Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (от 123 года) » "А шли бы Вы на Арварох, Магистр..." - "Как скажете, сэр."


"А шли бы Вы на Арварох, Магистр..." - "Как скажете, сэр."

Сообщений 31 страница 39 из 39

31

Вот оно, наставничество сэра Макса во всей своей красе… В итоге человек знает так мало, что можно за голову схватиться, а потом обнять и причитать, и то достигнуто лишь благодаря обмолвкам сэра Халли, самого Лонли-Локли, других сотрудников…  Не говоря, конечно, о том, что сэр Нумминорих почерпнул из своей поездки в Тубур. В итоге тот остался на уровне новичка во всём, кроме двух вещей - управления сновидениями и дара нюхача. А Макс - вообще тот ещё умница. Ему ведь напоминали, что запускать ответственность перед другим нельзя, если уж взял на себя инициативу. Не хотел - не надо было браться.
-Сэр Кута, позволь мне кое-что объяснить тебе. Видишь ли, достаточно оформленный и направленный гнев всякого могущественного человека способен убить адресата, причём вовсе не обязательно именно во сне. Хотя, конечно, во сне это гораздо проще... Но некоторым действительно вполне хватает единственного желания. Особенно если навыки самоконтроля оставляют желать лучшего, а силой своей управлять маг не умеет... Ты бы знал, сколько таких абсолютно необъяснимых и совершенно бесполезных чудес вытворил когда-то Безумный Рыбник, под влиянием захватившей его магии... И мне приходилось слышать, что Лойсо Пондохва на одной лишь вспышке гнева и упрямства, не будучи в состоянии ворожить, поскольку сэр Халли лишил его возможности использовать магию, стёр кусок реальности с лица земли навсегда, так, будто её никогда и не было, - ну да, не только слышал, но и видел, и сам там заодно едва не сгинул, но ведь Нумминориху вовсе ни к чему обо всём этом знать, - Эмоции сильных колдунов вообще могут оказать влияние на окружающий их Мир, даже помимо их воли. Я знаю не про всех, так что утверждать насчёт, например, леди Сотофы или сэра Кофы, но два примера могу привести... Как ты думаешь, почему сэр Джуффин Халли давно забыл, каким является на самом деле, и демонстрирует окружающим только ту свою сторону, которую считает необходимым показать, а я ношу маску сэра Лонли-Локли и притворяюсь, что меня ничто не способно глубоко затронуть? Хорошо притворяюсь, сам поверил, воспринимаю её как часть себя самого… Перепады нашего настроения могут стоить другим жизни, так что нам приходится вести себя так, будто у нас вообще не бывает своего, настоящего настроения – только такое, которое вызвано текущими обстоятельствами… - сэр Шурф замолчал, думая о сэре Максе. Вовсе не альтруизм по отношению к товарищу заставил его некогда предложить тому Обмен Ульвиара. В первую очередь, срывы Вершителя были опасны чуть ли не для всего города, но тот был слишком полезен, чтобы, скажем, изгнать его из столицы или запереть в том же Холоми. Во вторую – было и самому интересно попробовать то, от чего уже и не помнишь, как давно успел отвыкнуть. И только в третью играли роль дружеские чувства, - И нет, сэр, потребность восстанавливать свои силы сном у меня пока ещё не настолько велика, чтобы мне требовалось прибегать к этому средству. Равно как и к любому другому. И я не пью бальзам Кахара, спасибо, - в вежливый тон, тем не менее, вкралась почти неразличимая нотка "и больше никогда не предлагайте мне, пожалуйста, это грешное пойло".

+2

32

Кута задумался. Конечно, такое развитие событий было бы не слишком хорошим, особенно если учитывать тот факт, что считается, будто Великий Магистр, он же Мастер Пресекающий в совсем не далеком прошлом, и вообще, Истина в последней инстанции, да и сам нюхач, по идее  являются сторонниками закона, а убиение встречных вряд ли вписалось бы в его рамки. Даже если учитывать тот факт, что на островах, и уж тем более, лежащих впереди материках,  закон несколько иной, скажем так, с поправкой на местность.  Но если начистоту, просто было жалко несчастную жертву обстоятельств, так неосмотрительно поспособствовавшую дурному настроению Великого Магистра. Вот оно, живое воплощение легенд об обратной стороне силы и кровожадности колдунов, и сэра Шурфа в частности. Самое то, чтобы детей на ночь пугать, дабы те послушно закрывали глаза, а не носились по всему дому, снося все на своем пути. Грозные маги идут в наступление, и да падет гнев на непокорных, ибо сила их велика, а воля сковывает не хуже стальных оков. Конечно, с одной стороны шутка, а с другой, хотелось посмотреть, как это работает, а еще лучше, конечно же, самому испробовать. Но скромных сил нюхача на такие подвиги не хватит, а наблюдать за жертвами командировки, пожалуй, все же не стоит, новые знания, это прекрасно конечно, но не во всех случаях.
-А вам очень хочется убивать? – Едва ли не с восторгом спросил мужчина. Сэр Шурф не Лойсо Пандохва, но судя из его слов, вполне мог на расстоянии, если не целый город, то, как минимум одну жизнь изничтожить.  Кута  не считал, что его спутник решит таким вот способом развлечься, но это вовсе не отменяло возможного желания, и почему бы не повыспросить немного, и не узнать побольше. – И что, на сколько велик шанс, что будет мертвец? Это конечно плохо, все же жизнь, очень неплохая штука, даже если она чужая,  но мне интересно. Ну, то есть, я хотел сказать, Вы можете это проконтролировать, или само собой выйдет?
И еще кое-что было. Третья сторона, которая если и относилась к текущему вопросу обсуждения, то разве что косвенно. Скажем так, как причина, положившая основу. Сэр Лонли-Локли, великолепная Истина, самый рассудительный человек, был, что неудивительно, не менее упрямым, чем Фило когда ему требовалось принять лекарство и мирно лежать под одеялом. Проще говоря, восстанавливать силы сэр Шурф отказался. Ну как, прямого отказа он не высказал, но все к тому шло. На Куту накатил приступ робости, как в первые месяцы в Тайном Сыске.  Он никак не мог себя представить в роли... а, собственно, кого? Да хоть кого, кто мог бы привести внятные, обоснованные доводы. Но разве тот факт, что «потребность восстанавливать свои сном пока ещё не настолько велика», является достаточным, чтобы ждать того момента, когда это может стать совершенно необходимым? Конечно, они высоко, в Пузыре, и что вообще может случится, но все же…
Так и не решившись высказаться по этому поводу, мысленно сочиняя речь, для дальнейший полемики, если она будет, нюхач оглядел своего визави,   грустным взором студента-знахаря на практике, когда кто-то не желает лечиться. Да-да, бывают и такие, хотя в Ехо, это не так уж и часто. Конечно, сомневаться в благоразумии спутника было решительно невозможно, но все же, странно это. 
-А есть хотите? Раз уж спать Вы не хотите, и бальзам не пьете. Кстати, просто любопытно, почему? Он же вполне безобидный, разве нет?

+1

33

Лонли-Локли сперва с искренним непониманием уставился на Нумминориха, а потом от души расхохотался. Кажется, ему действительно было смешно – а для человека, крайне редко позволяющего себе такие эмоции, подобный выпад значил очень и очень многое. Например, что сэр Кута побил рекорд Макса по наивным и странным вопросам. С другой стороны, прекратил смеяться сэр Шурф так же резко, как и начал. Так, что нельзя было и заподозрить, что только что этот человек так заливался.
-Сэр Нумминорих Кута. Если бы я был неуравновешенным истериком, который позволяет своим эмоциям брать над собой верх, мне бы не доверили Перчатки Смерти. Более того, если бы я остался таким, поскольку в молодости, увы, подобным нередко грешил, а про Безумного Рыбника и говорить, я полагаю, не стоит, я бы не пережил Смутные Времена. Соответственно, для меня личные чувства имеют значение только тогда, когда я им это позволяю, считая, что они пойдут скорее на пользу, чем во вред мне. Моё собственное отношение к вещам, событиям и людям не помешает мне поступить с ними по справедливости, когда приходит подобная необходимость. Поэтому, чтобы убить кого-то одной концентрацией воли, сосредоточенной в ненависти или, например, жажде мести, мне придётся долго вспоминать, как это вообще бывает.
Он объяснял без раздражения, терпеливо и обстоятельно. Разумеется, кто угодно, но только не Лонли-Локли мог бы сказать собеседнику, что устал так, что сил едва хватает на поддержание защитных и навигационных заклинаний, куда уж тут осмысленную беседу вести. Но он, скорее, умрёт, чем позволит себе попрать правила вежливости.
-А бальзам Кахара я не пью просто потому, что его функции мне помогают выполнять мои дыхательные упражнения, не говоря о том, что я не слишком люблю прибегать к искусственным стимуляторам организма.
Договорив, он закрепил на колдовской сетке, тонкой незримой защитной плёнкой оплетающей Пузырь, последний узел, проверил, чтобы тот оказался как следует закреплён, и устало прислонился к стенке, вперив тяжёлый взгляд аккурат по центру противоположной. Шурф не стал повторять пустые слова о том, что всё будет хорошо, он просто постановил себе, чтобы либо всё прошло как надо, либо он не увидел своего провала. И сгинуть при неудаче казалось ему рациональным исходом, как раз по заслугам.

+1

34

Такую реакцию Мастера пресекающего, Нумминорих видел впервые. Он и улыбку то на лице этого человека видел нечасто. Но, чтобы смех, да такой задорный. Видно,  он умудрился спороть совсем уж глупость, хотя и упорно не понимал почему.  Такая возможность ведь вполне возможна, а желания далеко не всегда действия.  Однако же, смех довольно  быстро прекратился, и сэр Шурф объяснил причины своей реакции.   Ну не истерик, разве кто спорит? Что вовсе не отменяет возможности событий.  И опять же,  непонятно, если сэру Лонли-Локли такая возможность не угрожает, и он никого без собственного на то желания не зашибет,  тогда, почему он сказал что спать нельзя?  Непонятно. Хотя, вполне возможен был такой вариант, что Нумминорих чего-то не знал, или чего-то попросту не понял.
Смущенно пожав плечами, Кута решил отложить эту тему на несколько более поздний срок.  Еще успеется, и если уж он собрался развивать, то стоило, как минимум,  внятно сформулировать свои мысли.
Такое стремление, как  желание не прибегать к искусственным стимуляторам организма Кута понять мог, хотя и не считал что это всегда, ну практично, что ли.  Решив не спорить, Нумминорих просто кивнул.  Сейчас ведь ничего не может случиться. Сэр Шурф отдохнет,  там глядишь,  и не понадобятся  эти самые стимуляторы.  Нумминорих много слышал от Макса про дыхательную гимнастику, упомянутую визави, да и от коллег, мимоходом или нет, этого он уже не вспомнит. Но сам факт. По всему выходило, что штука на все случаи жизни и действует не хуже того же бальзама Кахара. 
Собеседник прислонился к стене Пузыря. Видно усталость все же брала свое, что бы сэр Лонли-Локли ни говорил.  Решив пока не доставать  Великого Магистра, все же тот не мальчишка и сам отлично знает, когда  и как ему себя вести, Кута выудил сверток с едой,  разложив ее на неком подобии стола, сооруженном из подручного материала. Кривенько, косо, но возвышение и не на полу. Хотя, какая разница?  Разве что только из принципа.
-Обед подан, сэр! - Нумминорих исполнил полупоклон изображая из себя трактирщика какого-то респектабельного заведения, или дворецкого. Кто их разберет, кто больше помешан на этикете. Респектабельные заведения или дворецкие. Наверное, все-таки вторые.  Усевшись прямо на дно корзины, не слишком заботясь о том, чтобы было на чем сидеть, Кута  полной грудью вдохнул  пьянящий воздух, к которому добавились ароматы специй. Несмотря на все факторы, которые по идее должны были  способствовать беспокойству, нюхач довольно зажмурился, на несколько мгновений полностью растворяясь в мире ароматов.  Взяв себя в руки, мужчина снова перевел взгляд на Мастера Пресекающего. Было принято решение очень внимательно наблюдать. Потому что, он  хоть и говорит, что не нуждается, ну а все же, лучше быть параноиком. И вообще, как бы то ни было, отдохнуть его спутнику было нужно, хотя бы потому что с бурей управляться, это наверное не так уж и легко..

0

35

Летевшие по небу в утлой крохотной скорлупке маленькие человечки не знали, что низкие то ли пушистые кучевые облака, то ли густые космы седого тумана имели не естественное происхождение. А, тем временем, они опутывали своими холодными пальцами куманский воздушный аппарат... Лишь благодаря наложенной Лонли-Локли защите не будучи в состоянии проникнуть внутрь.
Кто-то всё-таки попался в ловушку, не один век тщетно ожидавшую своего часа.
Первым делом за пределами Пузыря воцарилась тишина, неестественная даже при учёте высоты. Молчание было полным. Мёртвым. Ни малейший звук даже намёком не тревожил этот чуть ли не загробный покой.
А потом цвет стал серым. Обычно в природе серый имеет всевозможные оттенки, плавно перетекающие друг в друга, в зависимости от освещения, ракурса и некоторых других факторов. Но этот серый был сплошным, как будто кто-то просто выкрасил окружающий мир, обмакивая гигантскую кисть в ведро с краской. Единый ровный слой, куда ни кинь взгляд - над шаром, под шаром, по сторонам. И, хотя у существ внутри оставалось ощущение движения, никто не мог бы поручиться, что Пузырь действительно всё ещё куда-то летит. Понятие расстояния в пределах аномалии, казалось, было вовсе отменено.
Затем в глубинах этого неведомого пространства пробудилось чьё-то сознание, пытливое, не лишённое холодного, нелюдского любопытства, умеющее ожидать и явно намеревающееся извлечь из новой игрушки как можно больше выгоды для себя. Это - единственное, что нечто всё ещё по-настоящему умело. Выжимать из подручных средств пользу.

Отредактировано Мастер (2014-01-28 23:05:57)

+1

36

В первую очередь Лонли-Локли пробрало до мозга костей ощущениями бесконечного холода и одиночества. Как будто в мире не осталось больше никого и ничего живого, кроме него – и ещё, возможно, сэр Нумминорих, крошечная робкая искорка в безбрежном океане одноцветной тоски. Они не продержатся долго. Как последняя ночная хмарь в предрассветный час, они растают под давлением – но не солнца, о, если бы, а будут жестоко сметены местом, которое не приспособлено принимать в себя ничего, что дышит, шевелится, мыслит… Не потому, что его злит или раздражает их присутствие. Нет, что вы. Оно просто не-у-мест-но. И не более того.
Но им и этого хватит.
Однако, в этот момент у сэра Шурфа в голове вдруг пропел мягкий мужской голос, наиболее близкий к утешающему баритону, голос, которого он не слышал никогда в жизни и не знал, откуда эта строчка:
-Но это сказка, это сказка… Плохой конец ей не к лицу.
-Спасибо, сэр, но мы пойдём другой дорогой, - беззвучно прошептал экс-Мастер Пресекающий. Его губы почти не шевелились, и вообще по всему казалось, что он устало вздохнул.
"Мы не в сказке обитаем..." - как выразился бы пока ещё не знакомый ему сэр Франк.
Лонли-Локли ощущал, что это не колдовство. Казалось, что то была хмарь, окутывавшая душу каждого человека в предутренний час в пустой квартире, переполненной одиночеством, кофе и меланхоличными книгами, учащими, что жизнь быстротечна, мимолётна и переполнена тленом. Что-то вроде Франца Кафки или Эриха Марии Ремарка. Книги, которые Шурф пока ещё не успел прочитать. Книги, о существовании которых он даже и понятия не имел. Книги с заломленными шелестящими страницами, в потёртых обложках, пахнущие духовной затерянностью и вошедшей в привычку войной.
Вероятно, ему будет полезно посетить Мир Паука только ради этого. Но пока Лонли-Локли было бы слишком роскошно о таком думать.
От этого серого цвета может захотеться тоскливо выть и царапать ногтями стену. Если бы были силы. Но они опустошены, выпиты. Такого оттенка было пространство за смотровым оконцем.
Курить захотелось до смерти. И не трубку, а те весьма своеобразные по запаху курительные трубочки, которые доставал из Щели между Мирами сэр Макс. За одну такую Шурф почему-то в эту минуту захотелось продать душу. Если таковая, конечно, существует, что отнюдь не доказано.
-Нумминорих, - имя падает, будто камешек на макушку, - Что ты об этом думаешь? Или чувствуешь? Понимаешь природу данного явления? Как полагаешь, в силах ли мы его изменить? Учти, что даже я не имею представления, к чему приведёт использование магии в такой момент.
Там, снаружи, перемен не бывает. Но это не-место может быть западным фронтом с тем же успехом, как и восточным. Или южным. Или северным.

+1

37

Первое время ничего не происходило, кроме того, что Пузырь преспокойно летел в сторону Уандука. Шум моря внизу, что называется, навевал умиротворение, а его запах и подавно. Очень хотелось просто лечь на дно корзины и мирно "уплыть" в страну грез и видений. Ясное небо и легкий ветер, все это было бы отличной основой для заголовка: "Ничего не предвещало беды". Вот только это было не так. Первые тревожные чувства Кута просто проигнорировал, списав это на беспокойство за спутника, хотя тот, похоже, просто устал. Да и не так уж просто сосредоточиться на внутренних переживаниях, которые все же постепенно нарастали, когда есть отвлекающие факторы, "отвечающие" за хорошее настроение. Но и хорошему рано или поздно приходит конец, как ни печально сознавать и признавать этот факт.  Даже неиссякающий оптимизм куда-то постепенно улетучивался, словно бы какая-то пакость вставила в сердце две трубки, через одну вытягивая все светлое и радостное, а при помощи второй вливая непонятную и практически незнакомую ранее тоску и апатию.
Нумминорих поежился не то от холода, не то от навалившихся непонятно откуда и по какой причине ощущений.  Переведя взгляд на Лонли-Локли, нюхач внимательно уставился на того, надеясь в мимике или жестах увидеть если не ответ, то хотя бы  намек на то, что может происходить, а что-то именно происходит, иначе и быть не может. Сами собой такие вещи редко случаются. Однако понять что-то мужчине не удалось. Переведя взгляд на окно, Кута замер в немом удивлении. Можно подумать, что все выцвело, а потом было покрашено самой дешевой серой краской. Впрочем, под настроение такой цвет подходил как нельзя кстати. Можно сказать, описывал внутреннюю картину эмоций, навеянную... А вот чем навеянную, пока было совершенно непонятно.
Подойдя к смотровому окошку, Кута принялся внимательно рассматривать доступный вид в надежде найти хотя бы одно цветное пятно. Почему все такое? Очевидно, что это какое-то колдовство, а как иначе. Но кому и зачем понадобилось бы «стирать» жизнь? А по-другому назвать происходящее  язык не поворачивался. И как далеко это распространяется? Можно ли надеяться, что на континентах все спокойно, что родные и близкие живы и их не затронула такая же беда? Стоило высунуться из окошка для лучшей видимости, и неприятные ощущения усилились в разы. Можно подумать, это колпак, наполненный исключительно серостью.  Даже запахов нет, что тоже не добавляет приятных ощущений.
Нумминорих вернулся на свое место, обдумывая заданные вопросы. А что он мог ответить?  Кута - полный профан в магии, если не считать азов которым он успел научиться у коллег.
-Я бы подумал, что сплю.  Но ведь сам пузырь, да и мы, не изменились. А за стенами пузыря ничего нет. То есть есть, конечно, но... Там и запахов нет. Или есть какой-то один, то есть, совсем один, но я такого не знаю. Да и я отлично помню кто мы, наверное. Я надеюсь только, что это не распространяется на большую территорию, - Нумминорих слышал поговорку, о том, что желать чего-то нужно осторожно, может сбыться, и для этого вовсе не обязательно быть Вершителем. Что ж, желание сбылось. Наверное, если бы не давящее чувство пустоты и уныния, которое, похоже, пришло именно из этой "серости", мужчине было бы любопытно и страшно одновременно.  А сейчас, сейчас тоже было страшно, но внимание на это не обращалось, да и само чувство смешивалось с другими в одно большое "пустота".

0

38

Шурф задумчиво кивнул в ответ на короткую речь Нумминориха, и, в свою очередь подойдя к смотровому оконцу, выпростал наружу кисть левой руки и особым образом прищёлкнул пальцами, после чего флегматично проследил полёт маленькой белоснежной шаровой молнии в серое ничто. Молния канула в нём, будто сорвавшаяся с пылающего факела во мрак колодца искра. Просто бесследно пропала.
-Что бы это ни было, но оно даже не существует. Это и не иллюзия, и не реальность, - проговорил Лонли-Локли, переведя разом потемневший взгляд на своего спутника, - И, если мы внутри этого, то нас также нет для всего остального Мира. При этом мы не проходили ни сквозь Коридор между Мирами, ни на Тёмную Сторону. Я не знаю, как вдохнуть жизнь в это место. Мне никогда прежде не доводилось ни видеть такого, ни слышать или читать об этом. И я не знаю, какие действия могут спасти ситуацию, а какие – ухудшить её. Если это вообще возможно, конечно.
При этом, надобно было понимать, сэр Шурф вовсе не разводил панику. Он спокойно и добросовестно рассуждал вслух и говорил именно то, что действительно думал. Впрочем, прощаться с другом и бывшим коллегой пока явно не собирался. По нему было видно, что он старательно соображает, что же можно предпринять. Черты лица стали более жёсткими, обострились, он непроизвольно хмурился и сам того не замечал. Отбрасывая мысли о том, что он, возможно, подвёл Нумминориха, Лонли-Локли не хотел сдаваться и был готов на любой безумный эксперимент. В конце-концов, только нечто подобное им здесь и могло помочь.
-Если мои логика и опыт помочь не могут, то следует обратиться к твоей интуиции, - в конце-концов медленно выговорил он, - Обычно генератором сумасшедших идей в таких случаях выступал наш сэр Макс, но его сейчас тут нет. Зато ты считаешься его учеником. Вот и поработаешь за него. Неужели чутьё тебе совсем ничего не подсказывает?
Шурф смотрел своим коронным тяжёлым взглядом, под весом которого иной слабый волей человек мог бы и пригнуться. И в его зрачках читалось – он выполнит то, что придёт в голову предложить Нумминориху. Всё, что угодно. Когда своих вариантов нет – следует принять чужой. Вот только не каждому гордыня позволяет осознать тот факт, что он проиграл и оттого вынужден обратиться за поддержкой к кому-то другому. Особенно если ты привык считать себя взрослым и достаточно умным колдуном. Лонли-Локли не собирался допускать такой ошибки. Не говоря о том, что сэру Куте он безоговорочно доверял.

+1

39

Получившаяся картинка представлялась, мягко говоря, безрадостной и унылой. И тот факт, что сэр Шурф, по его собственным словам, понятия не имел, что с этим можно сделать, тоже не доставляло особого оптимизма. Но в безвыходность положения, все же, не верилось. Возможно, этому способствовала студенческая привычка верить во всемогущество грозных Тайных Сыщиков, но ведь они действительно справлялись со всем, что выпадало на голову горемычную, и в этом Куте пришлось убедиться изнутри. Но ведь должна быть хотя бы мало-мальски объективная причина у происходящего. То есть даже Нумминориху понятно, что это какое-то колдовство, или что-то с этим связанное, но и оно должно на чем-то держаться, разве нет? А если так, то нужно найти источник, или создателя, и уже с ним разбираться. Это конечно при условии, что создатель этого «красочного» мира давно не почил или не отсутствует.
-И какими последствиями нам это может грозить? – Вариантов было много, воображение постаралось на славу,  но Нумминорих сомневался, что некоторые из них хотя бы немного приближены к реальности, учитывая их бессмысленность и полную не надобность, вне зависимости от того, кто и зачем сделал такую пакость. И как это понять, не иллюзия и не реальность? Чем-то напомнило один из рассказов Макса о коробке с котом. Кот Решденгира, или Шендиргира, не важно. Только там все было более понятно, да и они не похожи на двух мертвецов.  Наверное..
Спокойствие спутника, видимо, передавалось воздушно-капельным путем. Да и вера в могущественных колдунов никуда не делась, чтобы эти самые могущественные колдуны не говорили.  Но, во всяком случае, зачатки возможной паники так и остались зачатками, а эмоциональный перегруз, как бывает в редких случаях опасности,  наступит уже потом, задним числом. Но это будет уже потом.
Наверное, если бы эта странная серость не действовала апатично и угнетающе, Нумминорих бы сразу представил себе пару десятков картин их чудесного спасения, по мотиву предложенного сэром Шурфом. Собственно, он и так представил, но сейчас это было как-то уж слишком, даже для самого нюхача.
Но шутки шутками, а сэр Шурф, похоже, не шутил, и действительно готов поучаствовать в любом безумном предложении. 
Нумминорих честно попытался представить себя Максом, но вот только на ум пришли только непонятные ругательства. Нюхач спешно проматывал в памяти все события, участником которых ему довелось стать, но ни во что подобное он раньше точно не вляпывался.   
-Сэр Шурф, а мы не можем никак попасть на Темную Сторону?- Сэр Джуффин говорил, что без Стража туда попасть очень трудно, и еще труднее выйти, но как раз с последним Кута проблем не видел. А еще, он говорил, что Темная Сторона - это «изнанка», а на изнанке обычно видно, что да как.  Нумминорих далеко не был уверен, что не спорол глупость, но это было первое, что пришло в голову, и стоило хотя бы попытаться озвучить.
За стенами Пузыря Буурахри что-то громыхнуло, и Пузырь ощутимо тряхнуло, заставив некоторые предметы совершить путешествие к одной из стенок, а самого Нуминориха ухватиться за ближайший выступ, которым оказалась рама смотрового окошка. Пузырь больше не летел, а замер в этой пустоте, зато магический кристалл теперь валялся на полу, расколотый надвое, и был таким же серым, как и внешнее пространство за Пузырем.

0


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (от 123 года) » "А шли бы Вы на Арварох, Магистр..." - "Как скажете, сэр."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC