Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (от 123 года) » Иафах должен быть разрушен?


Иафах должен быть разрушен?

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

1. Место действия:
Иафах и окрестности.
2. Дата и время:
125 Год Эпохи Кодекса.
201 день Года (лето).
Ночь. Примерно 2 часа ночи.
3. Погода:
За окном гроза. Самая настоящая бурная непогода.
4. Участники:
Шурф Лонли-Локли, Сотофа Ханемер.
5. Краткое описание квеста:
Как обычно, кто-то где-то что-то задумал, а расхлёбывать чужие причуды приходится другим. В частности - тем, чей дом эти самые причуды грозят разнести.

0

2

Они стояли в глубочайшем из подвалов Иафаха, пялясь на сочащийся кровью Камень Судьбы. Всего несколько крошечных капелек, будто кто-то уронил несколько алых бисеринок. Но и их было достаточно для того, чтобы начать бить тревогу. А то и начинать паковать вещички для переезда в другой Мир.
«Вот только я бы не сказал, что нам уже надоел этот…»
-Что, чёрт возьми, творится? – задумчиво проговорил сэр Шурф Лонли-Локли, и, если бы строгого, даже сурового взгляда было достаточно для того, чтобы приводить что-либо в порядок, непонятное безобразие тут же, глубоко устыдившись, исчезло бы само собой.
Ну да, чёрт, он самый. А кого ещё поминать, не Лойсо Пондохву же? Прежний Лойсо только рад был бы, нынешнего судьба какого-то единственного Мира вообще, скорее всего, никоим образом не волновала. Тёмные же Магистры, может быть, и ухмылялись там, у себя, однако, вряд ли были причастны к данному странному явлению - прежде, чем начать обвинять потусторонние силы, следует исключить варианты, в которых были бы задействованы обычные.
-Леди Сотофа, как это вообще возможно? – кому как не им было знать, что запрет на высокие ступени магии был снят именно потому, что Миру больше не грозила гибель от чрезмерной эксплуатации Сердца? Но Шурф даже на вкус одну из капелек попробовал, и это действительно оказалась самая настоящая кровь. Таким образом, оставалось сделать вывод, что здесь имеет место быть чья-то неумная фальсификация, либо они каким-то образом угодили в одну из несбывшихся, параллельных реальностей, где сэра Макса не существовало, или же был, но не спасал Мир Стержня… Либо появилась какая-то новая опасность. Но Камень Судьбы, если верить легендам, должен был начать кровоточить уже перед самым Концом, не могли же они пропустить все тревожащие признаки, обычно предшествующие подобным вещам? Если бы только можно было говорить с уверенностью… Естественно, ни первое, ни второе, ни третье прилива энтузиазма не вызывало. А, стоило подумать, что могли наличествовать ещё неучтённые четвёртое, пятое и десятое, так сразу начинало неприятно постукивать в висках, напоминая о существовании такого явления, как нервный тик. А надо было не впадать в психоз, а оперативно решать, что предпринимать, или же убедиться в том, что действительно уже всё поздно и нужно спешно отправляться в Хумгат и дальше. Однако, голова, всё ещё тяжёлая от недосыпа, думать начинать явно не собиралась. Мозг, активно понукаемый силой воли, постепенно приходил в действие. Однако, слишком медленно, в то время как счёт, может быть, шёл на минуты.

0

3

Не бывает так, чтобы Мир рухнул в одночасье: только что земля была твердой, вода мокрой, а дождь падал сверху вниз, как полагается – и вдруг кто-то выключает свет. Любое живое существо цепляется за жизнь до последнего и еще чуть-чуть, если его не испепеляет одним щелчком пальцев могущественный колдун. «Но это, как мы понимаем, не наш случай».
Сколько бы времени у них ни было – дни или минуты – всегда есть выход. Всегда можно что-то сделать, это Сотофа знала точно. Дело за малостью: понять, что именно. И чем раньше они с Великим Магистром достигнут консенсуса по этому вопросу, тем больше шансов успеть.
- Шурф, дыши. – Сотофа ненавязчиво коснулась пухлой морщинистой рукой его плеча. – Это еще не конец света. То есть, может и он, но только если мы с тобой сейчас дружно грохнемся в обморок, вместо чтоб разобраться и пресечь это безобразие.
Тот сценарий, которого несколько сотен лет они старались не допустить, и который оказался виртуозно отыгран вспять, был в данный момент практически неосуществим: это ж как пришлось бы колдовать, чтобы Мир хотя бы вспомнил о гипотетической возможности даже просто пошатнуться от таких пустяков? Уж на что она к таким вещам нечувствительна, да тут бы и ее проняло. Впрочем, на свой организм полагаться не стоило, здесь требовался более надежный индикатор.
По счастью, такой индикатор имелся и, возможно, даже не почивал сейчас без задних ног. Уж если Джуфа сейчас не подбрасывало на постели – или где он там изволил бросить старые свои кости – это бы тоже о многом сказало.
- Я пошлю Зов Джуффину. Вряд ли это естественный процесс, раз других признаков конца до сих пор не проявилось, а значит – кто-то балуется.
Как ни грела обычно Сотофу уверенность, что девочки прекрасно со всем справятся без мальчиков, момент не располагал, чтобы кому-то что-то доказывать. Тем более, что самый способный мальчик не без ее участия был назначен крайним на все случаи жизни, и ему прямо в эту минуту, судя по выражению лица, отчаянно требовалась любая помощь.

0

4

-При всём моём к Вам уважении, вряд ли мне удалось бы упасть в обморок сейчас, даже если я очень добросовестно постараюсь. Обстоятельства не те, скорее, мои восприятие и процесс мышления в стрессовой ситуации лишь обострятся, - как обычно, приняв слова леди Сотофы за чистую монету, серьёзно проговорил сэр Шурф, - И, в текущих обстоятельствах, мне действительно кажется разумной идея связаться с внешним миром в лице одного из самых рассудительных и здравомыслящих его представителей… - от обывателей связного изложения событий, если и там также что-то происходило, ждать не приходилось, вряд ли они бы смогли правильно охарактеризовать то, что видят. Беспокоить Его Величество пока было рано, тем более что объяснить они ему ничего на данном этапе не смогут. Оставался только Тайный Сыск, Великая и Ужасная палочка-выручалочка всего Соединённого Королевства. Но Меламори героически отсутствовала, Луукфи вряд ли что-либо заметил бы, пока земля бы не разверзлась прямо у него под ногами и не поглотила бы его, а Нумминорих и Мелифаро год бы несли вдохновенную околесицу, в своей неподражаемой манере. Сэр Кофа… Пожалуй, на него можно было положиться, но только в той области, которая касается Мира, если же неладное затронуло Тёмную Сторону, или же прямиком с неё и идёт, Мастер Слышащий им не помощник. Оставался лишь сэр Халли. И Лонли-Локли готов был молиться  - при том, что он вообще терпеть не мог сие действо как таковое, - всем Тёмным Магистрам о том, чтобы Почтеннейший Начальник пребывал в зоне доступа Зова.
Однако, спокойно послать Зов им не позволили. В подвал ворвались сразу двое дежурных Младших Магистров. Оба пытались перекричать друг друга:
-Над Иафахом зарево!
-Опускается!
-Оно такое жуткое, тёмно-багровое, и шевелится!
-Как будто дышит!
-Что будет, если оно нас коснётся?!
Сэр Шурф Лонли-Локли одним взглядом заставил их замолчать. Более того, оба тут же принялись судорожно вспоминать упражнения по дыхательной гимнастике.
-По крайней мере, я могу проверить, возьмут ли данный феномен мои Перчатки Смерти. В худшем случае нам придётся узнать, что он означает, на собственном опыте. Леди Сотофа, я полагаю, происходящее не помешает Вам технически связаться с сэром Халли? - в сэре Шурфе до сих пор оставалась какая-то почти детская уверенность, что великолепная могущественная ведьма, леди Сотофа Ханемер, может всё и даже вдвое больше, - Может быть, придётся держать коллективную оборону… - «А "от кого" – главное, что нам следует выяснить, дабы решить возникшую проблему…» - что делать с Магистрами, было не вполне ясно, однако, Лонли-Локли совершенно точно не желал, чтобы они болтались под руками, когда они с леди Ханемер работают. Да и, честно говоря, был с ней солидарен, что от женщин толку куда как побольше, особенно если понадобится ещё и думать головой, а не просто действовать силой или колдовать, - Вы поступаете в распоряжение леди Сотофы до получения новых инструкций, - сдался Шурф, предположив, что у неё лучше получится подобрать подходящее занятие двоим праздношатающимся парням.
Секунду спустя он исчез. Тот, кто последовал бы за ним Тёмным Путём, угодил бы прямиком на многострадальнейшую крышу Иафаха. Шурф не планировал сразу переходить к активным действиям против новой чертовщины - скорее всего, следствием, если не одним из следствий, первой, - однако, взглянуть на неё определённо не мешало. Судя по всему, слепота ему от одного этого не грозила, равно как и обращение в неведомое существо - по крайней мере, пока та не коснётся человека напрямую, - за жизнь поборется, а остальное поправимо.
Просить леди Сотофу пойти с ним Лонли-Локли не просил. Решил, что она сама это сделает, если сочтёт нужным. В любом случае, всё ту же Безмолвную Речь никто пока, кажется, не отменил.

0

5

Сотофа даже «Джуф»-нуть не успела, как в подвале стало тесно. «Ну словно дети же малые: папа, папа, у меня в спальне Лойсо Пондохва в шкафу!..» Новости не то чтобы в корне меняли дело, но что шевелиться теперь придется втрое быстрее – это факт. Одно – гипотетический конец всего сущего, и совсем другой коленкор – конкретная хрень над конкретной крышей, чем бы она ни оказалась.
Шурф, хитрюга, спихнул на нее двух паникующих мальчиков и смылся Темным Путем – надо понимать, проверять Перчатки. Всяко веселее, чем пытаться к делу подчиненных приставить… Впрочем, кое для чего они годились лучше других: все же какие-никакие, а очевидцы, Сотофа же, какой бы ведьмой ни слыла, одновременно могла поддерживать только один сеанс Безмолвной Речи.
- Пошлёте Зов. Ты – леди Калайматис, пускай… Хотя нет, пусть сама решает, делать будешь что скажет. Ты – леди Притте, и чтобы через пять минут у нас все звенело от ее амулетов. Сам останешься здесь, при малейших изменениях с Камнем Судьбы – сначала зовешь меня или сэра Лонли-Локли, потом уже паникуешь.
Что ж, теперь никто не сможет сказать, что не получил от нее инструкций. Но, честно говоря, могли бы сами сообразить.
«Джуф!» – рявкнула наконец леди Ханемер, добившись блаженной тишины.
Ответ пришел настолько не сразу, что она уж думала попробовать достучаться до кого-нибудь еще: вдруг эта загадочная штука умеет блокировать Зов? Вот это был бы номер… Но, отозвавшись, старый лис умудрился сопроводить Безмолвную Речь таким демонстративным Безмолвным Зевком, что грешить на зарево смысла никакого уже не было. Заодно и ответ оказался получен раньше, чем она даже успела задать вопрос: раз этот непостижимый организм спал так сладко, навряд ли городские полуночники грешили сегодня чем-то покрепче камры. Что, честно говоря, здорово сбивало с толку.
В чем Сотофа могла быть уверена, закончив краткое, но емкое общение – это в том, что спать Джуффину сегодня больше не придется. Зарево? Шевелится? Дышит? Он такого не пропустит. Да еще и Камень этот, вурдалаков ему в подвал…
Теперь, пожалуй, стоило взглянуть на сенсацию. Шмыгать прямиком на крышу Сотофа поостереглась: кто ж его знает, есть ли у них до сих пор эта самая крыша, и не накрылось ли все тем самым заревом, пока она тут телепалась. А вот чердак ее вполне устраивал.
Крыша оказалась пока на месте. Багровая субстанция, к сожалению, тоже. Оставалось выяснить, чего же она хочет: банально ням-ням, или все же чего-то более интеллектуального?
- Шурф, в Ехо все спокойно, эта погань только у нас! – Сотофа сочла, что Великого Магистра вполне можно немного обрадовать.

+1

6

Белоснежные вспышки, вырывающиеся из левой Перчатки, не сжигали зарево, как материальный объект, и не развеивали его, как происходило с мороками, а попросту проходили насквозь. После третьего выстрела Лонли-Локли опустил руку и задумался. Марево колыхалось в пяти-шести метрах над его головой плавными волнами, не предпринимая более попыток снизиться.
-Понял, - коротко ответил Шурф леди Сотофе. Он не стал говорить вслух, что, несмотря на то, что эта новость, безусловно, радовала, их проблемы она не снимала, - Но в данный момент меня интересует по большей части, чем может быть обусловлено существование несуществующего. На текущем этапе я могу заключить с уверенностью лишь, что мы имеем дело с аномальным явлением неподтверждённой природы. Но мы ведь не доклад для лекции в Королевской Высокой Школе пишем. Факт один – кто-то или что-то либо сильно невзлюбил Орден Семилистника, либо проверяет нас на… Пока не знаю, на что именно, - за такие проверки следовало драть за уши, но Шурф не был уверен, что у того, что устроило им такое "развлечение", наличествуют уши.
«Безусловно, мне интересно, что будет, если я коснусь этого зарева, однако, не думаю, что это – тот случай, когда стоит необдуманно приступать к подобным экспериментам…»
Что-то тёплое капнуло ему на щёку. Лонли-Локли коснулся этого правой рукой, защитной рукавицей, и посмотрел на след, который… Должен был остаться на жёсткой поверхности рукавицы. Однако, та была чиста, ничем не отличалась от себя обычной.
А потом хлынул ливень. Шурф Лонли-Локли видел, как поток размывает поверхность крыши, заставляя её понемногу, почти незаметно плавиться. Поэтому он – глубоко недоумевая, почему сам до сих пор не только жив, но даже цел и невредим, - попытался наложить защитный полог… Но сквозь чистую магию капли просачивались с той же лёгкостью, с какой заряды из Перчатки Смерти проходили сквозь зарево. Тогда он прошипел сквозь зубы что-то, что не следовало бы озвучивать при детях и благородных леди, и, материализовав нечто вроде самовосстанавливающейся кирпичной стены, заставил её зависнуть в воздухе, аккурат над собой, а площадью та превышала масштабы крыши, хотя и была тоньше и не каменной, а металлической. Стальной – если быть совсем точным. Теперь капли с тупым упрямством долбили поверхность этой стены. На сей раз – безуспешно. По крайней мере, ни одной так и не удалось пробиться через стену.
Лонли-Локли посмотрел вокруг, желая оценить масштабы повреждений, однако, крыша теперь казалась целой и невредимой.
«Да что это за шуточки?» - и, ещё более важный вопрос – кто это такой способен на подобные шуточки. Пожалуй, сэр Маба Калох, учитель сэра Джуффина Халли и ещё пара магов похожего уровня, вроде Магистра Хонны, а также, разумеется, всё тот же незабвенный Лойсо Пондохва – но вряд ли кто-либо из них снизошёл бы теперь до подобной ерунды. "Пфех, да, конечно, уж как будто делать мне больше нечего!" - с искренним пренебрежением говорят в таких случаях, как у них.
И в эту секунду марево издало такой звук, как будто кто-то нажал на фортепиано ноту "до" и усилил её громкость стократно. Это пробрало до самых костей. Нет, до мозга костей. Магическая блокировка шума не помогла. Впрочем, звук, дрожа, начал стремительно сбавлять громкость и очень быстро сошёл на нет.
-Леди Сотофа, на это явление не действует магия. Никакая. Зато с материальными объектами оно, скорее всего, взаимодействует… - задумчиво проговорил он, - Может быть, Вы подойдёте сюда? Это заслуживает внимания... И теперь я могу понять, почему у тех молодых людей приключилась тяжёлая форма истерики... Я также хотел бы проверить, увидите ли Вы то же, что вижу я, или у Вас будет своя "просветительская программа", - помолчав, сэр Шурф не удержался и добавил, - И ещё, если Вас не слишком затруднит и не смутит моя небольшая просьба - скажите, пожалуйста, не пахнет ли от меня безумием. Сам я уже не могу утверждать этого наверняка.
Он видел всё своими глазами, слышал собственными ушами, даже чувствовал запах кислотного дождя. Но ведь органы чувств могут обманывать не в меньшей степени, чем разум? То-то и оно.

+2

7

Экспериментировать Шурф, пожалуй, закончил. Причем, явно вничью. Вряд ли кому-то до сих пор удавалось испепелить туман, даже такой густой, а если в нем что-то и пряталось, у него хватало ума держаться вне досягаемости Перчаток.
Зато к началу второй партии Сотофа не опоздала: она как раз прикидывала, как бы с меньшим риском добыть этой беспокойной бурой пакости для изучения, когда на полу ее новенького лоохи с тихим шипением приземлился язычок пламени. Оставив идеально круглую обугленную дырку, он ввинтился в крышу и, судя по затихающим стукам, продолжил свой путь вниз сквозь этажи.
А потом им на головы обрушилась стихия. Будь леди Ханемер плохим поэтом, она бы непременно высказалась в духе «огнь на твердыню пал» или как-нибудь еще хлеще, и тут бы ей конец пришел от руки Шурфа. Но поскольку, к счастью для всех, стихоплетством Сотофа отродясь не баловалась, сентенция вырвалась куда более приземленная, к тому ж сопровожденная не слишком приличным жестом. Все вместе это должно было раскрыть над ней защитный купол, не проницаемый ни для каких веществ, кроме, быть может, легендарного Синего Пламени, в существовании которого были серьезные сомнения. Купол послушно раскрылся, только вот толку с него оказалось… Дыры в нем не прожигались, но огненные капли напрочь его игнорировали, даже не притормаживали ради приличия.
Сотофа поспешно отшагнула обратно к чердачной лестнице: защитить не защитит, но хоть задержит немного. Крыша уже походила на дырявый сыр, огненные лепестки весело барабанили по сохранившимся кускам и со свистом пролетали насквозь, попадая на уже прожженные участки. Вот сейчас как провалится все к Темным Магистрам вместе с Шурфом… Кинув короткий взгляд на извергающееся пламенем небо, Сотофа пробросила к застрявшему посреди огненного ливня сэру Лонли-Локли тонкую паутину светящейся дорожки. Воздвигнутая Шурфом над их головами металлическая крышка должна была дать ему достаточно времени на эвакуацию…
Вернувшаяся на место крыша слегка обескураживала. Переждав вибрирующий гул – «Недовольно оно, что ли?» - Сотофа осторожно отодвинулась от лестницы и потопала ногой туда, где только что проглядывал паркет верхнего зала. Черепица казалась вполне настоящей, но все же, принимая предложение Шурфа, леди Ханемер предпочла воспользоваться магической паутиной, раз уж она все равно тут так удачно натянута.
- Не выдумывай, если мы и сошли с ума – то оба сразу.
Сотофа отстегнула булавку для лоохи, перекинула край ткани через плечо и, направив иглу вверх, уставилась на вмонтированный в камею индикатор. Стрелка качнулась на темную половину, на светлую, потом затряслась и хаотически завращалась рывками вокруг своей оси. Леди Ханемер продемонстрировала результат Шурфу:
- Если ты сейчас не открыл какую-нибудь новую ступень магии при создании этой крышки, к нам прилетело нечто несусветное.
«Интересно, а если прямо туда ее макнуть?..»
Сотофа взвесила в руке булавку: вещь солидная, не побрякушка какая – долетит как миленькая.
- Шурф, не мог бы ты, в порядке эксперимента, убрать на пару секунд свой зонтик? У меня как раз есть материальный объект, на взаимодействие которого с этим киселем я бы не отказалась взглянуть. Заодно и с просветительской, как ты сказал, программой разберемся – это ж надо было такое наформулировать…

+1

8

Как будто вежливо позволив леди Сотофе договорить, зарево внезапно мягким пологом обрушилось на них обоих, запутав в своих кроваво-багровых складках, обрушив в водоворот, в вихрь, в хаос всех оттенков багрянца и алого, который, подхватив их, куда-то повлёк. Или нет? Шурф, например, мог утверждать с уверенностью только то, что реальность вокруг менялась. Ему казалось, что он плывёт сквозь огромное море роз, они окружали его со всех сторон, и их дурманящий запах размывал последние остатки нормального восприятия. А розы ли это? Или бахромчатые, дышащие пятна свежей крови?
«Это – та кровь, которая была пролита во время войны Орденов в Смутные Времена…» - внезапно понял Лонли-Локли.
Он видел зависшие в пустоте осколки стекла. А потом в глаза ему бросились догорающие руины. Несколько секунд спустя он узнал и квартал, и бывшее здание. Резиденция одного из вырезанных Магистром Нуфлином Орденов.
«Так что же, давешнее зарево – чья-то запоздалая месть?»
Его несло над Ехо, почти как в те времена, когда он являлся Безумным Рыбником, только в голове, в отличие от тех лет, было на удивление ясно. Он видел то, что не для него предназначалось. Все казни, репрессии, жестокие приказы, которые когда-либо отдавал первый Великий Магистр Ордена Семилистника. От дыма пожаров, страха и боли умирающих людей, несущихся к небу проклятий становилось нечем дышать.
И – ощущалось чьё-то злобное присутствие. Шурф чувствовал чью-то ауру, в которой не осталось ни одного нормального человеческого чувства, только жажда мести. Да уж, много же могущественных врагов нажил Нуфлин Мони Мах. Только вот… Того в Иафахе уже не было. А ненавидящий Семилистник могущественный неизвестный колдун – был.
-Я – не Магистр Нуфлин, - сказал пустоте позади себя Лонли-Локли.
-Может быть. Но разве ты чем-то отличаешься от него?
Шурф промолчал. На такие вопросы вообще не отвечают. Это бессмысленно и глупо.
-Слушай, что я тебе скажу. Либо в течение суток ты доказываешь, что действительно отличаешься от Магистра Нуфлина Мони Маха, причём в положительную сторону, а не отрицательную, либо я уничтожаю ваш драгоценный Иафах.
-Положительность и отрицательность – вещи, сугубо субъективные. Что хорошо для одних – плохо для других. Кроме того… У тебя не получится, - он не стремился бодриться или просто возразить в пику незнакомцу, лишь любовь к абсолютной точности заставила его произнести эти слова, - Сам Лойсо Пондохва ничего не смог сделать с Иафахом.
Голос рассмеялся.
-Я скажу тебе кое-что. Сэр Лойсо Пондохва и не пытался по-настоящему стереть с лица земли этот грешный замок. И я вовсе не говорю, что у меня сразу получится. Я лишь обещаю, что не успокоюсь, пока не добьюсь своего. Это – весьма сложная задачка, но отнюдь не невозможная, можешь быть уверен.
-Может быть, хотя бы представишься? – Шурфа пока что речь мужчины – а он был уверен, что понял правильно и это мужчина, - не особенно впечатлила.
Но голос, как это в кинофильмах делают коварные злодеи-маньяки, когда звонят бравой полиции, чтобы то ли дать зацепку, то ли поиздеваться, уже исчез. И багровый вихрь тоже. Лонли-Локли обнаружил, что стоит всё на той же самой крыше. Он цел, и крыша тоже. Шурф огляделся в поисках леди Сотофы. Он опасался, что с ней, как с участницей тех событий, обладатель голоса мог поступить куда более жестоко, чем с ним. Хотя… Чтобы причинить настоящий вред леди Сотофе Ханемер – кем же следует быть? Другое дело, что предел возможностей их недоброжелателя был пока не известен. А на каждый хитро завёрнутый гвоздь… Вот именно.

+1

9

От комплексов по поводу отступления с поля боя Сотофа избавилась не одну сотню лет назад, а потому, проваливаясь в уютную пустоту Хумгата, никаких особенных эмоций не испытала. Разве что мимолетную гордость: надо же, с места ушла, не то что без всяких дверей – с этим-то давно проблем не было – а даже шагу сделать не пришлось. Так, разве, маленький шажочек, чисто символический.
В следующее мгновение эта лишняя шелуха облетела, сорванная бесплотным вихрем бесконечных вероятностей и безграничных возможностей, и на какую-то короткую вечность Сотофу охватил восторг существа, разлетающегося на нескончаемое множество невесомых осколков, по одному на каждую манящую Дверь. А потом и это существо исчезло.
Сама Сотофа, разумеется, никуда при этом не делась. Во всяком случае, та ее часть, которая только и имела значение по большому счету и которая могла диктовать этому месту свою волю. Последнее свойство было сейчас очень кстати: мало радости – вернуться через неделю и обнаружить, что багровый кисель благополучно переварил не только сэра Шурфа, но и весь Иафах до подвалов. А потому Сотофа хладнокровно проигнорировала распахнувшиеся перед ней сокровища и всей своей сущностью устремилась к той точке – и минуте – в которой враждебный занавес коснулся крыши Резиденции. Мир притянул ее обратно, как на резинке, и великодушно позволил потоптаться на пороге.
Картина с порога представлялась поучительная. Застывший в странной позе Шурф наверняка воспринимал ее как-то иначе: оставшись при всех органах чувств, он явно сполна наслаждался иллюзией, щедро изливаемой из грязно-красной тучи, действительно зависшей над Иафахом. Впрочем, ни о каком «багровом мареве» речи не шло: клубящегося тумана едва хватало, чтобы скрыть автора творящегося безобразия. А взглянуть ему в лицо ой как хотелось… Начать с того, что не так уж много оставалось существ, способных на такие фокусы, буквально по пальцам пересчитать можно. И каждое из них было проще уничтожить, чем убедить свернуть военные действия, однажды их развязав. Что еще хуже, большинство из них как раз уничтожать не следовало бы ни при каких обстоятельствах…
Поскольку особенных страданий на лице Великого Магистра Сотофа не заметила, а заметила, наоборот, что тот отчаянно кого-то в чем-то убеждает, напрашивался вывод: ведутся переговоры. Но если видеть – в каком-то смысле – из своего положения леди Ханемер что-то и ухитрялась, пусть и не глазами, то со звуками была совсем беда. Оставалось только возвращаться, если она хочет принять в переговорах посильное участие.
Оценив свои шансы совладать с иллюзией, однажды отличив ее от яви, как очень неплохие, Сотофа сделала последний шаг на черепицу. Какой-то миг перед ней в бешеном темпе мельтешили кровавые пятна, потом они схлынули, но заслуги ее в том не было. Похоже, она банально прошляпила все представление.
Леди Ханемер подобрала с мокрой, но невредимой крыши свою булавку с индикатором.
- Шурф, чего он хочет? Вы хоть познакомились? Мне не удалось его разглядеть.

+1

10

Многие в Мире Стержня, привыкшие к совершенной маске сэра Лонли-Локли, не поверили бы, скажи им кто, до какой степени ошеломлённым и поражённым, растерянным и ничего не понимающим может выглядеть этот человек. Только во взгляде читалась ледяная стойкость, а в складке губ – непреодолимое упрямство человека, который скорее лбом стену вышибет, чем признает, что ему не по себе.
-Это – явно достаточно древнее существо мужского пола, за что-то всерьёз обозлённое на Магистра Нуфлина Мони Маха. Насколько я понял, этот подарок предназначался ему, а не мне. И теперь я должен доказать, что я – не он, сменивший обличье и притворяющийся другим человеком, а после этого – что я как Великий Магистр Ордена Семилистника отличаюсь от этого человека в положительную сторону. И на всё это мне даны одни сутки. После чего я либо предъявлю нашему доброжелателю требуемое, либо нам придётся искать другую резиденцию.
Сухой, официальный тон делового доклада. Ни единой эмоции. Он быстро взял себя в руки – сразу, как только выяснил, что с леди Сотофой всё в порядке. Сэр Шурф в эту минуту выглядел как минимум раза в три старше своих лет и серьёзнее самого себя.
«Собственно говоря, как можно доказать что-либо такого рода, кроме как с течением времени? Деятельность человека всё говорит о нём… Магистр Нуфлин создавал свою репутацию, какой бы та в итоге ни оказалась, дюжинами лет... Что можно успеть сделать за двадцать три часа? Кроме как спешно эвакуироваться, разумеется… Кстати, при любом раскладе, стоило бы предупредить всех адептов Ордена…» – в принципе, как устроить так, чтобы его объявление, сделанное в любом месте, было равнокачественно слышно в любой точке Иафаха и прилегающей территории, сэр Шурф знал. И именно этим собирался заняться в первую очередь. А потом они могут сесть с леди Ханемер тет-а-тет и как следует поразмыслить. Может быть, пригласив ещё Чиффу. И/или Старших Магистров Ордена. А можно и никого не звать – чем больше народу, тем больше путаницы и склок. До того дойдёт, что он дышать в одном помещении с ними не сможет.
Но какое же совещание без…
-Леди Сотофа, знаете что… Приготовьте, пожалуйста, камры, если Вас это не слишком сильно затруднит, – в голосе присутствовал лёгкий отзвук усталости. Не физической – душевной. Так говорят люди, которым несказанно обрыдло всё на свете, включая сам упомянутый свет и их самих, но они слишком вежливы, чтобы признать такое вслух.
От паники Лонли-Локли, впрочем, был на удивление далёк. В нём заработал режим "стороннего наблюдателя", который собирался оставаться рассудительным, бесстрастным, беспристрастным, хладнокровным вопреки всему. Даже альтер-эго Безумного Рыбника ничем не давало о себе знать, видимо, сообразив, насколько хозяину не до него, так что Шурфу не приходилось подавлять собственное раздражение и прочие лишние переживания, как бывало обычно. Он не гневался на этого неизвестного. Даже в некотором смысле сопереживал тому. Что, впрочем, не означало, что Лонли-Локли согласится стать его жертвой. Или отдать на растерзание замок Иафах. В этих стенах, между прочим, находится его любимая библиотека. И Шурф не мог позволить уничтожить столь уникальное сокровище. Да, это всего лишь книги – но многие из них являлись невосполнимыми, ибо существовали в единственном экземпляре во всём Мире.

0

11

Нельзя сказать, что Сотофу прямо-таки озарило. Ничего не было удивительного в том, что некое древнее могущественное существо имеет зуб на Нуфлина. Попробуй еще найди среди выживших древних и могущественных существ такое, которое не имеет. Что ни говори, а слухи о его художествах в Смутные времена были даже приуменьшены, ей ли не знать, сама ко многим руку приложила, а иные были напрямую организованы ей лично. О чем, понятное дело, мало кто был поставлен в известность.
Труднее представить, как можно перепутать сэра Мони Маха с Шурфом, даже если ты слепой и глухой выживший из ума паралитик. Среди потенциальных виновников переполоха таких слабоумных водиться не должно: не дожили бы. Так что претензия явно ко всему Семилистнику, без разбору заслуг и званий, все прочее – риторика и позерство, что бы он там Шурфу ни наплел.
И что бы, кстати, с ним ни сотворил, помимо качественных галлюцинаций: Сотофа редко видела на лице сэра Лонли-Локли столько эмоций сразу и поспешила вглядеться ему в глаза, бесцеремонно прижав мягкие ладони к вискам. Фокус совсем простой, а в тот день, когда ему помешает разница в росте – с чистой совестью можно уходить в отставку.
К ее облегчению, там на дне не обнаружилось обреченной апатии человека, которого только что кто-то кушал изнутри. Наоборот, больше было похоже, будто на него пытались навалить каких-то неудобоваримых тяжестей. Или переехали грузовым амобилером. Тоже не самые приятные ощущения наверняка, но после них восстановиться будет проще, возможно, даже обойдется без знаменитой дырявой кружки. Кроме того, как раз этот фактор наконец-то несколько сузил круг подозреваемых. Сотофе ничего бы не стоило привести в порядок горемычную голову великого магистра, слегка растрепанную чужеродным вмешательством, но в этом легком беспорядке не было ничего такого, с чем мальчик не мог бы справиться сам, причем довольно быстро.
- Тут одной камрой не обойдешься. Чего я точно не собираюсь делать – это прочесывать столицу в поисках убежища нашего дорогого гостя, а значит, без Джуффина мы вряд ли разберемся с этим затруднением достаточно изящно. А его ж еще корми…
Называя их положение «затруднением», Сотофа, конечно, кривила душой, но совсем немного. И не ложь, и Шурфу не вредно хотя бы на мгновение посмотреть на него в таком ключе. Потому что по большому счету… Впрочем, для экзистенциальных размышлений сейчас время не самое подходящее.
- Приходи ко мне в кабинет через полчаса. Думаю, в стенах Иафаха нам в ближайшее время ничего не угрожает, но на свежем воздухе рассуждается приятнее.
Сперва неплохо было бы проверить Камень Судьбы, причем лично.

0

12

Объявление эвакуации – самая крайняя мера защиты из всех известных. Зачастую это значит, что объект уже обречён, и остаётся только спасать людей. Однако, сэр Шурф отнюдь не собирался отдавать Иафах на растерзание неведомому существу. И сам он никуда уходить не собирался – как капитан тонущего корабля на родине сэра Макса. Если, конечно, можно называть тот мир так… Он всего лишь хотел избежать возможных жертв. Всё-таки на подбор лучших кадров из числа способных колдунов он потратил немало времени, а резиденция, если на то пошло, может быть отреставрирована, если есть кому. Хотя, библиотека Иафаха была уникальна, и её следовало также сохранить любой ценой. Знания – тоже оружие. Причём такое, которое может помочь против чего угодно.
Что ж. Вот и настал момент, когда "заседание" в кабинете леди Сотофы Ханемер можно было считать условно открытым.
-Итак. Поскольку наш противник обладает не только выдающейся магической мощью, но и особыми знаниями, которыми абсолютно невозможно овладеть быстро и легко, да и познать которые в современных условиях реально, только получив доступ в самые секретные разделы библиотеки Иафаха, то можно заключить, что мы имеем дело с одним из древних Магистров. Если же учесть его отношение к Магистру Нуфлину и Ордену Семилистника в целом, остаётся предположить, что в прошлом они причинили ему крупный вред… Леди Сотофа, кто из наиболее могущественных и общественно опасных… - последнее слово он подчеркнул голосом. Вообще, под это определение подходили практически все более-менее преуспевшие колдуны, но он имел в виду тех, кто не только МОГ бы повредить, но и ЗАХОТЕЛ бы этого, причём оказался бы достаточно умён, чтобы выждать до такого момента, когда удара уже никак не будут ожидать – не исключено, что считая Нуфлина Мони Маха, такого, каким тот некогда был, куда более серьёзным противником. Кстати, даже не факт, что ошибаясь в этом – Шурфу не хватало как минимум пары-тройки веков опыта на подобном посту, - …Магистров Эпохи Орденов подвергся серьёзным гонениям со стороны Ордена Семилистника во время массовых репрессий Смутного Времени и начала Эпохи Кодекса, но, невзирая на это, успел сбежать и так и не был обнаружен, либо сведения о смерти поступали, но не были ни единым известным способом доказуемы? – Лонли-Локли вдруг понял, что не хочет просить о помощи сэра Халли. Это – проблема, которую должен решить он. Давно уже перестал ведь надеяться на нянек. И он не будет, по примеру сэра Макса, пытаться цепляться за наставника до последнего. Грош ему цена, если он ни с чем не способен разобраться самостоятельно. Тем более что не один. Достаточно будет поддержки леди Сотофы. Её ведь просто невозможно было переоценить.

0

13

Камень был на месте. Хотя куда ему деваться…
Капли крови, к сожалению, тоже присутствовали. Горе-наблюдатель не смог сказать определенно, прекратилось ли их прибавление, и если да, то какое время назад. С тем же успехом можно было пугало огородное здесь поставить, и как этих остолопов Шурф терпит до сих пор… Или этот умник думал, что его забота – чтобы Камень не сперли? Ладно хоть подвал в крови не утонул. Это вполне согласовывалось с их выводом, что конец света пока отменяется, даже если остановить грядущее нападение не удастся. Похоже, плакал Камень только по родным своим стенам.
Иафах повредить почти невозможно. Пусть даже он и не Холоми, пусть не до такой степени разумен, но строился он не на один сезон, и постоять за себя умел. Были, конечно, способы попортить старую кладку, но все они требовали приложения сил такой природы и интенсивности, что считанные единицы могли на них претендовать  за всю историю…
О.
Да. Были, были умельцы. Не то чтоб много, и не то чтоб недавно, но им ведь и одного мастера такого уровня хватит сейчас за глаза и за уши. Тем более мастера, в высшей степени обозленного на беднягу Нуфлина, чтоб он был здоров в своем посмертии… Абсолютной уверенности в своих догадках Сотофа пока не испытывала, но вполне могло оказаться, что к ней лично у данного конкретного мастера претензий не найдется. Жаль, могла выйти неплохая заварушка в стиле Эпохи Орденов, если бы только удалось отвлечь его внимание с Шурфа на себя. Давненько Сотофе не представлялось случая размять старые кости… Впрочем, понятие «старые» несколько размывалось в присутствии такого противника, чьим костям больше подошло бы определение «ископаемые». Да и то – лишь в том случае, если у него до сих пор наличествовали кости, как у любого живого существа. Коим оставаться он был совершенно не обязан.
Придирчиво оценивая со всех сторон свое предположение, Сотофа поднялась в беседку. Послушницы ухитрились накрыть вполне приличный стол, несмотря на отсутствие руководящего фактора, поголовно занятого более важными заботами. Особенных изысков и не требовалось: для создания Шурфу рабочей атмосферы достаточно было кувшина камры, пригодной для питья, и тарелки какого-нибудь печенья.
- Таких считать – у тебя пальцев не хватит, даже если разуешься, - покачала головой леди Ханемер. – Повод искать – гиблое дело.
Она плеснула себе камры и осторожно ее продегустировала.
- Камень по-прежнему в легкой панике, а значит, опасность вполне реальна, даже если грозит она только Иафаху. А грозить Иафаху – это, знаешь ли… Строго говоря, кандидат у меня только один. Можешь подробней описать, что он тебе показывал? Желательно по порядку.

0

14

Ну да. Конечно. Шурф забывал, что некоторым для того, чтобы кинуться без разбора казнить, из мести или просто лютой ненависти, ничего, кроме этого желания да собственного дурного настроения, в общем-то, и не требовалось. Это лишь ему требовалось надёжное подтверждение тяжёлой вины.
-А я думал, что мы качественно работали, - он имел в виду даже не Тайный Сыск, а их с Чиффой бурную деятельность в Смутные Времена. Уж сколько они набегались… Когда каждый интриговал против каждого, а за каждым углом мог таиться наёмник, которого заказали уже по твою душу, потому что заказчик решил, что лучше избавиться и от исполнителя. Когда вчерашний друг сегодня осыпается горстью пепла к твоим ногам, а ты не ощущаешь никакого сострадания, потому что чётко понял, с какой мразью столкнула тебя судьба. Когда остаётся только стиснуть зубы и переть вперёд напролом.
Да что они! А сам Нуфлин был до чего хорош, готовый перерезать едва ли не всех вокруг себя, потому что разве кому-то в этом Мире можно довериться?!
Шурф покачал головой. Сделал глубокий вдох, неспешно досчитал до десяти и выдохнул. После чего ощутил себя более-менее готовым отвечать на вопрос леди Сотофы.
-Просто череда репрессий, убийств и разрушений. Обломки резиденций древних Орденов, не пожелавших поклониться приходу новой силы, и Магистры Ордена Семилистника, наблюдающие за произведением рук своих и добивающие тех, кто ухитрился выбраться. Качественная подборка, видимо, долго старался над ней. Я вдыхал запах той гари, испарившейся более века назад. А эти крики… - Лонли-Локли никогда не был ни мягким, ни добрым, ни милосердным. Его руки были также по локоть в чужой крови, и фигурально, и буквально. Но всё это – подряд, в таком количестве, так подробно и ярко… Хм. Если честно, даже его нервы дрогнули, - Часть этих событий я когда-то сам имел возможность наблюдать вживую, о других слышал… Или читал, - сэр Шурф зачарованно и мрачно всматривался в камру, наполнявшую стоявшую перед ним кружку, как будто она была колдовским кристаллом или волшебным зеркалом из сказки, показывающим всё, что творится в мире, что ни пожелает владелец, - Если Вы представляете себе, кто это может быть, расскажете мне? – едва ли не взмолился Лонли-Локли, сверкая потемневшими глазами почти болезненно. Проницательный свидетель сообразил бы, что этот человек донельзя выведен из себя и сдерживается невесть на каких ресурсах – вероятнее всего, просто потому, что объекта применения воздействия перед ним нет. В недрах души зашевелился Безумный Рыбник, готовый к такой-то матери снести всё на своём пути под основание – или разбиться вдребезги, пытаясь. Стихия ворочалась, закипая, вращаясь подобием туго скрученного смерча. Кровь понеслась по венам втрое-вчетверо быстрее. Но Шурф не желал расставаться с умением связно мыслить. Он занялся дыхательной гимнастикой так, как утопающий хватается за соломинку, за тоненькую хрупкую высохшую тростиночку, камышинку близ болотной хляби.

0

15

- То есть про один конкретный Орден речи не было? Да, я так и думала… - леди Ханемер пригладила седые  кудряшки, замаскировав таким образом итоговые размышления над тем, что именно стоит говорить Шурфу, а что пока лишнее. От Джуффина не было до сих пор никакого привета, и некому подтвердить ее худшие опасения. Слать ему зов Сотофа опасалась: с неугомонного приятеля сталось бы уже раскопать источник всех их неприятностей и пасти его из засады, а то и в поединок вступить какой-нибудь заковыристый…
И все же испугать Великого Магистра заранее было бы нелишним. Леди Ханемер многозначительно усмехнулась и кивнула.
– Ну так я нас поздравляю. Про гостя нашего ты вряд ли имел возможность читать в связи с упомянутыми событиями: он очень тихо исчез из Ехо, когда погромы набрали разгон. Имей в виду, это пока только мое предположение, - Сотофа понизила голос, хотя в беседке кроме них никого не было.  – Алерай Цавт. Слышал имечко? Нигде сроду не состоял, зато по отпрыску в каждом мало-мальски серьезном Ордене…
Пол под ногами дрогнул, кувшин с камрой подпрыгнул и угрожающе закачался, Сотофа подхватила его и вернула на место. С тонких деревянных перекрытий беседки посыпался какой-то мусор, чудом миновав тарелку с печеньем.
От стен Иафаха шел низкий гул, как будто по огромному чугунному котлу что есть дури долбанули из гигантского бабума.
Кажется, кто-то соврал насчет суток.
Сотофа оценила выражение лица Шурфа, медленно поднялась на ноги и расправила складки лоохи.
- Ты злишься? Я, кажется, тоже

0

16

Нет ничего хуже плохопропечённого мстителя, который возомнил, что кто-то ему что-то должен. Шурф, пожалуй, сказал бы, что такие люди ещё посоревнуются с Безумным Рыбником в неадекватности. Головой потому что надо думать, а не левой половиной пятой точки. Отлично, но что им теперь-то делать?
«Нет, леди, я не злюсь. Я в бешенстве…» - ярость сэра Лонли-Локли была холодной и рассудительной. Она не ослепляла, заставляя броситься творить глупости. Она обостряла все чувства и ощущения, да и мысли работали быстрее. Он не тонул в бурлении эмоции, а использовал её, как моряки - попутный ветер.
Попытка послать обратный Зов этому, с позволения сказать, человеку не дала ровным счётом никакого результата. При этом обнаружился сплошной непробиваемый ментальный блок. Судя по всему, Алерай Цавт общался только тогда, когда сам считал это нужным.
-Убью, - коротко констатировал сэр Шурф. Очень спокойно. Очень непримиримо. Теперь такова стала его основная цель на сегодняшний день.
Ненавидел ли он их противника? Всё же нет. Но собирался прикончить, так, как пристреливают бешеную собаку, чтобы никто не пострадал и она никого не заразила. Пожизненное заключение в Холоми? Не вариант. Лонли-Локли терпеть не мог, когда посягают на его личную, вверенную его попечению, территорию, сбивают график работы, да ещё выражают подозрения в некомпетентности, ничем это не мотивируя. Если бы он лично заслужил расплату, которую грозился обрушить на их головы сэр Цавт, ещё куда ни шло. За свои прегрешения Шурф был готов ответить целиком и полностью – но только за свои. Сам же замок Иафах вообще являлся произведением искусства, памятником старины и объектом государственного значения, и подобный вандализм Лонли-Локли понимать не желал. Если чудо удастся-таки их врагу и резиденция Ордена Семилистника окажется повреждена, это станет катастрофой. Реставрация, конечно, порой спасает дело, но всё-таки уже не то. Настоящий Иафах превратится в сказание о былых временах.
-Вы знаете, откуда он бьёт? От меня закрывается.
Шурф не сомневался, что на объекте испепеление левой Перчаткой сработает как положено. Главное лишь – подобраться на расстояние поражения и не оставить шанса ускользнуть из-под удара. Но, вообще, он бы для начала просто в глаза посмотрел сэру Алераю. Тогда хоть что-то стало бы понятнее. Лонли-Локли большинство людей видел насквозь благодаря единственному взгляду. А, если не мог разобраться сразу, как было с сэром Халли и леди Сотофой, то хотя бы получал некоторое представление о направлении, в котором следовало мыслить на их счёт.

0

17

«Вот ведь молодежь… Все б только убивать!..»
- Только попробуй, - коротко бросила Сотофа. – Тебя Джуффин сам тогда закопает.
Ну да, ей самой было обидно за печенье. А также за камру, за Камень, за Иафах, в конце концов… Но вот этот вот преступный разум, додумавшийся до столь замысловатого вида мести, был бы гораздо ценней в целом и неповрежеденном состоянии, нежели в виде разметавшихся по окрестностям лоскутов. Шутка ли – вся семья в разнообразных орденах, причем не на последних местах в иерархии? Когда возникло подозрение, что милейший сэр Алерай, дедушка-одуванчик, не просто привечает и подкармливает пирогами многочисленных внуков, но и аккуратненько присваивает себе их тайны – поздновато было для того, чтобы без шума и пыли познакомить его с Кеттарийцем. Это даже сэр Мони Мах не мог не признать. Концентрация чужих секретов в этой голове уже тогда перевесила содержимое библиотеки Семилистника, а уж что там творилось сейчас – темные магистры знают. Не говоря уже о навыках практического их применения…
Очень осторожно леди Ханемер попыталась отследить тонкую ниточку к этому незаурядному сознанию. Та сперва больше напоминала шелковую струну, смазанную маслом, чтобы уж никто не уцепился, но Сотофина настойчивость вошла бы в легенды, если бы ее ученицы озаботились их написанием. Противник не то чтобы прятался, но был довольно сосредоточен и явно не хотел, чтобы его отвлекали от расшатывания многострадальной крыши Резиденции. Добившись минимального отклика, Сотофа отпрянула назад: вот лично ей сейчас совершенно не стоило вступать в полемику. Старикану, может, и нечего предъявить ей лично, но он запросто может вспомнить, кто в те веселые времена неизменно отсвечивал за спиной сэра Мони Маха. С памятью там явно все было более чем в порядке.
Значит, не ей и переговоры вести.
- Прорывайся, - крикнула она Шурфу, заныривая в ходящий ходуном дверной проем. – Заболтай его. Подружись с ним. Делай что хочешь, но он нужен живым!
Иафах может хоть весь сложиться внутрь, не так и жалко, но если это повредит Камню – тогда точно пиши-пропало. Притта с амулетами наверняка была уже там, но разве сравнятся эти побрякушки со старой доброй ворожбой, да еще от всего сердца?
Бросив оставшемуся в саду Шурфу строгий взгляд, Сотофа исчезла на узкой лестнице, кратчайшим путем ведущей в подвалы.

0

18

И вот в этот-то момент сэр Шурф адресовал леди Сотофе тот убийственный взгляд, который, вероятно, был у него маленького, когда он убил собственную няньку. На дне зрачков явственно колыхнулось то дичайшее нечто, которое видел сэр Йук Йуггари в последние мгновения своей жизни. Однако, Лонли-Локли в очередной раз удалось сдержать себя в руках. Более-менее. Во всяком случае, наружу не выплеснулось ни капли. Буря, которую он стальным усилием воли заставил покорно улечься, как дрессировщик укрощает уссурийского тигра, свернулась тугим клубком у него в груди. Поджав губы, мужчина так резко отвернулся от леди, что это вполне можно было считать неучтивым. Он был весь напряжён, изо всех сил стараясь не давать себе воли и выплеснуть наружу весь негатив – потому что, вообще-то, могущественный колдун в состоянии бешенства способен отправить как минимум ближайшее своё окружение напрямую к Тёмным Магистрам. Сэр Шурф отлично представлял себе, чего ему и многим другим будет стоить подобный выплеск гнева.
А что ему сказать человеку, потерявшему столько родственников? Что, мол, стоит смириться с тем, что ушло и быльём поросло? Что воевать тому больше не с кем? Ну да, конечно же, люди, поглощённые жаждой мести, оч-чень к этому прислушиваются. Но достичь такого уровня могущества и по-прежнему жаждать таких глупостей? Хм. Почему нет, впрочем, если уж Магистр Хонна подстерегал сэра Нуфлина аж на пути в Харумбу, не давая старику спокойно перейти в иное существование… А Магистр Хонна ведь и человеком, и колдуном весьма уважаемым являлся.
Легко сказать – заговори зубы. Это же прерогатива сэра Макса. На худой конец – Мелифаро. Джуффин бы справился. У Лонли-Локли же просто не было таких слов, которые он счёл бы подходящими в такой ситуации. Цензурных – точно. А нецензурщина быстро и надёжно дорушит замок Иафах. К вящей радости сэра Алерая.
В голову сэра Шурфа, зато, лезли теоретические знания о том, как насильственным образом извлечь информацию из разума пленённого врага. Вот потом уже и избавиться можно будет. Ни в какие ворота происходящее не лезет. Такое просто нельзя спускать с рук. Поэтому он решил, что сам разберётся, как ему поступать. В конце-концов, в Мире каждому лучше вообще полагаться только на себя, и ни на чьё содействие не рассчитывать.
Шаг. Смыкающаяся темнота.
-Сэр Цавт, скажите мне, пожалуйста, будьте столь любезны - Вам что, действительно так надоела жизнь? – воля Лонли-Локли обычно могла пробиться сквозь любые барьеры, если собеседник находился в одном с ним Мире. Сейчас же он выплеснул в это предложение сразу всё, что у него накопилось. Иными словами, по напору это можно было сравнить с каменным тараном против соломенных створок, за которыми находилось беззащитное сборище мягкотелых обывателей - мыслей. Впрочем, Безмолвная Речь сэра Шурфа продолжала звучать очень размеренно и негромко, как подобает одному хорошо воспитанному индивиду обращаться к другому.
Ветер успокаивающе прикоснулся к щекам. Над головой распахнулось широченное полотно ночного неба. Даже эти проявления природы были прекрасны, чем и помогли Лонли-Локли охолонуть. Вдохнув остывший воздух полной грудью, он вновь абсолютно успокоился. И всё – спустя всего лишь какие-то мгновения после отосланного Зова. Он теперь уже был расположен к беседе, а не к клеймящей презренного преступника отповеди.

0


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (от 123 года) » Иафах должен быть разрушен?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC