной, тщательно и любовно укрытой изнутри, лелеемой, но, вместе с тем, принадлежащей двоим, а не одному.
Потому что для доверия, какое необходимо людям, готовым вместе пойти на смерть, но стремящимся выжить и вытащить напарника вопреки всему, между ними не должно быть ни тени разлада и ни единой трещины. Они, безусловно, две взаимодополняющие частицы одного механизма, функционирующего только в состоянии единого отлаженного целого.
И Тотохатта может вставать на след сколь угодно беспечно, потому что рядом с ним будет тот, кто не позволит никому причинить ему вред. Он может болтать любую чушь и творить всё, что ему заблагорассудится, потому что доверие к нему Шурфа всегда будет безграничным. Пожалуй, он убедится в предательстве друга, только если будет умирать от его руки, но не иначе.
Мастер Пресекающий так и не обнял друга. Даже за плечо его не взял. Только губы его дрогнули, на иначе как в попытке совершить-таки подвиг, на который его уже очень давно нельзя было сподвигнуть. Не вышло, но готовность и сама попытка дорого стоили.
На сей раз Лонли-Локли снял обе рукавицы.
-Веди, - тихо сказал он едва ли не командой.
За дверью, через которую пришёл колдун в зелёной одежде, они оказались в низком тёмном туннеле, узковатом, так что рядом идти было бы проблематично - Шурф держался сразу за правым плечом друга, готовый отсечь возможность приблизиться для любого постороннего существа или даже предмета. Правда, уже всего за парой поворотов им пришлось остановиться, как вкопанным, потому что…
Вдоль стен тянулись клетки. А факелы были лишь у входа в зал – аве острому угуландскому зрению, которому тьма не была помехой. Ряды огромных, выше человеческого роста, даже такого, какой был у сэра Лонли-Локли, клеток, на освещённом промежутке – пустых, но там, дальше, что-то рычало, взрыкивало и завывало. Прищурившись, Шурф различил какие-то гигантские лохматые бесформенные силуэты, сверкавшие хищными зрачками и скалившиеся десятками пастей – причём на каждую неведомую тварь приходилось не по одной такой. И, лишь подойдя ближе, можно было сообразить, что то были скрещены несколько видов животных, а…
Да. Как минимум в трёх клетках наблюдались монстры с явными признаками того, что в создании гибридов были использованы люди.
Процесс явно проходил болезненно. А сохранился ли у них разум? Во всяком случаем, безумием не пахло ни от одного. Зато воняло – агонией, ненавистью, ужасом, омерзением, требовательной надеждой на свободу или лёгкую смерть после того, как они услышали и учуяли чьё-то приближение.
А ещё - пот, и кровь, и шерсть. И запахи биологических отходов организма - как будто здесь не убирались, а зашвыривали в новую клетку очередной образец и запирали, а затем уходили, либо, может быть, извлекали один из них и забирали с собой. Что ж. Возможно, так оно и было. Колдун не произвёл впечатления ярого приверженца чистоты - сам-то выглядел пристойно, надо признать это, однако, судя по всему, то был максимум, на который его хватало.
Шурфа переполнило отвращение. При мысли о том, что таким же могли сделать Тотохатту, да и его самого тоже, из глубин души поднялось рассудительное бешенство – взятый под контроль Безумный Рыбник уже не мог свободно буйствовать, однако, Лонли-Локли понимал, насколько тому сейчас хочется на волю и что тогда произойдёт… От всех этих подземелий останется ровным счётом лишь то, что невозможно разнести. И сам Рыбник, безусловно, найдёт способ выбраться – да хотя бы эти его непредсказуемые мгновенные перемещения из одной точки в другую, находящуюся подчас за много миль. А вот Тотохатте придётся несладко. Пожалуй, это был основной фактор, благодаря которому Шурф сумел удержать себя в руках. Мутантам-то уничтожение точно пошло бы на пользу.
А, кстати… С этим-то он ведь и без Рыбника вполне способен справиться.
Занеся левую руку, Мастер Пресекающий нанёс удар. Ещё один. И ещё. Белоснежные молнии прочертили свой обрекающий путь по направлению к не сопротивляющимся жертвам. Лицо Шурфа было каменным, в глазах – решимость не останавливаться до тех пор, пока вокруг не останется ни одной твари, ни одной из этих истощённых, с блестящими голодными и отчаянными глазами. И его гнев был, разумеется, направлен не на них, несчастных, а исключительно на того, кто это устроил.
При мысли о том, по какой тонкой грани они ухитрились пройти, Лонли-Локли в очередной раз подивился, до какой иногда импровизация оказывается полезнее любых точных расчётов. Потому что ТАКОГО они бы не смогли придумать, даже если бы просидели над планом суток семь. Получилось. А иначе – свободных клеток ещё вон как много.
А только ли это придумал ублюдок в человеческой шкуре? Или в скором будущем их ждут ещё худшие сюрпризы? Коридор-то и дальше уходил, вон, виден противоположный выход.

+2

24

След был четким и сильным. Немного потоптавшись и "примериваясь" Тотохатта  спустя несколько ударов сердца резво взял старт. Путь "дернул" его на себя. "Коридоры, коридоры а я маленький такой. То мне страшно то мне грустно то..." И тут Тотохатта как поется в известной песенке "потерял свой покой". Стоя на пороге открытой двери и вглядываясь в полумрак он видел... Видел ожившие кошмары своих детских снов. Сейчас более чем когда либо он был вполне в состоянии сойти с "позвавшего" его следа. Ужас, омерзение и понимание того, что это... Эти существа в недавнем прошлом еще были людьми. Он совершенно оказался дезориентирован. Только нудный звон Следа да острое желание поскорее удрать из этого ада и отражались сейчас в голове  Мастера Преследующего. Яростно-белая знакомая вспышка прочертив искристую дугу нашла таки свою жертву, за ней еще одна. В голове билось надсадное Этого не может быть. Этого не может быть.. в то самое время как ноги исполняясь бредовой легкости постепенно убыстряли свой ход. Пройдя примерно 1/3 коридора с клетками и чувствуя, что ароматы крови, мочи, кала и шерсти с каждым шагом становятся все сильнее и сильнее, ощутил в полной мере ужас обреченных, их желание либо умереть либо получить помощь. И спустя секунду осознал, что уже не просто идет но бежит по следу. Бежит так, словно за ним мчится голодная уандукская тварь. Теперь молнии перчатки  друга стлались своеобразными такими белыми радугами, расчерчивая потолок залы прихотливым переплетением полос тьмы света и тени. Вой, рык, стон стояли в воздухе делая атмосферу этого местечка еще более концентрированно насыщенной. Сполохи пронзительно слепящего, бездымного пламени как мантра или речитатив словно вколачивали во время бега в клетки. Он... Ответит... За все! Ярости не было. Строго говоря не было ничего кроме желания довести до конца начатое дело. Холодная сосредоточенность и пожалуй да, пожалуй, что жестокость поднятая из глубины  детскими страхами, стонами и воем обреченных а также аура этого Дома Кошмаров превратила сейчас Тотохатту Шломма именно что в машину нацеленную на завершение цели любым способом или путем.
Чувствуя за спиной присутствие напарника-друга Тотохатта в какой то миг осознал, что он до странного спокоен. Спокоен несмотря на окружающий его кошмар.  Не успев затормозить он вылетел из узкой "кишки" коридора в некое подобие комнаты. Помещение как и предыдущее было занято клетками с монстрами, кои за ради разнообразия более всего напоминали кошмарные создания больного разума- это были либо громадные пауки с людскими головами, либо вставшие на задние лапы странные создания напоминавшие помесь людей и громадных аллигаторов. Ненадолго остановившись Тотохатта в крайнем удивлении осознал что... Что он хоть и ощущает след однако... Однако почему то двигаться был не в состоянии. Опустив взгляд вниз он с ужасом понял, что вляпался. Больше всего, это нечто напоминало полупрозрачную помесь паука и медузы. Клешнястые похожие на отожранных, голубоватых змей щупальца впились ему в ноги не причиняя пока впрочем особого вреда, но тварь сама подтягивалась к обездвиженной жертве. От неожиданности этого открытия Мастер Преследующий довольно пронзительно вскрикнул. По зальчику пошло гулять странноватое эхо делая его недавний вопль гораздо более тонким и пронзительным. Тварь резко дернувшись выпустила одну из ног пленника сейчас пытавшегося ее уничтожить искрами магического пламени. Было непонятно, на что больше среагировала тварь - на вопль или на огонь.

+2

25

Расправа над не сопротивляющимися жалкими созданиями не заняла у Мастера Пресекающего много времени.
Удар, вспышка, горсть пепла. Ещё удар, ещё один белый сполох, ещё одна кучка пепла на полу клетки. Удар. Удар. Удар. В помещении разразилась гроза – бесшумная, без грома и дождя, но с огромным количеством тонких молний. Лучи поражали одну цель за другой, оставляя после себя одно и то же.
Лонли-Локли, закончив вынужденную экзекуцию тех, кого было невозможно спасти иным способом, хотя и направился за другом, однако, чуть задержался, проверяя напоследок, не пропустил ли кого-нибудь, даже не сразу сообразил, что Тотохатта, тем временем, унёсся дальше, не дожидаясь его – ну да, а что, они вроде как отправились дальше, он всего-то на секунду задержался, почти сразу пустился за другом. Но чуть-чуть, буквально на несколько шагов, приотстал. И – услышав крик Шломма, на протяжении долгого, слишком долгого удара сердца, бесконечного, завязшего в единственном миге, растянувшемся в бесконечность, верил, что всё кончено, что позволил своему лучшему другу… Чуть ли не зарычав, Шурф метнулся в ту сторону, и его едва ли не вбросило в помещение. И – в самом буквальном смысле вляпался в пакость, которая вознамерилась пообедать его напарником. Со стороны даже нельзя было точно сказать, сам ли он утратил равновесие, или его целью как раз и было обрушиться на её отвратительную тушу. Хотя, ей же от этого вышло хуже. Да, вокруг него сомкнулись её сомнительные объятия, а, точнее, её мерзкая желеобразная масса, и, если бы то же самое случилось с беззащитным человеком, то назад бы он уже не выбрался. Когти левой Перчатки на всю свою длину впились в тварь, пытавшуюся сожрать Тотохатту и попытавшейся было то ли встать на дыбы, то ли задушить его прежде, чем он её прикончит, то ли в ужасе выплюнуть смертоносную закуску и шарахнуться в сторону, однако, и первое, и второе, и третье ей, к несчастью для неё же, было бы затруднительно исполнить ввиду полу-аморфной формы… И располосовали ей всё, до чего успели дотянуться. Правда, больше единственного удара нанести не удалось - почти сразу чудовище было объято белым пламенем и рассыпалось в прах, покрыв пол серым слоем.
-Дрянные вурдалаки, Тотохатта, - слетело с губ Шурфа ругательство, вызванное захлестнувшим его разум приступом чего-то, более всего сходного с паникой, и слова ещё не успели отзвучать, когда он, процарапав всеми пятью когтями борозды в полу, взвился на ноги, - Жить не хочешь, да? – тяжело выдохнул он, - Ты когда-нибудь вообще будешь меня слушаться? В незнакомые помещения пропускать меня вперёд, ясно? – отчеканил он безапелляционно, так что становилось ясно – на сей раз Мастер Пресекающий действительно на самой грани доступного ему гнева.
Резко развернувшись на правом каблуке, Шурф с лицом палача при исполнении припечатал ещё двоих – и, если одна тварь отделалась сравнительно легко, получив лишь парализующий разряд, то от второй и трупа не осталось.

+1

26

Коротко икнув, скорее от неожиданности падения в ту же "каку" лучшего друга, чем от его прочувствованного рыка, услышав который менее стойкий человек попросту бы присел на месте закрывая голову руками и готовясь к неминуемой смерти Тотохатта вместо ответа пытаясь с брезгливой миной, словно умывающаяся кошка, отчистить остатки слизи с своего лоохи зашипел. Неожиданно, ранее покусанная "паутиной" лодыжка вздумала выкинуть фортель, а именно, резкая пульсирующая боль заставила Тотохатту на пару ударов сердца замереть. Шу-урф... Я н-не могу... След тянет. Голос прозвучал почти равнодушно, если бы не нотки бессилия. При этих словах Мастер Преследующий переступив пошатнулся оскальзываясь на слизи монстра Гр-решные вурдалаки, я кажется... Влип. И не кажется... А след тяа-анет. Что же делать. второе я яростно буркнуло Что-что, будто и сам не понимаешь. Дело надо доводить до конца и не "завтра", а вот прямо сей секунд... Следующий шаг более всего походил на рваный рывок вбок и немного вперед. Закусив губу и пытаясь сойти со следа парень мрачно буркнув -Хочу- с такой интонацией, словно "вотпрямщас" вцепится в глотку вставшему у него на пути. Прибавил -Если мы не поторопимся то... -И тут его замутило. Согнувшись мало не в три погибели, бледный ровно вурдалак, Тотохатта попытался упасть и откатиться сойдя со следа шипя разъяренной коброй. Кто-то явно сильно поспособствовал тому, чтобы Мастера Преследования, как принято выражаться в такой ситуации, "повело" и ощущая то, как след тянет его на себя, Тотохатте пришла в голову здравая иде-ечка "сойти на время", но вот увы и ах, мысль так и оказалась не реализованной. -Мне не нравится то как след тянет... Он...- На миг все таки задержавшись Тотохатта смерив мрачным, расстроенным взглядом статную фигуру Мастера Пресекающего глухо буркнул -В общем, он с довеском, и чует моя задница, что приключения только начинаются...- Эта фраза была последней сказанной им в относительно спокойном состоянии, не считать же переминания с ноги на ногу полноценными движениями, правда. Шаг, второй и вот уже даже не пытаясь удержаться, поскольку против утягивающего тебя урагана твои жалкие попытки выглядят нелепо и смешно, Тотохатта рванул ровно гончий пес по ощущаемому им а сейчас натянутому ровно тетива и чуть звенящему Следу. Подол голубого лоохи взметнувшись мазнул по черной ткани лоохи напарника. Мерный перестук каблуков стал нарастать переходя с мерной поступи в бешеное стакатто погони. В голове парня вместо здравомыслящих рассуждений о вероятной опасности сейчас звенела заглушая доводы рассудка и пела тетива Следа. На счастье самого Шломма коридор, через который он сейчас несся, был достаточно широким чтобы по нему можно было бежать втроем.

После светлой "комнаты с амебоподобной медузой" коридор ничто не освещало, ни кристаллы, ни факелы да и клеток, хвала сердцу мира не было тоже. Бег Тотохатты прежде легкий и быстрый сейчас походил на пародию. Мастера Преследующего явно что то "вело", но само продвижение колдуна напоминало либо бег полупьяного, либо "полет бабочки" неровный и какой то на редкость "вихляющий". Через довольно небольшой промежуток времени Шломм все таки взял хоть и с трудом управление своим даром в собственные руки. Начав притормаживать он с трудом остановился почти что на пороге новой "комнаты". Помещение было освещено синими кристаллами и грибами испускавшими мертвенно бледный и голубоватый свет. Поначалу в комнате вроде как никого не было видно кроме людей в обносках запертых в клетки, на полу валялись какие то странные "тряпки" и осколки от скорлупы яиц размером с голову взрослого человека. По стенам также висели какие то серые лохмотья. Пленники против ожидания жались не к прутьям своих узилищ но сгрудились в центре. Всего в комнате было три вольера которые располагались примерно на полметра от стены каждый, что характерно, у каждого вольера была остроконечная двускатная крыша из железа. Врагов пока что нигде не было видно, а жертвы смотрели на вошедших, вернее говоря на "влетевших" колдунов с явным ужасом. Аура страха и безнадежности пропитала это помещение сделав его практически физически ощутимым.

+1

27

Лонли-Локли был той скалой, об которую могла разбиться любая негативная новость и любая сенсация. Поэтому он просто рванул за Шломмом так, будто его самого зацепило тем же арканом следа.
Шурф теперь следовал за другом, как приклеенный. Говоря честно, он мог остановить Тотохатту – никакой след не сможет увести того, кто попал под парализующее воздействие его правой Перчатки… Однако, как ни крути, а им всё равно пришлось бы туда пойти. Как-никак, именно на их плечах лежала безопасность всего Ехо. И они не вправе позволить никакой дряни вырваться из этих подземелий. Ничего, Шломм был не один, и Лонли-Локли не позволит никакой пакости навредить ему. Любой ценой. В крайнем случае всегда будет возможность схватить того и уйти Тёмным Путём. Вот только отступаться от взятой на себя работы ни один, ни второй не умели.
В новом помещении Шурф ощутил, как чья-то лапа сдавила ему горло, отнимая всякий приток воздуха в лёгкие, мешая произнести хоть слово – он издал очень тихий хрип, пытаясь то ли выругаться, то ли предупредить о чём-то Тотохатту. Голова закружилась, виски сжал добела раскалённый обруч, внутренности как будто разорвал пронзительный визг интуиции. Он поморщился, даже заметно пошатнулся, как будто ему резко стало дурно. И впрямь ведь начало подташнивать… Воспоминание о дыхательной гимнастике появилось как нельзя кстати. Если не пытаться захватить как можно больше воздуха ртом, сделать судорожный вдох, затолкнуть кислород внутрь, а вдыхать очень медленно, понемногу, то получалось. Одновременно, Лонли-Локли сообразил, что с ним стряслось. Ощущение присутствия чего-то крайне дурного, приближение плохой смерти. Вкупе с той глухой безнадёжностью и паникой, что источали пленники, получалось вполне достаточно, чтобы Шурфу стало нехорошо.
И ведь нельзя было попросить Тотохатту держаться позади, Мастер Пресекающий не успел исследовать предыдущее помещение и, поэтому, не знал, какая мерзость может выползти оттуда и догнать их. Пропустить вперёд тоже исключалось. Шурф решил, что просто будет неотлучно находиться рядом с другом. Во всяком случае – так, чтобы тот постоянно находился в поле его зрения. Бой, если до того дойдёт, можно вести и так. Так что он молча озирался по сторонам, настороженно ожидая нападения, откуда угодно и в любой форме. Без разницы, он обязан справиться с чем угодно. И защитить напарника, а также, конечно, обнаруженных ими людей. Если исходить из их полувменяемого вида, вряд ли удастся добиться разумных адекватных ответов на вопрос – что тут происходит, чего следует ожидать. Иначе не преминул бы допросить... А приводить несчастных в себя, возможно, не было времени, они отвлекутся - и, пока возятся с запертыми, на них нападут, а они и защититься не сумеют вовремя.
А скорлупки навели на очень нехорошие подозрения. Змеи? Плотоядные ящерицы? Пауки? Или вовсе невообразимое нечто, не похожее ни на одно нормальное создание, животное ли, птицу ли, рыбу ли?

+2

28

Тихий треск, щелканье, словно где-то ломали кому-то кости, словно гром раздался в тишине комнаты. "Тряпочки" зашевелились, вернее говоря они заколыхались и из них появились некрупные, примерно с 5-6 летнего ребенка в высоту тонконогие паучки похожие чем то на печально известных скорпионов, а через минуту с потолка посыпались практически прямым потоком тварюки помельче И ладно бы они только "посыпались"... Эта мелкая, кусливая пакость еще в момент своего движения выпуская из себя тонкие и прочные нити очень быстро плела некое подобие полога. Нити паутины толщиной в большой палец взрослого и крупного мужчины свивалась самым причудливым образом склеиваясь в толстые и прочные жгуты. В то время пока Лонли-Локли оглядывался по сторонам Тотохатта, коему за шиворот лоохи упала толстая "нить" дернулся в сторону, нога подвернулась и он коротко охнув весьма неуклюже "приземлился" на пол. Напротив уже находился паук размером этак с пресловутого ребенка 5-6 лет. Двигаясь по крабьи боком и клацая жвалами тварь начала выпускать из себя нить паутины ловчей сети, готовясь ту метнуть перед собой прямо в сидящего напротив сыщика, но получив ударный заряд роя огненных искр сделав пару шагов упала набок и больше не дергалась. Полотно же паутины едва не коснувшись головы напарника повисло серой тряпкой у того на плече, ровно своеобразный такой аксельбант. Следующие действия Тотохатты были более чем ожидаемы. Поднявшись и зайдя за спину Мастера Пресекающего он встал лицом к выходу, пытаясь на ходу подпалить все тем же роем искр очередную ползучую тварь. В очередной раз ему это удалось, Но, тварей оказалось довольно таки много. Получив ударную дозу огня они остановились принявшись по кругу обходить обоих сыщиков. Странный скрежет и пощелкивание, словно за стеной перетирали в муку булыжники только усилился. Пока Мастер Пресекающий Ненужные Жизни сосредоточенно "работал", Тотохатта напряженно вслушивался в шумы за стеной и огненными искрами сжигал ядовитую паутину сбивая тех гадин которые спускались с потолка норовя забраться им на плечи.

Через несколько минут когда поток пауков несколько ослабел новая, и явно более слабая волна шустрых членистоногих потекла не с потолка а из проема той двери, откуда они недавно выбежали в комнату с пленниками, однако, оказалась в большинстве своем раздавлена камнями валящимися с потолка. Странное потрескивание а пуще всего кисловатая, концентрированная, по запаху похожая на аромат муравьиной кислоты в сочетании с уксусом, вонь наполнила комнату весьма таки плотным облаком. Люди в клетках кто коротко застонал, кто то принялся в голос рыдать. И в этот момент в проем двери протиснулась туша поистине жуткой твари.- Грешные мятежные магистры!- восхищенно-пораженно шокированный голос Тотохатты был странно тихим и зыбким. И спустя пару ударов сердца дикий женский вопль смертельно напуганного существа ввинтился обоим колдунам в уши. Спасиииитеееее! широко раскрытыми глазами глядя на чудовище вопила маленькая хрупкая женщина, закутанная в обрывки лилового лоохи. Она буквально исходила в пронзительно-диком вопле смертельно напуганного существа.

Вспоминая начальные уроки Явной магии Мастер Преследования обрушив на тварей небольшие но острые обломки базальта и гранита раздавившие вырвавшихся вперед тварей отшатнувшись и толкнув при сем в спину напарника, уже успевшего зачистить пол и стены от нашествия членистоногой пакости коротко выдохнул. -Вот с ЭТИМ, я бы точно даже в кошмарах не хотел встретиться...- Огромный скорпион пощелкивая жвалами пытался протиснуться сквозь слишком маленькое для него отверстие, но пока стены и дверной проем его держали мешая остальным паукам протиснуться в комнату. Свою роль тут сыграло также падение камней раздавивших большую часть пауков.

+1

29

«Да, такое и в Смутные Времена можно было увидеть далеко не каждый день…» - поневоле оценил сэр Шурф. Но что же, с тех пор, как они пустились по следу, для них настало время выполнять свой прямой долг, и, в теории, они обязаны быть готовы и не к такому, - «После этого обязательно надо попросить у Чиффы сутки Свободы от Забот…» - постановил себе Лонли-Локли. Он из раза в раз повторял одно и то же механически заученное движение – и твари горели. Лицо у него при этом было как у приверженного к чистоте педанта во время генеральной уборки. Он зачищал территорию так методично и равнодушно, будто в мире больше и заняться-то нечем было, отмечая боковым зрением колдовские искры, которыми сыпал Тотохатта. Поддержка была кстати. Рассадник пакости напирал валом.
Вопли не произвели впечатления на самого флегматичного из Тайных Сыщиков. Во всяком случае – всё, что он сделал, это воззрился бесстрастным взглядом на очередную ломившуюся в дверь образину. Узрев сей редкий экземпляр уродливости, сэр Шурф был почти восхищён. Он даже всерьёз призадумался о том, не сохранить ли его для будущего тесного ознакомления с тем, как оно устроено. Он ведь даже не чувствовал, сколько в скорпиона было вложено от селекции, а сколько – от магии. Чем не повод перетащить гигантское членистоногое в более безопасную обстановку и там спокойно исследовать? Сэр Халли бы, наверно, не преминул так и поступить.
Впрочем, сомнительно, что им может когда-либо потребоваться магия, подобная той, которая помогла сотворить это непотребство.
-Как думаешь, будет это смотреться в гостиной у меня в доме? – поинтересовался Мастер Пресекающий, причём можно было бы поклясться, что он шутит – но разве этот человек снизойдёт до подобной ерунды? А где ещё прикажете подобное разместить, не в Доме же у Моста, чтобы бедные полицейские, приходя на работу, падали в обморок, а леди Ренива нервничала и смотрела на Шурфа, как на врага народа и главного сумасшедшего в Ехо, – Как бы то ни было, полагаю, лучше не рисковать… - не без лёгкого сожаления проговорил он, в очередной раз занося левую руку и посылая ещё одну белую вспышку пяти слившихся воедино молний в монстра.
Увидев, что за огромной образиной теснилась ещё целая стая пауков, Шурф едва удержал себя от вздоха. Он просто методично продолжил свой однообразный труд.
Пока вдруг бить осталось некого. Воцарившееся спокойствие показалось ему, однако, дурным предзнаменованием.
«Здесь творится что-то странное… И как мы могли всё это прозевать? Все эти пропавшие люди… Хм. Либо они не местные, либо одиноки и их некому искать… Разумная предосторожность…» - это, конечно, были лишь предположения, но некую основу для того, чтобы так подумать, Лонли-Локли имел.
Возиться с ключом от вольеров Шурф не стал, просто, ничтоже сумняшеся, испепелил замки и запоры. Заметив, что некоторые по-звериному шарахаются от него, а другие не способны стоять на ногах, он, для начала – надев защитные рукавицы, прошёлся по сознаниям пленников успокаивающим заклинанием. Всё равно что вколоть обезболивающее и блокирующее эмоции средство. Ужас и паника ушли из зрачков несчастных людей, и они покорно дали себя осмотреть, а также подлечить им некоторые повреждения. Судя по некоторым признакам – кто-то лихорадочно терзал пальцы о прутья, отчаянно пытаясь выбраться, пока не настал некий роковой момент. Вероятно – пока не вылупились эти дрянные пауки.
Лонли-Локли перешёл на Безмолвную Речь:
-Тотохатта, ты не мог бы оказать мне и этим гражданам небольшую услугу и вывести их отсюда? Кстати, полагаю, будет лучше, если ты воспользуешься Тёмным Путём. Как транспортировать такое количество народа одновременно, тебе тоже известно. Справишься?
Говоря честно – Шурфу просто не хотелось, чтобы его друг продолжал находиться в такой омерзительной клоаке. В конце-концов, работа тут в основном только по его части. А его другу не обязательно наблюдать за всеми этими малоаппетитными событиями. Да и… Не вести же этих за собой? Они будут доставлять неудобство. Отпустить же их искать выход одних было слишком рискованно. Уж больно отвратительное "место действия" попалось в этот раз.

+1

30

Разумеется справлюсь. Задумчиво глядя на открытые клетки Тотохатта чувствовал неодолимое желание спать. От зевоты, которую он пытался подавить, сводило скулы, глаза закрывались сами собой. - Грешные мятежные магистры... Ну насчет меблировки, то вот конкретно эта образина... Одним словом, я не уверен что помещение ее в комнату будет хорошей идеей.- Задумчиво наблюдая за тем, как напарник доводит дело до логического конца, планомерно зачищая помещение, прикончил пару особо резвой мелочи, подобравшейся почти к самым концам ботинок.- Гм-м-м если ее оживив поставить как охранника у дома... Те кто будут ходить мимо, точно заработают по паре посещений к целителям, а от детей не будет отбоя... Гроздьями ж повиснут на заборе. -Мотнул головой и потер висок тихо прибавив. -Спать то как хочется... Словно я трое суток не спал...- И в сей момент ощутив как проворные и цепкие лапки цепляются ему за руку брезгливым жестом, словно отряхивая руку от прилипшей к рукаву лоохи соринки, снес парой огненных искр прицепившегося паука, одного из последних которые спускались по потолку в самом начале приключения.

-Значит, отправить меня хочешь куда подальше, а сам дальше один. Гм-м, ну ну-у сэр Шурф...- Сурово поджал губы и хмуро прибавил -Ну, и как ты думаешь справиться, если сейчас тебе моя помощь оказалась, вполне себе, не скажу что необходима, но явно полезна, если хотя бы вспомнить этого красавчика, который у тебя сейчас в горсти находится, м?-

Раздражение на упертость напарника выводило из себя. Старательно проделав парочку вдохов и выдохов, сэр Шломм, потерев лоб и виски, хмуро прибавил. -Давай для начала проверим непроверенную комнату, чтобы уж точно знать, что за спиной у нас нет никаких неприятных сюрпризов, а потом и будем решать, что и как нам делать. - Спустя короткое время Мастер Преследующий, походив по зальчику, украшенному горстями пепла, обломками камня и остывающим остовом "образины", уже почерневшим и безопасным, слегка ошарашенно прибавил. -Кста-ати сэр Шурф... Тут, помимо того красавца, еще есть парочка, нет троица следов... И они... Побери их грешные темные магистры... Они тают... Я их ощущаю, но это не не настолько уже остро и резко, как минуту назад. Такое впечатление, что их стирают. Если думаем до конца задавить этакую пакость, то нам надо торопиться, причем поскорее. - Вздохнул Один принадлежит пожилой магессе, у нее проблемы с перемещением, и второй, судя по всему, то ли очень молодая девушка, то ли вовсе ребенок... И третий принадлежит весьма сильному колдуну, я бы не побоялся сказать, что это может быть один из как минимум младших магистров распущенных орденов.- Встав на след мужчины Тотохатта замер задумчиво глядя на друга и решая, стоит ли ему идти по следу или же остаться с напарником. Голова немного кружилась. Это видимо от вони при сжигании этих тварей... Идти никуда не хотелось от слова совершенно, сейчас ему хотелось просто закрыв глаза провалиться в сон, и плевать что вокруг ходят шокированные жертвы маньяков, плевать, что воняет гаже чем в давно не чищенном сортире а на полу разводы из пепла с сажей и обломки камней. Вновь зевнув с риском вывиха обоих челюстей, и при этом так ляскнув зубами, что звук вполне оказался похож на клацанье паучиных жвал, Тотохатта хмыкнул. -В общем решай быстрее напарник, мне потом взять след будет весьма проблематично, если сейчас его упустим.

Отредактировано Тотохатта Шломм (2013-11-03 21:53:25)

+1


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (до 123 года) » Догони меня, кирпич...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC