Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Конкурсы » Конкурс №1. Тематический пост. Этап 1. Посты.


Конкурс №1. Тематический пост. Этап 1. Посты.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Тема для поста: Ваш персонаж должен ограбить Управление Больших Денег. Исключительно собственными подручными средствами. Магию использовать разрешено, но пост не должен состоять только из набора заклинаний. Отписи НПС (полицейских, обывателей и т. д.) разрешены, но их отыгрыш не должен составлять более 1/5 от объёма поста. А, самое главное, должно быть ОБОСНОВАНИЕ совершаемого действия, т. е. ограбления. Жанр - любой, комедия, трагедия, драма... Количество строк не ограничено. Результат ограбления - не обязательно положительный. Удачи.
P. S.: Порядок выкладывания постов не устанавливается, каждый предоставляет свой пост, когда сможет.

+1

2

Пост. ВНИМАНИЕ, РЕЙТИНГ NC-21! Непорочным юным леди и детям просьба не смотреть. За дальнейшее ответственности не несу.

Белёсая утренняя заря, чистая и свежая, как кожа только-только выкупанного матерью младенца, уже префлегматично обрушилась на город, когда прямо из ниоткуда посреди хранилища денег возникла долговязая человеческая фигура. От неё так разило концентрированным, крепчайшим, будто "Джубатыкская Пьянь", устоявшимся безумием, что охранники не сразу решились метнуться ей наперерез. Сам мужчина, казалось бы, совершенно позабыл, что на свете, помимо него, существуют и другие люди. Все они обратились всего лишь в досадные препятствия. Кроме того, вряд ли он осознавал, как и почему оказался в этом месте, что отнюдь не помешало существу торжествующе расхохотаться. Оно не прекращало смеяться, когда его руки вцепились в одного из блюстителей порядка и начали раздирать живую плоть прямо сквозь одежду. Вместе с одеждой. Покончив с этим делом в считанные секунды, он не глядя, почти брезгливо отшвырнул подальше от себя куски ещё тёплого и мягкого человеческого мяса  и лизнул окровавленную руку.
-Следующий! – неописуемо оскалившись, утробно потребовала тварь.
Бравые сторожа попятились.
-Сдаётся мне, птенцы на**али себе в бельё! А, может, ещё и об**рались? Не удивился бы… - глумливо, но почти миролюбиво заявил Безумный Рыбник, - Ну, давайте, мальчики. Страна запомнит своих героев. Посмертно, но разве это важно? Э, нет, так дело не пойдёт! – миг – и он возник на пути у парня, попытавшегося спастись бегством, - Неверный юноша, тебе я отдавалась, но ты моей любовью пренебрёг… - с чувством и выражением продекламировал Шурф, - Что?! Поэзию не любишь?! Сдохни, неуч! – он со всего размаха врезал несчастному могучей дланью, и тот, отлетев к стене и практически впечатавшись в неё, более не шевелился.
Рыбник демонстративно зевнул во всю пасть.
-Что, так и будете х**ми без толку трясти? – с ленцой в интонации осведомился он.
Снаряд из бабума имел бы некоторые шансы снести сумасшедшую голову, если бы руки, державшие оружие, не принадлежали по меткости достойному конкуренту капитана Фуфлоса. Рыбник вновь восхищённо заржал во весь голос.
-Глазки в кучку, милый друг? Ты б закусывал, индюк… - издевательски едва ли не пропел он, - Перевожу - п**дуй опохмелись, урод, смотреть на тебя тошно, руки дрожат, как голосок у портового нищего! – увы, глупец не внял предупреждению и перезарядил своё оружие. Вследствие чего то было попросту выбито у него… Не из руки, вместе с рукой, оторванной по локоть, - Кретином быть не запретишь, и знахарь вряд ли тут поможет… Но я берусь тебя вылечить за чисто символическую цену! – пальцы одной руки хватают за волосы и помогают голове запрокинуться назад, зубы вцепляются в незащищённое горло, а вторая рука пытается докопаться до внутренностей – и лучше не спрашивайте, как, но ей это удаётся. А, в это время, ещё один недоумок, не наученный горьким примером товарища, тоже попытался выстрелить…
Через относительно малый промежуток времени Шурф, старательно прожёвывая большой кусок вырванного из чужой грудной клетки сердца и восседая на вывороченном и лежащем на боку несгораемом сейфе, ждал, не появится ли в помещении ещё кто-нибудь. Трапезу его, однако, никто не прервал. Вытерев руки полой лоохи одного из убитых охранников, Рыбник отправился искать выход. Нашёл, естественно. Только вот за порогом его ждала группа захвата, возглавляемая Мастером Свершения. Тайных Сыщиков не наблюдалось. К счастью для него. Впрочем, в нынешнем состоянии Лонли-Локли не пошёл бы только против сэра Макса.
Он воззрился на них. Они – на него.
-Имел я вашу Канцелярию, господа, - очень спокойно проговорил Рыбник, наставительно направив в них указательный палец правой руки.
А потом всё было очень алым. Который, в свою очередь, сменился непроглядной тьмой.
***
Дикий смех перешёл в практически беззвучное истерическое хихикание. Рыбник, который, шатаясь, брёл по одной из улиц – кстати, совершенно не помнил, ни как он на неё попал, ни откуда, - теперь привалился спиной к стене и, постепенно съехав вдоль неё, плюхнулся на мостовую. Его колотила крупная дрожь. Эйфория частично улетучилась, и теперь ему становилось нехорошо. Голова потяжелела, веки так и норовили сомкнуться. Сердце тяжело и гулко бухало где-то не вполне на своём месте. Цветные блики пульсировали перед глазами, сплетаясь в оригинальные узоры, вот только, присматриваясь к ним, можно было впасть в прострацию, а этого он в сложившихся обстоятельствах позволить себе не мог. Что-то буквально кричало Шурфу, что его жизнь находится в огромной опасности.
«Дорога… Куда? Подальше отсюда и побыстрее… Не могу лететь… И идти тоже не могу… Но, если так… Всё скоро закончится…» - память мучимого запредельной болью тела отозвалась в каждой клеточке организма, - «Нет… Не дамся… Пусть приходят…» - пожалуй, из всех живых существ он опасался только одного, того, которое источало ауру хищника и могло найти его, куда бы он ни ушёл. Чиффы, разумеется, хотя сейчас Лонли-Локли был не в силах вспомнить имя, - «Да что со мной такое?!» - чувствуя, что окончательно теряет связь с реальностью, вопросил невесть кого он.
-Шурф!
Этот голос был ему знаком. Мужчина попытался отыскать взглядом его источник, однако, вокруг никого не было.
-Шурф, пожалуйста, очнись!
-Макс? – слегка недоверчиво выговорил Лонли-Локли, - Где ты, Макс?
-Ты слышишь меня?
-Слышу, слышу. Не думаю, что бурное изъявление эмоций на твоём лице, выражающееся через обильное слезотечение, действительно так уж необходимо…
Шурф вдруг осёкся, сообразив, что голос звучит надтреснуто и слабо, сам он не сидит, а лежит, причём лежит на заднем сиденье амобилера, и в зоне ближайшей видимости маячит белое, как мел, лицо сэра Макса.
-Что это было? – спросил он кого-то, сам не заметив, что сделал это вслух.
Макс слабо улыбнулся.
-Я не знаю, о чём ты говоришь, но был почти уверен, что ты умер или умираешь…
-Я спал… И мне… Что-то снилось, - в последний момент Лонли-Локли решил выразиться уклончиво, - Мы точно ничего не курили и не пили спиртное?
-Ты что, ничего не помнишь? Ну, точно. Сотрясение мозга… - убитым тоном проговорил штатный Вершитель Тайного Сыска, - Я попытался помочь, но знахарь из меня сам знаешь какой… Тебе дали по голове, Шурф. Банально дали по голове сзади чем-то тяжёлым. Мне интересно, кем надо быть, чтобы проделать такое с тобой…
-Сэром Халли, например… - рассеянно предложил Шурф, думая уже о другом.
«Грешные Магистры, это был всего только сон... Может быть, не совсем обычный, слишком реалистичный, но сон…» - осадок на душе остался, однако, ничего непоправимого не стряслось. Можно жить дальше. Просто жить. Это замечательно.
-…поехали домой? – он как раз вовремя вернулся к содержанию монолога Макса, чтобы услышать это.
-Да. Разумеется.
Ему было не по себе. Но, в сравнении с тем, что ждало бы его, если бы сон был явью, нынешний дискомфорт можно было попросту не принимать во внимание.

+4

3

немногонаркомании от леди Кекки.

Раздирающий душу крик разорвал ночную тишину дома на Гребне Ехо. В окнах второго этажа загорелся свет.  В спальне, забившись в угол и обнимая коленки сидела лед и Кекки.  Все тело ее трясло, а на бледном испуганном лице выступила испарина. Она трясла головой, бормоча себе под нос.
- Не могу, не хочу я этого делать. Отстаньте от меня.  Не могу, не хочу…
Растрепанные волосы спадали на лицо. Вскоре бормотания сменились сдавленными рыданиями, а после и вовсе протяжным воем.   Вторая леди Тайного Сыска, кажется, проигрывала внутреннюю борьбу.  Хотя, конечно, без боя она не сдавалась. Дюжину дней назад, шатаясь из трактира в трактир, протеже Мастера Слышащего отправилась вслед за весьма любопытным молодым человеком. Ей почему-то казалось что если она его упустит – произойдет что-то страшное. Но сообщить коллегам о своей находке она так и не догадалась, а может быть и не должна была. Околдовали ее еще тогда что ли? 
Она быстрыми шагами следовала за ним, а в груди сердце сжимало железными тисками.  «Только бы не ушел. Только бы не заметил», думала она, еще не подозревая, что в этой в этот злополучный вечер роль охотника была отведена совершенно другому человеку.  Молодой человек скрылся за поворотом, нырнув в маленький темный переулок, расположенный между домами, стены которого давно поросли плющом.  Или какой другой растительностью. Кекки не была сильна в растениях.  Леди ускорила шаг,  и сцепив зубы нырнула следом за ним,  одержимая твердым намереньем  догнать  парня, так взволновавшего ее.
Странное чувство вдруг охватило ее.  Сердце, и без того сжимаемое  тисками последовало примеру хозяйки и тоже нырнуло куда-то, предположительно в омут расположенный где-то в районе пяток,  а может и где еще.  Стало холодно.  Тело бил озноб, и лишь шею жгло, так сильно, что казалось  кожа уже давно расплавилась, а адски высокая температура добралась до костей.  Кекки не знала сколько времени это продолжалось.  Не было ничего, кроме всепоглощающей тьмы, и боли.  А затем чьи-то горячие руки коснулись ее головы. Пальцы сдавили виски.  Кекки пыталась закричать, но не смогла.  Вопль застрял в горле и не желал двигаться, постепенно сворачиваясь в противный комок, мешавший дышать. 
- Все хорошо. – кто-то шептал ей на ухо. – Все хорошо. Тише девочка, все будет хорошо.
Казалось голос доносился отовсюду. Будто это пряная густая тьма говорила с ней, не иначе. 
«Странно. Тьма ведь женского рода, а голос мужской. Вот как». Пронеслось в ее головке. Давление на виски усилилось, она почувствовала как большие пальцы уперлись ей в затылок.
- Ты ведь будешь меня слушаться, правда? – спросил голос.
Леди не ответила. Сейчас не было сил сопротивляться, а чертов комок до сих пор сидел в горле, напрочь отвергая любую возможность говорить.   
- Будешь, я знаю.  – продолжал голос.
Он говорил еще что-то, но Кекки не слушала. Внезапно на нее обрушилась  такая усталость, будто она несколько лет к ряду не спала и к тому же занималась тяжелым физическим трудом.  Тело наливалось свинцом, и даже боль и жжение больше не имели большого значения.
«Так и умирают», подумала она, перед тем, как сознание покинуло ее совсем.

Очнулась Кекки уже под утро, лежа на холодной земле. Зеленая луна  уже пыталась ускользнуть с ночного неба, постепенно приобретавшего столь любимый белый оттенок. Судоржно хватая воздух ртом, словно рыба, которую выбросило на сушу, Кекки ощупывала свою шею. Ее до сих пор жгло. Ей и не было известно и средства или вещи, способного причинить такой вред.   Разве что ей отсекли голову, но это, конечно же, глупости. Голова была на месте. А еще на ее шее появилась тонкая цепочка, на которой был маленький круглый кулончик.  Она тут же попыталась снять его…
- Не смей, девочка.  Ты же хочешь чтобы было все хорошо. Ты же хочешь остаться в живых, правда? – леди снова почувствовала как на ее виски давят чьи-то пальцы.  Она зажмурилась. 
Разумеется, рядом никого не было, но боль не прекращалась и у нее не оставалось другого выхода как согласиться.   
- Вот и умница.
Все прекратилось вмиг. 
«Какого темного магистра здесь происходит? Что это вообще было?» - подумала она, переводя дыхание.  Ответа не было. Зато было понимание факта, что теперь она находится на чьем-то коротком поводке. И знание того, что она не может никому ничего рассказать.  Да и не хочет, потому что если она пожертвует собой и попытается рассказать о случившемся кому-то еще…  этот кто-то может стать на ее место. Так ей что-то подсказывало… Да нет, не что-то.  Так сказал этот таинственный голос, просто она уже спала.

Прошла дюжина дней. И каждую ночь, Кекки с криком просыпалась посреди ночи, забивалась в угол, вот как сейчас, и пыталась бороться с приказом существа, ставшего ей хозяином.  Так продолжалось до рассвета. С первыми лучами солнца, хозяин отступал, а Кекки воздавала хвалы Магистрам за то, что Кофы в очередной раз не было дома и что ее не брали на ночные брожения по столичным трактирам.  Так продолжаться долго не могло, но ее не оставляла надежда что она справиться.  Она ведь сильная девочка, она умница. Но этим утром она поняла что справиться с этим – ей не под силу.  Ей придется действовать в соответствии с инструкциями, которые даст ей этот дерьмовый голос, дюжину вурдалаков ему за шиворот. 

Солнечные лучи один за одним разрезали приятный полумрак спальни. Леди медленно поднялась на ноги, и поплелась в уборную.  Первым делом умылась, а после долго рассматривала свое отражение и злосчастные кулон с цепочкой. 
- Мерзкая удавка. Дрянь и безвкусица. – с ненавистью бросила она своему отражению, в надежде что эти слова услышит тот таинственный голос.  Ей стало совсем паршиво.  Она спустилась в ванную, где подолгу окуналась в бассейны для омовения, один за другим.  В глубине души леди Туотли понимала, что битва проиграна. Но ей настолько был неприятен сей факт, что она предпочла обманываться… еще хотя бы несколько минут. Хотя бы часок. А потом она примет суровую реальность, она ведь умная девочка.
К обеду, Кекки уже знала что от нее требуется.  Просто-напросто ограбить управление Больших Денег. Вынести оттуда как можно больше. Пустяки. Сущие пустяки.  В сравнении с тем, что могло быть. К примеру ей могли приказать покуситься на жизнь Гурига, или Нуфлина Мони Маха. Или е¬ще хуже, на жизнь кого-нибудь из Тайного Сыска. А управление Больших Денег, это пустяки.  Грабить правда придется в своем истинном обличии, голос запретил менять внешность, но и это пустяки. Отсидит в худшем случае дюжину лет в Холоми, да и то вряд ли. Главное что дорогие ей люди будут в безопасности, а это правильно.

Пробираться в управление Больших Денег Кекки решила после заката, когда сэр Донди Мелихаис отправится домой. Уж очень не хотелось ей причинять вред этому человеку.  Вооружившись предварительно десятком разнообразнейших амулетов (какими именно ей подсказал все тот же голос), предназначения и силы которых она и сама не знала, вопреки тому что была довольно образованной девушкой, леди Кекки отправилась в путь.
Леди удача явно решила стать на сторону девушки, и до места, где вскоре обещалось свершиться преступление, Кекки добралась без каких-либо происшествий. Даже хозяин не выходил на связь, и цепочка не жгла. Не было никакого дискомфорта, но леди знала, что так будет до тех пор, пока ей не придет в голову попытаться сбежать, или как-то иначе сорвать операцию.  Отгоняя от себя эти мысли, она подобралась к Канцелярии. На ее пути встретился молодой человек, закутанный в полицейскую мантию.
- Приходите завтра, леди  - учтиво сказал он. Видно было, что мужчина не желает причинять вред столь прекрасной девушке. Да и самой Кекки не особо хотелось первой нападать. Единственный выход воспользоваться служебным положением.
- Вы недавно служите в полиции, сэр? – холодно осведомилась она, вопросительно изогнув бровь. – По всему видно что да. И если Вы, сэр, - Кекки смерила паренька презрительным взглядом, - не соизволите немедленно пропустить меня, то вскоре отправитесь на покой, или даже в Нунту, или Холоми. Это уж как повезет. По крайней мере, спускать вопиющее нежелание сотрудничать с представителем вышестоящей организации Вам никто не собирается. – Она видела, как приосанивается полицейский под натиском ее речи, произнесенной с железными нотками в голосе. 
- Сэр, я не вижу чтобы Вы пытались исправить положение. Впрочем, что еще ожидать от воспитанников сэра Фуфлоса и Бубуты Боха.  – она демонстративно закатила глаза, -  Тайный Сыск, сэр.
Лицо полицейского приобрело белую окраску, будто перед ним стоял сам Лойсо Пондохва, и он, полицейский то бишь, только что прилюдно объявил, что Орден Водяной Вороны стоит называть никак иначе чем Орден Мокрой Индюшки, собравший в себя отменнейших кретинов всего Угуланда.
Кекки криво усмехнулась.  Полицейский тем временем пришел в себя, и рассыпаясь в извинениях пропустил Кекки в здание. Она не оборачивалась, но спиной чувствовала пристальный взгляд человека, которому только что сломала карьеру.  Впрочем, повезло ему, что дело ограничится лишь этим. Не окажись он таким болваном… Ох, об этом она и думать не хотела.
Впрочем, единственное что ее сейчас действительно волновало – комната, вне всяких сомнений охраняемая не только амулетами, закупленными на Сумеречном Рынке еще со Смутных Времен и добавленные заботливым Орденом Семилистника, благостным и единственным. И Кекки не ошиблась в своих предположениях. Как только она поднялась по узенькой лестнице на второй этаж,  ей тут же стало не по себе. До двери ведущей в кабинет оставалось несколько шагов, а полицейской охраны она еще не видела.
Ну не может быть такого, чтобы Управление Больших денег охранялось лишь одним желторотым парнем не более сотни лет отроду. В такую беспечность власти Кекки не верила, как ни старалась. И правильно. Как только она потянулась к дверной ручке, за спиной раздался голос.
- Что вы здесь делаете, леди?
Скрипнув зубами, леди Туотли развернулась на 180 градусов.  Перед ней стоял респектабельный мужчина, на вид лет двухсот, впрочем, она не была в этом уверена. 
«Сам напросился» -  пронеслось в голове, и леди сама удивилась этой мысли. Откуда в ней взялось столько злости? Парень просто выполняет свою работу.  Но дальше – хуже.  Она словно бы и не контролировала своих действий. Прищелкивание пальцев и белый шар с чавкающим звуком вошел в тело  полицейского.
- Не твое дело, ублюдок. – прорычала она, а после опустившись на одно колено и нагнувшись ближе к уже мертвому телу, прошептала – Ничего личного, парень.
Странное поведение для леди Кекки Туотли, но совершенно обычное для околдованного субъекта. Кекки желала поскорее выполнить задание и расстаться с этим грешным хозяином,  с этой грешной цепочкой и вообще, ей просто хотелось поскорее все это окончить. Поэтому она быстро поднялась на ноги, повернулась к двери и принялась колдовать над замками.  Один. Затем второй. С третьим было сложнее. Его нужно было долгое время гладить вокруг замочной скважины; три поглаживания с правой стороны, затем три - с левой.  И упаси Магистры перепутать. На все эти замковые манипуляции ушло более двух часов, за это время леди успела справиться почти с дюжиной замков и большинство из них были не простыми, но зачарованными.  Это ее не остановило.  Сняв последний из замков, она вздохнула с облегчением и нажав на дверную ручку толкнула вперед.  Дверь приоткрылась с тихим скрипом.  За окном уже было темно, лишь зеленая луна заглядывала в комнату, пропуская лучи сквозь большие окна.
- Будут тебе деньги, дрянь мерзопакостная.  Чтоб ты ними подавился, дерьмоглот вонючий.
Ругаясь, она прошагала к дальней стене, где располагалась еще одна дверь На этой двери был лишь один замок, и с ним Кекки провозилась не меньше дюжины минут, прежде чем кусок метала решил поддаться.   В душе было мерзко и противно. Кекки чувствовала что все это неправильно. Она крадет не только у короля, казначейства, но и у простых горожан, у своих друзей. Вот в чьи карманы должны попадать эти монеты. Но никак не в руки какого-то дрянного магистришки, возомнившего из себя невесть кого.
«Да что это со мной? Как я могла поддаться? Как я могла поверить что он отпустит меня после того как я, словно послушная марионетка выполню все его приказы? Ну уж нет» - вместо того чтобы спрятать мешки с коронами и горстями в пригоршню, Кекки захлопнула дверь в кладовую.   

Жгучая боль тут же пронзила ее от кончиков пальцев на ногах до самой макушки. Больше всего жгло шею. Картинка перед глазами очень скоро стала размытой, а крик боли, как и в прошлый раз, застрял где-то в гортани и не желал выходить наружу.
Все кончилось очень быстро. Сначала пришла темнота, а потом и покой. Боль ушла.

Кекки открыла глаза, рядом стоял обеспокоенный Джуффин и крайне недовольный Кофа. Они спорили.
- Джуффин, я изначально был против этого.
- Бросьте, Кофа, мы ведь успели все сделать, и с ней все хорошо. – в его голосе слышалось облегчение. Нескрываемое облегчение, и Кекки поняла что была действительно на волосок от смерти. И еще что все кончено.
- Так это были Вы?  - просипела Кекки, с голосом у нее еще были проблемы. Но собственно,  ей было на это плевать. Все ведь закончилось и хорошо. А то что смерть стояла на ее следе, так это ничего. Тайные сыщики вообще находятся с этой дамой на короткой ноге. И всегда могут договориться. Или почти всегда?

+1

4

Ночные скитания леди Ним

Один из клерков, закутанный в подобное цвету корон золотистое лоохи из тяжелой гладкой ткани, распахнул огромные двери сейфа, ведущего к горам корон. Какого же было удивление мужчины, когда вместо радующих глаз кругляшек везде были разбросаны не менее радующие взор цветочки ромашек.
…Денек выдался на удивление продуктивным. Пожалуй, половина витрины была распродана в добрые ручки, а широкий карман леди Ним пополнился звенящими коронами. Улыбка не сходила с лица девушки, даже когда забрали последний экземпляр ее обожаемых лиловых цветов.
Когда дверь закрылась за последним посетителем, Ланфир поспешила упасть на мягкую напольную кровать. Едва голова девушки коснулась подушки, как мир сновидений сразу же забрал ее дух в свои объятия. Девушка видела прекрасный мир, полный замечательных цветов, ароматов и даже где-то на затворках сознания была слышна мягкая, нежная музыка. Ланфир пошла вдоль тропинки, укрытой мягкой травой. Леди легко присела на корточки и сорвала целую охапку удивительных цветов, названия которых она не знала.
В тот же момент, где-то в квартале Приятностей в высоком просторном доме начиналось забавное действо. Девушка легко выскользнула из теплой уютной постели и сгребла в охапку несколько лоохи. Небрежно напялив их на себя, она весело проскакала по дому к выходу.
…Мягкая травянистая тропинка вела к широкому озеру. Девушка незамедлительно пошла туда, ведь едва теплая приятная вода так манила поближе к себе. В те же секунды спящая Ланфир выбралась из стен своего дома и быстро пошла вдоль дороги. Ее манил приятный запах воды. У озера во сне стоял очаровательный домик. Маленький – для жителей Ехо, но такой притягательный для глаз. Девушка поняла, что туда лежит ее путь-дорога, ведь наверняка все чудеса припрятаны там. А что в этом сне есть чудеса, девушка и не сомневалась.
Легкой походкой Ланфир продолжала свой путь по Ехо. Редкие ночные гуляки останавливали свой взгляд на девушке, ее босых ступнях и невероятному количеству лоохи, но каких только странных людей не встретишь на улицах этого города! Девушка наконец завершила свою прогулку и остановилась у дверей Королевской Казны.
Маленький домик приветливо распахнул свои двери. Оттуда так приятно пахло чем-то насущным и материальным, но девушка не придала этому значения. В конце концов, во сне все кажется таким натуральным.
Маленькие золотые кругляшки встретили девушку молчаливо. Они пытались поблескивать в кромешной тьме и у них это здорово получалось! Правда, Ланфир не обратила на это особого внимания. В конце концов, в ее сне в домике валялись горстями не короны, а бегала огромная куча насекомых, называемых тараканами. Наверняка, визг леди Ним был слышен за пределами Угуланда. Как могут нравится эти мелкие пакостные создания? Вот вам, вот вам, вот вам! Один за один таракашки превращались в очаровательные белоснежные ромашки, так радующие глаз леди. Она даже не задумалась о том, что такая магия ей не подвластна, хотя, в конце концов – это же сон!
Вскоре Королевская Казна превратилась в очаровательную полянку, рай для маленьких принцесс и их сладкоречивых мамаш. Девушка резко распахнула ярко зеленые глаза. Ее взору предстало совершенно удивительное зрелище. Как можно терять такой шанс? Все сразу стало понятно – немедленно распихать эти ромашки по карманам. Когда из каждого лоохи, происхождение которого также являлось не особо известным в такой темноте, торчали маленькие нежные цветочки, девушка выскочила из Казны и ринулась к себе домой обратно. Вот только как Ланфир оказалась в Казне, она до сих пор не могла понять.
Что поделать – полнолуние рядом с Сердцем Мира и не такое творит.

+1

5

Панацея от скуки.
Опасно! Много буков.

В портовом кабаке было и грязно, и шумно, и людно, и вонюче. Какой-то парень постоянно пытался залезть на стол, чтобы спеть песню о короле, но его товарищи раз за разом стаскивали обратно, подливая в стакан какой-то сивухи, пока тот не вырубился. В углу кого-то ставили на нож под оглушительные визги местных «леди».
Мел бы сюда не зашел даже по ошибке, да и, наверное, долго ломался, если бы надо было зайти по работе. Более уродливого и грязного заведения, куда по вечерам стягиваются все темные личности, он в Ехо не встречал. Но чего только не сделаешь от ужасной, всепоглощающей скуки, из-за которой ни спать ночью, ни жить днем толком не получается? Все мятежные магистры и разрушители Миров попрятались в свои норки, не желая прибавлять Тайным Сыщикам работы, и Мелифаро страдал, изнывая от безделья.  Идея «развлечься», оказав помощь братьям меньшим с другой половины Дома у Моста, которые уже полгода ловили одну банду, показалась ему забавной.
– Доброе такое место, - ухмыльнулся он, обращаясь к Барсуку, перешагнув через чье-то тело, то ли спящее, то ли мертвое, - И люди здесь душевные. Так говоришь, у босса есть работа?
– А то! – радостно откликнулся парень, - Я замолвлю за тебя словечко, братишка.
«Братишка», - мысленно фыркнул Мелифаро.
То еще трепло. За несколько дней их знакомства, Барсук успел выложить Мелифаро всю историю своей жизни, и рассказать о своих подельниках все, что знает, и еще больше – из того, чего не знает. Хоть сейчас вызывай полицию и бери ребятишек с потрохами. Слова к делу не пришьешь, веселее всего будет взять банду с поличным. Хоть не так скучно будет. Как будто он зря взял целую дюжину дней свободы от забот, не очень убедительно соврав шефу, что хочет покатать жену по окрестностям Ехо, а шеф не очень убедительно притворился, что поверил. И ведь, как минимум, половину из этой дюжины дней, Мел потратил на сбор информации и налаживание отношений с самым слабым звеном в банде. Хотя Барсук, несмотря на все его недостатки и очевидную придурковатость, ему нравился.
Они спустились по узенькой лестнице на цокольный этаж, и, поплутав по слабо освещенным коридорам (Барсук не сразу нашел нужную дверь, с завидным упорством возвращаясь к уборной), оказались в небольшой комнатушке, людей в которой едва было видно из-за плотного табачного дыма.
Он прислонился к двери, стоя в тени, огляделся. Трое классических криминальных типов – он таких даже в фильмах не видел – играли в какую-то видоизмененную версию крака, миниатюрная женщина, красивая, но с явными симптомами хронического недоебита на скучающем лице, наблюдала за игрой.
«Вот действительно темная сторона Ехо», - с восторгом подумал сыщик, и на всякий случай уточнил, - «То есть не Темная, а на самом деле темная».
Мелифаро умудрился почувствовать здесь какую-то особую романтику, и теперь наслаждался ею сполна, но и не забывая о том, что надо быть начеку. В лицо его, конечно, не узнают – Мел, ясно дело он, не такой мастер маскировки, как Кофа, но на кое-что способен. И вообще, стоит ему сменить яркое лоохи на что-нибудь серо-буро-козявчатое, как его даже родная мать не узнает, не то, что кучка незнакомых людей.
Барсук что-то шепнул на ухо низкорослому, но весьма габаритному мужику, тут же притерся к стене. Мужик лениво поднялся со стола и в развалочку, с блатной распальцовкой направился к Мелу. Он даже успел открыть рот, но слова так и остались невысказанными. Сыщик с размаху врезал быку в переносицу, глаза мужика на секунду сошлись в одной точке, затем тот охнул и осел на пол.
Помня о том, что наглость – второе счастье, и никто не просил его присылать резюме, да еще и уведомлять о своем визите в письменной форме за дюжину дней, Мелифаро с нахальным видом занял за столом место громилы, с кривой усмешкой посмотрев на старшего.
– Предполагалось, что здесь есть работа для меня. Предполагалось, что здесь сидят взрослые люди, которые умеют вести дела. А я вижу какой-то детский утренник. Ребята, мне проще уйти, оставив полдюжины трупов.
Он проигнорировал холодный, расчетливый взгляд старшего. Хотя по спине пробежали мурашки, не любил Мел, когда на него так смотрели. Мелифаро нравились представления, в которых он был и главным актером, и зрителем одновременно, а сейчас – один неверный взгляд, один неверный жест и всему представлению шиздец. И гнилыми помидорами дело не ограничится.
– Рони хоть и без царя в голове, но, похоже, умеет разбираться в людях, - голос у старшего оказался на удивление приятным, тихим и чуть подрагивающим, как у человека, который вот-вот расплачется. Мелу понравился и этот голос, и то, что босс сразу перешел к делу, - Он сказал, что ты из наемников, долго работал на одного хозяина. Чем ты там занимался? - и почему ушел, спрашивали его глаза. Мелифаро ухмыльнулся, потерев трехдневную щетину. Если отвечать сразу же, то будет видно, насколько все заучено и продумано.
– Скажем так. Я был человеком, который решает все проблемы. А последней проблемой оказалась… - пауза, он побарабанил пальцами по столу, отбивая что-то похожее на похоронную музыку, - Скажем так, некоторые этические разногласия с самим боссом.
Молниеносно выхватив нож, он не глядя, швырнул его в сторону Барсука. Лезвие до середины вошло в стену, пригвоздив лоохи за несколько дюймов от того места, которое служит гордостью – или же позором – всякого мужчины.
– Чувак, ты мне чуть полжизни не отрезал! - возмутился тот, тщетно пытаясь вытащить нож. Мелифаро не удостоил его и взглядом, по-прежнему не сводя глаз со старшего.
Он выглядел спокойным и расслабленным, как человек, которого все происходящее забавляет – и в какой-то мере это было правдой, но в случае неудачи – вдруг он перегнул палку с наглостью – был готов действовать быстро и наверняка.
– Хватит выделываться, ковбой. Намечается одно дельце. Работы на три минуты, не больше, а деньжат хватит, чтобы безбедно прожить ближайшую дюжину лет.
Сыщик изобразил легкую заинтересованность, пополам со скукой, выжидающе уставившись на него. Но старший молчал, словно забыв о том, что в комнатушке вообще находятся люди. Голос подала женщина, и в ее голосе, вкрадчивом, дурманящем, возбуждающем, он почувствовал реальную опасность.
– Управление Больших Денег. Или кишка тонка?
«Ну что за нафиг? Вот только на слабо брать не надо, я же поведусь», - с какой-то непонятной тоской подумал он, чувствуя, что, да, уже повелся.

– Слушай, крошка, а ты-то что забыла в таком бизнесе? - два охранника развалились возле дверей в хранилище. И, если бы не кровь, текущая из ушей, то их можно было бы принять за разгильдяев, уснувших на посту. Откуда-то сверху раздавался дикий визг, крики, но выстрелов вроде бы не было. Это хорошо, Мелу не хотелось, чтобы были случайные жертвы. У этих задремавших ребят в худшем случае на утро будет головная боль и выговор от начальства с последующим увольнением, а вот если кому-нибудь из тех, кто наверху, выстрелом из бабума снесет полчерепушки, будет немного грустно.
– Крошка у тебя под скабой, - язвительно ответила девушка, уже минуту ковырявшаяся с дверью. Если она не откроет ее в следующие тридцать секунд, то пора дружным строем идти в Нунду. «Три минуты. Потом я сваливаю», - так сказал водитель. Если ограбление не укладывается в это время, оно практически обречено на провал. Полиция города, конечно, работает через задницу, но трех минут может хватить даже им.
Девушка прекратила заговаривать замок, поднесла руки к лицу и с вызовом воскликнула:
– И не смотри на меня так! Не смотри! Что мне еще остается? Теперь ты нас всех сдашь с поличным, потому что сам из полиции или еще хрен знает откуда. Отец уже достаточно старый, чтобы не замечать мелочей. А я только на тебя и смотрела.
«Полторы минуты», - синхронно отозвалось у них в голове.
– Я на тебя никак не смотрю. Так почему не сдала сразу? - сухо поинтересовался Мел, пытаясь понять, где именно он сумел проколоться?
– Потому ты меня вытащишь, а я буду только рада, если все эти мудозвоны лет на тридцать окажутся за решеткой, - сквозь зубы прошипела она. Раздался громкий щелчок, дверь открылась. Зашевелившемуся было охраннику Мел с силой врезал сапогом в висок, вновь отправляя в приятное небытие.
Им уже надо было быть внутри, быстро брать деньги и сматываться, судя по звукам сверху там все-таки нашелся какой-то герой, обстановка накалялась.
«По крайней мере, он остался жив. Мертвые так не орут», - как-то отстраненно отметил сыщик, отодвигая девушку, чтобы пройти в хранилище.
Охранные амулеты выли, оповещая, казалось, весь мир о том, что здесь незваные гости и этот вой эхом отдавался у мужчины в голове. Ему неожиданно стало жалко девушку, как и Барсук, она ему понравилось. Видно было, что они не из того теста, что остальные трое. Несколько секунд заняла борьба жалости с чувством долга, и чувство долга позорно капитулировало. В конце концов, он ведь не обязан помогать полиции от доброты душевной? Это вообще не его работа, а украденные деньги король компенсирует. Он вспомнил лекцию по экономике, где преподавательница, восторженная идиотка, выглядящая едва ли старше своих питомцев, размахивая ручками и срываясь на повышенные тона, в лицах рассказывала о том, как крупные ограбления положительно влияют на экономику страны.
«Король компенсирует убыток, и ни Управление, ни жители не оказываются пострадавшими. Разве что психологически. Казна пустеет, и тогда приходится заключать новые контракты, привлекать новых людей, увеличивать торговлю, чтобы возместить ущерб», - вспомнил он, и, наконец-то впервые за день ухмыльнулся до ушей, плюнув на маскировку угрюмого парня.
– Хочется и рыбку съесть, и на хер сесть? - весело поинтересовался он, одним ловким движением заставляя все содержимое хранилища исчезнуть между большим и указательным пальцем. Девушка так и застыла, округлив свои красивые, но вечно недовольные глазки. Что именно ее изумило – либо он ее истинные желания угадал, либо она не ожидала, что парень продолжит работу и после того, как все карты будут вскрыты?
«Две минуты».
– Угребываем отсюда! - Мел наконец-то заорал. Нет времени на обсуждение личных мотивов. Ухватив пребывавшую в ступоре девушку за руку, он рванул вперед, и споткнулся об тело охранника, во весь рост растянувшись по полу.
«А будет ли Король будет компенсировать мои разодранные коленки?» - на этот раз уже девчонка подхватила его, помогая подняться. Коридор, длинный, извилистый, наполненный хаотичным скоплением дверей – какой пьяный архитектор вообще планировал постройку этого здания?! – наконец вывел их в главный зал.
Несколько посетителей лежали на полу с видом очень уставших от жизни людей, секретарша тихо и тонко визжала на одной ноте, Барсук активно утешал ее, вопя о том, чтобы заткнулась. Охранник с пробитой насквозь ладонью катался по полу, матерясь и причитая, но в целом  потерпевших вроде бы не было. Это хорошо. Потерпевшими должны быть трое криминальных типов, а остальные пускай идут с миром.
– Где деньги?! - накинулся на Мела старший, не видя сумок в его руках. Сыщик беззаботно ответил:
– Их там не было, - и, выхватив рогатку, сделал два выстрела по ногам, обездвиживая его. Напарница закричала, секретарша, наоборот, заткнулась, Барсук, от неожиданности тоже заткнулся, немного подумал, и, пару раз тоненько взвизгнув, видимо, еще не сообразив, что вообще вокруг происходит, ломанулся к дверям.
«Две сорок пять», - послышался его водилы, мужик уже начинал изрядно нервничать, но еще не знал о том, что у него есть веские причины для этого.
– Стой на месте, - третий парень наставил на него рогатку. Сыщик замер, ему нужно было хотя бы несколько секунд, чтобы пустить хоть тот же смертный шар. Содержимое собственной головы было слишком дорого сыщику, чтобы расставаться с ним так рано. Мужик открыл рот, чтобы задать тот же глупый вопрос, на который его шеф не получил ответа, и тут же осел на пол, но падая, все-таки успел выстрелить. Снаряд ушел вверх, разбив люстру, и та миллиардами хрустальных осколков осыпалась вниз. Над телом стоял бледный мальчишка, то ли клерк, то ли посыльный, сжимая в руках стул, так, будто это был по меньшей мере меч короля Менина.
– Тикаем, епта! - услышав, что время вышло, заорал Мелифаро. Девчонка с недоебитом резко заткнулась, и рванула к дверям, на полкорпуса обогнав Барсука.

Годжер нервно озирался. Похоже, рыбалка на сегодня накрылась. Двери распахнулись, из них вылетела вся так называемая «золотая молодежь» - дочка Сейра, туповатый Рони, и наемник, в руках у которого что-то было, и этим явно не была сумка с хреновой кучей бабла.
Годжер все понял, но уже в тот момент, когда толстенная книга бух.учета опустилась на его затылок и он мягко сполз с сидения.

– Быстро, мать твою, - Мел, кажется, орал что-то еще. Он вообще начинал очень много орать, когда чувствовал, что адреналин в сверхъестественных дозах вливается в кровь. Девчонка с Барсуком запрыгнули в амобилер, а он сам, с кое-как спихнув толстяка на тротуар, тут же рванул с места.
Мелифаро взял курс за город, чем быстрее так называемые грабители окажутся как можно дальше от Управления, тем лучше. Вряд ли их сумеют догнать. Если погоня вообще будет. Пока полиция сообразит, кого именно там нужно вязать, пока будет радоваться сорвавшемуся ограблению и жать руку бледному клерку со стулом, пока обнаружит, что ограбление сорвалось только частично… Если там не будет никого из «Белого списка», то расследование обещает затянуться надолго.
Он остановился только в нескольких милях за городом, маскировка уже вся полетела к таким-то магистрам, и собственная усталая, но довольная физиономия отчетливо проступала через нее. Мел обернулся и увидел обиженный взгляд Барсука, до которого наконец-то начало доходить.
Тот долго еще возмущался на тему того, что так вообще дела не делаются, что не надо было оставлять старших там, а водитель ему еще и денег должен, но когда услышал размер своей доли быстро заткнулся, и принялся обсуждать с девчонкой, куда им следует рвать когти и как вообще теперь потратить настолько огромную сумму денег.
Выслушивать эти обсуждения Мелу уже было не очень-то интересно, он отключился, послав зов жене и предложив ей найти возницу и подъехать к нему. В конце концов, оставалось еще целых пять дней и куча денег, чтобы покатать ее по окрестностям Ехо, и этого вполне достаточно для хлипкого, но вполне сносного алиби.

+3

6

унылая хренотень от Джей

Сколько же опасностей таит в себе романтичный и внешне спокойный городок Ехо. Сколько ночных краж и убийств случается тут ежедневно. Сколько же работы сваливается на Городскую Полицию и Тайный Сыск. Не счесть.
Драки в трактирах не исключение. В дупель пьяные посетители желают устраивать разборки прямо при всех, даже не удосуживая ни себя ни других банальным "пойдем, выйдем, разговор есть". Переместиться в любой из городских трактиров - и вот, пожалуйста, опять потасовка. Да, и на сей раз в "Обжоре Бунбе".
- А ну разошлись! Разошлись быстро! - юная леди на вид не старше ста лет была единственной, кто пытался хоть как-то предотвратить дальнейшие разрушения. - А вы, что встали, индюки? Дюжина здоровенных дядек не может даже пошевелить пальцем, чтобы разнять этих придурков? Весело, да? - пара мужчин вяло пошевелилась, внимая ее укоризненным репликам, и все-таки вытолкнули забияк за дверь.
- Так-то лучше! - вскинула подбородок девушка и скрылась за дверью, ведущей на кухню.
- Джей, мадам Жижинда вроде как просила тебя сегодня стоять за барной стойкой?
- Ну да - Джейза закатила глаза - но, сколько уже можно? Я курьер, а не официантка. Спасибо, что хоть доплачивают - хмыкнула леди и удалилась обратно в зал.
Там ее уже ждали. Старый знакомый худощавый паренек в старом лоохи, криминальный элемент, который пару раз проигрывал ей в открывании дверей. "А то! Будет теперь знать". Хотя, пара минимально криминальных эпизодов водилось и за ней самой. "Нет, я-то здесь не причем. Просто люди слишком рассеяны и забывают закрывать двери". Легкомысленно отмахнулась Джей от возникнувших некстати мыслей
- Я думал, ты не появишься.
- Я думала тоже. У тебя снова проблемы с дверями? Извини, больше я тебе ничем помочь не смогу. И не хочу этого делать, понятно? Хватит, наигрались. - Джейза с деланным безразличием повернулась спиной к посетителю и с усердием начала протирать дыры в ближайшей горизонтальной поверхности. Нежеланный собеседник уходить, по-видимому, не собирался. - Мне подсказать тебе маршрут или сам догадаешься? Если что, выход прямо позади тебя.
- Ха-ха. Ты так и не научилась шутить. А если серьезно, то мы хотим, чтобы ты помогла нам в одном маленьком дельце. - Собеседник понизил голос до шепота, а потом и вовсе перешел, на безмолвную речь. Выслушав план сомнительного мероприятия, Джейза покачала головой.
- Не боишься, что я сдам тебя Тайному Сыску или Городской Полиции?
- А вот не боюсь. Это же все не для нас, а для детишек маленьких! А, хотя, что я к тебе обращаюсь? Так и знал, что тебе слабо.
- Мне слабо? Это мне-то и слабо? Я в деле! - девушка не сразу поняла, что попалась на простейшую удочку, но слов назад было уже не вернуть.
"Вурдалаков тебе в рот, дорогая. Во что ты ввязалась в этот раз? Ограбить Управление Больших денег? Тебе? Как ты самонадеянна Джей! Выросла дурой, ну и мучайся!"
***
Уже было давно за полночь, когда девушка в черной накидке появилась у главного входа. Никто ее пока не замечал, да и она не спешила выступать из спасительной, укрывающей ее тени.
"Здесь должен быть еще и вход для работников. Какой-нибудь тайный вход... Где же он может быть?"
Джейза выждала несколько минут, прежде, чем покинуть спасительную тень. Короткими перебежками добралась она до стены.
Испытывая страх и всепоглощающее волнение, девушка мысленно посылала толпы вурдалаков под одеяло тем, кто втянул ее в это. "Да и сама хороша! Надо же было так повестись!"
Джейза медленно шла вдоль стены, не убирая от нее руки и не забывая оглядываться вокруг на предмет присутствия подозрительных или потенциально опасных личностей. Пока таковых не обнаруживалось, и Джей продолжала искать Тайную Дверь.
- Девушка, что Вы здесь делаете? - Джейза испуганно развернулась и выкинула вперед сжатый кулак. Худой, сутулый доходяга без лишних звуков упал. Джейза согнулась, прижав к животу руку. На глазах выступили слезы
- Боольноо - всхлипывая, протянула она, попытавшись согнуть и разогнуть пальцы. Получалось. С трудом, но получалось. Девушка наклонилась над доходягой.
- Извините, я не хотела, я правда не хотела. Вам же, наверное, больно? Извините, извините...
"А ну прекрати извиняться перед этим оболтусом и сделай то, что должно!" - напомнила она себе.
Джейза не была уверенна касательно теории о задних и Тайных дверях таких серьезных заведений. Но все было в лучшей классике жанра: дверь, сокрытая от посторонних взглядов. Но, на то она и Мастер Открывающий Двери.
Беспрепятственно войдя в Управление Больших Денег, Джейза впала в ступор. «Лойсо Пондохву вам в отцы, что дальше-то делать? Куда идти? КУДА?» - поддаваясь легкой панике, девушка заметалась по узкому коридору. Вероятность оказаться обнаруженной возросла в разы.  «Не хочу в тюрьму. Уж лучше так»
До заветной двери девушка добрела, оставаясь незамеченной. «Осталось преодолеть одну дверь, и ты можешь линять отсюда на все четыре стороны. И никогда, никогда больше ты этого не сделаешь, поняла, дорогуша?» Джейза сделала последний рывок к двери и… не успела.
- Девушка, Вам не положено находиться в этом здании. Что вы здесь делаете? – внушительных размеров человек буквально из ниоткуда возник перед ней.
- А я вот Вас граблю, дяденька! – Джей открыла дверь Хранилища и проскользнула внутрь. За дверью оказалась еще одна дверь. «Менкалы вас раздери, да это просто гениально!» - подумала девушка, открывая дверь за дверью и быстро продвигаясь вперед к заветному помещению.
Уже набивая карманы лоохи золотыми коронами, Джей поняла, что снаружи ее скорее всего уже поджидают. И даже больше – скорее всего стражи через пару минут будут уже здесь. И верно. В отдалении послышались голоса.
Смываться пришлось темным путем. Спустя несколько мгновений Джейза оказалась в порту. Найти своего старого знакомого не составило труда.
***
- Больше я дверьми не занимаюсь – Джейза высыпала все монеты ему под ноги. – Мало того, что я ограбила Управление Больших Денег, так и в любой момент по моему следу могут отправить Мастера Преследования!
- Не бойся, незабвенная - сделаем все в лучшем виде. На твой след никто не встанет.
- Как-то не особо верится – хмыкнула девушка и поспешила уйти.

+1

7

Ограбление по... кеттарийски

Леди Ханемер гипнотизировала взглядом небольшую железную дверь с диковинной ручкой, по форме напоминающей капкан. «Открывайся, ленивое творение! Открывайся, хорошая моя!..»
Согласно гипотезе, исповедуемой приверженцами некоторых философских школ, если достаточно долго сидеть на берегу реки, то любая желанная вещь имеет шансы когда-нибудь проплыть мимо: будь то сундук с золотом, вдохновение, труп врага или любовь всей жизни. А в Куманском, например, Халифате и без всяких школ испокон веков жили так, как будто это один из базовых законов мироздания. Именно сейчас Сотофе хотелось верить, что если не лучшие умы Соединенного Королевства, то хотя бы наследники кейифайев знают толк в таких вещах.
К сожалению, ключевым словом было «когда-нибудь». Что, к еще большему сожалению, Сотофу не устраивало в нынешних обстоятельствах никоим образом: не позже чем через четверть часа у охраны обход, и инструкция предписывала уделять особое внимание именно этой маленькой комнатке с двумя дверями. Одна вела в главный коридор Управления Больших Денег. Вторая – та, на которой было сосредоточенно все Сотофино внимание – в Хранилище. Инструкции составлялись еще в те веселые времена, когда Ренива числилась секретарем в Тайном Сыске, а Сотофе вменялось в обязанность визировать плоды совместных умственных усилий Джуффина и сэра Кофы перед тем, как готовые документы попадали на утверждение к Великому Магистру. На память леди Ханемер не жаловалась, а потому достаточно отчетливо представляла себе, что тут начнется, если эта грешная дверь не откроется в самое ближайшее время. Причем откроется без ее участия: это было непременным условием.
Обострившийся до предела слух донес из-за тонкой коридорной двери шаги и приглушенные голоса. Сотофа успела порадоваться, что в последний момент отказалась от мысли доверить столь серьезное мероприятие своей более шустрой юной ипостаси: помимо черных кудрей к ней прилагалось столько нетерпения и отваги, что она уже нашла бы не один повод наворотить глупостей, и уж точно не стала бы спокойно стоять, слыша за спиной звяканье ключей. Тогда как всего-то и надо было, что подождать еще пару секунд… И еще пару…
Причудливый полумесяц дверной ручки тихонько тренькнул и отъехал в сторону с издевательской медлительностью.
Оказавшись в Хранилище и убедившись, что железная дверь вновь надежно заперта, леди Ханемер не стала озвучивать сентенцию насчет болота и вурдалаков, хотя она вертелась на языке. Вместо этого спросила с жадным любопытством:
- Руки целы?
В чем она не была уверена до конца – это в том, что попытка открыть этот небанальный замок изнутри не будет иметь те же последствия, что и попытка взлома его снаружи.
Тень с неизбывным достоинством продемонстрировала целые и невредимые кисти рук с длинными тонкими пальцами, чей вид неизменно вводил Сотофу в эстетический ступор.
- И никакой вашей Очевидной Магии, заметь, - прошелестела Тень, насмешливо сверкнув холодными сапфирами глаз.
- Я зато чуть не наворожила по полной программе, - Сотофа все-таки не удержалась от упрека. – Еще полминуты, и я сама бы ломанулась открывать этот замок, дырку над ним в небе. – Говорить здесь можно было в полный голос, но драматический шепот звучал гораздо уместнее.
- Он простой.
- Пятьдесят восьмая! – с жаром воскликнула леди Ханемер. – Черной, если тебе интересно.
- Я в этих ваших ступенях ничего не смыслю, - Тень с неподражаемой иронией склонила темную голову.
- В самый раз, чтобы поставить на уши Тайный Сыск, - заверила Сотофа. – Так, ладно. Ты их видишь?
- Да было бы что видеть, - Тень повела плечом. – Хочешь сказать, ты – нет?
«Мятежные Магистры, да ты просто выпендриваешься, моё сокровище!» - поняла вдруг леди Ханемер. Такого рода прозрения ощутимо освежали те странные – не сказать противоестественные – отношения, которые связывали ее с беглой Тенью Магистра Нуфлина. Трогательно замаскированные попытки убедить Сотофу в своей незаменимости придавали образу гордого и таинственного существа совершенно особый шарм.
- Знаешь ведь, что нет, - сказала она тихим голосом, постаравшись вложить в эти слова всю благодарность, которую испытывала не только в связи с сегодняшним криминальным эпизодом, но и со всеми непостижимыми чудесами, которые чужая Тень вложила ей в руки вместе с могуществом.
Словно нехотя, Тень повела узкой ладонью над одним из сваленных горкой на столе бархатных мешочков.
- Здесь восемь. Кто-то счастливчик.
Сотофа проворно распутала тесемки и запустила руку в толстой перчатке в жалобно звякнувшие недра.
- Не стыдно воровать у старого приятеля? – глумилось непостижимое, но неизменно насмешливое существо, прищелкивая пальцами каждый раз, когда нужная монета оказывалась у Сотофы в руке.
- Я ему потом компенсирую печеньем… - отмахивалась леди Ханемер, сосредоточенно складывая то, что только казалось монетами, в шкатулку темного дерева, покрытую изнутри причудливыми письменами. – Кому еще досталось?
- Джуффин, конечно, здоров жрать, но на восемь корон печенья – он у тебя лопнет. – Тень указала на мешочек поменьше.
- Значит, это будет самое дорогое печенье со времен Эпохи Орденов…
Когда все тринадцать монет оказались извлечены из кучи денег, приготовленных для выдачи жалования Тайному Сыску, Сотофа захлопнула шкатулку и немного расслабилась. Подумав, переложила пару монет из мешка побольше в мешок поменьше: если Джуффин вряд ли озаботится пересчитать ту совершенно неприличную сумму, которая полагалась ему каждую дюжину дней, то от Шурфа такой небрежности ожидать не приходилось.
- Вернешь на место? – поинтересовалась Тень.
- Ага, щас! – оставлять эту пакость там, где до нее снова мог добраться сбрендивший на старости лет Нуфлин, ни малейшего желания не было. – Чтобы в следующий раз он ими заплатил жалование мне…
Единственная причина, по которой Сотофа не ограничилась Зовом  Джуффину, и единственная же причина, по которой ей удалось подбить на эту довольно скучную авантюру не вполне чужую для виновника Тень, звалась Великим Магистром Нуфлином Мони Махом. Несмотря на то, что о его не вполне невинной проделке она узнала почти случайно, заложить его потенциальной жертве не хватило совести. Конечно, это самым необременительным образом решило бы проблему, но зато в курсе оказалось бы столько заинтересованных лиц, начиная от ни в чем не повинного Дондика и заканчивая двумя Младшими Магистрами, виноватыми только в бездумном исполнении приказов, сути которых не понимали… С Джуффином можно было договориться. С Его Величеством, выяснившим, какой опасности подвергались господа Тайные Сыщики, и кому в голову пришла эта светлая мысль – сомнительно. Нуфлин действительно в этот раз перегнул палку. Хищные золотые хамелеоны, рожденные чьим-то сумрачным гением под красным небом пустыни Хмиро, никак не тянули на дружеский розыгрыш. Шурф, допустим, навряд ли бы сильно пострадал, равно как и старый лис. А вот смешной мальчик Мелифаро… Или дочка Корвы… Мятежные Магистры, как Нуфлин вообще собирался после этого смотреть Корве в глаза?
- Некоторым чудесам лучше было вообще не появляться на свет. И я собираюсь исправить эту прискорбную ошибку шиншийских придворных колдунов.
Сотофино чувство времени подсказывало, что господам охранникам в данный момент предписывалось наслаждаться чутким отдыхом в комнате напротив. Разбрызганный там днем эликсир уже раз сослужил свою службу и теперь должен был снова отвести глаза. Запах мог бы уловить только чуткий нос какого-нибудь нюхача, но такового у Генерала Бубуты не водилось.
Очень хотелось посмотреть, как Тень будет открывать  дверь, но ничего необычного не произошло: она просто потянула в сторону изогнутую ручку, и Сотофа тут же прильнула к появившейся щели: если уж момент выбран неудачно, и придется экстренно эвакуироваться, хотелось узнать об этом как можно раньше. Хватило одной секунды, чтобы перед ее глазами пронеслась если не вся жизнь, то последние пара ее часов – точно. Во всех подробностях. На чем они могли проколоться, да еще с такими последствиями?!
Леди Ханемер отпрыгнула от щели назад и вбок с проворством, мало приличествующим почтенной седой даме. Да и растерянность, отразившаяся на ее лице, казалось, заблудилась и принадлежала кому-то другому. Возможно, той кеттарийской девочке, чье сердечко стукнулось сейчас о ребра пожилой леди.
- Какие вурдалаки принесли сюда Джуффина?! – прошептала Сотофа одними губами в ответ на недоуменный взгляд Тени.

+2


Вы здесь » Мостовые Ехо » Конкурсы » Конкурс №1. Тематический пост. Этап 1. Посты.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC