Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (от 123 года) » Я не Одиссей, ты не Пенелопа. Ждать придётся дольше - не взыщи...


Я не Одиссей, ты не Пенелопа. Ждать придётся дольше - не взыщи...

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Место действия:
Ехо
2. Год, дата и время:
2 день 123 года
3. Погода:
Обычный осенний вечер.
4. Участники:
Хельна и Шурф Лонли-Локли
5. Краткое описание квеста:
Муж уезжает в командировку. Обычная ситуация, правда? Только не в этот раз. Шурфу надо поработать в Ордене Семилистника... ни много ни мало - три дюжины лет. Куда там Одиссею! Таков срок контракта с сэром Халли. Как сообщить жене, что уезжаешь на столько лет? Как она примет такую новость?

0

2

Да. Разумеется. Конечно же. Он не сможет провести время с большей пользой, чем работая во благо людей, до которых ему не было практически никакого дела… Вы ведь догадались, что это – чёрная ирония?
Самое печальное, что он понимал, что действительно способен более-менее прилично справиться с поставленной перед ним задачей. А Чиффа понимал, что его ученик это понимает.
В сущности, Шурф догадывался, что это произойдёт. Очень хорошо понимал, каждая клеточка организма отлично сознавала грядущую невесёлую перспективу, однако, ничего поделать уже было нельзя. Джуффину надоело вести эту игру, и он пустил в ход тяжёлую артиллерию. Пригласил леди Сотофу, и они взялись за него вместе. А отказывать в чём бы то ни было госпоже Ханемер, величайшей из всех ныне живущих ведьм со внешностью доброй любящей бабушки и двумя Тенями в запасе, Лонли-Локли так и не научился.
Однако, был ещё кое-кто, кого подобная перспектива также, мягко говоря, не вдохновит. Не было ни дня, когда он бы обманывал Хельну, но сообщить ей о таком… Тут потребуется недюжинное мужество и железная выдержка, иначе без конфликта не обойдётся. Даже такая милая, мягкая, ласковая женщина, как его жена, иногда умела выходить из себя – как и любой человек.
Дверь у сэра Лонли-Локли за спиной тихо затворилась. Беззвучно вздохнув, он дошёл до гостиной. Некоторое время молча смотрел на жену, потом взгляд с напускным равнодушием прошёлся по стенам. Всё-таки страшные вещи творит простая привычка. Переехать в совершенно чуждую обстановку, заниматься тем, что ему вообще на кой не сдалось, думать о других, на которых ему всегда было плевать – вот уж точно чудный подарочек сделали ему двое корифеев.
И какого чёрта – как выразился бы сэр Макс, - Шурф обязан подчиняться этому? Он, в конце-концов, свободный и взрослый человек, а не шиншийский раб. Почему позволяет распоряжаться своей жизнью? Почему? Да очень просто. Эта самая жизнь всё ещё не была "выкуплена" из загребущих лап Кеттарийского Охотника.
-Хельна, я должен кое-что сообщить тебе… - договорить он сразу не смог, поэтому вдохнул и выдохнул по системе дыхательной гимнастики, что, конечно, помогло, незначительно, но всё же, - По результатам отбора, осуществлённого сэром Джуффином Халли, я с завтрашнего дня должен отправиться в Иафах в качестве временно исполняющего обязанности Великого Магистра. К сожалению, период, в который это станет моим основным долгом, целиком составляет три дюжины лет. И на данное время я буду вынужден покинуть этот дом. Помимо этого, я пока не могу с точностью сказать, что будет после. Поэтому, Хельна, ты вправе считать себя свободной от всех обязательств передо мной.
Вот. Всё прозвучало. Слова нависли над головами дамокловым мечом. Но взять их назад Шурф, увы, не мог. Он и сам выглядел как гордый и сильный духом человек, осуждённый на смертную казнь через подлое и низменное повешение и только-только узнавший об этой неописуемо восхитительной новости.

+1

3

Хельна удивлённо смотрела на мужа. Таким она Шурфа не видела давно. Хотя за годы их брака видела разным - ледяное спокойствие, мягкая улыбка, ужас в глазах, когда жена заболела анавуайной... Но сегодняшнее выражение лица оказалось из разряда, скажем прямо, новых. И Хельне очень не нравилось то, что она увидела. Ну просто очень.
Ответ на невысказанный вопрос "что случилось" леди Лонли-Локли получила очень скоро. Голосом, каким обычно зачитывают некрологи, муж монотонно объяснил, глядя на стены, что его отправляют в служебную поездку... На три дюжины лет!!!
Ошеломлённая Хельна уселась напротив, пытаясь дослушать и осознать происходящее. Шурф уедет... да, Йафах рядом, в том же Ехо, но... жить мужу придётся в резиденции Ордена. И они не смогут видеться каждый вечер! В этот момент Хельна забыла, что порой Шурф не появлялся дома по несколько дней, уходя на Тёмную сторону.
Волна гнева захлестнула кроткую обычно Хельну. Каких магистров Сотофа Ханемер и Джуффин Халли позволяют себе??? Сами бы и становились Великими магистрами осиротевшего ордена!
В момент, когда Хельна мысленно придумывала методы страшной казни для зловредной парочки, Шурф договорил... Точнее, договорился. Этот тип не нашёл ничего умнее, как сообщить жене о том, что она свободна. Благородный!
- Дырку над тобой в небе, Шурф Лонли-Локли, ты понял, что сказал? - взорвалась тихоня Хельна. - Я, по-твоему, похожа на легкомысленную бабочку, которая забывает прошлое, едва окуклилась? Иди ты к Тёмным магистрам со своим благородством! Если ты решил от меня избавиться, то скажи прямо - мол, Хельна, ты мне надоела и я ухожу. А в благородство играть не надо! Я выходила замуж не только для радостей. Напомнить свадебную клятву или сам вспомнишь?
Вскочив, женщина нервным шагом прошлась до окон и обратно, остановившись прямо перед мужем. Глаза дочери драххов сверкали гневом, грозя выплеснуться молниями в неосторожного, вызвавшего этот самый гнев.
- Скажи Чиффе, чтоб не показывался мне на глаза. Ему же лучше. А что до тебя - даже не надейся. Ты мне сам говорил, что если уж завёл семью, то изволь принимать и терпеть супруга в любой ситуации. Было такое? Так вот: никакой свободы от обязательств я не хочу.

0

4

В восприятии Шурфа Хельна полыхала яркими сполохами багрового, лилового, оранжевого пламени праведного гнева. Кажется, при нём она ни единого раза не выходила из себя так. Да и вообще почти никогда не сердилась. И её слова… Шурф, конечно, понимал, что она имеет право на то, чтобы рассердиться, однако, некоторые упрёки были несправедливыми.
Аккуратно, осторожно, не желая вызвать выплеск бури эмоций, положив обе ладони на плечи женщины, он проговорил:
-Как ты можешь такое говорить, конечно, это не так. Но я сейчас абсолютно ничего не могу гарантировать, не только своего возвращения и того, что останусь хоть сколько-нибудь прежним, но и как пойдёт работа. Я даже не могу сказать, сможем ли мы хоть изредка видеться. И вообще пока что ничего не знаю, а мои планы могут пойти вразрез с условиями действительности.
Сам Шурф по-прежнему оставался спокойным и рассудительным. Одно его кажущееся слепым покорство могло вызвать у леди Хельны возмущение, ведь ей не привелось увидеть, как жарко Шурф пытался возражать сэру Халли. Однако, тот вёл себя так, будто был уверен в итоговом согласии Лонли-Локли. Ну, а теперь-то зачем продолжать досадовать, раз борьба проиграна – остаётся лишь смириться. Кстати говоря – некоторые текущие проблемы Ордена привлекали его поразмыслить над ними, поискать удачный выход, и плевать, что над некоторыми бились очень долго и так и не сообразили, как лучше к этому подступаться. Но не приковывать же себя к рабочему месту?! Он что, там захорониться, как в склепе, на эти тридцать шесть лет должен?!
-Я ведь давал тебе соответствующие обещания и клятвы. В этот период ни одну из них исполнить я не смогу. Мне сейчас трудно предугадать, как всё сложится. Хотя, конечно, всё, что я имею, в любом случае достанется тебе, об этом я давно позаботился... Но сам я оставаться с тобой рядом не смогу. Не говоря о том, что все, вступившие в Орден, по своей ли воле или вынужденно, официально считаются разведёнными. И я вовсе не уверен, что мне позволят отменить этот закон – возможно, это будет считаться превышением полномочий. Иначе говоря, по истечению указанного мной срока нам придётся повторить свадебный обряд. Если, конечно, мы оба благополучно доживём до того дня.
Кстати говоря – судя по тому, как сверкали глаза жены, сэр Шурф изрядно сомневался, что встретит живым хотя бы следующее утро.

+1

5

Попытка успокоить жену у Шурфа не удалась – впервые за все годы, что они женаты. Хельна вспыхнула ещё сильнее. Правда, из мягких объятий не вырвалась.
- Драть тебя всем лесом четырежды через эльфийское решето! – изысканно выразилась бывшая сотрудница «Королевского голоса». – Какого чёрта ты говоришь такую чушь – ты, который всегда выражался, как поэт или Манга Мелифаро в своей Энциклопедии! Наплевать мне на твои гарантии, ясно? Ты вернёшься. Ты просто не посмеешь вернуться, потому что иначе я устрою такое, что Смутное время покажется городу детской игрой в песочнице!
Резко развернувшись, Хельна зло толкнула вазу – к счастью, металлическую. Зазвенело так, что хоть на пожар сбегайся.
- Не зли меня, Шурф! – прошипела черноволосая фурия. Хельна не узнавала сама себя. У неё просто отказало всё – логика, выдержка, терпение. А кто бы спокойно встретил извещение о командировке в три дюжины лет? Ладно бы ещё преступника в тюрьму увозили – но сотрудника Тайного сыска в ссылку?
- А что касается возможности встретиться, - не менее резко повернувшись к мужу, недобро прищурилась Хельна. – То хотела бы я посмотреть на самоубийцу, который рискнёт не пустить меня к тебе. Это тебя они могут не выпустить домой, ты вынужден подчиняться их грешным правилам. Но я – не член Ордена. Я жена! И армия под командованием Нуфлина, Лойсо и ещё десятка таких же кретинов... - спасибо за развитие словарного запаса, сэр Макс! - ...не смогут помешать мне увидеться с мужем!
Клятвы он давал… Ну давал, и что? Теперь отказываться будет? Да хрен ему через коленку и в левое ухо! Сэр Макс в своё время немного проконсультировал леди Лонли-Локли насчёт ругательств мира. Как человек, работающий со словом, Хельна оценила. Правда, Шурф так и не показал прославленные конспекты из Кеттари, паршивец.
- Иди ты в задницу ближайшему дракону со своим имуществом, Шурф! – рявкнула Хельна, вновь вспыхивая. – Даже если этот дом спалить заодно с Канцелярией больших денег, я с голоду не умру! Сэр Рогро всегда рад меня видеть в числе сотрудников, и дом у меня остался – тот, старый! Да чёрт тебя побери и за хвост об стену, не в имуществе дело!!!
Тон леди Хельны напоминал шипение змеи, разбавленное рыком разъярённого дракона. Она злилась. Очень сильно. Впервые за всю жизнь Хельна была в таком бешенстве. Шурф идиот? О чём он вообще говорит, при чём тут, что кому достанется??
Внезапно Хельна опустилась на колени и заплакала. Да, вот в чём дело. Шурф не сможет остаться с ней рядом в течение этого долгого срока. И в задницу бы развод – пройти обряд ещё раз – пара пустяков. Но вот доживут ли… Кто знает, что придётся ему делать в этом клятом Ордене, дырку в небе над параноиком Нуфлином!
Слёзы закончились быстро. Едва только леди Лонли-Локли представила себе пустую постель, ужин, который некому будет готовить, сад, в котором они теперь долго не посидят вдвоём… Ярость и ненависть к предприимчивой парочке вспыхнула снова. Шурф продолжал попытку успокоить жену и втолковать ей правильные вещи.
- Помолчи. Полезнее будет, - опасно ласково попросила Хельна. – Во-первых, я собираюсь с тобой видеться. И мне плевать на ваши запреты. Минимум раз в неделю они должны отпускать тебя… или я сама приду за супружеским долгом. Ах да! За прелюбодеянием, простите. Но пусть только рискнут не впустить меня. В тот же день ты останешься без работы. Потому что разнесу к Тёмным магистрам резиденцию, а Чиффу лично повешу на воротах Иафаха.

+2

6

При виде такой Хельны сэр Лойсо Пондохва мог бы от зависти пойти и утопиться в Хуроне, как та дохлая ворона, стихотворение о которой так его впечатлило в давние времена – никаких лавров ему, бедолаге, больше не светило бы… Шурф уж на что был человек опытный и бывалый, видавший такие виды, от которых иных бы удар хватил, и ставивший над собой эксперименты, менее крепкий организм способные свести в могилу, а тут его проняло так, что он действительно заткнулся. И вот, вдобавок ко всему, женщина, которую он до сих пор искренне и нежно любил, сидит на полу и горько рыдает, а каждая её слеза жжёт его, будто упавшая на кожу капля раскалённого золота. Ссоры, истерики, скандалы, вспышки ярости терзали его по-живому, ведь он мог видеть и чувствовать больше, чем большинство людей. Это была даже не эмпатия, а нечто куда более сильное.
«А ты как полагал, идиот?! Она тебя всё ещё любит, если ты не заметил…» - саркастичный внутренний голос щадить хозяина даже и не собирался. Ну да. Он до сих пор воспринимал её чувства к нему как некое чудо – вечно спрашивал себя, достаточно ли заботится о ней, не задел ли чем-нибудь, а, может быть, ей недостаёт внимания, или, например, чувства юмора – не то чтобы Шурф был совсем им обделён, но предпочитал не пользоваться, не изучив до конца, как функционирует этот загадочный механизм.
И – нет. Шурф Лонли-Локли не был бы собой, если бы так и оставил Хельну в таком состоянии. Он поднял её с пола, на котором та сидела, будто сломанная, изувеченная, более не нужная кукловоду, опустошённая марионетка. Прижал к себе, гладя по волосам.
-Тихо… Тихо, моя хорошая… Не нужно так… Ты нужна мне, слышишь? Тот, кто хочет, ищет способы, кто не хочет – отговорки, ты же знаешь. Так вот – я хочу. И я продам этот грешный Иафах халифу Нубуйлибуни цуан Афие, если он послужит хотя бы косвенной причиной малейшего твоего несчастья…
Шурф и сам никогда и никому не отдал бы свою леди – разве что по её собственному жгучему желанию. Он очень явственно запомнил свои шок и потрясение, когда видел её тело, превращавшееся в светлую, сладковато пахнувшую жидкость, понимая, что это значит, и не собираясь смиряться с фактом, перед которым его поставили. Ещё чего. И плевал он на мнение Кофы, который, кажется, счёл его сумасшедшим, да и джуффиново заодно. Пусть думают что пожелают. Разве что Максу попытался втолковать – и то потому лишь, что не выносил неверных трактовок собственного поведения, а тот вдобавок довольно настойчиво интересовался данной темой – будто ничего важнее нет. Много они понимают, как же… Ну, а кто виноват, что он мало кому докладывается о собственных мотивах, и то – только если те касаются не только его одного? Кто виноват, что так замкнулся от всех, что лишь считанные единицы видели его настоящим, и то на такое краткое время, что иногда наверняка вопрошали себя – было ли? Не привиделось ли в дымке бледной грёзы поутру?
А в Иафахе её будут внимательно и придирчиво изучать. Особенно все те, кто сам претендовал на место Великого Магистра. Прикидывая, а не удастся ли использовать эту красотку в качестве рычага воздействия… На некоторых ведь этот приём удаётся. Правда, Лонли-Локли – не из тех, кто позволит с собой шуточки шутить. Если кто притронется к Хельне против её воли – может считать, что эта рука у него лишняя. Между прочим, специалист по откусыванию чужих конечностей, Безумный Рыбник, отнюдь никуда не делся. Хотя, конечно, давать ему волю Шурф абсолютно не собирался. Но ведь бывают моменты, когда оправдано абсолютно всё. Он не хотел, чтобы таковые наступили – для Хельны то, о чём он подумал, было бы огромным потрясением, даже большим, чем та треклятая болезнь, которая, в конце-то концов, не успела по-настоящему её затронуть.
-Ты ведь понимаешь, что тебе там появляться может быть опасно? Нам придётся соблюдать высшую меру осторожности… - предупредил Шурф.

+1

7

Сильные эмоции - штука сложная. И выматывающая почище физических нагрузок. Теперь Хельна знала это совершенно точно. Организм, выйдя на пик бешенства, выплеснул всю ярость, которая копилась во время рассказа Шурфа. Неудивительно, что закончилась эта вспышка слезами.
Оказавшись у Шурфа на коленях, Хельна уткнулась в плечо мужа и с облегчением расплакалась, вымывая слезами остатки ярости и страха. Да, немалую часть в её бешенстве составлял страх. Потерять Шурфа даже на несколько дюжин лет Хельне было безумно страшно. Просто невыносимо. Этот мужчина стал её жизнью, центром вселенной, единственным смыслом жить. Разве могла Хельна отказаться от того, кого любила и будет любить, что бы ни случилось?
- Можешь продавать уже сейчас, - буркнула Хельна, уютно устроившись в руках мужа. - Потому что грешный Иафах уже стал причиной несчастья. Он отнимает у меня мужа.
Опасно... Хельна неплохо разбиралась в политике благодаря энциклопедически образованному супругу. И догадывалась, что должность Великого магистра - не пряник к празднику, а редкостная головная боль. И что к Шурфу будут подкатывать послушники и магистры, пытаясь получить какие-то свои преимущества. А порой и попробовать шантажировать, давить, угрожать... А как нельзя лучше для этого подходит жена - лучшее слабое место Магистра.
- Я понимаю, - тихо подтвердила Хельна. - Прости, что накричала. Ты не можешь иначе, ты должен Кеттарийцу... Шурф, постарайся приходить домой хоть раз в неделю, ладно? И если можно, посылай мне зов хоть раз в день... Просто чтобы я знала, что у тебя всё хорошо... Я буду волноваться.
Обессилевшая от утихшей ярости, Хельна домашним котёнком сидела на коленях мужа, словно стараясь запомнить его прикосновения и запах - в запас на предстоящую разлуку.

0

8

Вытирать её слёзы подушечками пальцев. Потому что любимая не должна плакать. Только не в его присутствии... Да, впрочем, и вообще.
-Ну, конечно. Постараюсь.
Когда Хельна оказывалась настолько близко – удерживать себя в руках становилось во многие разы сложнее – но для чего? Разве она не его любимая женщина, неважно, супруга или нет? Забывшись до головокружения, в каком-то дерзком вызове всему Миру, оставив этот последний вечер только для себя и Хельны, несуществующий для Безмолвной Речи, сэр Шурф больше не говорил ничего. Он утратил себя, хотя, нет, напротив – нашёл куда больше, чем было, когда только пришёл домой. Нашёл, целуя её губы, чувствуя всем телом её близость – и, чёрт побери, больше никого никогда и не существовало, только они двое. Какой там Чиффа, кто таков сэр Макс? Ему эти имена, прозвучи они сейчас, абсолютно ни о чём бы не сказали, и, чуть нахмурившись, он бы с искренним недоумением вспоминал, а действительно ли знает этих людей? И какая польза от этих знакомств, даже если так… Нет, то не был приступ амнезии, просто всё, не относящееся к Хельне, в эти мгновения казалось ненужным, но занимающим жизненно необходимое пространство мусором… Ну да, безусловно - возможно, с ними стрясётся всё, что угодно, уже завтра, однако, эти минуты принадлежали только им одним. Следующее касание его губ, уже почти требовательное, досталось левой щеке леди, оттуда – последовал ещё одно, ложбинки под ухом – и длилось немного дольше, чем предыдущие. Оттуда – начал спускаться по шее женщины, на каждый сантиметр отводя по цельному поцелую. Она – тёплая, доподлинная, такая привычная и, вместе с тем, всякий раз заново влекущая к себе, как в самый первый раз, и остатки бешеной волны эмоций всё ещё трепещут в ней, теперь уже не заставляя содрогаться, а, напротив, привлекая. Тонкая ткань ничуть не мешает чувствовать её вожделенное, как капля росы - умирающему от жажды, как дуновение ветерка - задыхающемуся в обвале, тело. Воспринимать её так - всю целиком, как единое целое, и плотское не разорвать с духовным, а инстинкты - с возвышенным, любовью, нежностью и верностью... Получить, всё сразу и не откладывая... Одежда мешает, путает пальцы в своих складках, она явно лишняя. Ну да, они на диване, а не в спальне, но не им ли решать, чем и где заниматься в собственном доме? Некоторые это делают в бассейнах для омовения… Но, на всякий случай, Шурф запечатал дверь единственным вскользь брошенным взглядом. Он мог и вовсе ту со стеной слить, но им самим потом придётся как-то выходить, не новый же проход проламывать.

+1

9

Вмиг не стало никого и ничего – только они двое, только их руки и губы. Всё сказано, ничего не отменить – так стоит ли тратить время на слова, когда его, времени, так мало осталось?
Хельна ответила на поцелуй с жадностью изголодавшегося по воде пустынного странника. Близость с Шурфом до сих пор приводила её в тихое изумление – разве так бывает? Разве может быть так, что радость звучит в каждой клеточке тела, а летать умеешь без всякой магии? Он был её единственным мужчиной, и Хельна каждый раз благодарила небеса за то, что дожила до его появления, не испортила представления об акте любви кем-то другим.
Стряхнув рукой тюрбан, Хельна провела пальцами по волосам Шурфа – жёстким и густым, она любила их перебирать и лохматить в минуты шалости или как вот сейчас – в минуты любви. Он её волосы любил не меньше, и только для него Хельна ходила с распущенной копной чёрного шёлка, переливающегося на свету.
Люблю тебя – его губы мягко, но требовательно изучают её лицо, сцеловывая остатки слёз. Тихий стон раздаётся, когда губы касаются за ушком – он знает, что это место чувствительно к ласкам, что… он всё знает.
Выгнулась, когда губы соскользнули на шею, тщательно, медленно расцеловывая каждую клеточку. Нет, это не всегдашний педантизм Шурфа, это просто любовь. Гнев? Отчаяние? Где они, куда делись под этими поцелуями, под этим волшебным сплавом нежности и страсти. Ничего не имеет значения сейчас, здесь, в этой комнате, где двое, отчаявшиеся и сохранившие надежду, любят друг друга.
Куда делась одежда? Не иначе расплавилась от раскалённых тел, ведь никто её не снимал, она просто испарилась, растаяла…

+1

10

Когда наступает момент, в который становится безразлично, где заканчивается твоё горящее, пульсирующее распалённой жизнью тело и начинается тело твоего любимого человека… Когда ты вообще перестаёшь отделять его от себя… Когда ты задыхаешься, но задыхаешься сладко и приятно, и даже не хочешь, чтобы это прекращалось…  Когда люди становятся друг для друга непознанными странами, полными восточного волшебства и неги, источников вечной жизни и роскошных сокровищ… Когда готов полностью и безоглядно утонуть в аромате нежности чьей-то кожи и мягкости волос, в блеске глаз и почти бессвязном, едва понятном даже тебе самому, но восхитительном в своей предельной искренности шёпоте, срывающемся с твоих же собственных губ… Что ещё может иметь хоть какое-то значение?
Обязательства приходят и уходят. Дела, которые во что бы то ни стало нужно выполнить, возникают всегда и у всех. Тщетно думать, что когда-нибудь от них освободишься, станет легче, и вот тогда-то… Никогда нельзя забывать о том, что ты – человек. Пока что. Всё ещё. Со всеми его естественными потребностями, а не просто придаток к своему рабочему месту. Поэтому жизнь не должно откладывать на потом. Успеется отрешиться от Мира, вроде тактики, выбранной сэром Мабой Калохом, что там, до неё даже сэр Халли пока не успел дорасти. Успеется забыть о тех маленьких радостях, из которых состоит нормальное бытие смертных созданий. Стремиться погрузиться в высшую мудрость как можно скорее – значит, не приблизиться к таковой вообще никогда.
Но, грешные Магистры, Шурф об этом сейчас не думал. Он вообще не мог размышлять ни о чём. Только о Хельне – и то тело всё делало почти само. А остальное было ему до такой степени безразлично, что, провались весь Мир Стержня целиком в тартарары – его бы это нисколько не тронуло, при условии, что проблема бы никак не касалась их с Хельной.
Она и он? Нет, совсем не так. Всё наоборот. Это даже не "мы", куда более близкая и долговечная связь. Любое "мы" способно распасться – сегодня, завтра, через год. Здесь же не могло возникнуть сомнений – как бы далеко они ни оказались, как бы долга ни была разлука, разорвать эти узы сможет только смерть… Да справится ли и она?
То, чего не сумеет преодолеть ни одно из одиночеств. То, без чего не сможет полноценно развиться ни одна личность. Необходимость хотя бы изредка иметь рядом кого-нибудь. Хотя бы просто для того, чтобы понимать – всё неправда, ты ошибаешься, ты не являешься единственным живым существом во Вселенной. Что бы ты ни внушал сам себе, во имя самоутешения и стимулируя себя на то, чтобы решать любые возможные проблемы исключительно самостоятельно, не впутывая посторонних. Да, ты сможешь. Ты справишься с чем угодно. Но ты не хочешь, чтобы твои представления оказались истиной. Ты не хочешь остаться наедине с собой навсегда, твёрдо зная, что никто и никогда не появится.
А Хельна уже появилась. И, в эти минуты, Шурф не нуждался более ни в чём и ни в ком. Потому что, на самом-то деле, по-настоящему взаимодействовать с кем-то в идеале можно только наедине. Во всяком случае – как минимум, один на один. О чём бы ни шла речь – о дружеском общении ни о чём, о взаимопомощи, об обучении или о любви. И хороший учитель, как и хороший лидер, не ко всем станет обращаться, но к каждому, даже если выступает перед огромной толпой.

+1

11

Что может быть прекраснее любви? Только любовь, воплощённая - в картине, камне, букете цветов... Но высшее творение Любви - жизнь. Которая сейчас делится на двоих, умножается и удваивается. Когда двое касаются друг друга бережно, нежно, жадно. Когда перестаёшь соображать - где ты, а где тот, что стал твоей половинкой...
Никакие приключения и проблемы не разлучат двоих, нашедших друг друга в Мире Одиночества. Никогда и никто не сможет отнять Его у Неё... и наоборот. Испокон веков так было... и так будет, пока есть на свете Любовь, Доверие, Нежность. Пока есть те, кому нужны слова и жесты, взгляды и улыбки.
Хельна прерывисто вздохнула и открыла глаза, замутнённые страстью. Лицо Шурфа склонилось над ней, на миг прервав бесконечные поцелуи, разлетавшиеся по хрупкой фигурке, опережающие руки в расплавляющей тело схватке - кто больше уголочков приласкает, разнежит, раскалит. Тонкие руки обвились вокруг шеи мужчины, тело прижалось к нему, сводя расстояние между ними до нуля. Двое в одном, один на двоих. Одно - тело, душа, сердце, жизнь. Так не бывает, чтобы столько лет - и каждый раз кружилась голова, а сердце падало вниз и взлетало к небесам. Так не может быть... Но так есть, потому что эти двое превращают свои ночи в праздник Любви. Никаких запретов - оба точно знают, что можно, а что нельзя, как сделать, чтобы любимое тело превратилось в обнажённый нерв, готовый заискрить наслаждением от любого прикосновения. Никаких ограничений - и слияние может длиться часами, прерываясь лишь, чтобы дать двоим короткий отдых, миг на перевести дыхание.
И снова - в вулкан страсти, нежности, наслаждения. И пронзает тело яростный импульс, заданный большим, сильным мужским телом. Выгибается хрупкое женское тело, принимая в себя проникновение - до конца, до самой глубокой точки. Руки обвивают плечи, сплетая двоих - в одно, отправляя ему по невидимой связи всё то, что подарил - сладкие минуты, горячее желание, отчаянное нетерпение - ещё. Пусть подождёт мир и все дела - ничего не имеет значения, пока ты рядом. Пока я твоя. Пока мы вместе...
Сколько длился акт любви - Хельна не смогла бы сказать. И наплевать ей было на время, пока обнимали эти руки, когда целуют эти губы, когда закрывает от мира горячее, любимое тело. Открыв глаза, она облизнулась и попыталась глубоко вздохнуть. Не вышло - куда там!
- Я люблю тебя, - так правильно. Эти слова должны быть сказаны после возвращения из страны грёз в реальность. Они - как ключ, открывающий дверь в обе стороны. - Не отпускай меня...

+1

12

Он отпустит её? Нет, конечно, некоторым девушкам это необходимо как воздух, как вода и как солнечный свет. Они не способны существовать в условиях неволи. Им становится тесно и тоскливо в клетке из ограничений и условностей. Такой была, например, леди Меламори. Однако, таким девушкам обычно достаётся такой же лихой ветер, как и они сами, вроде сэра Макса, который просто не способен надоесть, поскольку и отпустит на другой конец Мира и сам может в любое утро случайно заброситься в такую даль, что и с собаками не отыщешь – пока сам не решит вернуться.
А Хельна была совсем иной. Не тигрицей, скользящей в лесном полумраке сквозь шелестящую зелень, под пологом сплетавшихся друг с другом ветвей, а уютным домашним котёнком, который сворачивается в клубок в кресле у очага и, преданно мерцая широко распахнутыми доверчивыми зелёными глазами, ожидает возвращения хозяина. Котятам нужно внимание и ласка, им нужны улыбка и заботливый голос, внимательные, способные оградить от любого неудобства руки. У котят есть коготки и зубки, они будут отстаивать своё до последней капли крови, если придётся, однако, сами по себе для борьбы не созданы. Их нужно беречь и защищать.
Куда отпускать? Зачем? Ему не хотелось проверять, выживет ли котёнок, лишённый любви и тепла, или одичает и ожесточится, потому что не хотел причинять Хельне боль и заставлять так менять себя.
Наверно, ни с кем и никогда ему не было так хорошо и спокойно. С ощущением, что всё идёт так, как и должно, правильно, гармонично, идеально. Не вообще, а конкретно для него.
-Я вернусь. Я всегда буду возвращаться, - отлично сознавая, сколько на себя берёт подобных заявлением, помня о любимом изречении сэра Халли в том духе, что-де любые планы человека на будущее надёжностью не отличаются, и никто никому не вправе дать никаких гарантий,  Шурф, тем не менее, сам себе поклялся во что бы то ни стало и любым способом сдержать своё слово перед женой. Зарок для того и необходим, чтобы человек стремился к нему, преодолевая любые препятствия, - Ты не останешься одна, - «Ты – первая и последняя женщина, которую я смог полюбить. Единственная по-настоящему моя женщина. Спасибо тебе, что ты есть в моей жизни. Спасибо, потому что я был готов превратить её в вечное одиночество…» - разве не просто – не привязываться, не отдавать никому своё сердце, просто проводить ночь и забывать наутро? Потому что допускать ближе – значит, отдавать себя, самое хрупкое и легкоповреждаемое в себе, на откуп случаю, порой даже на растерзание. Что было бы, если бы Шурф так никогда и не смог понять, что такое любовь? Он даже по-дружески доверял в своей жизни лишь считанным единицам, и всякий раз этот процесс проходил для него не так уж легко… С Максом он сблизился по-настоящему лишь после того, как тот познакомился с Безумным Рыбником и избавил его от Кибы Аццаха. А истинное значение Тотохатты для себя Шурф понял, пожалуй, лишь после его смерти. И не нужно говорить, что лучше поздно, чем никогда. Правда, не нужно, пока не поймёте, о чём столь высокомерно, с видом знатоков, ведёте речь.

+1

13

Конечно, будешь. Ты всегда будешь возвращаться - потому, что мы одно целое. Потому что без тебя я умру. Потому что ты моё дыхание и сон, моё солнце и звёзды, моя радость и нежность... Потому что люблю...
Хельна счастливо улыбнулась, проведя носом по груди Шурфа. Они так и лежали на диване, наплевав на одежду, одеяло и прочие детали. Какая одежда, когда любимые руки нежно гладят румяную от любви кожу, ласково проводят по груди, мягко повторяют изгиб талии, очерчивают пальцами пересохшие губы. Какие одеяла, когда сил расстаться нет, когда хочется прижиматься, прильнуть ещё сильнее и не отпускать...
Так мало времени осталось... Хельна почти физически ощущала, как утекают минуты, приближая двоих к минуте расставания. Когда они увидятся теперь? Когда смогут обнять друг друга, поцеловать, укрыться в любви от проблем и опасностей, от интриг и сложностей...?
- Шурф... Постарайся приходить хоть раз в неделю, - тихо просит леди, оторвавшись с большим трудом от любимых губ.- Знаешь... я правильно понимаю, что ты... что тебя воспримут не с радостью на таком посту, да? Поэтому ведь нам нельзя будет видеться там, у тебя? Только ведь... и за мной присматривать тоже будут... Так что свидания придётся прятать... А что, взял жену в горсть, ушёл Тёмным путём, вытряхнул на песочек в Кумоне - и сутки счастья, - тихо рассмеялась Хельна, снова целуя мужа.
Грешные магистры, три дюжины лет разлуки... при и без того недлинном веке полукровки с ограниченной магией... Волна гнева в адрес Джуффина и Сотофы плеснула, оставив после себя тёмные маслянистые следы, как будто их обоих утопили в собственной крови. Невольно улыбнулась своей кровожадности Хельна, выгнувшись в руках мужа, ничуть не стесняясь собственной наготы - её сейчас видит только одна пара глаз - тех, для кого красота этого тела предназначена. У них ещё целая ночь... И до утра будет сказано немало слов, подарено множество поцелуев, не раз ещё любовь и страсть захлестнёт двух таких непохожих, но единственно друг для друга предназначенных.
Я тебе верю. Я буду ждать тебя сколько понадобится. Буду отчаянно скучать, просто потому, что люблю и тебя не хватает. Буду. Потому что мой мир - это ты, и никто никогда не заменит тебя в моей жизни и моём сердце. Потому что больше никто не нужен ни тебе, ни мне.
Единственно верная формула. Лучше всяких клятв, потому что от сердца. И она будет сдержана - просто иначе быть не может, и в этом закон мироздания.

КВЕСТ ОТЫГРАН.

+1


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (от 123 года) » Я не Одиссей, ты не Пенелопа. Ждать придётся дольше - не взыщи...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC