Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Смутное Время » "Мы не мыши, мы не птахи - мы ночные ахи-страхи..."


"Мы не мыши, мы не птахи - мы ночные ахи-страхи..."

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

1. Место действия:
Ехо.
2. Год, дата и время:
Около года до наступления Эпохи Кодекса.
3. Погода:
Ясная тихая ночь.
4. Участники:
Шурф Лонли-Локли, Джуффин Халли.
5. Краткое описание квеста:
Если Вы думаете, что кошмары бывают только во снах – самое время для Вас переменить мнение.

0

2

Сэр Шурф Лонли-Локли продрал глаза от сладкого сна благодаря настойчивому Зову своего непосредственного наставника и едва ли не хозяина, Кеттарийского Охотника. Не проснувшийся до конца, он первым делом бросил взгляд на циферблат часов, стрелки которых было бы вовсе не различить в кромешной темноте комнаты, если бы он, как и все угуландцы, не был наделён способностью видеть в почти полном мраке. Однако, укорять шефа и учителя в том, что тот разбудил его в неурочный час, Шурф не стал, потому что до него практически сразу дошло, что тот не стал бы беспокоить его в три часа ночи без веских причин. Сэр Халли, конечно, был человеком, склонным время от времени поэкспериментировать с другими, однако, до бессмысленных и мелких издевательств, какими только поступившие в Королевскую Высокую Школу студенты уже и то не балуются, не опускался. Поэтому Лонли-Локли спокойно выслушал всё, что ему сказали, поднялся, умылся, оделся, не забыв свои Перчатки Смерти, и отправился на улицу.
По Ехо летали бесформенные, чёрные, похожие то на летучих мышей, то на воронов, то на каких-то косматых чудищ из древних легенд, уже почти полузабытых даже старожилами, ночные кошмары и завывали клочья бессловесной жути. Младшие демоны, поодиночке вообще не опасные, но целым скопом… Хуже всего было то, что они могли захватить сознание людей, даже не прикасаясь к ним, и, воздействуя на него, вызывали депрессии, срывы, а у самых слабых личностей – даже суицид. Выпивали всякую радость. Даже воздух стремительно охлаждался в их присутствии.
Их было много. Они наводнили весь город и продолжали прибывать.
«Плохо. Видимо, где-то для них открыт путь… Из того Мира, который является для них родным, в наш…» - причём не обязательно это сделал Магистр-злоумышленник. Такие ходы, если верить Чиффе, появлялись там, где ткань реальности чрезмерно истощалась. Колдовство и иные человеческие поступки влияли на это лишь постольку-поскольку. Скажем так – как вирус действует на ослабленную иммунную систему человека, когда одни заболевают, а другие – нет. Вот и здесь бреши возникли лишь в предрасположенных для этого точках.
Не без потери времени сэр Шурф упорно добирался до места, указанного ему сэром Халли. Истребляя по пути всё, что перемещалось, не касаясь земли, поглощая свет фонарей – да и вообще любой свет на своём пути, будто это деликатес. Твари источали ненависть ко всему живому и дышащему. Даже не ведающего, казалось бы, страха сэра Лонли-Локли порядочно проняло. До мозга костей, как любят говорить в таких случаях писатели.
«Хотелось бы верить, что он уже там… Перспектива отбиваться от этих потусторонних созданий в одиночку меня как-то не особенно прельщает…»
Нет, до ребёнка, истошным голосом зовущего мамочку, сопровождая вопли громогласным рёвом в три ручья, ему было ещё далеко… Но ощущение смертного холода в груди и желание сомкнуть глаза и отдаться на волю случайности Шурфу откровенно не нравились.

+1

3

Джуффина Халли было тяжело пронять. За годы своей жизни он видел всякое, со многим из этого он успешно справлялся, а небольшой список исключений у него имелся словно бы просто порядка ради, ведь исключения есть всегда. Правда, не раз он слышал мнение о том, что список исключений у него существует только до поры до времени, пока исключения из списка не взбунтуются, и он не причислит их к числу прочего побежденного. Кеттариец был, конечно, польщен, однако сам он знал, что ошибки бывают даже у самых сильных и у него они тоже были. Но разговор сейчас не об этом.
Так вот, сэра Халли было тяжело пронять, еще тяжелее его было удивить и совсем тяжело – огорошить. Кеттарийский охотник всегда был словно бы умнее на шаг, быстрее на шаг и осведомленнее на шаг. Наверное, именно поэтому юноши с горящими глазами (не всегда, к слову, юноши, иногда даже старцы) выстраивались в очереди и бесконечно много раз просили его принять их в ученики. Каждый из них жаждал великих свершений и людского признания, последнего, к слову, у Джуффина не было. Это в будущем он станет великодушным Па-а-ачтеннейшим Начальником Тайного Сыска города Ехо, этаким добрым волшебником (по словам Макса), но тогда люди предпочитали с ним не связываться. Даже заказчики и те опасались знаменитого Кеттарийского Охотника.
В общем, за пустяки Джуффин не брался, уже давно заимев привычку выбирать то, что ему интересно. Все остальное же он великодушно оставлял другим. Однако Времена все еще Смутные, чтобы там не говорили об их скором окончании, потому, когда город посетили непонятные черные гости из другого мира, ему волей-неволей пришлось браться за дело. И первым, что он сделал, допивая камру и смотря в окно, это, конечно же, послал зов сэру Шурфу, чтобы не только ему сна лишиться и на дело отправляться.
Любая ткань изнашивается, а ткань между мирами – тем более. Вероятно, где-то случился разрыв и эти довольно безобидные (все относительно) демоны неожиданно оказались не там, где им положено находиться. Жителей это совсем не порадовало, времена и без того неспокойные, а эти твари пожирали их жизненную силу, приводили город в уныние и подводили к верной смерти. Полицейские за каких-то несколько часов устали снимать с мостов несчастных людей, желающих со всем этим покончить. А покончить со всем этим нужно было совсем иным способом: для начала не подкармливать тварей жизненной энергией, то есть спрятаться и не поддаваться, а дальше дело за Джуффином и его верным спутником Лонли-Локли – они найдут разрыв и искоренят его. Тварей же застрявших здесь они уничтожат. И все, простой и незатейливый план.
На место встречи с Шурфом, кеттариец явился Темным путем, от тварей же, что желали его заразить, он отбивался даже не пачкая руки – прикладывал к вискам указательные пальцы и кошмары разлетались, уничтоженные Истинной магией. Это самые азы, правда, прием мало кому известный, ведь изучать азы – самое сложное, а все остальное обычно как-то само собой выходит.
- О, Шурф! – Приветствовал своего ученика Кеттарийский охотник, улыбаясь так, словно ничего и не происходило. – Ты уже оценил наших гостей? Итак, нам нужно скорее найти разрыв, из которого валят эти чудища, чтобы прикрыть поток. А после уничтожить тех, что останутся. Есть у меня одна любопытная теория….
Джуффин позволил себе бездельничать, полагаясь на Шурфа Лонли-Локли, тем временем он делился своими мыслями, чтобы составить план действий. Ну и послушать, что скажет Шурф, вдруг его это натолкнет на какие-то полезные мысли.
- Какое воздействие они оказывают на людей? – поинтересовался Джуффин почти будничным тоном.

0

4

Шурф отлично понимал, что просто так его учитель вопросы не задаёт. А, значит, и сейчас у него есть какие-то соображения. Но Чиффа их не озвучит, пока ученик не выскажет свои. Так что пришлось усиленно работать головой. Это при том, что хотелось забиться в ближайший угол и соорудить вокруг себя непроницаемую стену, через которые ни эти существа, ни их энергия пробиться не сумеют. Даже ему – а что творилось с горожанами в таком случае? Вот именно.
-Весьма отрицательное. Я полагаю, что этой ночью некоторые особо чувствительные к психологическим воздействиям люди покончили с собой или сотворили немало других похожих на эту глупостей… - начал вслух размышлять Лонли-Локли, - И не у каждого хватит воли бороться с этим…. Лично мне самому сейчас хочется опустить руки, сесть прямо на мостовую и отдаться на милость судьбы... кому-кому, а наставнику Шурф лгать даже не пытался, знал, что бесполезно, а, даже если и мог бы, не видел в том необходимости, - То есть даже не судьбы, а этих тварей, которые, я не сомневаюсь, в относительно короткие сроки выпили бы из меня жизненную силу и либо убили бы, либо… - его глаза на мгновение распахнулись чуть шире, - …обратили в такого же, как они. Сэр, я почему-то уверен, что они на это способны. Только не просите обоснования, я пока не могу подобрать слов, мне нужно время… И изучить их лучше.
В данный момент он был почти убеждён, что упускает нечто важное. Точнее, они упускают, и он, и Кеттариец. Эти твари были, вероятно, чем-то большим, чем сейчас казались. А, может быть, и нет. Суть была в том, что Шурф ощущал какой-то неразгаданный, ненайденный фактор, но не мог его определить. Пока что.
-Давайте поторопимся, сэр… - интуиции казалось, что, если они промедлят хотя бы одну дополнительную секунду – случится нечто непоправимое или просто ужасное. Может быть, очередная навеянная кошмаром иллюзия. Хотя, Лонли-Локли надеялся, что ночные страхи ещё долго не будут иметь над ним никакой власти. Пока он не вымотается настолько, что не сможет больше ничего им противопоставить. Однако, Шурф полагал, что к тому времени их в городе уже не останется. Надеялся на это, если быть честным хотя бы с самим собой.
«Они питаются… Или просто всеми силами уничтожают то, что им ненавистно? Свет, положительные чувства, тепло… Важно ли выяснить это для того, чтобы их уничтожить? Да. Разумеется. Нельзя воевать с врагом, которого не знаешь в лицо... Или просто не готов увидеть в лицо... Иначе, действуя наугад, мы можем ухудшить положение... Вдруг, вместо того, чтобы их истребить, мы увеличим их мощь?»
Огромный плотный сгусток тьмы бесшумно опустился на них с небес, заслонив звёзды. От висков к внутренней стороне глазных яблок Шурфа потянулась ноющая боль, вдох наполнил лёгкие холодом и пустотой. Однако, через секунду всё закончилось, да так, что Лонли-Локли, не понимая, произошло ли это на самом деле или просто почудилось ему - этакая новая, оригинальная попытка деморализовать его. И взглянул на сэра Халли, чтобы узнать, произошло ли то же самое с тем, или полуодушевлённая тень, как будто попробовавшая Шурфа на вкус, была видна ему одному и предназначалась только для него. И понял - либо сэр Халли справился со своей частью тени так легко и быстро, что сторонний наблюдатель не успел бы ничего заметить, либо та вообще его не коснулась.

+1

5

Джуффин привык все продумывать. Он вообще любил думать, разгадывать загадки и анализировать, ведь это большое удовольствие, оказываться в конечном итоге правым. И опыт прибавляется, и знаний становится больше, а умения – шлифуются и оттачиваются. В такие времена нет ничего полезнее, чем знания, опыт и сила, они все непрерывно связаны между собой и их ни в коем случае нельзя ценить отдельно друг от друга. У сэра Халли было право об этом судить, ибо этап был пройденный и свое количество ошибок для осознания сего факта он уже совершил.
Так вот, Джуффин Халли не привык действовать поспешно и необдуманно. Конечно, бывало всякое, иной раз случайно на Темную сторону перескочит или самонадеянно решит, что одного трюка хватит или в человека неправильного поверит. Но в большинстве случаев, Кеттарийский Охотник был осмотрителен и в каждой ситуации привык сначала думать, а после действовать. И теперь, столкнувшись с непонятными черными сгустками, что напоминали не то мрачных ворон, не то неприятных летучих мышей, Джуффин тоже думал, а не действовал. Хотя действовать уже было пора, люди подвергались нападкам, а твари набирали силу и уже начинали чувствовать себя, как дома, хотя на деле-то они были незваными гостями. Даже Шурф и тот поддавался их влиянию, а значит, существа действительно сильные. И только Халли упорно им не поддавался, хотя, если признаться честно, его уже посещали сомнения, которые формировались в мысли о том, что они не справятся, но он мужественно отгонял их от себя.
- Может, и способны, - Протянул Джуффин задумчиво и что-то промычал себе под нос, после чего поглядел на своего ученика. – Ты совершенно прав, Шурф.
Именно такое воздействие оказывали эти незваные гости на людей и вполне возможно, то что они были способны обращать своих жертв обращать в себеподобных. Мало ли, на что способна людская фантазия? Да-да, все верно, сэр Халли был практически уверен, что этих тварей придумали люди. Необязательно недавно. Возможно, какой-то ребенок боялся темноты и заселил темную часть дома такими чудищами, а в другом мире, в другой реальности, был такой же дом и в нем действительно жили такие чудища, они развивались, размножались и олицетворяли все страхи людей. А после ткань реальности треснула под гнетом чего-то и все, пугающие черные демоны вырвались в мир, где им не было места. И все это было даже неудивительно, в такие времена, когда любая ткань реальности могла порваться из-за происходящего в их мире. Конечно, это была лишь теория. Но на данный момент у него не было другой, потому нужно было проверить эту.
- Где в последний раз случалось что-то страшное, сэр Шурф? – задал свой следующий вопрос Джуффин. – Я думаю, что эти существа вырвались благодаря людям. Они олицетворяют страхи, упадок, боль. Люди под их гнетом желают покончить жизнь самоубийством. Отчего устали люди? От войны, Шурф. Я думаю, что сами люди, страдая, породили этих существ и выпустили, когда их страдания достигли апофеоза.
Джуффин не удивился, когда практически на них опустился плотный черный сгусток. Он душил, забивая легкие. Он заполнял тело негативом. И словно бы делал все, чтобы не позволить себе воспротивиться, но кеттариец не собирался сдаваться, он прикрыл глаза, пытаясь избавиться от морока, подумал о том, как любит жизнь, как все хорошо и насколько все будет чудесно в будущем. Это, как ни странно, придало ему сил, а через мгновение он уже приложил указательные пальцы к вискам и ударил своей силой по черной пакости. Она, как и ожидалось, рассеялась.
- Нам нужно скорее найти место, откуда все началось, и поскорее закрыть пространственную дыру, иначе все станет только хуже. – Сообщил он Шурфу, оправляя свои одежды.

+1

6

Было не так-то просто ответить на вопрос сэра Халли о том, где именно в городе происходило что-то плохое. Война. Что означало – список бедствий, обрушивавшихся на население Ехо, регулярно пополнялся. Самые адекватные и здравомыслящие люди давно переехали туда, где поспокойнее, некоторые вообще покинули границы Соединённого Королевства. Те, кто остался, были каким-либо образом завязаны на то, что творилось в столице – например, сами состояли в Орденах, имели там родственников, а некоторые просто не знали, куда бежать, и не могли решиться оставить свои родные дома и места, к которым привыкли от рождения. Эти последние и были, кстати, самой лёгкой добычей для таких вот демонов и духов – их воли не хватило даже на то, чтобы бросить своё добро и спасать себя, они являлись рабами своих привычек, традиций, обычаев, обычного упрямства или скудоумия. А первые запросто могли призвать тварей сами. Дабы поразвлечься, например. Чувство юмора у некоторых людей, как известно, отличается особым своеобразием. Что-то в этом даже было - но платить чужими жизнями...
«...рационально, только когда у данного поведения имеется некая чёткая цель. Интересно, а Орден Семилистника в курсе происходящего?» - впрочем, Лонли-Локли отлично понимал, что решать проблему им придётся самим, от Магистра Нуфлина и леди Сотофы в лучшем случае приходилось рассчитывать лишь на некоторую, самую общую, помощь. Они с Чиффой – последний заслон между этими существами и всеми остальными. А вот если те их съедят – тогда, может быть, кто-то ещё проявит активность. Вообще, для сильных Мира сего эти кошмары не представляли собой ровным счётом ничего опасного, страдать будут только самые слабые. Так что Магистры, по крайней мере, достигшие ранга Старших, не говоря о Великих, могли спать совершенно спокойно. Наверняка окружив резиденции такой защитой, сквозь которую и Лойсо Пондохва в одну секунду не прошёл бы. А послушники… Да кто и когда жалел или щадил послушников?
«Нет уж…» - подумал Шурф, ощущая, как в душе закипает расчётливый, строго дозированный гнев, - «Вы у нас как по собственной вотчине разгуливать не будете…»
И тут ему кое-что пришло в голову. Даже удивительно, почему сразу не додумался… Полвека спустя такая идея была бы для него куда привычнее и, скорее всего, дошло бы гораздо быстрее. Но и без того дошло. Наконец-то.
«И не говорите мне, что сам Чиффа об этом не подумал, не поверю…»
-Сэр, а Вам не кажется, что места прорыва было бы проще всего поискать на Тёмной Стороне, где они становятся зримыми? – своё первое путешествие на ту сторону Мира Шурф Лонли-Локли запомнил замечательно. Главным образом благодаря восторгу, который тогда ощутил. Даже не так – радость и счастье снова стали доступными, и при этом не приходилось опасаться, что Безумный Рыбник захватит контроль над телом. Впрочем, подобная эйфория не грозила отвлечь его от работы. По крайней мере, тогда ей это не удалось. Разве что в арсенал грёз Лонли-Локли добавились колдовские пейзажи другой стороны Ехо.

+2

7

Разумеется, сразу сказать, где люди пострадали больше всего, не представлялось возможным, ведь война ударила по всем. Смутные Времена оставили свой отпечаток на каждом человеке, все что-то теряли, чем-то расплачивались и отчего-то страдали. Любой или практически любой человек был волен предаться отчаянию и страху, тем самым порождая подобных демонов. Почему Джуффин Халли считал, что эти порождения итог человеческого отчаяния, а не какая-нибудь чересчур остроумная шутка от какого-нибудь Магистра? Это можно назвать интуицией. Или даже логикой. Конечно, можно было предположить, что этих существ создал кто-то не руководствуясь логикой, просто чтобы навредить, но Джуффину в это не очень верилось. Обычно злодеи искали хоть какую-то для себя выгоду, а людские страдания едва ли можно было положить в карман. Хотя знавал кеттариец таких садистов, но даже у них были великие планы по захвату мира. Хоть какого-нибудь маленького и захудалого. Или, по крайней мере, они желали молебен в свою честь, как лишнее подтверждение собственного могущества.
А эти существа были бестолковыми и вряд ли поддавались какому-то контролю, скорее просто были нацелены на одно и то же. Люди. Довольно банально и даже скучно. Хотя и выбора то особо не было, только люди так качественно боятся, выплескивая целую палитру самых разнообразных чувств и эмоций – любо-дорого смотреть, не говоря уже о существах, которые этим питаются. В любом случае, Джуффин надеялся справиться с этим как можно скорее и после заняться чем-нибудь более интересным, да просто камры с Шурфом выпить, например. Или принять какой-нибудь заказ.
- Сэр, а Вам не кажется, что места прорыва было бы проще всего поискать на Тёмной Стороне, где они становятся зримыми? – Джуффин, отвлекшись от своих мыслей, согласно кивнул.
- Разумеется, - отозвался он, в очередной раз отгоняя тварей, которые так и скапливались вокруг них, видимо, сломить более сильных было привлекательнее, чем нападать на слабых. – Я бы даже сказал, что найти их здесь не просто сложно, а практически невозможно. Приготовься.
И не тратя время на церемонии, Джуффин обнял Шурфа за плечи и прикрыв глаза, почувствовал, как тело словно бы теряет свои очертания, всего мгновение и открыв глаза, кеттариец хлопнул Лонли-Локли по плечу. Они уже стояли на Темной Стороне города Ехо. Осмотревшись, кеттариец довольно хмыкнул себе под нос. Это место всегда вызывало у него только положительные эмоции. Красота. Совершенное место.
- Думаю, что тебя даже факт отсутствия стража не огорчит, - с улыбкой сказал Джуффин, смотря на своего спутника. – Но я думаю, что он бы нам не помешал. Что ж, придется тебе надеяться только на мое могущество. Я займусь тем же.
Чиффа был готов поспорить, что Шурф был готов на что угодно, лишь бы оказаться на Темной стороне, настолько сильно ему там нравилось. А риск остаться там дольше, чем следует или не суметь вернуться – это так, неплохая приправа к общему удовольствию. Ну и тем лучше, рисковых парней Джуффин любил, а с путешествиями на темную сторону у него уже давно не было проблем, разве что спутников без стража водить он не решался, мало ли как оно все может повернуться. Темная Сторона насколько красива, настолько и непостижима. Но думать об этом сейчас – не лучшее время, она все слышит и чувствует, еще не хватало, чтобы сыграла против них.
- Что ж, - кеттариец покрутил головой, осматриваясь, и даже принюхался. – Чувствуешь ли ты что-нибудь, Шурф?

Отредактировано Джуффин Халли (2013-02-26 23:11:43)

0

8

Поначалу Тёмная Сторона показалась Лонли-Локли такой же, как обычно – те же удивительные краски, будто раскрашивал её художник-имажинист, щедрыми движениями вдохновенной кисти, то же ощущение возвращения домой, тот же живой, зримый ветер, в котором чувствовался шёпот волшебного напева о нетронутом чуде… От его ласковых, успокаивающих, любящих прикосновений Шурф улыбнулся, счастливо и светло. Ему никогда не хотелось уходить отсюда – куда, зачем? Опять к тревогам и заботам? Пока есть Тёмная Сторона, с Ехо, да и со всем Миром, не приключится ничего дурного… Ну да, пока есть. Приходилось напоминать себе, что они работают для того, чтобы всё это оставалось и дальше. И этот раз ничем не отличался от предыдущих. Лонли-Локли сперва даже усомнился, а правда ли здесь что-то может быть не так… Однако, вскоре Шурф понял, что в чудесный ритм вкрались нотки дисгармонии, и радостное тепло, трепет от безмолвного обещания прикосновения к одной из самых сокровенных тайн мироздания, непривычное воодушевление сразу покинули его. Ветер был болен. Да и вся Тёмная Сторона определённо не являлась здоровой. Ему даже почудились нотки жалобной мольбы ребёнка, у которого что-то болит, да так, что не даёт покоя ни ночью, ни днём.
«Конечно, родная, сейчас мы тебе поможем… Потерпи ещё немного…»
-Разве Вы не слышите? Не видите? Не чувствуете? – он не сразу смог сдержаться, и, лишь когда слова уже вырвались, понял, насколько они несправедливы, - Простите, Чиффа… - теперь стало видно злое отчаяние на дне его глаз, которое и заставило его такое сказать, - Но… Я думаю, ветер покажет нам, где находятся раны… Она сама хочет, чтобы мы ей помогли… - на самом деле Лонли-Локли боялся потерять возможность видеть это прекрасное, хотя и небезопасное, место – боялся так, как ни один врач не страшится за больного. И с трудом держал себя в руках. Ему не приходило в голову, что та тень могла что-то с ним сделать. Но теперь ему начинало казаться, что Чиффа может намеренно не торопиться помогать Тёмной Стороне. Не торопиться? Они же так оперативно примчались сюда, сейчас займутся делом… В таком случае - что за глумление он заметил в зрачках этого существа, так похожего на человека? – «Мне всё это кажется… Не может такого быть… Да, бывают люди и получше, чем мы с ним… Это бесспорно. Но, по крайней мере, Чиффа – тот, кто во многих отношениях даже более ответственен, чем я… В тех областях, например, где я просто пока что мало понимаю… Вот как здесь… Всё в порядке. Всё будет хорошо, и не с таким справлялись…» - но голос здравого смысла не заглушал новорождённой подозрительности. "Держись подальше от этого типа…" – шептала она, - "Как только он утратит бдительность хоть на минуту, ты должен скрыться…" – «Догонит… Обязательно. Это он умеет едва ли не лучше всего… Если не считать многочисленных способов отнятия жизни и игры в крак… Да и зачем я буду убегать от собственного наставника, от человека, который столько раз спасал мне жизнь?» - "Он использует тебя… Ты так и собираешься это терпеть?" – Шурф сглотнул, сделал вдох и выдох, как его учили, и стало немного легче. Ему больше не казалось, что сэр Халли в любой момент готов обратиться в кровожадного, голодного монстра, как только глупый молодой человек рядом с ним утратит бдительность. Более того, все эти подозрения показались Лонли-Локли постыдными и смехотворными. Он только очень надеялся, что Чиффа не читал его мыслей, когда он размышлял о подобных нелепостях. На полном серьёзе, подумать только!
Но холодный червячок паранойи, свернувшийся в его груди, не исчез, лишь на какое-то время задремал. Червячок, да? А ведь есть на свете такие твари, которые размножаются такими вот маленькими личинками… А здесь, на Тёмной Стороне, с её изменёнными временем и пространством, опасность могла возрасти в несколько раз. И нет ли какой-то особой причины в том, что инстинкт, который Шурф пока что принимал за свой собственный, гнал его от учителя? Увы, пока что он не задумывался ни о чём таком, поскольку даже не подозревал, насколько серьёзным может быть то, что с ним происходило.

+2

9

Страх — дитя праздности, пока человек деятелен, ему проще сохранять ясный ум и спокойное сердце. Ну, по крайней мере, с ума от ужаса не сойдет, а вот у бездельника на это все шансы. (с)

Конечно, он видел и чувствовал. Такое нельзя было не ощутить, просто Джуффин, если работал не один, привык контактировать со своим спутником, тем более, если он ученик. Тут дело было даже не столько в процессе обучения, сколько в желании сосредоточиться и не растеряться, не потерять связь с Шурфом, ведь неизвестно, как отражаются на этой стороне их «иностранные» гости. Если на другой стороне Ехо он признался в том, что поддается их влиянию, то на Темной Стороне все могло произойти. Джуффину бы очень не хотелось, чтобы их вылазка на дело обернулась плачевно, а то, как Шурф повел себя, не предвещало ничего хорошего. Интуиция сэра Халли разве что не сигналила красными огнями, разрывая его на куски. Дело было нечисто, Шурф на Темной Стороне контролировал себя еще лучше, чем в обыкновенной жизни, несмотря на различия в его поведении. Чиффа, действительно подобно лисице, наморщил нос, принюхиваясь, но тут же добродушно ухмыльнулся в ответ на извинения Шурфа, дескать, ничего страшного, бывает. Показывать свои подозрения Джуффин не спешил, напротив, решил продолжать все в том же духе, но внутренне он уже напрягся, собрался и был готов незамедлительно действовать. Признаться, Шурф беспокоил его куда больше всего прочего, хотя Джуффин и понимал, что происходящее с его подопечным напрямую связано с происходящим в Ехо. Стало быть, самое время как можно скорее проблему решить.
Ненавязчиво наблюдая за Шурфом и прислушиваясь к своим ощущениям, кеттариец не забывал смотреть по сторонам. Темная Сторона действительно страдала. Он чувствовал, как этот диковинный мир трещит по швам, хоть и пытается обмануть их (а он ли пытается?) ощущения, но Джуффин знал это место хорошо, настолько хорошо, насколько вообще возможно знать непостижимую Темную Сторону. И явно ощущал что-то лишнее. Разрушающее. Гнетущее. От этого чувства живот стягивало судорогой, внутри что-то переворачивалось, и к горлу подступала тревога. Но Джуффин отмахивался от этих ощущений, отгораживаясь и ища причину. Она должна была быть здесь.
Закинув голову, Кеттарийский Охотник прищурился, ожидая увидеть небо прекрасного лилового цвета, и заметил то, чего не увидел сразу. Джуффин был готов проклясть себя за глупость. Он слишком отвлекся и не углядел подозрительных словно бы прорезей в небе, создавалось ощущение, что небо Темной стороны трескается и вот-вот осыплется мелкими мертвыми кусочками. Это не бросалось в глаза и не замечалось сразу. На первый взгляд небо было прекрасным, пушистые облака бежали в своем ритме, и ничего не предвещало беды, но если приглядеться, то там, за облаками, небо словно проламывалось под какой-то тяжестью. И это было откровенно плохо.
- Нам нужно действовать быстрее. – Решительно и твердо сказал Джуффин, недовольно морща лоб. – Оно уничтожает Темную Сторону. Если мы опоздаем, то, боюсь, всех нас ждет довольно печальная участь, ровно, как и все Соединенное Королевство. Можешь попробовать проверить, не создали ли такой эффект магической силой? Я имею ввиду, не является ли это муляжом?
Вот так не самое интересное дело обернулось чем-то уму непостижимым. Джуффин за свою жизнь повидал многое, право слово, но с таким сталкивался впервые. И проигрывать этому не собирался. Многое можно было предположить: тот, кто сотворил это, скорее всего, имеет разум и имеет цель; все происходящее – это магия довольно высокого уровня и неприятного воздействия. Стало быть, существо нужно было найти, а магию его – разрушить. Джуффин прищурился, задумавшись и попытавшись припомнить хотя бы что-то похожее, но голова упорно отказывалась работать в нужном направлении.

Отредактировано Джуффин Халли (2013-02-27 21:31:40)

+1

10

Лонли-Локли послушался наставника и добросовестно сосредоточился на изучении окружающей реальности – если такое слово вообще применимо по отношению к Тёмной Стороне, - посредством собственных внутренних ощущений. Вот в такие моменты обострённое предельной концентрацией восприятие играло для него воистину неоценимую службу, окупая неприятные ощущения, которые он испытывал во время контакта с во всех смыслах – в движениях, ритме дыхания, речи, - разбалансированными людьми. С другой стороны… Чем выше какое-нибудь умение – тем сильнее отдача. Соответственно, сэр Шурф, поначалу испытавший лишь смутное беспокойство, идущее с ДРУГОЙ стороны, вдруг в единый миг "прозрел", поняв всё… И увидев источник бедствий Ехо. Увидев тем, что люди в некоторых Мирах называют "третьим глазом" или "шестым чувством". А это НЕЧТО увидело его. Может быть, оно даже облизнулось. Облизнулось на него и ласково окликнуло зародыша, оставленного внутри Лонли-Локли напавшей на него тенью. Ужас и смертный холод были в улыбке неописуемой твари, имя которой – воплощение Ужаса как такового. Холод сковал его тело мгновенно... С одним из ЕЁ младших отпрысков Шурф познакомился в плену у мёртвых Магистров Ордена Ледяной Руки. В какую же тьму случай и судьба открыли Дверь? Как это вообще было возможно? С другой стороны, Смутные Времена… Кто-то, видимо, провёл магический ритуал, пытаясь призвать пару-тройку демонов из измерения непроглядного мрака, но что-то пошло не так. Вероятно, тот допустивший ошибку глупец был съеден первым, а младшие существа наводнили столицу. Кроме как количеством своим, они не представляли почти никакой реальной опасности – ТЕПЕРЬ Шурф это отлично понимал. В сравнении с ДРУГИМ – уж точно.
Может быть, всё было не так плохо и ОНО преувеличивало свою мощь в глазах глупого мальчишки, который дерзнул пожелать взглянуть на неё? Не исключено. Но было ясно, что люди в Мире, откуда пришли ОНИ, не было места никому из людей. Ни один человек не выжил бы там. Именно оттуда приходят все страхи и кошмары, подсознательные или выдуманные богатой фантазией, ведь ничто и никогда не появляется из ниоткуда, так не бывает… Сам же Чиффа мог бы и заранее подумать – если неведомой твари под силу подточить Тёмную Сторону, покрыть трещинами очарованное небо, какой она должна обладать мощью? При этом она совершенно определённо так и не выползла с ТОЙ стороны. Вероятно, не могла покинуть тот Мир по определению. Но и распахнутой Двери было достаточно для того, чтобы демоны и духи поменьше вырвались на свободу, а её собственное дыхание отравило вторую сторону Мира.
Шурф Лонли-Локли не выдержал открывшейся ему истины… Или того, что кто-то хотел выдать ему за истину. Он смертно побледнел, ещё недавно ясные серые глаза закатились и он попросту потерял сознание. Со стороны могло показаться, что умер – потому что дыхание сократилось до минимума, в таких случаях прикладывают зеркальце или пёрышко к губам человека, чтобы понять, жив он или уже отбыл.

+1

11

Все медленно и верно выходило из-под контроля. Джуффин полагал, что разорвать небо Темной Стороны довольно тяжело, за то можно было создать таковую иллюзию для гостей – это, по крайней мере, могло быть по силам какому-нибудь магистру. Сэр Шурф смог бы так «украсить» небо при желании, именно поэтому кеттариец и попросил его оценить работу, дабы знать наверняка. Но случилось непредвиденное.
Джуффин тоже осматривался и прислушивался к своим ощущениям, пытаясь скорее найти лазейку к разгадке, чтобы покончить с этим. Он не торопился, но собирался начать действовать оперативно как можно скорее, сразу после того, как появится хоть какая-нибудь зацепка, потому как кроме странных догадок и предположений у них ничего не было. А они, как известно, довольно бессмысленны, если действовать в соответствии с ними нельзя. Кеттариец пытался вспомнить что-то похожее или, по крайней мере, почувствовать природу всего происходящего, но ничего. Темную Сторону словно бы закрывали от него, прятали, упорно пытаясь подсунуть неумелый дубликат, украшенный беззаботной, нездоровой «нормальностью». Он знал, что она нездорова и знал о том, что его пытаются обмануть, однако это не хотела признавать та самая проблема, которую им предстояло порешить. Создавалось впечатление, что его хотят убедить в обратном, совсем неумело, без логики, просто интуитивно, дескать, старый ты дурак, из ума выжил, все здесь славно, ты просто себя накручиваешь.
А после Лонли-Локли едва не вздумал помереть. Когда Джуффин краем глаза увидел, как Шурф в мгновение побледнел и, прерывисто вздохнув, потерял сознание, то даже сам не заметил, как успел подхватить его, прежде чем безвольное тело бы повалилось на землю. Мертвенно бледный он дышал очень слабо, тихо и медленно, но Джуффин чувствовал в нем жизнь и ни минуты не сомневался в этом. Однако, не зная, что происходит на Темной Стороне, и как все будет продолжаться, Джуффин решил, что безопаснее будет вернуться. Во всяком случае, на другой стороне он сможет подлатать Шурфа и узнать, что тот увидел или почувствовал. И оставить его там, если вдруг вернуться на Темную Сторону для него будет проблематично.
Без труда подхватив Шурфа на руки, Джуффин прикрыл глаза, явственно представляя комнату в одном из излюбленных трактиров, который он периодически навещал. Владельцем был его старый добрый знакомый, который умел хранить тайны. И таких мест, где можно укрыться и отдохнуть, кеттариец имел много, но это показалось ему самым приемлемым – там им точно никто не помешает.
Вернуться удалось без всяких проблем. Джуффин даже польщено хмыкнул себе под нос, позволив себе мгновение другое наслаждаться собственным могуществом. Тем временем он сгрузил Лонли-Локли на постель, осмотрелся и выглянул в окно, отмечая, что улицы опустели, люди, наконец, додумались попрятаться. Черные сущности все еще летали и хозяйничали в темном и устрашающем Ехо, но их становилось все меньше, видимо, пищи не хватало. Тем лучше, пусть дохнут. Чиффа недовольно поморщился, видя, в каком плачевном состоянии находится его любимый город и даже допустил мысль о том, что Смутные Времена и те были милостивее по отношению к улицам.
Вернувшись к Шурфу, Джуффин вытянул ладони над его грудью, неприкасаясь, и между пальцев и на ладонях завиднелось светлое свечение. Тело функционировало нормально. Оно охотно отзывалось на его невесомые прикосновения, словно бы ничего не тая, но это Джуффина только насторожило. Он уже чувствовал себя обманутым сегодня, там, на Темной Стороне, когда тоже сам чувствовал проблему, но все говорило об обратном. Даже растрескавшееся небо вмиг приобрело прежние цвета, восстанавливая иллюзию порядка. Кеттариец прищурился, пытаясь отыскать то, что пытается его дурить. Его даже злило эта невозможность найти что-то, кроме своих предчувствий. Но ничего. И в первый, и в пятый, и даже в седьмой осмотры. Тогда Джуффин решил, что у него есть еще один вариант узнать личное и спрятанное. Может быть, его и пытались обдурить, но не зря ведь Джуффин уже не один год и даже не одно столетие носил прозвище Чиффа. Он тоже был хитер.
Улегшись рядом с Шурфом, Джуффин отправился в его сон. Сны всегда были его стихией и отличным способом что-то узнать.

+1

12

Вокруг был лишь кромешный мрак, ни верха, ни низа, ни лева, ни права, ни "вперёд", ни "назад", и тому, кто брёл сквозь эту тьму и уже почти не ощущал себя человеком, казалось, что он устало шагает на месте. Он мог бы поклясться, что плачет, но, может быть, это ему только казалось. Что совершенно точно – в его глазах остались только потерянность и пустота. А, увидь Шурф себя со стороны – заметил бы, что выглядит как ребёнок лет двадцати пяти, может быть - тридцати, но уж никак не старше. Потерянный в платяном шкафу своих ночных кошмаров маленький мальчик, совершенно точно знающий, что помощь не придёт. Вся жизнь казалась Лонли-Локли сейчас жестокой выдумкой, прекрасной сказкой, предназначенной для того, чтобы сделать его пребывание здесь, в этой чёрной пустоте, больнее. Он готов был поверить, что не было у него ни матери, ни отца, ни друга-лиса, что он никогда не был Магистром Ордена Дырявой Чаши и Безумным Рыбником – потому что в той ипостаси ему нередко бывало весело, а сейчас всё, связанное с радостью, чудилось ему вымыслом.
А ещё холод. Лёд сковывал его движения, мешая двигаться. И, хотя Шурф подсознательно чувствовал, что будет замерзать только до тех пор, пока верит в реальность происходящего, он ничего не мог с собой поделать.
Но он шёл, потому что не мог не двигаться. Иначе не чувствовал, что существует.
Раз в… Какой-то промежуток времени до него доносились звуки. То чей-то визгливый безумный хохот, то звук упавшей капли, то ворчание какого-то немыслимого для человеческой фантазии зверя… И Шурф вдруг понял – он умер, это посмертное существование. Так теперь будет всегда. Без исключения. Он вдруг вспомнил – ему позволили вспомнить, - тепло своего тела, приятное прикосновение к коже солнечных лучей, свежий ветерок, меняющее цвет небо, вкус свежесваренной камры и запах выпечки, а ещё весь диапазон ощущений, которые испытывает мужчина, находя женщину – от самого начала знакомства до того, о чём кому ни попадя нормальные люди обычно не рассказывают… Наверно, это должно было усилить отчаяние, которое начало притупляться – что совершенно не устраивало кормящуюся "личинку", - однако, Лонли-Локли вдруг припомнил пронзительный и холодный взгляд светлых, почти прозрачных, глаз своего учителя. "Всё было правдой, а вот сейчас тебе подсовывают фальшивку, и я знать тебя не захочу, если ты так легко позволишь себя провести…" – говорил ему этот уверенный в себе, слегка насмешливый взгляд.
И Шурф рассмеялся. Отрывисто и зло, из одного упрямства. Пожалуй, можно было использовать этот звук для озвучки смеха смертников, знающих, что амнистия им не суждена, но достаточно гордых для того, чтобы не дать себе сломаться.
-Я Вас помню, учитель. Помню очень хорошо, и никакая мразь, выползшая из чрева матери всех Тёмных Магистров, прежде чем родился кто-либо из них, меня не убедит, что Вы являлись вымыслом воспалённого разума, - вслух проговорил он достаточно громко и чётко, пытаясь убедить самого себя.
Мягкие лапы обхватили его – уже не ребёнка, потому что его самосознание вернулось к тому, что и должно было быть, - сзади, и вкрадчивый свистящий мягкий голос, похожий на голос маленькой девочки, прошептал ему прямо в ухо:
-Тогда я съем сперва тебя, а потом и твоё тело, и, может быть, этого будет достаточно, чтобы дожить до следующей добычи… Спасибо за питательный бульончик, ты очень мне помог…
-Ненадолго, тварь… - прорычал сквозь зубы Лонли-Локли, щёлкая пальцами левой руки. Крошечная белая шаровая молния прошила то, что так вольготно расположилось у него за спиной, насквозь.
-Дурачок… Ты думаешь, так легко убить то, что никогда не было живым? – со снисходительным сочувствием поинтересовалось нечто.
-Думаю, что нет. Но я упрямый… - Шурф даже улыбнулся. Здесь это было куда проще, чем наяву. И выпустил ещё одну молнию. Он собирался продолжать, пока не исчерпает доступный лимит шаров, а потом – приложить чем-то ещё. Он не только испытывал глубокое отвращение к смерти, так ещё и от перспективы быть не просто убитым, но ещё и съеденным его мутило едва ли не в буквальном смысле. Впрочем, Шурф был бы рад, если бы его стошнило именно на эту гадость, чтобы ей пришлось долго отчищаться… - «Как будто можно стать ещё более уродливой и вонючей!» - …несмотря на то, что дурнота тоже не была настоящей – тут всё было стопроцентной иллюзией, кроме твари и его "я".

+3

13

Кромешная тьма. Нет ничего. И какой-то необыкновенный холод, пробирающий до костей. Он же страх. Джуффин уже давно не ощущал такого сильного страха, даже не признал сначала. Правда, страх был не его собственный, а чужой. Неудивительно, конечно, ведь сон тоже был не его собственный. На самом деле было довольно рискованно сюда сунуться, зная, что с Шурфом творится что-то неладное, но к чему кеттариец и привык, так это к риску. К тому же, он не знал больше ни одного человека, который был бы ему настолько же предан, так что Лонли-Локли не должен был его подставить. Просто не мог растерять всю веру в своего учителя и забыть все, что их связывало из-за какой-то мистической дряни. Джуффину хотелось верить, что они смогут со всем справиться. Проигрывать, как уже было сказано, он не любил.
« - Шурф,» - позвав ученика, сэр Халли прислушался, мысленно разбивая все стены и щиты, стараясь достучаться. « - Это все нереально, Шурф. Это твой сон, а я в нем. Очнись. Ты здесь хозяин. Слышишь?»
На самом деле, Джуффин не знал, получалось у него оказывать на Лонли-Локли хоть какое-то воздействие или нет. Он хотел, чтобы мужчина если не услышал его Безмолвную Речь, то хоть почувствовал его присутствие. Вспомнил, что он сам хозяин своих снов и своего тела и не вздумал сдаваться на милость поселившейся в нем заразе. В том, что его ученик поймал демона в себя, Чиффа уже не сомневался. И собирался избавить его от этого подарка судьбы, правда, пока не знал, как это сделать без вреда. У него имелись парочка вариантов, но пока основной целью было заставить Шурфа выйти из этого оцепенения. Если Джуффин был прав, то во снах своего ученика он должен быть может и не всесильным, но точно с неплохим запасом сил. Чтобы ими воспользоваться достаточно рассеять этот мрак и вырвать Шурфа из чужих лап.
- Только попробуй поддаться этой твари, и я убью тебя лично! – Заорал Джуффин дурным голосом, даже сам от себя не ожидая такой мощи. – Ты меня слышишь, Шурф? Я не стану церемониться и покончу с тобой собственными руками. Сражайся! Вспомни все, чему я тебя учил!
Мрак дрогнул. Чиффа ликовал. У него получалось. Или, возможно, у Шурфа получалось самостоятельно, но это было не столь важно. Важно было то, что он очнулся. Джуффин снова чувствовал его энергию и слышал его дыхание, как бы странно это не прозвучало. Его ученик был жив, он связно мыслил и боролся. Кеттариец даже сам не заметил, как азартно улыбнулся, явно гордясь своим подопечным. Наверное, если бы Шурф его подвел, то Джуффин бы навеки вечные зарекся никого не учить. Именно этот ученик никогда не должен был его подводить, потому как именно в нем Чиффа по-настоящему верил.
-Я Вас помню, учитель. Помню очень хорошо, и никакая мразь, выползшая из чрева матери всех Тёмных Магистров, прежде чем родился кто-либо из них, меня не убедит, что Вы являлись вымыслом воспалённого разума, – Торжествующая улыбка скривила губы Охотника.
Он слушал чужой разговор, притаившись. Тварь, что пыталась поработить Шурфа, разговаривала голосом маленькой девочки, а он пытался убить её. Попытки были тщетными и пустыми – пока - но выражали борьбу и полное отсутствие смирения. То, что нужно, чтобы такой морок, как этот, не смог до него добраться. Правильно говорят, что сила разума – самое сильное оружие. Если существо верит в свои силы, то оно сильно. Тем более, если это сон. Шурф должен поверить, что демон победим. И не слушать эту заразу в этот момент, ведь она всеми силами будет убеждать его в обратном и играть на его чувствах. Впрочем, был еще другой вариант.
Джуффин шагнул навстречу к Шурфу и гостье_в_нем, когда их осветила блеснувшая молния. Не тратя времени, он метнул сноп своего Серебряного Огня в темную фигуру девочки, а после еще один и еще. Мир дрогнул. То, что можно было считать землей, задрожало под ногами. Послышался истошный, страшный, жуткий вопль, заставивший заткнуть уши. Порыв ветра столкнул его с места на пару шагов назад. А после все стихло. И стало светло. Джуффин огляделся, посмотрел на сэра Шурфа, прислушался к своим ощущениям и кивнул ему, дескать, самое время проснуться.
Они, как водится, проснулись одновременно. Кеттариец поднялся, поправился и потряс головой, пытаясь прогнать звон в ушах. А после надавил ладонью на грудь Шурфа, не позволяя тому подняться, вместо того вытянул над ним руки, которые тут же засветились теплым светом. Чист. На этот раз Джуффин был в этом уверен. С одной справились, но не что делать с остальными. И с небом Темной Стороны. Это начинало злить.
Убрав руки за спину, кеттариец прошелся взад-вперед, после чего повернулся к Шурфу на пятках и посмотрел на него вопросительно:
- Тебе есть что рассказать, сэр Шурф? Нам все еще нужно спасти Ехо. С обоих сторон.

Отредактировано Джуффин Халли (2013-03-01 14:20:04)

+1

14

Разумеется, Кеттариец мог отправить своего ученика к Тёмным Магистрам на кулички и к Лойсо Пондохве в пасть, мог солгать, мог и использовать, но чего тот никогда бы не сделал – так это бросить. И в прояснившемся взгляде Лонли-Локли поначалу было исключительно спокойное доверие. Нет… Ещё, пожалуй, благодарность. Со своей точки зрения, парень не считал, что заслуживал такой вот возни. Ему, болвану, так несказанно повезло, ему не только позволили не умирать, но ещё и чудесам – настоящим чудесам, а не только обычной Очевидной Магии, - обучать взялись, а он… Позорище, иначе не скажешь. Могли бы и побить, Чиффа. Хоть до полусмерти, с дурнями иначе нельзя.
Однако, извиняться он не стал. Только сделал про себя этакую воображаемую заметку о том, что тренировок и работы над собой ему предстоит ещё очень много.
«Пожалуй, следует увеличить их частоту и интенсивность… Но этот график я распланирую для себя позже, сейчас нужно другое…»
А потом он заговорил.
-С Вашего позволения, сэр, поскольку, как я понял, времени у нас даже ещё меньше, чем мы думали раньше, я постараюсь сократить рассказ о том, что смог узнать, до минимума… - восстанавливая дыхания и стабилизируя деятельность организма с помощью всё той же дыхательной гимнастики, Шурф сосредоточился на информации, которую должен был обязательно донести, - Во-первых, вряд ли я – единственная добыча этих тварей. Но то, что будут жертвы, мы знали изначально. Однако, когда мы закроем Дверь, эти существа окажутся в ловушке. Видите ли, наш Мир не предназначен для их существования, потому-то им и нужна подпитка в виде наших отрицательных эмоций. Во-вторых, Тёмная Сторона, скорее всего, сама восстановится, или, по меньшей мере, легко поддастся починке, как только мы закроем Дверь. Знаете… Если Тёмные Магистры существуют – они наверняка порождены тем существом, которое разрушает наш Мир с той стороны Двери… И, если это так, они – её самые младшие дети, - да уж, про "порождение" он говорил той твари вовсе не для красного словца, - Таким образом, я бы сказал, что наша первоочередная задача – Дверь. Потом Вы сможете заняться помощью Тёмной Стороне, а я пойду истреблять оставшихся в Ехо гостей. Мне, по крайней мере, линия нашего дальнейшего поведения видится именно так.
Лонли-Локли, конечно, не настаивал, чтобы в дело пошёл именно предложенный им план действий, но ничего более оптимального не видел. В нём почему-то крепла уверенность, что так будет правильнее всего. И получится. Если они не позволят сбить себя с толку. Поскольку демоны будут активно сопротивляться.
-И, предваряя Ваш возможный вопрос… Да, Вы можете взять меня с собой. Я обещаю, что больше не доставлю Вам проблем… - совсем тихо добавил сэр Шурф, стараясь смотреть прямо в глаза Чиффе, не мигая и ни на секунду не поддаваясь соблазну отвести взгляд. Нет, не было у него детского желания отыграться, взять реванш. Просто… Между прочим, несмотря на то, что он искренне полагал своего наставника крайне могущественным существом, Лонли-Локли, если быть совсем честным, не был совсем уж лишён некоторого за него беспокойства. Да, он видел, каким мог быть Кеттарийский Охотник, когда переставал притворяться человеком. Да, он знал, что тот с несказанной лёгкостью творит вещи, которые с малолетства казались самому Шурфу абсолютно невозможными. Но иногда… Даже с самыми великими и безукоризненными созданиями может произойти всё, что угодно. Абсолютно всё. Лонли-Локли не думал о том, что учитель мог погибнуть, это нет. Но эта тварь… ГЛАВНАЯ тварь, породившая всех остальных… Кто мог точно и наверняка сказать, на что она способна? Что, если Чиффа, отправившись запирать эту Дверь в одиночку, будет принуждён ею остаться по одну с ней сторону – навсегда? И это – самое простое и банальное из того, что приходило Шурфу в голову. Конечно, от него иногда толку было чуть. Как говорил всё тот же незабвенный Лойсо - "не вижу, чем ты можешь навредить". Конечно, иногда в том, чтобы остаться в стороне, не было ровным счётом ничего постыдного. Но… Дело они начали вместе, вдвоём. И до конца тоже должны дойти бок о бок, каким бы ни оказался тот пресловутый финал.
«Не финал, нет. Я не буду так думать. Всего лишь переход на следующий этап, не более того…»
Настроив себя так, Лонли-Локли окончательно успокоился. Теперь был сосредоточен, собран и деловит, как ему и было положено.

+1

15

Сомневаться в силе своего Серебряного Огня ему не приходилось никогда, что правда, то правда. Однако это был сон Шурфа. А во снах силы Джуффина были равны тем, какими наделяли его сновидцы. Так что не было никакой гарантии, что его прием сработает и в реальной обстановке, если вдруг придется схватиться с порождениями этой твари, подобными той, что сидела внутри Шурфа. Ситуация его беспокоила. Джуффин любил загадки и подобные развлечения, с удовольствием охотясь и решая проблемы, но вместе с тем он ненавидел топтаться  на месте и проигрывать.
Коротко кивнув в ответ на слова Шурфа о том, что времени у них меньше, Джуффин немного нетерпеливо прохаживался взад-вперед по помещению. Вскоре же его ученик заговорил, а кеттариец внимательно слушал, не перебивая и обдумывая каждое его слово, пытаясь найти разгадку. Все-таки в каком-то смысле ключом сейчас был Лонли-Локли, ведь это он имел сомнительное удовольствие познакомиться с этой заразой лично.
- Однако, когда мы закроем Дверь, эти существа окажутся в ловушке. Видите ли, наш Мир не предназначен для их существования, потому-то им и нужна подпитка в виде наших отрицательных эмоций.
Это Джуффин знал с самого начала и на это изначально ставил – он собирался найти Дверь, закрыть её и добить тварей, которые застрянут в чужом для себя мире. И до сих пор планировал поступить именно так, не видя этому никаких преград. Победить их, когда они будут оторваны от своей среды обитания окончательно, без возможности вернуться, наверняка будет довольно просто. Главное сделать все вовремя, быстро, дабы жертв было как можно меньше.
- Знаете… Если Тёмные Магистры существуют – они наверняка порождены тем существом, которое разрушает наш Мир с той стороны Двери… И, если это так, они – её самые младшие дети,
Джуффин остановился, посмотрев на Шурфа. Упоминание Темных Магистров ему не понравилось, он вообще любых Магистров не любил, если уж на то пошло. А то, что сказал Шурф, не вызывало сомнений. Хотя бы просто потому, что это сказал сам Шурф. Он редко ошибался, преувеличивать и преуменьшать был несклонен, скорее напротив – точность его конек, тем более в таких серьезных делах. Легче от услышанного не становилось, ровно, как и понятнее. Происходящее действительно выходило из-под контроля, и вернуть контроль над ситуацией сейчас было, пожалуй, самым главным.
- Мне, по крайней мере, линия нашего дальнейшего поведения видится именно так.
- Ты совершенно прав, Шурф. – Кивнул Джуффин, задумчиво смотря в окно. – Наше с тобой видение ситуации совершенно точно совпадает. Нам пора отправляться на Темную Сторону и искать Дверь. И да, - переведя взгляд светлых глаз на собеседника, Чиффа продолжил. - Никакого вопроса не было, я уверен в том, что ты должен пойти со мной, Шурф.

Темная Сторона с их последнего визита довольно ощутимо изменилась, причем изменилось не видение Джуффина, а она сама. Начать стоило с того, что небо больше не было потрескавшимся. Оно было черным, как смоль, с темными тяжелыми тучами. Теперь Темная Сторона действительно была темной, лучше и не скажешь, не придумаешь. Создавалось впечатление, что в прошлый их визит они просто хотели видеть Темную Сторону такой, какая она есть, но их иллюзия трескалась под тяжестью реальности. Теперь они видели все без прикрас. Небо было тяжелым, оно словно бы даже опустилось ниже, чем было до того. И теперь Дверь искать было совсем не нужно – она была видна им. Это действительно была дверь, большая и деревянная, приоткрытая и пускающая на Темную Сторону какие-то черные сгустки, подобные дыму. Они парили, не принося никакого вреда, но и ничего хорошего они тоже не сулили. Джуффин нахмурился, смотря на эту неприятную картину.
- Вы вернулись… надо же… - Знакомый детский голос, ветром пробирающий до костей, заговорил с ними. – Что вам нужно?
- Чтобы вы вернулись в свой мир и оставили в покое наш. – Вполне резонно ответил Чиффа, смотря в небо.
- Мы не можем. – Ответили ему вполне спокойно. – Нам нечем питаться в нашем мире, а ваш очень богат едой. Поэтому мы заберем его себе.
- Боюсь, я вынужден вас огорчить. – Джуффин метнул в дверь сноп Серебряного Огня, однако дверь словно бы отскочила в сторону, а в небе появилась дыра. Там больше поступать нельзя было, он уничтожал Темную Сторону.
- Так ничего не получится… - Грустно сказало нечто детским голосом. – Не получится… Но мы можем заключить сделку. Твоей силы нам хватит надолго, отдайся нам, Чиффа, закрой собой Дверь и твой мир будет спать спокойно….

+2

16

Шурф аж похолодел от предложения твари. Пожалуй, как раз этого он и опасался более всего. Единственный человек, на кого Лонли-Локли привык взирать с благодарностью, доверием и восхищением, мог сейчас уйти навсегда, причём туда, где его участь будет хуже смерти… Дыхание перехватило, как в первую секунду во время первого же пребывания в Хумгате. Из глубины души поднялась ослепляющая волна ярости. И… Он, конечно, мог подавить её, как делал практически без особых усилий, но вдруг понял, что не только не хочет себя сдерживать, но, может быть, этого и не нужно делать. Здесь, на Тёмной Стороне, Шурф Лонли-Локли был обычно свободен от любых своих масок – чем, собственно говоря, его как раз и привлекало  пребывание в этом непостижимом месте, - однако, невозможно полностью избавиться от своей истинной сути. Существо могло пожрать любого человека – значит, нужно стать стихией.
Эта мразь никогда не получит его учителя…
(злость, нужно ещё больше злости, азартной, полыхающей мрачным весельем безумия злости)
…и то, что из-за какой-то жалкой её частицы он, Шурф, так опозорился перед наставником, он ей не простит. По крайней мере, сейчас.
-А Безумного Рыбника не хочешь, образина безмозглая? – чужим, хриплым голосом, слыша самого себя как бы со стороны, проговорил Лонли-Локли.
Потому что его альтер-эго несло в себе безграничное наслаждение каждым мгновением бытия.
Потому что Рыбник, в своей первозданной и истинной форме, ещё не истощённый борьбой с мёртвыми Магистрами и бессонницей, вшивые вурдалаки его толпой сто раз через ограду Иафаха, никогда никого не боялся и ни перед кем не отступал.
Потому что отдаваться своей ярости было в те времена ослепительно.
Потому что сумасшедшая, но по-своему счастливая сторона сэра Шурфа абсолютно не верила в возможность собственной смерти и искренне полагала себя неуязвимой.
Трудно будет восстановить всё это. Трудно, но не невозможно.
Срывая собственные внутренние замки и запоры, сквозь запреты, позволяя себе рассердиться ещё и на то, что обычный умиротворяющий эффект от Тёмной Стороны изрядно подпортили – тоже эта же тварь, и никто иной! – он пытался… Вернуться? Чепуха, никто никогда и никуда не возвращается. Лонли-Локли хотел воссоздать то своё состояние как можно ближе к оригиналу. Потому что подделка не сработает, если он хочет получить хотя бы призрачный шанс, он должен не изобразить Безумного Рыбника, а стать Рыбником, как бы это ни было сложно и опасно. Сложно – потому что они находились на Тёмной Стороне, отрицающей личины и обнажающей скрытую сторону вещей – и в некотором смысле оказалось не так плохо, что она была больна и так искажена. Опасно – потому что, если он опять потеряет сознание, так, если не сожрёт ОНО - или ОНА? – и не растворит мир по ту сторону Двери, значит, убьют Киба Аццах и Йук Йуггари. Но Шурфу было наплевать. Бесшабашное веселье психически неадекватного самоубийцы овладело им. То предположение, которое явилось к нему подсознательной искоркой, он попытается реализовать, а там – будь что будет. Он высвободил все свои резервы, всё, что смог. Его магическая энергия теперь ощущалась на пару десятков метров вокруг. Шурф использовал магию себе в помощь, чтобы оглушить рассудок и поспособствовать возвращению Рыбника.
И, судя по тому, что произошло секунду спустя – получилось.
Он исчез - как прежде, без применения Тёмного Пути или иных новоизученных фокусов. И появился снова – то ли входя, то ли просто падая через Дверь. Та – может быть, непроизвольно, инстинктивно, как чующий добычу хищник, - распахнулась ему навстречу. Это был зев, который готов был заглотить тысячу таких вот людишек и остаться голодным. Только вот…
-НЕЕЕЕЕЕТ!!! Мерзость!!! Гадость!!! Только не это!!! Ты отравишь меня!!! Отравишь нас всех!!!
Лонли-Локли расхохотался. Безжалостно и торжествующе, и как-то страшно, будто сам был не человеком, но демоном.
Дверь замерцала. Тварь, видимо, не знала как быть.
-Я был прав, ага?! Ты не переносишь положительные эмоции, даже если они, мягко говоря, нездоровы?! – с каким-то чуть ли не сладострастным упоением воскликнул Шурф. Его тело, зависшее на границе, поскольку тварь не пропускала на свою сторону, тоже мерцало, готовое исчезнуть, раствориться от соприкосновения с миром, не предназначенным для человеческого существования. Он же как будто не замечал этого.
-Ты даже не знаешь, с какими вещами сейчас связался… Тебе конец…
Но он чувствовал, что является для твари той костью в горле, которой можно и насмерть подавиться.
-Красавица какая, заумная слишком, как я погляжу, и никто замуж не берёт? – ехидно осведомился Рыбник, не прекращая смеяться. Он чувствовал… - …ещё немного – и ты не выдержишь, да? И САМА закроешь эту Дверь... Ещё и изнутри запрёшься, какая незадача-то, нарвалась на жратву, которая не переваривается... Сортиры-то у вас есть?
Только вот он-то сам "работал" на пределе и этого "немного" обеспечить не мог. Более того - он не желал этого воспринимать, потому что пошёл на подобный шаг сознательно, но он постепенно умирал.

+2

17

Отдался бы Джуффин на волю этой твари в обмен на относительный мир в Ехо? Согласился бы он закрыть дверь собой, позволив силу и опыт, накопленные годами, сожрать бесполым тварям? Пошел бы он на такой поступок, оставив позади все, чего успел добиться и все, чего собирался добиться в будущем? Нет. Он ни секунды не колебался, признаться. Этот вариант ему не подходил и был неуместен в этой ситуации. И это, в каком-то смысле, было существенной проблемой, ведь иных подходящих вариантов не было. Или они еще не посетили его голову, что вероятнее всего. Хоть какой-то выход, но должен был быть, однако поплатиться жизнью Джуффин был не готов. Не было гарантий, что твари и вправду отступят, отказавшись от своей кормушки, да и слишком много было незавершенных дел. Да и чего греха таить... Жизнь не всегда приносила удовольствие, но распрощаться с ней сейчас он был не готов. Категорически. Потому собирался немного потянуть время, тем временем ища лазейки. Но все в очередной вышло не так, как значилось в его планах...
-А Безумного Рыбника не хочешь, образина безмозглая? - Шурф на этой стороне всегда был другим, но Рыбника здесь Джуффин еще не созерцал, да и на другой стороне они тоже давненько уже не встречались.
Смотря на своего ученика, Халли нахмурился. Конечно, то, что его ученик вступился за него и даже выпустил того, кто всегда был готов на многое, кого учился подавлять скрупулезно, было лестным. Это было приятно, ибо не так уж много у кеттарийца таких людей, многие из его знакомых и даже заказчиков с удовольствием скормили бы Охотника этим тварям, да на закуску еще кого-нибудь подкинули бы, дабы чудища даже не думали отказаться. Шурф же пошел бы за своим учителем и в огонь, и в воду, и в пасть к нечисти тоже. Это не было сюрпризом, это было даже несколько предсказуемо, но ситуация от осознания лучше не выглядела.
-НЕЕЕЕЕЕТ!!! Мерзость!!! Гадость!!! Только не это!!! Ты отравишь меня!!! Отравишь нас всех!!! - Взвыла страшным голосом тварь, когда Рыбник кинулся к ним, хохоча уже почти забытым дурным голосом.
Происходящее не поддавалось никакому контролю, впервые за долгое время Кеттарийский Охотник не знал, чего ожидать и, что самое страшное, как поступить, дабы не причинить вреда Шурфу, себе и Ехо, но при этом закрыть треклятую дверь и всех тварей по ту сторону, в их мире, где им самое место. Но надо отдать Рыбнику должное, ему удалось вывести противника из строя, ценой собственной жизненной энергией, которая покидала его, готовая вот-вот оставить лишь мертвое тело. Джуффин не собирался прощаться со своим учеником, тем более после того, как Шурф кинулся спасать его, прекрасно понимая, на что идет. Может, он и предстал в образе Безумного Рыбника, но слабоумием он никогда не отличался, даже в самые тяжелое и неприятные для себя времена.
Кеттарийский Охотник нехорошо осклабился, собираясь, наконец, действовать. Он немного присел, словно собираясь подпрыгнуть и, собственно, сделал как раз это, разве что прыжок был нечеловеческий - за один он легко добрался до Двери и Шурфа. Думать не было времени, как не прискорбно, так что Джуффин просто действовал. И первое, что он сделал, повиснув в воздухе, пихнул Лонли-Локли довольно беспардонно, отталкивая от Двери, заставляя камнем сорваться вниз. Халли не знал, сможет ли его ученик приземлиться на ноги, однако он не умрет, упав с такой высоты. Шурф стойкий парень и Темная Сторона его любит. А травмы Джуффин сможет подлатать, как только закончит с основной проблемой.
Существо выло и кричало, когда Рыбник воздействовал на него, а когда его освободили от мучителя, тихо заскулило, видимо, восстанавливая силы. Значит, оно слабо. Значит, у него есть шанс добраться и победить. Сделав еще один рывок, Джуффин добрался до самой двери и выпустил большой, просто огромный, по сравнению с прошлым, сноп своего Серебряного Огня. Рискованно. Кардинально. Возможно даже неправильно и чертовски опрометчиво, но он не думал, просто вкладывал в свой фирменный трюк большую силу и намерения его были четко ясны - уничтожить тварь. Та завизжала, не ожидая такой силы, ведь совсем недавно мужчина отказался от этого оружия, но на этот раз оно сработало как надо, нанесло урон нужной цели и не коснулось Темной Стороны. Полетел еще один. И еще. Уши закладывал нечеловеческий визг, вой, лязг и еще какая-то смесь звуков, не поддающихся описанию. Он словно бы высасывал силы, а Дверь всасывала Джуффина.  Он сопротивлялся, явно причиняя боль, но и враг не сдавался.
- Я... заберу... тебя... С СОБОЙ! - Заорало оно совсем не тем приятным детским голосом, закладывая уши и обдавая кеттарийца порывистым холодным ветром. - ЗАБЕРУ!
Дверь захлопнулась. Темная Сторона все еще страдала, будучи до сих пор поистине темной, словно застряв в вечной ночи, но восстанавливалась. Это ощущалось во всем. Воздух изменился, ощущения и запах. Она снова пахла жизнью и вселяла мысль о том, что все наладится. Все будет хорошо. Так, как надо. Так, как было прежде. Джуффин Халли же впал в небытие, не то умер, не то потерял сознание, не то был таки съеден заживо темными тварями, что хотели его забрать в самом начале своеобразных переговоров. Так что, это все таки был единственный путь? Правильный вариант? То, что должно было случиться?
Нет.
Все не так.
Тьма не успела поглотить Кеттарийского Охотника, Дверь закрылась раньше, чем в него успели вцепиться слизкие лапы мерзкой твари, что порывалась забрать его с собой. Не успела. И тело буквально вывалилось из небес, сквозь темные тучи, навзничь повалившись на землю.

Отредактировано Джуффин Халли (2013-03-16 03:51:29)

+3

18

Лонли-Локли приходил в себя рывками, то и дело зависая на грани губительной пустоты бессознательности, той, на которой его всё ещё поджидали мёртвые Магистры. Безумный Рыбник покидал его достаточно быстро, как маска, которую требовалось удерживать вручную, чтобы она не спала с лица, однако, слишком медленно для того, чтобы они не смогли забрать его, если он сейчас потеряет сознание. Но ему было почти всё равно, потому что он не сумел, не помог и не спас… Да и чего можно в принципе добиться таким дурацким методом? То есть поначалу казалось, что всё идёт как надо, и Шурф с какой-то наивной и безграничной верой маленького ребёнка не сомневался, что его учитель сделает всё самым лучшим образом, как всегда. Но потом… Этот оглушительный вой напоследок, и тело Кеттарийского Охотника, существа, словно бы способного разнести целый Мир, если бы это потребовалось тому для чего-нибудь, только что полное сил, рухнуло на мостовую Тёмной Стороны города Ехо, беспомощное и едва ли не бездыханное.
«Не спеши с выводами, Шурф…» - строго сказал он себе тоном сэра Лонли-Локли. А что - конечно, маски здесь ему были не нужны, но они по-прежнему оставались при нём, только вот сэр Шурф не был дураком нацеплять их на себя там, где можно было обойтись без этого, быть свободным, дышать привольно и легко.
Так что пришлось заставить-таки себя действовать, а не заниматься саможалением и не поддаваться постыдной слабости, которая могла стоить ему жизни.
Подобравшись к учителю, он осторожно прикоснулся к его плечу, бережно перевернул к себе лицом, с какой-то почти влюблённой жадностью вглядываясь в черты Кеттарийского Охотника. Мечтая снова увидеть спокойный, хотя и беззлобно-насмешливый, взгляд. И услышать звучание речи, в которой ему будет высказано, какой он ещё наивный, молодой, зелёный и неопытный. А в конце, чтобы в некоторой мере подсластить пилюлю, добавят, что, мол, это обязательно пройдёт, надо только больше стараться – как будто сэр Шурф по определению не вкладывался с полной самоотдачей в любое дело, за которое только брался.
-Вы слышите меня, сэр? Как Вы себя чувствуете? – проговорил Лонли-Локли охрипшим, севшим голосом человека, который очень долго кричал что было сил, пока не сорвал себе всё, что можно было. Не самые лучшие реплики, но ему просто на ум не пришло, что ещё можно сказать в подобной ситуации. Разве что… - Простите меня, пожалуйста. Я такой дурак, что, наверно, не достоин быть Вашим учеником… - в тоне звучало глубочайшее раскаяние, Лонли-Локли теперь рассматривал свою выходку как чистой воды идиотизм. О, да, Шурф уже достаточно поумнел для того, чтобы понять, какое благо и какая честь были ему оказаны. Столкнувшись с тем, что желающие набиться в ученики самому Чиффе регулярно получали от того от ворот поворот, и осознав, что ЕГО Кеттариец выбрал сам, причём не смутившись даже безумием будущего воспитанничка, он по-настоящему проникся милостью, невесть за какие такие заслуги оказанной ему судьбой.

+2

19

Давненько Джуффин не оказывался в такой ситуации, надо сказать. Довольно неприятно. Люди быстро ко всему привыкают, особенно к хорошему и к собственному могуществу. Вот и он привык к тому, что силы его – велики, а опыта за пазухой довольно много. Достаточно, что бы позволить себе быть самоуверенным и иметь репутацию неуловимого Кеттарийского Охотника по прозвищу Чиффа, которого ненавидели и боялись, но к которому все равно шли, потому как собственных сил и умений не хватало. Хотя дело было даже не в этом, не в том, что он привык быть сильным и вдруг оказался слабее, чем казалось, а в том, что он не думал. Не был готов. Не совсем осознавал, что делает и правильно ли поступает. Но у него было оправдание, весомое, как ему казалось - никто не думал, кидаясь спасать близких себе людей, но, тем не менее, поступок этот все равно казался опрометчивым и глупым. И все-таки кеттариец поступил бы так еще не раз. Шурф был дорог ему, к тому же, он рисковал своей жизнью за него, так же бестолково, надо сказать, как и его учитель. Яблоко от яблони, как говорится.
Тем не менее, они сделали это. Дверь была закрыта. Тварь, может, и не погибла, но потеряла в силе и не сможет снова прорубить себе окно в их мир. Значит, все в порядке. Значит, город спасен и их жизни все еще при них. Какой ценой в таком случае не важно, за то получен и опыт. Хороший исход. Стоящий. Особенно в таком деле. Во всяком случае, так казалось Джуффину, который восстанавливаясь лежал на мостовой Темной Стороны, едва ли не в объятиях взволнованного Шурфа:
- Вы слышите меня, сэр? Как Вы себя чувствуете? - спрашивал он, выглядя изрядно виноватым, словно нашкодившим ребенком, который сам желал, чтобы его хорошенько за все отчитали. - Простите меня, пожалуйста. Я такой дурак, что, наверно, не достоин быть Вашим учеником…
- Глупости. - Отмахнулся кеттариец и решив, что валяться дальше на земле - непозволительная роскошь, попробовал подняться. - Все закончилось. Осталось избавить жителей Ехо от последствий, так что времени на самобичевание у нас с тобой нет, Шурф.
Довольно ловко, для того кто "свалился из небес", поднявшись, Джуффин проворно оправил одежды и даже отряхнулся. Чувствовал он себя все еще неважно, но в таких ситуациях всегда предпочитал действовать, а не позволять себе разлеживаться, ведь иначе это ощущение лишь окрепнет и тогда последствия будут серьезнее, приправленные жалостью к себе и ненавистью ко всему миру. Нужно было действовать. Шевелиться. И все отступит, потому что сам Джуффин Халли так решил и пока он мог себя контролировать - все будет хорошо. Во всяком случае, на его территории и с ним непосредственно. Сила мысли - потрясающая штука, особенно если сдобрена магией.
- Нужно возвращаться и поставить жирную точку в этой истории, как думаешь, Шурф? - Чиффа посмотрел на ученика и приобняв его за плечи привычным движением, чтобы вернуться на другую сторону, где их вмешательства уже наверняка заждались невинные.
Ситуация в городе изменилась с их последнего визита. Закрытая Дверь и ослабившая свое влияние тварь позволили Ехо снова немного ожить. Распогодилось. Город больше не окружала та тяжелая темень, которая забивала легкие и не позволяла дышать, разве что людей по-прежнему на улицах не было, ведь на них господствовали уже изрядно посеревшие низшие демоны. Джуффин задумчиво осмотрелся.
- Я думаю, что они исчезнут сами без подпитки. С минуты на минуту. - Поделился Джуффин своими мыслями и добавил с тенью привычного добродушия. - Так что можно расслабиться и поесть, наконец. Восстановить силы. Но если хочешь - можешь заняться сначала ими.

Отредактировано Джуффин Халли (2013-03-21 02:09:25)

+1

20

Лонли-Локли поднялся на ноги следом за своим учителем. Голова его кружилась, цвета Тёмной Стороны едва ли не перемешивались в глазах, предметы то теряли чёткие очертания, размываясь и расплываясь, то, напротив, обретали нарочитую, гротескную материальность. При переходе с одной стороны на другую Шурф закрыл глаза, опасаясь, что не удержит равновесие и плюхнется на мягкую точку прямо там, где окажется – а вдруг Чиффа, со свойственной ему царственной небрежностью, выведет их посреди улицы, да в каком-нибудь портовом квартале, где даже мостовые воняют рыбой… Что, соответственно, приведёт к печальным последствиям для одежды Лонли-Локли. Шурфа же, с его известным трепетным отношением к грязи, такой расклад устроить никак не мог. Не говоря о том, что бытового позора для одних суток и так более чем хватало.
Веки поднялись, и серые глаза воззрились на мир с деятельным интересом. Вкупе с отстранённо-высокомерным выражением лица – о, да, сэр Шурф снова сделался самим собой, педантом из педантов и занудой, каких Мир не видывал, - такой взгляд выглядел едва ли не забавно. Как будто наивный мальчишка изо всех сил старается казаться серьёзнее, а любопытства толком скрыть не умеет.
«Неужели он на полном серьёзе предполагает, что можно принимать пищу, зная, что проблема не исчерпана? Не хотелось бы, чтобы кто-то пострадал теперь, когда основные трудности позади, из-за жалких остаточных явлений…» - человеколюбия в бывшем Безумном Рыбнике не было так уж много – что вы, людишки в его представлении никогда не заслуживали такого уж особого внимания, - просто его представление о качественности приложенных усилий являлось именно таким. Он старался ради чувства самоудовлетворённости. Это – единственное, что в полной мере стоило любых трудов.
-Знаете, сэр, я бы, с Вашего позволения, предпочёл сперва довести дело до логического завершения, - бесстрастно уронил Лонли-Локли, флегматично снимая левую защитную рукавицу, - Я склонен полагать, что уж на столь элементарное действие, как поднятие руки несколько дюжин раз, и того, что остаётся от моих сил, более чем хватит.
Единственное, от чего Шурф бы не отказался в эту минуту – единожды наполнить свою дырявую чашку каким-нибудь в меру крепким напитком. Но озвучивать этого не стал. Не то чтобы не привык просить – когда сие требовалось, вполне даже мог. Однако, до такой степени измученным себя не ощущал. Среди того, что осталось от ресурсов его организма, воцарилась стабильность. Кроме того, Лонли-Локли подмывало наказать себя за давешний обморок, доказав собственному телу, что оно куда выносливее, чем само полагает. В очередной раз, между прочим, доказывает, сколько их уже было… И было, и будет впереди. Неизбежно. И за каждую проявленную слабость Шурфу доставалось в том числе и от самого себя – сторицей. Он был убеждён, что так абсолютно правильно. А, когда сэр Лонли-Локли во что-то твёрдо верил, своротить его с пути не сумел бы и сам Лойсо Пондохва.

0

21

Джуффин был уверен, что это конец. Все закончилось и жалкие остатки той твари, что подарила столько хлопот, совсем скоро самоликвидируются. Ехо вернется к своему прежнему темпу жизни и жители его совсем скоро все позабудут, успокоившись. Люди, как уже было сказано, быстро ко всему привыкают, а уж Смутные Времена давали много поводов попереживать. Черные неясные твари – одни из многих. И не последних, увы. Жители Ехо уже ко многому были готовы, они быстро прятались, кто-то ловко оказывал сопротивление и переходил к активным действиями, чтобы защитить себя и окружающих, а кто-то проваливался в уныние и желал наложить на себя руки, но все они одинаково радовались минутам мира и покоя. И совсем скоро они их ждали.
- Так даже лучше, наверное. – Джуффин окинул взглядом местность и кивнул. – Действуй. Я буду в трактире N. Присоединяйся после того, как закончишь.
Джуффин знал, что Шурф предпочтет доделать работу до конца, дабы быть уверенным в том, что все позади. Это ведь Лонли-Локли, с некоторых пор совершенно и абсолютно правильный, последовательный и крайне ответственный человек. И чтобы он там не думал и не говорил, он был лучшим учеником Чиффы и все, что с ним происходило до этого момента, сделало его таковым. А учитывая его требования к себе, теперь он становился только лучше, самосовершенствуясь и работая над собой постоянно. Хорошее качество. Необходимое.
Может внешне Джуффин и держался, может внутренне он и решил, что в порядке, но на самом деле, за маской и силой духа, ему было ощутимо нехорошо. Самочувствие шалило, вызывая в организме рвотные позывы, кружа голову и покалывая где-то в груди. Давненько с ним такого не было, признаться, но Джуффин был уверен, что это совсем скоро пройдет. Он быстро приходил в себя и восстанавливался, уже даже не помнил, когда на него наваливалось что-то шибко серьезное и с последствиями.
Первым делом, оставив Шурфа разбираться с остатками демонов на  постепенно восстанавливающихся улицах Ехо, Джуффин темным путем отправился в одно из своих тайных мест, служивших ему убежищами в разные времена,  переоделся и принял на душу бальзама Кахара. И после отправился в назначенный трактир.
Чиффа старался не привлекать к себе лишнее внимание, когда появлялся в таких местах, однако в этот день этого совсем не потребовалось – трактир был пуст. Разве что хозяин сидел за стойкой со скучающим видом, словно и не случилось нечего. А все благодаря защите этого места, мощному блоку, не пускающему сюда никого и ничего лишнего. Искусная работа, Джуффин лично проделал этот трюк однажды. В основном для себя, однако хозяин остался доволен и до сих пор благодарил его за это.
Коротко кивнув мужчине с знак приветствия, Джуффин занял место за дальним столиком, сделал заказ и расслабился, выдохнув, наконец. Может и есть смысл в спокойной жизни? Может и есть. Но у него были совсем другие планы.

+1

22

Примерно спустя час после того, как сэр Джуффин Халли вошёл в трактир, тот же самый порог переступил Лонли-Локли – попутно с уважением отметив уровень магической защиты этого места. По его уверенной фигуре и флегматично-отстранённому выражению лица, явственно свидетельствующему о том, что человек пребывает процентов на семьдесят в своих мыслях, невозможно было сделать какие-либо выводы о том, насколько сложна была зачистка территории. Шурф без большой спешки заказал себе вина, попутно отметив, что ассортимент более богат, чем он того ожидал.
Закончив краткий разговор с хозяином, отчасти смахивавший на инструктирование, Лонли-Локли прошёл за столик, занимаемый Чиффой.
-Как Ваше самочувствие, сэр? – спросил Шурф, справедливо полагая, что одно его появление здесь является достаточным свидетельством выполненного до конца задания. Он смотрел на учителя, отлично понимая, что обращение к знахарю тут ничего не даст. Кеттариец давно вышел за рамки обычного человеческого состояния, и светила лекарского искусства ничего не смогут сделать. Однако… - Может быть, мне стоит исследовать Вас на остаточные следы присутствия этой вредоносной субстанции в Вашем организме? На это мне должно хватить навыков, приобретённых в Ордене, я полагаю… - настаивать бывший Безумный Рыбник не имел права, что прекрасно понимал, и, хотя ему очень хотелось это сделать, он просто взглянул на учителя, ожидая ответа и стараясь заранее морально приготовиться к отказу.
Он мог сколько угодно объяснять себе, что Чиффа переживёт и его, и большую часть современного населения Ехо, однако, логика пасовала перед тем подсознательным страхом, когда человек боится потерять кого-то близкого. У Лонли-Локли в настоящее время никого, кроме сэра Халли, пожалуй, не было. Никого такого, без кого он не смог бы обойтись. Останутся они или исчезнут – его мало волновало. Но Кеттарийский Охотник с некоторых пор успел стать неотъемлемой частью мира Шурфа, свидетельствующей о незыблемости бытия. То есть, по его системе рассуждений, ничего непоправимого не случится, пока тот существует.

+1

23

Безупречный, чуть ли не всемогущий Кеттарийский Охотник, Великий и Ужасный! Бред! Каждый верит в то что хочет, и Чиффа обычно не пытался кого-то разубедить или приуменьшить его собственное могущество в глазах людей. Отчасти, вера делала это правдой, по крайней мере для них. Они даже могли в этом убедить и кого-то ещё. И подобная репутация была весьма полезна, учитывая его профессию. Вот только все они заблуждались. Не был он ни всесильным, ни всемогущим. И сейчас было не время стараться поддерживать свою репутацию, по крайней мере с Шурфом. Подорвет ли это его авторитет в глазах ученика? Вряд ли, Лонли-Локли не раз видел Халли в деле. А безоговорочная вера в его могущество? Лишь самообман, который может стать губителен, ведь всегда можно положиться на своего Учителя! А он вовсе не был непогрешимым, не совершающим ошибки, идеальным магистром. И Джуффин чуть не ляпнул в ответ своему другу, а он был именно другом, а не просто учеником, что доказал сегодня, мол осмотри, почему нет?
-Все в порядке, Шурф. Со мной все в порядке и мы кажется спасли сегодня этот мир, верно? Думая мы оба заслужили с тобой немного отдыха и чего нибудь крепкого. Кстати, на твоем месте я бы не преминул выпить из своей дырявой чаши,- жизнерадостно сказал Джуффин, будто читая мысли Шурфа. Впрочем для этого вовсе не нужно было читать мысли, все и так было очевидно. А еще стоило поддержать ученика, не позволяя ему заниматься бессмысленным самобичеванием. Излишняя самоуверенность может быть и плохо, но маг должен верить в себя и свои силы, это важно! Именно по этому Чиффа не будет показывать своему ученику свою слабость. Немного посидев в трактире он уже вполне отчетливо понимал что с ним происходит. И дело было вовсе не в потери сил или чем то подобном. Прикосновение... Прикосновение липкого, темного, первородного ужаса и страха, прикосновение к миру по ту сторону двери? Может ли оно пройти со всем бесследно? Особенно для человека, сила которого в сновидениях? В иллюзиях, собственном воображении? Вряд ли... Джуффин был уверен что справится с этим, и даже если не избавится, то, по крайней мере, научится контролировать. Хотя, возможно, иногда ему будет сниться невыразимое нечто, и может быть он проснется в холодном поту, в полной темноте в собственной спальне. А потом возьмет себя в руки, может даже воспользовавшись столь полюбившейся его ученику техникой дыхания, которой он же его и обучил. И все встанет на свои места, а тьма, иррациональный страх отступит. Хотя сегодня Джуффин узнал еще кое что. То, что тот самый иррациональный, детский страх перед темнотой, не является совсем уж пустым, и в нем есть рациональное зерно. Ведь не исключено что в этот момент ребенок видит за границу того самого мира...
А еще, он чувствовал любопытство. Что же на самом деле это было? Как появилось? Что же там, по ту сторону грешной двери? И теперь он испытывал смешанные чувства - желания снова встретить ЭТО, заглянуть, узнать... И в то же время, никогда больше этого не видеть, не встречать этого безграничного страха, что было самой сутью этого существа. Но судьба не дура, сама решит, суждено ли им встретиться вновь?
-Кстати, твоя идея с Безумным Рыбником была чудо как хороша! Бороться с этой тварью весельем! Думаю, я мог бы и не вмешиваться, наверняка тварь бы сбежала сама!,- Джуффин широко улыбнулся и добродушно посмотрел в серьезные глаза Шурфа Лонли-Локли.

+1

24

-Спасибо, сэр, - сдержанно промолвил Лонли-Локли, коротко кивнув в согласии – и на предложение, и на похвалу. Выдержав взгляд Чиффы несколько секунд, он отвёл глаза, лишь чудом не позволив сорваться с губ укоризне в том отношении, что учитель ничего не сказал по поводу разбора ошибок. Может быть, решил, что Шурф сам всё понял и учёл? Или судит по конечному результату? Знает ведь, что за ученичок достался – тип в том роде, что сам себя за ошибки морально казнит, а потом как следует встряхнёт и за шиворот поволочёт дальше, не позволив себе ни спустить оплошности на тормозах, ни кануть из-за них в пучину депрессии и уныния. В конце-концов, знания невозможно вколотить. Наставник может, разве что, указать направление, а куда двигаться – выбирает каждый сам, - Видите ли, я не уверен, что вправе принимать положительную оценку своих действий, поскольку мной руководили вдохновение и импровизация, а не здравый смысл и следование взвешенному решению… Хотя, наш общий знакомый, Магистр Лойсо, сказал бы, пожалуй, что это хорошо, насколько я смог его понять, но... - ну, разумеется, здесь, вне Тёмной Стороны, сэр Лонли-Локли снова стал исключительно великолепным занудой, строго подверженным влиянию логики и сухой целесообразности сложившейся ситуации. Однако, кое-что ему на ум всё-таки пришло, в серых глазах блеснул тот вариант внезапного понимания, который принято считать чуть ли не озарением свыше – увы, Шурф Лонли-Локли, хоть и был осведомлён о понятии божества, но верить в таковых отнюдь не спешил, - и он чуть ли не машинально извлёк на свет божий свою неразлучную рабочую тетрадь и карандаш. Пока несли заказ, Шурф увлечённо писал со скоростью качественно обученного секретаря:
"Иногда невозможно найти верное решение и ощутить подлинный вкус к жизни, и даже более того - отвоевать само право на неё, не поставив на карту всё, что имеешь, и даже то, чего ещё не обрёл. В этом случае единственный критерий - внутренняя потребность, понимание необходимости такого поступка. С другой стороны, они редко когда выходят у людей, когда состояние их духа и рассудка стабильно. До какой степени мир должен потрясти человека, чтобы тот не просто понял умом, но и осознал всем существом своим - он совершенно ничего не знает об устройстве непостижимой реальности, в которой обитает? А ведь так оно и есть, мы постоянно балансируем на кончике иглы и каждый миг нашей жизни – это риск. И беда, когда мы забываем, что надёжности и гарантий не существует. В таком случае, мы и не бросаем на ставку что-то своё, а просто делаем то, что должно."

КВЕСТ ОТЫГРАН.

+1


Вы здесь » Мостовые Ехо » Смутное Время » "Мы не мыши, мы не птахи - мы ночные ахи-страхи..."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC