Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (до 123 года) » Квест. Караул средь бела дня.


Квест. Караул средь бела дня.

Сообщений 61 страница 80 из 80

61

Не хочет. Это прискорбно. Не насильно же его вон выталкивать, в самом-то деле. Что-то подсказывало, что такой раунд они проиграют, даже если возьмутся за непонятного гостя все вместе.
Вопрос же сэра Макса и вовсе породил воистину гробовую тишину. Будто он мало того что сморозил бестактность, так ещё и такую бестактность, которая напомнила о какой-то трагедии.
-Нельзя же нам выйти, - разорвав наконец плотный, успевший едва ли не загустеть полог тишины, осторожно сказал  всё тот же первый голос, низкий, очень тихий, очень рассудительный, - Мы ведь сразу исчезнем, - на практике никто из них этого ещё не проверял, но они чувствовали. Безошибочно, как чувствуют резь в животе или сверлящую боль в зубе. Да и, кстати, попытки подобраться к выходу порождали отвратительные ощущения в организме. Как будто, как только они пробовали выйти, что-то начинало заживо пожирать их изнутри.
Ещё одна небольшая пауза, заполненная тишиной. Ни шороха, ни какого-либо иного звука. Некоторые глаза полузакрылись, как в трансе. В других блестели крупные тяжёлые капли слёз, набрякшие на нижних веках. Да, им очень хотелось жить, они вовсе не стремились поскорее пропасть. Им нравилось даже то ничтожно малое, что окружало их здесь, в затхлом мрачном помещении.
-Мы с этим местом связаны, поэтому оно нас слушается. Однако, как только мы лишимся его покровительства, нас не станет. Мы не знаем, будет ли оно существовать без нас, но мы без него точно не справимся. Можешь считать, что мы с ним… Ну… Эээ… Одно и то же. Если оторвать у тебя что-нибудь, этот кусок тебя умрёт. То же самое, если нас разлучить с этой комнатой. Понимаешь?
Оно говорило с печалью и смирением, как будто давно привыкло довольствоваться своей долей и не ожидать большего. Однако, лёгкая дрожь речи выдавала его. Когда ты пленник – всегда ведь поневоле приходится заниматься самовнушением.
[NIC]Стражи комнаты[/NIC]
[STA] Детям глупым, непослушным - место лишь в чулане душном[/STA]
[AVA]http://s2.ipicture.ru/uploads/20131006/T14ryjnS.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер (2013-10-07 17:26:48)

0

62

Ответа ждать пришлось долго, Макс уж грешным делом подумал, что его вопрос решили оставить совсем без ответа, а сейчас загадочные чудики мысленно совещаются и думают, как бы быстро и без затрат повязать языкастого человека и спрятать в какой-нибудь чулан. До востребования.
Симпатия симпатией, но подвоха Макс от них ждал, все-таки их сюда не просто так наколдовали, может в том и был план, чтобы заболтать гостя до смерти,  а потом уставшего и утерявшего бдительность и взять горяченьким?
Но нет – показалось, все-таки они думали над ответом, а когда один из чудиков заговорил, то Максу стало совестно и за вопрос, и за собственные мысли. Все-таки нерадивый был из него сыщик, любой здравомыслящий человек назвал бы подобное анализом ситуации и выявлением всех возможных проблем, Вершитель же был не на шутку опечален. Все-таки эти странные создания очень странно на него влияли!
- Как же вы тут живете? – печально вопросил Макс. Ему было жаль их, таких уязвимых, ставших заложниками чужого поспешного колдовства, которое вдохнуло жизнь и разум в материю, но не посчитало нужным сделать их счастливыми. Макс еще не знал загадочного колдуна, но уже ненавидел его всеми фибрами души: подумать только, всего день, а наворотил столько, что на неделю хватит.
И чудики эти, вот и что теперь с ними делать?
С самого-самого детства Макс терпеть не мог, когда кого-то лишали свободы, будь то свобода выбора или свобода передвижения. Все живое появляется на свет свободным и не другим решать быть этому или нет.
С удивлением Макс понял, что для себя уже давно все решил, хотя по привычке еще пытался с самим собой договориться об отсрочке внеплановых чудес. Но не тут-то было: сэр Вершитель оказался сегодня на редкость несговорчивым и упрямым и захотел совершить невозможное. Причем сию минуту, иначе лопнет от собственного желания. А вдруг и правда только собственного? Что будут они делать там, на свободе, где не были ни разу в жизни, но… не ему ведь решать, правда?
- А вам бы хотелось, - робко начал Вершитель, - ну, освободиться от этого места, идти туда, куда хочется и делать только то, что хочется вам? Посмотреть на Ехо, попутешествовать? Только не днем, днем там солнце, а вы ведь не любите свет, но есть же еще ночь, а ночью даже красивее, чем днем. Или выбраться из городов и жить где-нибудь в лесу, - забавно, но именно лесными жителями они ему и виделись: ловкие, прозорливые, насмешливо щурившие глазищи-изумруды, почти сливающиеся с листвой, -  но главное – быть свободными от других. М?
Размечтавшись и разошедшись, Макс и не заметил, как забыл о всякой безопасности и сделал несколько шагов по направлению к этим загадочным существам и, хоть в комнате и было достаточно темно, смог различать смутные очертания чудиков. Которые были похожи… да ни на кого, в общем-то, какая-то забавная смесь паука и плюшевого медведя. Что удивительно, ему – до смерти боявшемуся пауков, сейчас не было ни страшно, ни противно, скорее интересно: хотелось разглядеть получше, пощупать, а то и понюхать, но он терпеливо сдерживал свое неуемное любопытство. Ну, право неловко же!
- А вы собственно, кто? - задал столь давно мучивший его вопрос Вершитель, не побоявшись выглядеть бестактным: куда уж дальше то! Но что-то подсказывало, что раз уж чудики знают что-то о собственной безопасности и жизни в целом, то знают и название своей, кхм, расы? В любом случае, Макс бы выслушал любой ответ, даже самый неожиданный или банальный, вроде: «а мы откуда знаем?», уж больно сильным было его любопытство.
Он мог поклясться, что нигде и никогда не видел столь интересных существ, даже из знаний, которые ему удалось почерпнуть из книг о таких чудиках нигде не упоминалось, хотя знания из мира Паука часто пригождались ему в Ехо.
Но ведь никто и не говорил, что будет легко и просто - чудеса на то и чудеса, чтобы случаться внезапно, а не тогда, когда мы к ним готовы. Ну так оно и к лучшему, жизнь - штука сложная, но интересная и в ней, если верить классикам, всегда есть место чуду. Даже маленькому. А сейчас может произойти большое чудо, которое возможно сделает счастливым не одно существо. А это для чуда - самое главное. И, что самое прекрасное, Макс уже ощущал это чудо, как что-то кошачье-пушистое, которое становится больше с каждой секундой и уже вот-вот готово вырваться, показаться миру во всей своей красе и озарить собой мрак. "Пре-вос-ход-ное чувство", - мысленно усмехнулся Вершитель.

0

63

"Всё страньше и страньше..." - как сказал бы один небезызвестный персонаж. Они просто никогда не задавали себе целью мыслить подобными вот категориями. Как человек от рождения принимает некоторые неоспоримые факты бытия, как то, что он дышит воздухом, вынужден питаться и испражняться, что вокруг него существуют материальные предметы, так и они считали данностью необходимость оставаться в этом помещении. А теперь пришёл чужой и предложил перевернуть весь их маленький, не совсем и уютный, но привычный и понятный, мирок с ног на голову. Неудивительно, что бедняг пробрала дрожь до костей. Они почему-то почувствовали себя холодно. И, вдобавок, им показалось, что они и сами какие-то маленькие и беспомощные, и сейчас их снесёт лавина неотвратимо несущейся судьбы.
-Как можно хотеть или не хотеть того, о чём ничего не знаешь? – осторожным тоном резонно поинтересовался один из хранителей комнаты, - Нам интересно, это так. Мы не знаем, будет ли там лучше или хуже… Но были бы готовы рискнуть. Здесь не очень весело, а, если где-то есть что-то ещё, мы бы с удовольствием посмотрели… Если бы… - в этот миг в его голосе прорезались смущение, застенчивость и робкая надежда, - …это было возможно. А кто мы… Как мы называемся, нам не сказали. У нас по восемь лап. Мы пушистые. Можем обходиться без пищи и воды… - он не знал, конечно, но причиной тому было то, что они не являлись настоящими, - …хотя, близость живого существа вызывает у нас желание пожрать его, но, полагаю, это из-за того, что у нас срабатывает инстинкт защиты территории. Не уверен, что это останется там, где нам будет нечего и не с кем делить… - задумчиво проговорило нечто, не замечая, как его речь становится всё более осмысленной, полноценной, рассудительной, - И я точно знаю, что мы способны развиваться. Думаю, мы бы могли приспособиться, если бы кто-то разорвал связь наших жизней с этим местом, и если бы не свет, который нас убивает. Если такой небольшой огонёк, как тот, который ты создал, заставил нас чувствовать себя дискомфортно и вызвал боль в глазах, то… Там, снаружи, ведь очень много света, так? А, кстати, что такое ночь? – в этом вопросе выразилась вся наивность существа, не имеющего ни малейшего представления о смене времени суток.
Стоило прозвучать единственному вопросу, как всех прорвало.
-И что такое лес?
-А как туда попасть?
-А Ехо – это место, из которого Вы пришли сюда?
-А Вы пойдёте с нами? Пожалуйста, не бросайте нас! – кому-то явно было очень страшно, если не сказать – жутко до колик. Ещё бы, приглашают посетить нечто с красивым, но немного зловещим названием, как там себя вести - непонятно, заведут и бросят?!
В этот миг, пожалуй, сэру Максу было бы впору ощущать себя человеком, которого назначили нянюшкой маленьким любознательным детям. Чья-то лапка, судя по всему – одного из самых маленьких по размеру существ, ласково и бережно погладила его по лицу. Ещё одна лапка осторожно коснулась его волос. Кто-то вцепился в подол Мантии Смерти – как малыш за юбку своей матери.  Зелёные глаза ярко сияли в исступлении мольбы - "Вы правда-правда-правда можете это сделать?". Ну совсем как крохи, которым большой сильный добрый дядя посулил конфет и пирожных. Их вера в него была, пожалуй, так велика, что они теперь и сами могли бы совершить невозможное, достаточно ему только было сказать несколько слов. Но какие же это будут слова?

[NIC]Стражи комнаты[/NIC]
[STA] Детям глупым, непослушным - место лишь в чулане душном[/STA]
[AVA]http://s2.ipicture.ru/uploads/20131006/T14ryjnS.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер (2013-10-13 20:55:56)

+1

64

Макс понимал, что его предложение граничит с безрассудством и сумасшествием, но не предложить помощь не мог. Его слова об Ехо вызвали новую волну вопросов, но… они были согласны на этот рискованный шаг. Где-то в глубине души Макс даже не сомневался в положительном ответе, ему было сложно представить, что кто-то добровольно останется в плену, вместо того, чтобы попытаться вырваться на свободу. Вероятнее всего, в первые дни будет немного трудно, все-таки привычка, какой бы плохой она не была, остается привычкой, и ничего с этим не поделаешь. Зато потом, когда все воспоминания о былом затворничестве будут выметены из памяти, останется только настоящее, такое, каким должно быть и будет более реальным, чем слепленное «на коленке» заклинание, породившее этих странных, но добродушных существ. О природе этих созданий не знали даже они сами, но они действительно были похожи на больших пауков, только не были ни страшными, ни противными: там, где у обычного насекомого был хитиновый панцирь, у чудиков был густой и мягкий мех. Это знание далось Максу опытом: выпростав руку из кармана мантии, он легонько коснулся одного из чудиков, кончиками пальцев погладив мохнатую спинку. «Действительно плюшевый, как мишка», - мысленно усмехнулся сыщик. Смешно сказать, но разговорившись с новыми знакомыми, он совсем забыл про ожерелье, того гада, что принес его в дом дивы и саму диву. Сейчас его занимал только вопрос перенесения этих существ в более уютную для них среду обитания.
- Ехо – это город, возможно даже самый прекрасный город из всех, что мне доводилось видеть и в нем действительно много света. Но есть еще лес, не жидкие рощицы, что встречаются довольно часто, а именно что лес – сумрачный, влажный и теплый. Там почти нет света, только приятный полумрак днем и темнота – ночью.
А еще был мир – огромный и неизведанный, но как рассказать о нем Макс не знал, ведь, сколько слов (и, главное, каких?) нужно для того, чтобы описать горы, покрытые снегом, которые в час заката становятся поистине сказочными. Или о том же лесе – начале всех начал, вечном источнике покоя и умиротворения, который и за несколько дней-то не обойти пешим шагом, чтобы заглянуть под каждый листок и понять: вот оно живое и настоящее.
Из водоворота мыслей Макса вывело чье-то робкое и теплое прикосновение, и он не сдержал улыбки, ведь для чудиков он был таким же странным и непонятным, как и мир за пределами этой комнаты. Чужеродный элемент, ворвавшийся в размеренную и тихую жизнь, принесший с собой ветер перемен и зовущий, предлагающий рискнуть, бросить все и начать сначала, с чистого листа. На секунду Макс задумался о том, окажись он на их месте,  рискнул бы? И понял, что –  да. Уже рисковал, доверяя свою жизнь незнакомому сновидению, оказавшемуся начальником тайного сыска.
Он, конечно, не Джуффин, но тоже кое-что умеет. Например, создавать города, и даже миры. Макс до сих пор не понимал, как это происходит, но его фантазии из бесплотных каркасов и зарисовок становились вполне реальными, обживались, достраивались и додумывались. У них появлялся свой характер и история, жители, уверенные в том, что их мир прочно стоит на «трех китах» еще от начала времен и все, что положено иметь любому нормальному миру. А в последнем (и что уж греха таить: пока единственном созданном им мире) был лес, и это не давало Максу покоя.
А еще он мог сделать так, чтобы их там не считали чем странным и пугающим, а воспринимали, как часть леса, как само собой разумеющееся. Это бы решило все проблемы разом, ведь Макс действительно не мог завести их в чужое для них пространство и просто бросить, а так он всегда будет рядом, хоть и мысленно.
И он думал, думал о том, как в его совершенном туманном городе разрастается лес, как его заселяют зеленоглазые чудики и становятся полноправными обитателями того мира, как им дает имя забравшаяся в лес девочка со смешными косичками, а после, когда выпита последняя чашка кофе после ужина и завершены все дела, приходит время сказок и в одной из них говорится о странных мохнатых существах, живущих в лесу, добрых, но шаловливых, следящих за путниками огромными глазами-изумрудами.
И видение это было ярким, и Макс действительно хотел, чтобы было именно так, а не иначе. С запоздалым удивлением он заметил, что чудики стали бледнеть, постепенно становясь прозрачнее и прозрачнее, как при давешнем заклинании, перебросившем его сюда, и времени у него оставалось совсем чуть-чуть, чтобы успеть попрощаться, ведь больше говорить и не требовалось, Макс был уверен, что они и сами все поняли и почувствовали.
- В добрый путь, - пробормотал Вершитель, тоскливо следя взглядом за тем, как постепенно исчезают зеленые огоньки-глаза. Почему-то было тоскливо, хотя Макс знал, что там, куда он их отправил, им будет намного лучше и радостней.

0

65

Исчезая, они шелестели напоследок что-то благодарственное, так тихо, что было даже не понятно, слова ли это, или шелест травы далёкого леса на ветру. Затаив дыхание – некоторые трепетали всем своим мохнатым телом, - существа ожидали, что встретит их за распахнувшейся дверью в жизнь. В мир, где они будут настоящими, ни от кого не зависеть и делать то, что им действительно нравится, а не то, что их заставляют выполнять.
-За дверью будут три лестницы, тебе нужно на левую, до самого низа, вдоль по коридору, не ошибёшься, он там один, иди, никуда не сворачивая, там будут примыкающие, и в большую красную дверь… - прошептал одновременно и на ухо сэру Максу, и у него в голове то создание, которое разговаривало разумнее всего.
-Тупица! Это ворота! – пискнул тот голосок, который предлагал подраться с сэром Максом в самом начале их общения.
-Ты думай, как со старшими говоришь...
Это было последнее, что мог разобрать Макс.
А потом они исчезли. И заблокированная комната снова открылась. Распахнулись все двери и окна. И ещё – почему-то стало заметно холоднее. Помещение казалось потускневшим, осиротевшим, штукатурка на стенах и потолке облупилась, а сами они потрескались. Как будто колдовство, создавшее башню, было повреждено. Хотя – почему как будто? Одно вмешательство сэра Макса уже подтачивало ту. Того гляди, ещё пара таких вот "выкрутасов" – и она обрушится. Всё-таки хрупкая штука – чужая магия.
За дверью действительно находились три лестницы. Одна, в самом центре комнаты, вертикальная, похожая на пожарную или аварийную, металлическая, вела вверх, к круглому люку. Правая, стандартная, со ступенями высотой Максу по щиколотки, располагалась за открытой аркой и уводила вниз, где распахнулся ожидающий добычи провал непроглядной темноты. И левая – винтовая, уходившая в проём в полу. Она выглядела самой старой, на ступеньках виднелись следы чего-то склизкого – в отличие от нарядной, парадной правой – если бы внизу не было так темно, любой здравомыслящий человек выбрал бы именно её. Средняя казалась обыкновенной, таких же точно в Мире Паука десять из аналогичных десяти, ни малейших отличий – ребятишки по подобным на крыши залезают.

Отредактировано Мастер (2013-10-14 17:59:10)

0

66

Ненависть. Жгучая, саднящая в горле, скручивающая внутренности в раскалённый металлический жгут, слепая, заставляющая давиться самой собой ненависть. Когда готов вгрызться насмерть даже в звук имени. Когда для тебя под солнцем есть место для кого угодно, но не для выродка, которого ты бы с удовольствием уничтожил собственными руками. Чудовище. Вымесок непонятно каких кровей. Нечеловеческая тварь. Таким не место на свете.
Страх. Сотрясающий естество, пронзающий насквозь, лишающий разума и самоконтроля. Но страх, обратившийся в ярость. Загнанная в угол крыса набросится на ловца-кота.
«Сэр Макс должен умереть…»
Он решил так уже три дюжины дней назад, и всё это время обдумывал план. Хотелось сделать побольнее, но он, будучи не совсем глупцом, понимал, что до людей, которыми дорожит Макс, ему не добраться. Практически все они работали в той же треклятой организации и были добычей не по зубам. Чтобы захватить кого-то из них, пришлось бы выложиться так, что на самого сэра Смерть на Королевской Службе уже не хватило бы.
Полумер не будет. Ему мало, если тот останется калекой, или утратит разум и загремит в Приют Безумных. Недостаточно, оскверняющего своим обликом человеческий род необходимо казнить. Это не обычный смертный, они такого не могут. Управлять волей мертвецов – и вообще абсолютно любой чужой волей. Излечивать обречённых. Убивать, вставая на след. Плеваться ядом. И – чтобы так везло по жизни… Не бывает! И кому всё это досталось? Неудачнику из Пустых Земель?! Ха… Ха-ха-ха! Судьба бы ещё обезьянам свои дары вручать решила! Хотя… Сколько правды в этой пафосной и громкой легенде, считающейся официальными данными?
Зависть? Не позволяющая освободиться духом и мыслями, быть свободным, самим собой, зависть? Желание стать как кто-то иной, а, если не выйдет – уничтожить раздражающее бельмо на глазу?
Вот скотина… И как такого почва под ногами носит, почему небо не сожжёт, метнув молнию?
Он столько сил потратил, чтобы выманить этого парня. Он был бы готов положить весь Ехо, если бы это могло помочь расправиться с Ночным Лицом господина Почтеннейшего Начальника-ля-ля-ля. Без малейших колебаний. Отказался бы от всех надежд, от тела и разума, от души, исчез бы – только бы знать, что и этого урода также не останется на земле.
Когда ОНО топталось на его следе, он искусал губы в кровь, стискивал зубы насмерть – и терпел, терпел, терпел. Ярость и отвращение выволакивали его из цепких лап сердечного приступа. Бывают эмоции, которые способны победить смерть? По крайней мере, в его случае они смогли таковую отсрочить.
«Ну, давай же, выходи, я жду тебя…»
Гибель и разрушение, плетением пляшущие на кончиках пальцев. Он был готов стереть в небытие кусок реальности, вместе с самим собой и сэром Максом. Конечно, на уровень сэра Лойсо Пондохвы не претендовал, куда там нам до величайшей легенды в истории после Короля Мёнина, но уж на несколько метров в диаметре его хватит. Более того, готовность ради дела пожертвовать собой также придавала весомости происходящему. Это тоже мощь. Могущество самоотречения ради поставленной задачи – страшная вещь. Когда человеку абсолютно нечего терять, и он не собирается попусту болтать, а также выслушивать чужой трёп, позволяя заговорить себе зубы. Пусть только покажется – и он отпустит себя на волю. Всё это, копящееся внутри него. Будет взрыв. И осколки бытия, проваливающиеся в никуда. А успеет ли мальчишка что-то предпринять? Азарт. Да. Он ощущал азарт, по накалу граничивший с вожделением. Помериться силами с тем, кого считают едва ли не опаснейшим живым созданием в Ехо, а то и во всём Соединённом Королевстве. Те немногие, кто может оспорить данный титул, хотя бы являются людьми…

[NIC]Дросс Амриус[/NIC]
[STA]У безумия причины нет, нет границы, нет цены[/STA]
[AVA]http://s2.ipicture.ru/uploads/20131014/h7rJkK1u.jpg[/AVA]

+2

67

На него дыхнуло предрассветно морозной свежестью леса и, хоть это и было всего лишь видение, мимолетное и неуловимое, оно было до того реалистичным, что Макс поежился. Чудики уходили, они постепенно тускнели, но он все еще слышал их голоса, а может и не их голоса, а всего лишь шелест листьев леса, столь нагло протянувшего свои ветви-руки в эту комнату? А потом, сэр Макс не смог бы точно сказать, как это произошло, голоса зазвучали в его голове, на манер безмолвной речи. «Инструкция», - улыбнулся Вершитель. Столь неожиданный подарок от его мохнатых знакомых был очень кстати, ведь теперь можно было не терять времени, пытаясь наобум отыскать чародея, а идти туда, куда ему указали эти существа.
- Спасибо, - прошептал Вершитель, все еще ощущая какую-то странную опустошенность после произошедшего. Но тут заклинание распалось и ему стало не до эмоций: глаза, привыкшие к уютной темноте комнаты, яростно защипало от света и Макс крепко зажмурился, давая несчастному себе несколько минут на то, чтобы привыкнуть к солнечному свету.
Чертыхнувшись, Макс, все еще несколько щурясь, прошел к двери и неуверенно выглянул в коридор. Чудикам он верил, а вот колдуну – нет. Что стоило этому безумцу сотворить еще какую-нибудь магическую гадость, но уже в других комнатах? «Ничего и, главное, это помнить», - сделать мысленную пометку, но все равно про нее забыть. В некоторых случаях Макс был чрезвычайно необязательным и скорым на решения.
Как и было обещано, за дверью действительно оказалось три лестницы, на любой вкус, как говорится. Центральная лестница вела наверх и, как думалось Максу, вывела бы его на крышу, а может и не вывела бы: Вершитель до сих пор решительно не понимал на каком этаже он оказался, а времени выяснять такую пустяковую, по сути, деталь у него не было. Из двух оставшихся лестниц сам Макс выбрал бы правую, она выглядела более крепкой и новой, часто используемой. Непроглядная темнота в ее недрах могла натолкнуть на мысль, что именно там и вершатся темные дела. Но у него была инструкция, и он решил ей следовать, а потому начал неуверенно и аккуратно спускаться по левой лестнице. На ступеньках тут и там были какие-то пятна непонятного происхождения, но Макс не жаловался, его лоохи тоже выглядело не самым новым, да и сам Вершитель был на редкость потрепанным, благо хоть не пожеванным.
За лестницей коридор со скрипучими половицами, по которым ступать нужно было как можно тише, чтобы не выдать себя раньше срока. Оказавшись нос к носу с дверью, Макс застыл в нерешительности. Когда-то давно ему говорили про то, что люди в Ехо иногда болеют безумием, но Вершитель ни разу еще не мог достоверно сказать, болен человек или нет. Однако сейчас понял: болен -  из-за двери разило безумием, можно было только удивляться, как чародея не порвало в лоскуты от собственной злобы.
Значит именно поэтому он и не ушел, пока была возможность. Макс держался за ручку двери и в нерешительности покусывал губы: было бы безумием войти сразу, человек, скрывавшийся за дверью, был готов на все, включая любую подлость, и вряд ли погнушался упустить такую хорошую возможность для устранения тайного сыщика.
Правда у Макса был один план, но в его действенности убеждаться или разочаровываться придется в полевых условиях: ничего подобного Вершитель еще не делал самостоятельно. Для кого-то это заклинание было простым и понятным, для Макса – чуть ли не верхом творчества и мастерства. Но, как ни странно, получилось: рядом с Вершителем стоял примерно такой же сэр Макс, разве чуточку побледнее. Люди, которые знали ночное лицо почтеннейшего начальника тайного сыска, разумеется, отличили бы подделку от оригинала,  но Макс уповал на то, что человек, от которого так разит безумием, не станет вдаваться в детальный анализ облика сыщика, а поступит, как и любой среднестатистический психопат, то есть ринется кромсать и убивать. Вздохнув, Вершитель открыл дверь, пропуская в комнату свою чуть прозрачную копию.
- Ну давай, друг, не подкачай, - первый ход сделан, остается только ждать ответного шага чародея.

+1

68

Почему он не мог выйти на улицу и оттуда уже разрушить башню, стоя на безопасном расстоянии? Элементарно. Силёнками не вышел стирать из бытия большие куски пространства. То есть, его возможностей хватило бы на часть первого этажа, причём магия эта действовала так, как если бы того не только не стало, но даже и никогда не было. Как отреагирует на такое башня, сама являвшаяся колдовством, но не иллюзией, а, скорее, магией в стиле столичных архитекторов, в считанные часы возводящих целые здания, вполне материальные и настоящие – оставалось загадкой. Может быть, попыталась бы самоуравновеситься, каким-либо образом. Например, вызвать из небытия подпорки в виде колонн, которые помешали бы конструкции развалиться. Или просто уничтожила бы остатки первого этажа и "осела " бы, став на один этаж ниже, причём так, что сторонний наблюдатель даже и не понял бы, что их когда-то было больше… Но однозначно можно было сказать, что вряд ли рухнет за одно мгновение – а, значит, у сэра Макса будет время почуять неладное и сбежать. Маг же хотел бить надёжно. Поэтому ему придётся подпустить Вершителя на как можно более близкое расстояние, но не дать тому метнуть Смертный Шар или плюнуть. Так что, едва дверь начала открываться, как Магистр Дросс привёл в действие разрушительное колдовство. Реальность начала схлопываться, стираясь, в радиусе пятнадцати метров вокруг него. Причём сам он тоже должен был исчезнуть – последним, потому что служил проводником магии, и, пока та вся не выйдет на свободу, надобность в источнике для заклятия не пропадёт, однако, неотвратимо. Если, конечно, никто не пресечёт действие этого колдовства. А чем можно заткнуть пасть, способную не подавившись заглотить что угодно, заставив всех поверить, что этого никогда не было?
Со стороны могло бы возникнуть впечатление, что маг не способен никак проконтролировать и удержать этот провал в абсолютную безмолвную бесконечность, что туда рухнет весь Мир, и даже Чиффа, Маба, да вообще все вместе взятые всемогущие древние колдуны уже не сумеют извлечь тот обратно...
Красивое зрелище – исчезающая реальность. Даже если это мероприятие имеет сугубо локальный масштаб. Потому что завораживают своей роскошной обречённостью осколки, рушащиеся в абсолютную, не ведающую компромиссов пустоту, в которой никогда не зарождалась и не могла зародиться ни искорка жизни, даже в качестве какого-нибудь жалкого, бледного подобия… Там отсутствовали расстояние и время, температура, запахи, цвет и вкус… Ничто – оно и есть Ничто, его никак нельзя описать, потому что описывать нечего. Зияющий провал в никуда. А сознание людей не способно представить себе отсутствие всего, существующего, когда-то имевшего место быть, обещавшего случиться или имевшего шанс сбыться в иной линии вероятности. Им свойственно наполнять пустоту хотя бы чем-нибудь. Иначе их сознание работать не способно, так уж устроены смертные. Даже после смерти им нужно что-то себе представить...
И одним из первых стёртых предметов, вслед за осыпающимися, подобно разбитому паззлу, обломками, маг явно вознамерился сделать пресловутое ожерелье, глупую побрякушку, выполнившую своё предназначение наживку. Извлёк украшение из-за пазухи, широко размахнулся, чтобы запустить то в последний, роковой полёт – и…

[NIC]Дросс Амриус[/NIC]
[STA]У безумия причины нет, нет границы, нет цены[/STA]
[AVA]http://s2.ipicture.ru/uploads/20131014/h7rJkK1u.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер (2013-10-21 01:22:21)

+1

69

Сердце все еще отбивало чечетку, но внутри у него все пело: сработало! Черт возьми, он ведь никогда не был гениальным манипулятором и сколько-нибудь умеющим притворяться человеком, но получилось, да еще как! Иллюзия с благодушной физиономией сэра Макса распахнула дверь и ввалилась в кабинет, а вот что произошло дальше, сэр Макс не смог бы назвать, но он чувствовал, что что-то происходит, что-то  менялось и изменения эти были, мягко говоря, неприятными. Макс не догадывался, как оно ощущалось бы обычным человеком, но сам он чувствовал колебания воздуха, словно кто-то включил огромный пылесос и затягивает все вокруг в недра этого механизма. По спине пробежал табун мурашек, но любопытство, которое когда-нибудь еще выйдет ему боком, толкнуло его в комнату и, уже оказавшись на пороге, Макс увидел то, что предпочел бы не видеть: реальность стремительно исчезала, оставляя после себя не пустоту даже, а что-то более жуткое, чем можно было себе представить. В центре этого хаоса стоял мужчина, весь его вид выражал крайнюю степень злорадства, безумия и ненависти – абсолютной и всепоглощающей. Его взгляд был устремлен на сотворенную Максом иллюзию имени и морды себя любимого, до того, как этого растерянного паренька поглотит пустота оставались считанные секунды и, когда уже заклинание почти соприкоснулось с мантией смерти Макса номер два, в игру вступило еще одно «действующее лицо» - ожерелье.
Все инстинкты вопили о том, что нужно драпать, причем драпать как можно быстрее и проворнее, но Макс не был бы Максом, если бы  руководствовался здравым смыслом, а не сиюминутными порывами и желанием выпендриться. По сути, Макс был прост, главным его желанием было – быть нужным, полезным. Это часто толкало его на глупые поступки, от которых он для себя не мог ждать никакой выгоды, кроме благодарности кого-то третьего.
Однако, против собственной природы не попрешь: воспользовавшись тем, что маг увлеченно смотрит на то, как его заклинание поглощает иллюзию тайного сыщика, Макс проворно выскакивает вперед и успевает подхватить ожерелье до того, как оно бы ухнуло в пропасть. Зачаровано оглядев побрякушку, Макс поднимает взгляд и встречается глазами с недоуменно смотрящим на него колдуном. Возможно, если бы позволяло время, Макс нашел бы в себе силы посочувствовать этому безумцу, отдавшему жизнь за то, чтобы убить «мерзкого и ужасного монстра на королевской службе», но время поджимало, поэтому, прижав к себе ожерелье, Макс стрелой вылетел в коридор и захлопнул за собой дверь.
Ему было слышно все, что происходило за дверью, и он знал, что находиться в коридоре далеко не безопасно, но уйти он не мог, потому что понимал, что если заклинание не остановится само, то кто-то должен будет его остановить. Эта прерогатива нисколько не радовала тайного сыщика, но другого выбора у него не было. Засунув судорожно стиснутую в лапках побрякушку в карман, Вершитель стал терпеливо ждать дальнейших событий. В нем крепла надежда на то, что сил колдуна хватит только на одну комнату…

+1

70

Крик бессильной ярости, заменяющий миллиарды грязных оскорблений и проклятий, вознесённых к небесам, был запущен вслед сэру Максу, подобно вазе, полетевшей в чей-то затылок из рук истерички, но разбился об резко закрытую им дверь. Пространство трещало, что-то гремело и хлопало, издавало протяжные гулкие звуки, а ещё – создавалось ощущение, что там происходит ровно то же, что бывает внутри самолёта, у которого на полном ходу вдруг сносит заднюю часть. Зелёная башня ходила ходуном, её швы расходились, потолки и полы проседали. Как будто огромный механизм тотального разрушения действовал, не ведая ничего о существовании таких штук, как преграды… Тому, кто находился вблизи от этакого безобразия, вполне могло бы показаться, что Мир рушится в тартарары. Полностью, окончательно и бесповоротно. И никакой Чиффа из табакерки уже не успеет ничего изменить и исправить. Нелепый исход, не правда ли? Хотя - стоит ли в этом Мире, да и во всех Мирах, толковать о справедливости...
И вдруг – всё успокоилось. Как будто ничего и не было. Тишина, пропитавшая воздух вокруг сэра Макса, была безусловной. Строение устояло. И лишь, распахнув дверь, можно было обнаружить там провал с роскошным видом на улицу. Оттуда же, снаружи, это выглядело так, будто какая-нибудь гигантская гусеница выела у здания кусок. Как яблоко, от которого откусили.  На родине сэра Макса подобное назвали бы изящным шагом в сторону прикладного авангардизма.
-Сэр Макс! Вы живы, сэр Макс?! – раздался истошный ор со стороны лестницы, по которой пришёл Вершитель. К нему, запыхавшись, с дико колотящимся сердцем, нёсся сэр Тохша. На его лице сияла бешеная тревога, которая, при виде живого и вроде бы как целого Ночного Лица господина Почтеннейшего Начальника Малого Тайного Сыскного Войска, превратилась в безудержное счастье. Сэр Тохша летел на Макса с ясно выраженной целью броситься тому на шею. Он-то шёл выручать того и крушить обидчиков своего спасителя, если придётся. Этакая пламенная решимость благородного рыцаря в белоснежных доспехах. Ни дать ни взять, злодею повезло, что сам исчез.

Отредактировано Мастер (2013-10-21 21:31:22)

+1

71

Макс вздрогнул, когда за дверью раздался крик, больше похожий на рык загнанного в ловушку зверя. Его трясло, рука судорожно стискивала дверную ручку, но сил, чтобы повернуть ее и посмотреть, что творится в комнате, не было. Внезапно звуки стихли, разом, словно кто-то невидимый щелкнул пультом и выключил раздражающий звуковой фон. С тишиной разлилось какое-то неприятное спокойствие, вроде бы ознаменовавшее, что все хорошо, все закончилось, но сердце все еще гулко бьется о ребра, а голова идет кругом, словно после липкого и душного кошмара, исчезнувшего поутру, но оставившего неприятный осадок в душе.
Все закончилось. Все. Неуверенно повернув дверную ручку, Макс застыл в немом изумлении: комната исчезла, будто и не бывала. На него дыхнуло теплым ветром, день, судя по всему, был ясным и погожим. Забавно, ведь ощущение было такое, словно он застрял в этом доме лет на десять, не меньше, а прошло всего-то несколько часов.
Где-то вдалеке послышались шаги, но Макса уже не интересовало кто это мог быть. Закрыв дверь в улицу, сыщик устало привалился к стене и сполз по ней вниз. Неистово хотелось, чтобы этот безумный день закончился, но судьба решила приготовить ему еще один сюрприз.
На лестнице материализовался сэр Тохша, запыхавшийся и раскрасневшийся, словно пробежал марафон, он выглядел до того забавно, что Макс не смог сдержать улыбки. По-хорошему, следовало бы отругать юношу за то, что ослушался, но ни сил, ни желания для этого не было.
- Сэр Тохша, - укоризненно проговорил сыщик, - неужели Вы думаете, что от меня так легко отделаться? Успокойтесь, присядьте, а то выглядите так, словно на Вас сам Лойсо Пондохва катался.
Вся нервотрепка сменилась усталостью, но усталостью приятной: он смог, справился и, как ни странно, спас еще и колье дивы. Вообще-то он не ставил своей целью вытаскивание этого украшения из широко раззявленной пасти темных магистров, но, раз уж все так удачно сложилось…
- Тохша, составите мне компанию? – по-свойски подмигнул Вершитель, - мне нужно вернуть нашей общей знакомой вот это. Вынув из кармана лоохи ожерелье, сэр Макс с гордостью продемонстрировал его Тохше.
- Думаю, что самое время вернуть леди ее вещь, не находите? К тому же, Вам выпала великолепная возможность пройти в дом дивы на вполне законных правах, - а еще сэр Макс был бы рад его компании, ведь, несмотря на все злоключения этого дня, произошедшие не без участия Тохши, сыщик все равно относился к нему доброжелательно.  Да и кто-то же должен поймать амобилер, чтобы добраться по указанному адресу?! Сэра Макса сейчас было легче принять за оборванца, причем очень потрепанного жизнью, а не за тайного сыщика и вообще очень обеспеченного горожанина.

+1

72

О, да, как они ловили попутку – об этом стоит рассказать отдельно. Вот только сложновато было бы определить жанр сего повествования – зажигательный юмор, уносящий читателей под стол в припадке гомерического хохота, или хоррор, от коего впору крови в жилах стыть? Сэр Тохша выпрыгнул на дорогу и принялся отчаянно жестикулировать, и амобилер, перед которым внезапно возникло сие нечто, едва его не сбил. В качестве моральной компенсации едва не пострадавшему юноше – хотя, кому ещё что следовало выплачивать, если по честному-то! - возница согласился довезти их бесплатно.
В амобилере парень постоянно ёрзал, пытался щупать сэру Максу лоб и пульс, вслух сокрушался, что у него нет с собой бальзама Кахара, ибо не такое уж и дешёвое удовольствие, чтобы каждый день его потреблять, или какого-то иного тонизирующего средства – потому что большинство приготовляется с помощью такой магии, ступени которой дозволены только поварам, а он ведь не повар…
-А хотите анекдот? Смутные Времена. Ужинают сэр Шурф и сэр Джуффин на развалинах какого-то Ордена, и сэр Шурф спрашивает: "А почему мясо какое-то несвежее?" - "Так… Похоже, тот Магистр уже давно мёртвым был, прежде чем мы его грохнули! Не хочешь – отдай мне!" - "Фиг Вам, я голодный, сэр! Мало мне! Добавка есть?" – "Пошли в Орден Зелёных Лун, угощу, там после визита Ордена Семилистника много жаркого осталось…" – вздыхает сэр Джуффин.
Далее последовала пауза, но очень непродолжительная.
-Или вот ещё! Заходит сэр Кофа Йох в трактир в начале Смутных Времён, озирает помещение и морщится. Идёт к хозяину, спрашивает: "Это что за фауна у вас там по полу ползает? Тараканов разводите?" - "Никак нет, официанты, сэр… Расколдовать не можем…" - "А что случилось-то?" - "Да к нам Лойсо Пондохва утром позавтракать зашёл, и кто-то его случайно подносом задел…".
В таком духе сэр Тохша и заливался всю дорогу, едва ли не хлеще сэра Мелифаро. Возница, и тот несколько раз посмеялся.
И вот он, этот дом, который Тохша даже и в снах видеть более не стремился. Он заметно робел, не зная, под каким предлогом ему идти к хозяйке и не выдаст ли его сэр Вершитель как единственного уцелевшего преступника… Уж лучше нырять в один из унитазов генерала Боха. Ольше шансов выжить и сохранить здоровую психику. Однако, как только молодой человек посмотрел на Макса, он почему-то поверил, что это ему не грозит. Хотя, наверное, ему нужно самому набраться мужества и ответить за собственные проступки.
«Интересно, о чём он хотел со мной завтра поговорить?» - однако, не оставляло сомнений, что диалог с Тайным Сыщиком в итоге приведёт к тому, что ему, Тохше, придётся покинуть криминальное поприще. А на что он ещё годен? Юноша совершенно не представлял себя в виде законопослушного гражданина – это же такая скука… Хотя, вероятно, стоит попробовать? Сэр Макс, наверно, что-то придумал взамен… До чего же всё-таки любопытно.
-Я впереди не пойду… - единственное, что прошептал он, когда они выгрузились из амобилера и подбирались к особняку дивы.

[NIC]Тохша Михурха[/NIC]
[STA]Мы почти у цели, камрад [/STA]
[AVA]http://s1.ipicture.ru/uploads/20130904/JX0R6IM5.jpg[/AVA]

+1

73

Сидя на заднем сиденье амобилера, Макс чувствовал себя по меньшей мере инвалидом,  сэр Тохша навис над ним, словно озабоченная здоровьем единственного отпрыска мамочка, отчего Вершителю хотелось провалиться сквозь землю от смущения. Он знал, что водитель уже не скрывает улыбки и что эта фееричная история будет пересказываться им доброй половине города, причем во всех деталях. Ночной кошмар был, конечно, потрепанным, пыльным и грязным, но вполне узнаваемым из-за дурацкой мантии смерти. Как же он ее сейчас проклинал! Эх, заехать бы домой, да переодеться, да не сообразил вовремя, а сейчас вон скоро и дом дивы покажется.
Между тем, Тохша, исчерпав запас своих медицинских познаний, принялся развлекать Макса анекдотами. Проржавшись от очередной байки о нелегких буднях Великого Магистра ордена Мокрой Вороны, сэр Макс устало облокотился на спинку амобилера и как бы невзначай заметил:
- Слышал бы тебя сейчас Лойсо! Разумеется о том, что Макс выпустил этого грозного колдуна из заточения не знал никто, кроме Джуффина и самого Вершителя, но сей факт был благополучно забыт и сообразил об этой детали сыщик только тогда, когда фраза уже сорвалась с его губ. Впрочем, Макс не переживал, обратить все в шутку никогда не было поздно.
А вот и дом дивы, выползя из амобилера, Вершитель огляделся по сторонам. Не верится, но именно отсюда и началась эта грешная история, а ведь прошел-то только один день, а ощущения такие, будто неделя, как минимум. Ох, сколько бы сейчас отдал сэр Макс за возможность отпариться в теплом бассейне для омовения и, закутавшись в теплое домашнее лоохи, завалиться спать на день или, может быть, даже два. 
- Значит пойду первым, - пожал плечами Макс, - не бойся, Тохша, леди не кусается.
На секунду задумавшись, Макс весело фыркнул и еле подавил желание стукнуть себя по лбу: так ведь он боится! До сих пор боится, что грозный сэр Макс окажется настолько ответственным, что все-таки сдаст его полиции или заставит объясняться перед дивой самолично. Да черта с два! Конечно, он будет молчать, все-таки если бы не Тохша, то искал бы Вершитель этого грешного колдуна до сих пор.
- Да не сдам я тебя, - улыбнулся Вершитель, - мы идем вернуть колье и все. А завтра, если ты помнишь, я тебя жду. Разговор есть.
С этими словами Макс по-свойски открыл дверь дома дивы и вошел в парадную, уволакивая за собой незадачливого воришку.
- Леди, у нас для Вас подарок, - с порога провозгласил сыщик, - если подарком вообще можно считать бережно украденную, а потом отобранную у грабителей вещь.
Покопавшись в кармане, Макс извлек на свет божий ожерелье и торжественно протянул его леди.

0

74

Леди Ариша сновала по гостиной своего дома, то хватаясь за книгу, то принимаясь за вокальные упражнения, но слова упорно оставались просто набором букв, начисто лишенных семантики, а дыхание не желало приобретать соответствующую глубину и размеренность для вокальных экзерсисов. Надо признать, у леди были причины для беспокойства: днем в ее доме творилась настоящая вакханалия. Сейчас гуща событий, благо, переместилась куда-то еще, но виноватое молчание горничной, которая сегодня, казалось, решила отполировать до блеска все поверхности, напоминало о произошедшем.
Ариша в который раз рассеянно пролистала партитуру последней оперы и выбрала свою любимую арию, в которой ее персонаж, гениальная, но чересчур принципиальная Мастер Совершенных Снов, оставшаяся без короны в кармане, отвергает предложение соседа по лачуге, такого же нищего художника, сжечь последний стул, дабы растопить камин, предлагая взамен сжечь одну из своих подушек Совершенных Снов, которую она на днях сделала для некоего придворного сэра, успевшего за время изготовления подушки забыть возлюбленную, ради встречи с которой он затеял поход к Мастеру Совершенных Снов, и теперь отказывавшегося платить. Набрав побольше воздуха в грудь, Ариша успела извлечь лишь первую ноту, как вдруг дверь ее дома распахнулась, и вошел сэр Макс в таком виде, словно он только что разгрузил несколько амобилеров с углем, но при этом сияющий всеми оттенками гордости. И у него, определенно, был на то повод.
- Мое ожерелье! - захлопала в ладоши дива, радостно подбегая к сыщику и принимая из его рук украшение. Повертев его в руках и убедившись, что это, действительно, то самое, Ариша благодарно улыбнулась, но через мгновение ее улыбку заменила гримаса недовольства: губы поджаты, брови нахмурены. - А что, еще дольше провозиться не могли?
Однако долго хмуриться она не смогла и снова просияла.
- Ну ладно, шучу. Даже не знаю, как вас отблагодарить, разве что...
Тут ее взгляд упал на юношу, скромно топчущегося за спиной сэра Макса. На этот раз она вознегодовала на полном серьезе - не дом, а проходной двор какой-то!
- А это еще кто?

Отредактировано Ариша Фан Дейл (2013-10-27 11:58:55)

+2

75

На лице Вершителя появилась торжествующая улыбка: вот он какой молодец, вернул ожерелье, не забыл и, что самое главное - смог. Определенно есть чем гордиться.
Но в следующее мгновение с его лица улыбка сползла, как косметика с попавшей под дождь нимфетки, со стороны это, должно быть, смотрелось презабавнейше, но Максу было не до веселья. Он тут старается, от камней-людоедов избавляется, колдуна на тот свет отправляет, приносит ожерелье и что слышит? Побыстрее? Макс выразительно фыркнул, но... на лице леди проступает прежнее выражение дикой радости. До Макса даже не сразу дошло, что его просто обманули, а он повелся, как глупый ребенок! Если бы  в этот момент где-то поблизости был сэр Джуффин, то он бы, в свойственной ему насмешливой манере, поинтересовался бы: дескать, а почему как?
Но его рядом не было, а огорченная физиономия сэра Макса снова приобрела благодушно-доброжелательный вид.
Поспешно загородив собой от разгневанной леди сэра Тохшу, Макс с пару-тройку секунд думал, как лучше подать эту информацию, как в голову его, подобно солнечному лучу в пасмурный день, пришла гениальная (с его точки зрения, разумеется) мысль и он не преминул ею воспользоваться.
Резко шагнув чуть в бок и назад, Вершитель положил руки на плечи своего неожиданного и юного союзника и патетически начал:
— А это, - для экспрессии Вершитель еще и взглядом указал на Тохшу, а то мало ли, вдруг кто и так не поймет о ком речь, - тот, без кого я бы не справился. Самый ловкий, - чуть не выдал: вор, но вовремя спохватился - эээ,  юноша, которого я когда-либо встречал.
Вранье, конечно, самым ловким был сэр Мелифаро, что носился по дому у Моста с такой ударной скоростью, что подобно шаровой молнии сшибал все и вся на своем пути. Сэру Максу это когда-нибудь будет стоить здоровья, потому как вовремя убираться с пути этого цветного безумия он еще не умел.
Руки по прежнему удерживали Тохшу, да, именно удерживали, поскольку Вершитель не сомневался, что у его нового знакомого сейчас в голове только одна настойчивая мысль: драпать и как можно быстрее.
— А еще, - таинственным полушепотом начал Макс, словно сейчас планировал посвятить леди в главную тайну вселенной, как минимум, - он ваш преданный поклонник. Правда, Тохша? Вершитель легонько тряхнул юношу за плечи, здраво опасаясь, что тот сейчас будет молчать, как рыба. А это было бы нечестно. И не забавно.
«— Не молчите, Тохша», - мысленно обратился к нему Макс, - «— Такой шанс выпадает раз в сто лет и упускать его - верх идиотизма».

0

76

Сэр Макс сбрендил, да?! Хотя, при таком образе жизни было бы вовсе не удивительно... Его что, в том доме по голове ударили? Или он по жизни такой? Тохше стало аж нехорошо, его поставили в очень неловкое, пусть и забавное, положение… Тут уж что он ни скажи – всё будет воспринято как бестактность. Предложение Ночного Лица – это было что-то в стиле "Перестали ли Вы пить Джубатыкскую Пьянь по утрам?". Как ни ответь – всё не ко двору. А леди, меж тем, из тех, кои могут оказаться весьма злопамятными и изобретательными на расправу. И, между прочим, разумеется, не своими руками… Набравшись духу, Тохша как можно более бравым тоном выпалил:
-Так точно, сэр! Давно копил на входной билет на одно из выступлений леди Ариши! – горящими глазами взглянул юноша на неё, - Вот только почему-то эти монетки всегда так быстро уходят, стоит лишь чуть-чуть зазеваться и дать себе волю… - покаянно вздохнул он так, как способны делать лишь люди, глубоко убеждённые, что жизнь их крепко не задалась - достопочтенный сэр Андэ Пу признал бы себя дилетантом, узрев подобное. Одновременно, ему едва ли не впервые в жизни захотелось хлебнуть чего-нибудь как можно более крепкого. И забыться напрочь до следующего утра, - А ведь это было бы самым лучшим, что со мной произошло в этой грешной жизни... Я имею в виду - опера с Вашим участием... - «За что Вы так со мной, я же ничего Вам не сделал… Или это расплата за мои грехи? Казнили бы уж сразу, что ли, нет смерти худшей, чем от рук разгневанной женщины, которая в чём-то тебя заподозрила…» - некоторые знатные дамы способны прикончить, как минимум – морально, за кражу ложек из бабушкиного сервиза, а тут, как-никак, целое ожерелье. Хотя, судя по виду, вряд ли фамильное, но наверняка достаточно дорогое. Во всяком случае, точно не стекляшки, на это у Тохши взгляд был намётан. Приходилось иметь дело. И сбывать, и доставлять, и ещё много чего интересного. Комната оперной дивы – далеко не самое страшное место, в которое ему приходилось пролезать ради добычи. Кому расскажешь – заснуть не смогут. Но Тохша мог быть кем угодно, только не трусом. И сейчас не боялся... Наверно... Хотя, сердитая дама хуже голодного вурдалака. Его-то действия хотя бы более-менее предсказуемы. Здесь же... О, здесь могло произойти такое, что ни в сказке сказать, ни бригаде из Канцелярии Скорой Расправы сбрехнуть.

[NIC]Тохша Михурха[/NIC]
[STA]Жертва обстоятельств [/STA]
[AVA]http://s1.ipicture.ru/uploads/20130904/JX0R6IM5.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер (2013-10-29 22:06:27)

+1

77

Комплимент сэра Тохши привел Аришу в некоторое замешательство: она привыкла к тому, что поклонники (как правило, маститые представители буржуазного общества) хлопают себя по бедрам, удивляясь, как для такой жемчужины, такого "сладкоголосого соловья", как леди Фан Дейл, еще не построили отдельный - даже не театр - музей, и не продают билеты по цене годового жалованья сэра Почтеннейшего Начальника. Бесстыже грубая лесть, но Арише нравились такие комплименты, учитывая, что они сопровождались каким-нибудь изысканным заморским украшением. И хотя дива, определенно, не являлась самой тактичной девушкой в мире, она решила, что ответить на искреннее, пусть и весьма нелепое признание сэра Тохши дежурной улыбкой и отпустить пару избитых ужимок было бы столь же уместно, как заявиться на похороны и спросить у вдовы, почем та покупала черный бархат.
- В благодарность за все, что вы для меня сделали, я с удовольствием приглашу вас на свое следующее выступление.
Ариша терпеть не могла раздавать контрамарки, но на этот раз решила, что парнишка вполне заслужил разок выбраться в высшее общество, заодно, глядишь, научится делать комплименты дамам. Главное, чтобы не привыкал.

Дива хотела было предложить аналогичную благодарность сэру Максу за то, что нашел ее ожерелье, и за то, что оказался не таким страшным, как о нем рассказывают, но, испугавшись, что он может попросить еще пару-тройку билетов для коллег, поспешно отбросила сию затею. Она и ноты не споет, если в нескольких метрах от нее будет рассиживать Тайный Сыск, пусть даже в лице одного или двух сотрудников.
А вот кое-кого другого она, наоборот, с удовольствием бы увидела в зрительном зале.
- Сэр Макс, еще одна к вам просьба. Передайте это сэру Блакки.
Ариша запустила руку в карман лоохи и выудила оттуда несколько листков бумаги, свернутых в трубочку.
Сначала леди хотела просто послать зову лейтенанту Полиции, но потом решила, что передать записку с гонцом будет намного романтичнее. Поэтому она весь день сочиняла изящное послание, раздумывая как бы попрозрачнее намекнуть сэру Блакки, что она очень расстроится, если он в самое ближайшее время не посетит один из ее грядущих перформансов.
- И, если что, - Ариша вновь за мгновение сменила добродушное выражение лица гримаской, претендующей на звание "суровая", - я их заколдовала так, чтобы никто, кроме адресата, не смог это прочитать.
О том, что ее колдовство сможет снять любой школьник, одолевший учебник по азам Очевидной Магии, она старалась не думать.

Отредактировано Ариша Фан Дейл (2013-11-16 22:54:38)

+1

78

Умиленно наблюдая за лопотанием Тохши, Вершитель обдумывал, как бы лучше преподнести Джуффину рассказ о сегодняшних событиях, а заодно и о том, что теперь у него появился... в некотором роде напарник, да, потому что предложение, которое он собирался сделать Тохше, до сих пор казалось ему логичным и  чертовски замечательным. Глядишь и не будет больше связываться с темными личностями, если у него в кармане монетки будут появляться стабильно и в довольно приличном количестве.
Задумавшись о своем, Макс не сразу сообразил, что внимание дивы теперь обращено на него. Поймав на себе задумчиво-оценивающий взгляд, Вершитель еле подавил в себе желание быстро распрощаться и скользнуть за дверь, но было уже поздно. Взяв из рук дивы листы, Макс с секунду повертел их в руках.
— С удовольствием передам, - кивнул Макс и весело фыркнул на слова о том, что письмо заколдовано самыми темными-темными сильными-сильными чарами, — хорошего же Вы мнения о тайном сыске. Хотя, если бы тут, - выразительно взмахнул листами, - была бы сокрыта какая-нибудь государственная тайна, то никакие заклятья не уберегли бы эту информацию от любопытного носа сэра Почтеннейшего начальника.
«Да-да, по сравнению с ним, я просто покурить вышел», - мысленно усмехнулся Вершитель.
— Тохша, кажется нам пора, - обратился Макс к своему новому внезапному союзнику, — всего доброго, леди Фан Дейл.
С этими словами Вершитель покинул дом оперной дивы, к которому искренне хотел больше не приближаться. Не любил сэр Макс светских людей, с их заморочками, капризами и прочим, проще надо быть, проще.
— Знаете, Тохша, - решил прервать тишину сэр Макс, — может в трактир заглянем? Заодно и обсудим, как быть дальше.
Выпростав из кармана лоохи сигарету (целую! Научился-таки тягать их щели между мирами, к своему вящему довольству), закурил.
— Вы же не против поработать на тайный сыск? С воровской стезей, конечно, не сравнить, но, как Вы могли сегодня убедиться, тоже довольно весело.

0

79

Сэр Тохша воззрился на Макса, как язычник – на внезапно воссиявший перед ним небесный лик Триединого Господа. Он хлопал глазами, открывал и закрывал рот и вообще имел сомнительное удовольствие испытывать в этот момент весь диапазон ощущений вытащенной на берег рыбы. Он поперхнулся собственной слюной и надсадно закашлялся, чуть ли не в три погибели согнувшись и зачем-то схватившись рукой за живот – точнее, поперёк живота. Хвала Магистрам, дом леди они уже к тому времени успели покинуть, иначе стыда было бы не обобраться.
Тохша сам не знал, чего в нём было в эту минуту больше, возмущения или изумления. И бурлило то и другое в нём, пытаясь и не умея принять целостный, осмысленный вид в его мигом опустевшей голове. Переоценить приглашение подобного рода не смог бы он даже при всём желании – оно было ослепительно роскошно. Настолько – что даже не верилось. В том смысле, что Сыщики, имея право потребовать полного содействия от любого гражданского лица, редко когда предлагали полноценное сотрудничество. И тут даже деньги за оплату своих услуг грешно спрашивать. Иные бы за подобное предложение из уст Ночного Лица сэра Халли, напротив, ещё и приплатили бы немало.
Но… Но. Оно было, это "но". И заключалось ни в чём ином, как в треклятой гордости… Даже не совсем в ней. Просто есть вещи, которые вызывают чуть ли не физическое отторжение. И с Тохшей произошло то же самое. Психологический дискомфорт был так силён, что аж вызвал физическое недомогание.
-Сэр, Вы не будете возражать, если я подумаю? – наконец, хрипло выдавил парень. Приключения, опасности, неуверенность в завтрашнем дне, радикально изменённая жизнь – всё это привлекало его невероятно, но существовала загвоздка. Он давал клятву никогда, ни при каких обстоятельствах не вступать ни в какие официальные либо просто продолжительные отношения с представителями власти и не служить в государственных органах даже в качестве курьера – разве что используя сие как прикрытие для проникновения, - Я вовсе не против помогать Вам лично. Как частному лицу. Всем, чем угодно и что в моих скромных силах. Более того, скажу честно, я счастлив услышать от Вас подобное. Но увольте меня от согласия со словосочетанием  "работа на Тайный Сыск", - сообразив всё-таки, чего ему хочется на самом деле, выдал молодой человек. Закон и порядок! От одной мысли об этом становилось противно. И не потому что Тохша был насквозь испорчен. Просто не раз убеждался в лицемерии так называемых систем правосудия. Особенно под началом Бубуты - этакое "держихватай". А про Сыщиков Тохша всегда полагал, что они сперва убьют, а потом станут разбираться, была ли виновна жертва, и, если да, то в чём.

[NIC]Тохша Михурха[/NIC]
[STA]Попробую. Если получится. [/STA]
[AVA]http://s1.ipicture.ru/uploads/20130904/JX0R6IM5.jpg[/AVA]

Отредактировано Мастер (2013-11-23 23:29:55)

0

80

С минуту Макс "любовался" на удивление Тохши, которое, к слову, было каким-то надсадно трагичным, словно ему только что предложили послужить на благо природе и скормиться крокодилу лично, под бой фанфар. Выждав удобный момент между почти праведным возмущением и попыткой чего-то там сэру Максу объяснить, сам сэр Макс не преминул вставить свои "пять копеек" в беседу.
- Я, между прочим, работник тайного сыска, - издалека начал, чтоб понятней было, не иначе, - значит и работа на меня в кой-то мере обозначает работу на тайный сыск. В моем лице, правда.
С секунду задумавшись о своем, кивнул на первый вопрос, заданный неудавшимся воришкой:
- Думай сколько угодно, - и чуть было не прибавил в духе Джуффина: но чтоб в понедельник был на работе!
Улыбнувшись своим мыслям, Макс решил внести некоторую ясность в предстоящие дела, а то мало ли что, вдруг подумает, что ему придется в Дом у Моста ежедневно приходить и пред ясны очи шефа представать, тогда уж точно откажется.
- Тохша, работа, которую я Вам предлагаю просто до безобразия: все, что мне от Вас нужно - поиск информации, которую мне, как человеку довольно приметному и обязанному носить эту грешную форму, - Макс красноречиво указал на изгвазданную мантию смерти, - довольно трудно достать из-за того, что люди от меня разбегаются. Итого, Ваша задача, если Вы примете мое предложение будет состоять в том, чтобы ходить по трактирам, театрам, банкетам и вынюхивать информацию, если таковая мне вдруг потребуется. Все рабочие издержки выплачиваю я, размер жалования Вы можете определить сами.
Положа лапу на сердце, сам сэр Макс от такой работы не отказался бы, не работа, а праздник какой-то, да еще и оплачиваемый.
- Думайте, Тохша, и решайте. Если надумаете, пошлите мне зов. А сейчас предлагаю перед трактиром заехать ко мне, если я заявлюсь в публичное место в таком виде, баек про меня станет в разы больше, а мной и так уже детей пугают.
И не только детей, если задуматься, - беззаботно подумал Вершитель.

КВЕСТ ОТЫГРАН

0


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (до 123 года) » Квест. Караул средь бела дня.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC