Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (до 123 года) » Квест. "Ты только жди, жди меня, родная...".


Квест. "Ты только жди, жди меня, родная...".

Сообщений 1 страница 30 из 51

1

1. Место действия:
Дом Мелифаро. Далее – по обстоятельствам.
2. Дата и время:
Всё та же ночь со 124 на 125 число.
3. Погода:
Умеренно паршивая, но дождя нет, как и слишком сильного ветра.
4. Участники:
Мелифаро, Кенлех.
5. Краткое описание квеста:
Итак, дано: ночь на дворе, Зов жены, фактически попавшей в ловушку растений-людоедов в доме. Да, им определённо понравилось нападать на людей в домах, обращая те в западню для будущей добычи… Что может быть лучше, чем использовать укрытие жертвы против неё самой? Защитить жильё от триффидов можно, заблокировав все входы и окна и заперевшись в подвале, как это сделали сёстры леди Кенлех в Мохнатом Доме, но есть ли преграда, которая действительно защитит, если эти твари в самом деле вознамерились тебя сожрать? Цель: эвакуировать Кенлех живой, любой ценой, и, желательно, не пострадать самому. Основная цель, конечно, расследовать причину возникновения самого рода триффидов, однако, как к этому подступиться? Время подумать будет. Если не съедят.

0

2

Леди Кенлех лежала в спальне, но заснуть почему-то никак не могла. Мелифаро где-то пропадал, но она уже давно к этому привыкла. Он рассказывал что-то про растений-людоедов, которых сейчас ловят все Тайные Сыщики, кажется, просил быть по-осторожнее... Но Кен не особо помнила его слова, она сомневалась, что ей придется когда-нибудь встретиться с этими "триффидами". Вроде бы, именно так ее муж их называл. Леди Кенлех всегда казалось, что в их с Мелифаро дом никто никогда не сможет войти, поэтому она даже не утруждала себя бояться.
Луна ярко светила в окно, заливая своим сиянием ветки деревьев, покачивающихся на ветру. На улице было промозгло, довольно прохладно. Кен перевернулась на другой бок, сон все не шел к ней.
Вдруг леди послышался шорох, потом он стал немного громче, затем опять прекратился. Наверное, Мелифаро пришел... — подумала Кен и чуть приподнялась на локтях, ожидая мужа. Но шагов было не слышно... Вдруг снова шорох, что-то падает на пол, — Грешные Магистры, может, это воры? Хотя, что за бред... Не могут же они пробраться прямо в дом... — Кен напрягла слух. Опять какие-то звуки. Девушка тихо встала и прислушалась опять. Что-то снова упало... Нет, так этого оставлять нельзя! Если там кто-то есть, то надо послать Зов Мелифаро или хотя бы позвать на помощь, — решила леди и тихо-тихо пошла туда, откуда раздавались звуки.
Все было пусто. Кен вошла в одну из комнат, она сомневалась, что кто-то будет там, смирившись с игрой своего воображения. Но вдруг что-то холодное и липкое сцепилось вокруг ее ноги... Сердце Кен похолодело, кровь застучала в висках. Девушка опустила вниз взгляд и увидела какое-то мерзкое зеленое существо с множеством щупалец! Именно в одной из конечностей триффида (леди была уверена, что это именно он) была зажата маленькая ножка Кен. Кенлех истошно закричала, растение медленно поползло к ней... Надо срочно послать Зов Мелифаро! — немного прояснилось сознание... Леди схватила что-то твердое с пола и стукнула со всей силы зеленую тварь.
Мелифаро! К нам в дом пробрался триффид! Он схватил меня за ногу, я не могу освободиться! — времени объяснять не было. Хотя Безмолвная Речь и не передает эмоции, но Мелифаро в тот миг точно услышал крик жены...

0

3

Стоило задержаться на работе, изображая активную деятельность, а проще говоря, мирно задремав в кресле, ожидая, пока ночная смена наконец прекратит в очередной раз спасать мир, и выгонит Мела с этого нелегкого поприща. Он и подежурить-то вызвался только ради того, чтобы в кои-то веки нормально по-человечески выспаться, в конце концов, для него работы пока что не наблюдалось, управление по ночам не должно пустовать, а два нераскрытых дела сразу – это определенный перебор, чтобы добавлять к ним еще и хронический недосып. 
Сыщик как раз досматривал третий по счету сон, когда из сладкой дремы его выдернул зов жены. Вчера – големы, сегодня – это, а завтра что?! Мелифаро даже не хотел подключать фантазию, чтобы узнать об этом, автоматически отметил, что выспаться ему удастся, скорее всего, в никогда, и был таков.
Кенлех еще не успела договорить, когда мужчина оказался на улице, также автоматически отметив, что обленился их король совсем – погода оставляет желать лучшего, хотя вполне соответствует обстановке. Запрыгнул в первый попавшийся служебный амобилер и на скорости, достойной составить конкуренцию даже Максу, рванул в сторону дома, молясь о том, чтобы на улицах не было праздных гуляк: даже заметь он таковых, вовремя объехать попросту не успел бы.
И пускай до собственной квартиры мужчина добрался за считанные минуты, они показались ему затянувшийся вечностью, в которой не было ничего, кроме панических мыслей на тему, что может произойти, если он вдруг опоздает, мыслей, которые ни бешеная скорость, ни тщетные попытки взять себя в руки и успокоиться не смогли прогнать.
«Все в порядке, все в полном порядке. Это всего лишь огромн…ма-аленькие безобидные плотоядные цветочки-убийцы, с которыми неизвестно как бороться», - успокоил он себя, забегая в квартиру, и матеря на чем свет стоит проектировку домов – в таких громадных практически пустых помещениях хорошо жить или играть в догонялки, но никак не пытаться искать перепуганную жену, одновременно объясняя триффиду, кто именно из них неправ. Тут каждая секунда на счету, а эти помещения, дырку над ними в небе, слишком большие, чтобы не терять эти самые драгоценные секунды.
– Кен, ты еще жива? - с порога крикнул он, не успев придумать ничего лучшего. Но, по крайней мере, это был единственный вопрос, который на самом деле интересовал сыщика. Где, как и почему – все это можно узнать позднее. Главное, чтобы была жива, главное, чтобы он не опоздал. А все остальное пускай катится в тартарары, это Мела волнует куда меньше, чем благополучие жены.
Пускай перебежки по дому и показались ему очередной вечностью, в которой не существовало ничего, кроме дверей и пустых (каких-то слишком пустых) комнат, леди Кенлех в компании озверевшей флоро-фауны была обнаружена, и нельзя сказать, что его так уж обрадовал вид их обоих.
«Надо обязательно показать ей пару фильмов из коллекции Макса», - как-то флегматично ответил он, - «Чтобы на их наглядном примере показать – не следует ходить в доме, где слышны непонятные инородные звуки, когда ты одна, девушка, а по городу шарятся плотоядные растения».
И еще ему очень не понравился вид тускло поблескивающего шипа на одном из щупалец. От слова совсем не понравился, Мелифаро до этого времени повезло не сталкиваться с такими цветочками, но что-то ему подсказывало – именно эта штуковина является самой опасной частью «тела».
– Эй, цветик-семицветик, ты не туда смотри, ты сюда смотри, я вкусненький, - пускай проблема еще ни на шаг не приблизилась к разрешению, но это не главное, главное – Кенлех жива, а, значит, шоу можно начинать и оно, дырку над ним в небе, будет продолжаться. Нормальность восстановлена, жизнь наладилась, мир прекрасен, осталось только дезориентировать цветочек.
«Испепелять это нельзя, у Кен ожог останется. Ну, он двигается, следовательно, живой».
И, более не теряя ни секунды, выпустил в триффида смертный шар, жалея лишь о том, что нет времени с особым садизмом обрезать все щупальца по одному и сплести из них венок на могилу. За личное оскорбление он и не на такое готов, а теперь растения, прежде спокойно существовавшие в категории «нераскрытые дела», перешли в категорию «личные враги».

0

4

В комнате было довольно оживленно, в плохом смысле этого слова. Кенлех пыталась хоть как-то отбиваться от растения-людоеда, что не особо у нее получалось, но сознание ее будто-отключилось, она медленно и точно считала секунды, словно маятник. Триффид перегородил путь к отступлению, стоя или сидя возле самой двери. Да и не особо уйдешь с извивающейся зеленой конечностью, сковавшей ногу, как кандалы. Она больше не пыталась кричать... Все равно, никто не услышит. А если и услышит, то на помощь точно не придет. Все сидят по домам в страхе перед триффидами. Ну вот, теперь ты его даже увидела, — как-то бесстрастно подумала Кен, продолжая брыкаться, хотя растение подбиралось все ближе... Но тут послышался спасительный скрип двери и звук шагов. Мелифаро! — подсказало сознание, и все чувства Кенлех будто бы разом пробудились.
— Кен, ты еще жива? — крикнул с порога муж. Она закричала, до хрипа. Вдруг осознав всю ситуацию, Кен стала еще быстрее и активнее пытаться вырваться из плена зеленой твари. Шаги по дому стали слышны отчетливее и ближе. Леди все продолжала кричать, но триффид только сильнее сцепил кольцо щупальца на ее ножке. В комнату влетел Мелифаро, на секунду застыл на пороге, оглядел растение. Для Кенлех это время показалось целой вечностью. Она не знала, где она, что с ней... Ей было страшно. Очень. Но чувства все снова как-то притупились.
— Эй, цветик-семицветик, ты не туда смотри, ты сюда смотри, я вкусненький, — наконец проговорил Мелифаро. Кен в надежде обернулась к мужу, он щелкнул пальцами, с них сорвалось что-то странное, а потом еще. Дальше Кенлех зажмурилась. Видимо, от удара этой штуковины триффид дернул своей конечностью, и Кен грохнулась на пол, сильно ударившись головой. Но кольцо вокруг ноги не разжималось, а открыть глаза девушка не осмеливалась. Она слышала какие-то звуки, ощущала движение вокруг себя. Единственно, что она смогла выговорить более-менее нормально, но ужасно дрожащим голосом, было:
Мелифаро, я его боюсь! Мне больно, ноге, — а ноге действительно было больно. Будто бы растение сжало щиколотку... Или Кенлех только казалось? Может, вообще, все уже закончилось? И я зря боюсь? И мне стоит открыть глаза? — пронеслось в голове. Но кровь по-прежнему стучала в голове, какая-то паника снова накрыла Кенлех...

Отредактировано Кенлех (2013-01-22 21:49:14)

0

5

«Оу, это, наверное, больно», - мысль отстраненная, как будто бы чужая. Естественно шибануться головой – это очень больно. В их семье уже вполне достаточно одного на голову пришибленного, если вся семья такая будет, то можно начинать всерьез бояться за благополучие мира. 
«Гнида зеленая, теперь я просто обязан узнать, как уничтожить эту херню до рассвета. Иначе меня можно списывать со счета и отдавать в те страшные места, которые в мире Макса называются домами престарелых», - он на несколько секунд задержался у двери, а потом медленно двинулся в сторону жены, целенаправленно и с мрачным удовлетворением наступая на все отростки цветка, которые попадались на его пути. Спасибо, что хоть смертный шар сработал, а ведь мог бы и не… нет, об этом лучше не думать вовсе. Иначе опять сядет на измену, психовать начнет, а Мел знал, что в психованном состоянии он – не самый приятный парень, а как собеседник – вообще дерьмо.
– Все в порядке, Кен, - он присел рядом с девушкой, обнимая ее, надеясь, что с помощью такого нехитрого приема она перестанет трястись, как мифический зверь стиральная машина; осторожно погладил по волосам, заодно проверив голову на наличие шишки. Нахождение в семье двоих пришибленных его действительно пугало даже больше, чем плотоядный цветок в комнате, - Все в полном порядке…
Интересно, а кого именно он успокаивает – ее или себя? Нервы были на взводе, сердце до сих пор пыталось выпрыгнуть из груди, намекая, что могло случиться, если бы он не успел попасть домой вовремя. Все обошлось, да, но надолго ли?  Нет, пора кончать с этим делом. До рассвета, и желательно - до сегодняшнего, не то это обещание, которое можно откладывать до конца года.
Стараясь не причинить боль, начал освобождать ногу девушки от щупальца, которое на ощупь-то было противно, а на вид еще хуже, хотя, казалось бы, куда уж хуже.
«И эту фиговину потом еще как-то вытаскивать надо.  Конечно! Как в гости заваливаться – так своим ходом, а как выносить так мне. Интересно, где у нас находится кладбище домашних триффидов?» - он наконец-то нашел в себе силы улыбнуться, - «А если они размножаются отростками, например? Что я вообще знаю о триффидах?» - он завис, даже перестав отгибать не сильно-то податливый щупалец и понял, что ничего. Не сильно обнадеживающие мысли.
– Нога сильно болит? Ходить сможешь?- заботливо поинтересовался он, наконец освободив Кенлех от своеобразных колодок. При необходимости он ее и на руках хоть на край света донесет, но в данном обстоятельстве все же лучше, чтоб руки были свободны. Поднялся на ноги, помог встать и ей, на всякий случай поддерживая. Перелома вроде бы не было, но чем магистры не шутят, вдруг у цветочка еще и сами щупальца ядовитые? От этой мысли мужчине вновь стало не по себе.
Признаться, такого удара в спину он не ожидал. На улицах-то понятно, все благоразумные люди заперлись по домам, а тех, у кого хватило ума шариться в такое время по городу, который заполонили бешеные цветы, вообще не жалко. Но дома, в четырех стенах, которые всем людям внушали чувство защищенности…выглядело все как сказочное свинство. И сколько еще пострадавших может быть? Не поверит он в то, что только одна особь додумалась искать жертвы не снаружи, а внутри.
«Надо не забыть ликвидировать каку», - напомнил он себе, но решил сделать это чуть позднее, когда все насущные вопросы уладятся, а фраза «все в порядке» станет истиной в последней инстанции, а не простыми словами успокоения.
– Ты можешь послать зов кому-нибудь из сестер? - теперь оставлять жену совершенно не хотелось, ведь ей куда безопаснее будет, если рядом будет он, а не сестры, пара слуг и Дримарондо с Друппи, - Тебе сейчас лучше побыть с ними, а заодно и предупредишь их. На всякий случай, - он вздохнул, скорчил недовольную мину. В войне между желанием остаться с девушкой и чувством долга, чувство долга одержало безоговорочную победу.

0

6

Все стихло, но Кенлех по-прежнему боялась открыть глаза.
— Все в порядке, Кен, — Мелифаро присел рядом с девушкой и обнял ее, погладил по волосам. Девушка открыла глаза и подалась к Мелифаро. Мертвый триффид лежал неподалеку от нее, Кен выдохнула и попыталась больше не бояться, приподнялась немного на локтях, — Все в полном порядке… — снова проговорил муж. Именно после этих слов в голове Кенлех что-то щелкнуло: Ну да, действительно, все в полном порядке... А ты боялась... А если бы он не успел? Так бы ты и была съеденной этой гадиной... — но последнюю мысль девушка попыталась отогнать от себя как можно дальше. Мелифаро встал, обошел еще лежащую Кен и стал пытаться отцепить зеленую конечность растения-людоеда от ее ноги. Было мучительно больно, нога онемела от сильной хватки триффида, и Кенлех почти не могла ей двигать. А он ядовитый? — спросило сознание со злым сарказмом, — А? Если ядовитый, что делать будешь? — интересно, такие мысли появились после удара головой? Или ее сознание всегда было таким уж злым? Но рассуждать на эту тему сейчас не очень-то и хотелось, да и времени не было. Муж, будто прочитав ее мысли, заботливо спросил:
— Нога сильно болит? Ходить сможешь? — он наконец-то отцепил щупалец от щиколотки Кен. Та фыркнула. Мелифаро помог встать ей, поддерживая за плечи. Кенлех вздохнула:
— Сильно болит. Ты не знаешь, он, случайно, не ядовитый? — Кен с надеждой посмотрела на мужа. Сейчас он ее успокоит, скажет, что все хорошо, и этим дело и закончится, — А ходить... Не знаю, честно. Я ногу вообще почти не чувствую, наверное, это пройдет... — девушке не хотелось обременять мужа еще какими-то дополнительными хлопотами и заботой о себе. Кенлех пронзило острое чувство вины. А что делал Мелифаро, когда она послала ему Зов? "Доброе" сознание опять пришло на помощь: Работал, конечно! А ты что думала? Ну а твой Зов его отвлек от важных дел... — и так стало плохо. Хоть плачь просто! Но Кен не могла, Мелифаро бы еще больше расстроился. Да и зачем заставлять еще и успокаивать себя? Может, в это время он смог бы спасти кому-то жизнь. Девушка стыдливо добавила: — Я, наверное, тебя отвлекла очень? Прости... Конечно, я смогу ходить, — в подтверждение своих слов Кен сделала шаг. Было больно, но она молчала, правда, второй уже не спешила делать, а стояла на месте, немного подрагивая.
— Ты можешь послать зов кому-нибудь из сестер? — спросил муж, —  Тебе сейчас лучше побыть с ними, а заодно и предупредишь их. На всякий случай, — вздохнул Мелифаро и погрустнел. Кенлех попыталась сосредоточиться, но мешала боль в ноге. Давай, попытайся... — на сей раз сознание попыталось подбодрить, но у него мало что вышло, — У тебя все получится...
Хейлах, ты слышишь меня? — Кен попыталась возникнуть в сознании сестры. Ответа не было...
Хелви, где вы? — но младшая сестра тоже будто не слышала. Или это было что-то не так с Кенлех? Она посмотрела на мужа и виновата пожала плечами, — Хейлах и Хелви не отвечают... Может, со мной что-то не так? Я же ударилась головой...

0

7

«Так, парень, не надо только сейчас пытаться вызвать у себя чувство вины и пялиться в пол, словно нашкодивший щенок», - выполнять собственные же указания получалось на редкость отвратительно, Мелифаро действительно чувствовал себя виноватым. Мог бы и серьезнее отнестись к этим цветочкам, пускай до сего часа вроде бы и не слышал о случаях нападения внутри дома. Кто ж знал, конечно, но мог бы и сам догадаться, что данный ларчик открывается не так уж просто, и может сильно испоганить жизнь вообще и его личную жизнь в частности. Причем если с первым мужчина мог бы смириться, по привычке пребывая в уверенности, что какой бы серьезной проблема не казалась, она все равно так или иначе разрешается. Так уж устроена их вселенная, с нею не поспоришь. Второе же с каждой минутой раздражало его все больше и больше.
– Ничего страшного, нога – не самая главная часть в женщине, - ободряюще улыбнулся он, и с трудом поборол желание стукнуть себя же чем-нибудь тяжелым по голове. Когда-нибудь Мел обязательно поймет, что его язык – главный из его же врагов, но, судя по всему, это случится ой как нескоро. Возможно, в тот же мифический день, когда он выспится. Мужчина поспешил поправиться. Во-первых, чтобы не пугать Кенлех еще больше, а во-вторых, чтобы не казаться такой самовлюбленной скотиной:
- Я лишь хочу сказать, что сейчас сменим локацию на более уютную без всякой зеленой еб…трахотории на полу и посмотрим, что можно сделать, - он с силой пнул триффид, словно этот символический жест мог заставить растение отменить все свои действия обратно, а заодно и самоликвидироваться до того, как вылезло на свет. Как выяснилось – не смог, ну и фиг с ним.
– Грешные магистры, Кенлех, как у тебя это получается? Как у тебя получается так извратить смысл? - он рассмеялся, окончательно прогоняя из головы все мрачные мысли. Ведь действительно, все хорошо, что хорошо кончается. Девушка – жива, чудовище – мертво, он – герой, а все остальное – не имеет ни малейшего значения. Ну, исключая то, что за эти несколько минут жена ужасов насмотрелась на полжизни вперед, но вот об этом как раз лучше не думать, ведь все равно уже ничего не вернуть. Мелифаро с трудом состроил серьезную физиономию, заявив:
– Конечно, ты меня ужасно отвлекла. Как раз думал над серьезным делом – еще поспать, или сожрать что-нибудь. Надо было в управлении сидеть, решать эту дилемму. А если бы меня кто-нибудь спросил, что это там так аппетитно жрет триффид, ответил бы: «Оу, ничего страшного, это всего лишь моя жена».
Его передернуло, когда воображение заботливо подсунуло эту картинку, и сыщик даже не знал – плакать или смеяться. С одной стороны, все кончилось не так уж плохо, как могло бы быть, а с другой – еще ничего не кончилось, да и вообще, если бы…нет, пожалуй, надо срочно найти что-нибудь тяжелое и все-таки стукнуть голову, в которую приходят такие мрачные мысли, сколько их не прогоняй. От такой головы, хоть она на плечах, хоть без них толку мало, это факт.
– Возможно, действительно ушиблась, возможно, они просто спят. На дворе ведь… - Мел посмотрел в окно и удивленно заключил, - Ночь? Ну да, ночь. Ночью все порядочные люди спят, а не пытаются разнообразить жизнь общением с громадными цветками-убийцами, дырку над ними в небе, - он подхватил жену на руки, чтобы та более не пыталась доказывать свою способность самостоятельно передвигаться на длинные и короткие дистанции, не забывая умиляться ее смелости, настойчивости и так далее и тому подобное. Настоящая царица, и тут уже ничего не попишешь. Другая девчонка на ее месте наверняка оглушала бы все окрестности Ехо визгом, от которого все окна полопались, а вот Кен умница.

Все-таки поменяв локацию на более уютную гостиную, Мелифаро опустил Кенлех на диван, сам грохнувшись рядом в позе «как же мне все надоело». Немного помолчал, задумавшись, его по прежнему разрывали желание страшно мстить обидчику, и желание остаться с женой, затем вспомнил, что сделал еще не все, что нужно сделать.
– Лекарь из меня конечно отвратительный, - да, именно так нужно начинать попытки излечения ушибов, растяжений и испорченных нервов, - Но ничего ужасного вроде бы не произошло, - ага, если, конечно, не забывать про внезапное проникновение в дом триффида, ну да ладно.
– Сейчас должно полегчать. Через пять минут уже можешь начинать бегать, махать руками и впадать в положенную случаю панику, но пока посиди, ладно? - закусил губу, занявшись созерцанием сапог. Ну что за день такой? Даже работать фоновым шумом не очень-то и хотелось. С одной стороны сыщик знал, что ему срочно надо идти, выполнять данное себе же обещание, с другой стороны идти куда-либо вообще не хотелось. Возможно, давала о себе знать интуиция, возможно, эгоистические соображения, но более всего он сейчас желал запереть дом, придвинуть к двери шкаф, чтобы не только триффиды, но и незваные гости не смогли бы заявиться, а затем улечься спать и желательно в компании спокойной и совершенно здоровой жены.
– Если хочешь, я никуда не пойду. Будем сидеть, пить вино и рассказывать друг другу страшные истории. Или смешные. Как тебе больше нравится, - в голосе звучала практически просьба дать утвердительный ответ. Чувство долга, конечно, выиграло битву, но в войне оно определенно проигрывало, и чем дольше Мел находился дома, тем больше он хотел послать весь окружающий мир на фиг.

0

8

— Ничего страшного, нога – не самая главная часть в женщине, — Мелифаро попытался ободряюще улыбнуться, но Кенлех не сильно оценила юмор мужа. Сейчас ей было как-то совсем не до того, что Мел считает главной частью в женщине, а что - нет. Интересно, а нога долго будет болеть? — как то уж совсем отрешенно подумала Кен.
— Я лишь хочу сказать, что сейчас сменим локацию на более уютную без всякой зеленой еб…трахотории на полу и посмотрим, что можно сделать, — Мелифаро подошел к зеленой твари, валяющейся на полу, и с силой пнул ее. И как он не боится? Мне бы даже сейчас страшно было к ней приблизиться... — вздохнула Кен, по-прежнему молча. А что ей было говорить?
— Грешные магистры, Кенлех, как у тебя это получается? Как у тебя получается так извратить смысл? — Мелифаро как-то немного напряженно рассмеялся, видимо, пытался придать обстановке непринужденность и легкость, но с лежащим в углу комнаты триффидом это не сильно получалось. Кенлех опять не особо поняла юмор мужа, стоя в ожиданни каких-нибудь дельных слов от него. Но и от всех его пустых разговоров становилось хоть как-то легче... Вот теперь ты удостоверилась, что Мелифаро настоящий, а триффида больше нет. Нога скоро пройдет, кошмар закончился, — все пыталось подбодрить девушку недавно такое ехидное сознание. Кен вздохнула. Забыть бы все это. Будто бы вообще ничего не было. Совсем... И все. Все дела. А еще не бояться больше. Мелифаро нарушил размышления жены, сделавшись серьезным. Он строгим отеческим голосом проговорил, будто бы собирался отчитывать Кен:
— Конечно, ты меня ужасно отвлекла. Как раз думал над серьезным делом – еще поспать, или сожрать что-нибудь. Надо было в управлении сидеть, решать эту дилемму. А если бы меня кто-нибудь спросил, что это там так аппетитно жрет триффид, ответил бы: «Оу, ничего страшного, это всего лишь моя жена», — в уголках губ мужа все-таки играла улыбка. Кенлех тоже попыталась улыбнуться, но у нее мало хорошего получилось, — Как-нибудь в другой день, когда по-спокойнее будет, не забудь еще раз извиниться, — бесстрастно отметила про себя девушка. Сейчас было не место и не время для этого. Мелифаро осторожно взял Кенлех на руки и отнес в гостиную, положив там на мягкий диван. Сам сел рядом же, задумавшись. Сидел он молча секунд тридцать, Кенлех тоже молчала:
— Лекарь из меня конечно отвратительный, но ничего ужасного вроде бы не произошло. Сейчас должно полегчать. Через пять минут уже можешь начинать бегать, махать руками и впадать в положенную случаю панику, но пока посиди, ладно? — Мелифаро закусил губу и снова задумался. Кенлех только тихо выговорила:
— Спасибо, но бегать мне сейчас не очень хочется, — снова попыталась улыбнуться, но получилось как-то слишком грустно и плохо. Муж приподнял голову и посмотрел на Кенлех.
— Если хочешь, я никуда не пойду. Будем сидеть, пить вино и рассказывать друг другу страшные истории. Или смешные. Как тебе больше нравится, — он говорил как-то странно, будто просил ее о чем-то. Кен вздохнула. Потом сама же будешь винить себя, что его заставила... — орало сознание, но девушка проговорила, взяв за руку мужа:
— Честно? Хочу. Вина не хочу и историй не хочу, а чтобы ты остался - хочу. Если хочешь, можешь пить и рассказывать, только никуда не уходи, ладно? — в голосе Кенлех слышались странные нотки страха.

0

9

[НПС - мальчик]

Маленькие подошвы стучали по мостовой едва ли не быстрее, чем колотилось в груди испуганное сердечко. Бегущий никак не мог сориентироваться во всех этих переплетениях бесчисленных улочек. Всё-таки, когда город не родной, это очень сильно сказывается.
«Дырку в небе над этим местом… Так, кажется, у них тут говорят?» - за время пребывания в Ехо мальчик – или то, что только выглядело как мальчик, не более? – уже неоднократно слышал это высказывание,  - «Что за глупое выражение… Они озоновую дыру, что ли, имеют в виду? Так её же не видно? Или видно? А, неважно… Фактически, дырка в небе – это прямой выход в Космос… Но тогда убило бы всё живое… Наверно. Ну, не сразу… Постепенно… Но убило бы… Или я что-то путаю?» - впрочем, при всём том, что хранилось в его кудрявой головушке, немудрено было бы и собственный пол перепутать. Тем более что это явление столь нестабильно...
Внешне ребёнок выглядел как обычный одиннадцатилетний, по меркам Мира сэра Макса, или даже чуть младше, херувимчик. Светло-русые локоны, лоохи, цветом напоминавшее коктейль из радуги, пухлые щёчки… Прелесть, а не дитя. Такое маленькое, такое хрупкое… Но, если бы кто знал, что ему пришлось пережить за последние сутки, не говоря уже обо всём месяце, то наверняка сказал бы, что либо мальчик – вундеркинд с невероятной выдержкой, либо им владеют злые духи. Впрочем, в таких случаях обычно говорится "истина где-то рядом". Рядом, но всё же не то. Чтобы догадаться, какова правда, пришлось бы как следует пораскинуть мозгами и фантазией. И то не факт, что угадают.
Из-за дальнего угла выползал очередной триффид, и мальчик, резко затормозив, круто откорректировал траекторию движения метнулся к ближайшему дому.
«Опять они… Да уж… Выживу – позабочусь, чтобы таких экспериментов больше не было! Плохо, когда не способен контролировать плоды своей деятельности…»
Впрочем, мальчик тут же оборвал себя. Что, если в доме есть телепаты? Разумеется, его сознание полностью закрыто, дома никто не мог пробиться сквозь ментальные барьеры, а второй, глубинный, имел обыкновение убивать любопытствующих, но здесь всё отличалось. Тут все какие-то очень уж проницательные. Странный мирок, что и говорить. Очень странный и забавный.
-Помогите, кто-нибудь!!! За мной гонятся!!! – заголосил ребёнок что было мочи, стараясь, чтобы его крик звучал достаточно перепугано. Он чувствовал, что дом обитаем, несмотря на то, что дверь оказалась столь непредусмотрительно открыта, - Чудище!!! Зелёное!!! Огромное!!! Съело маму!!! – влетая в гостиную, продолжал орать мальчик.
«Надеюсь, наличие живой матери не понадобится мне для поддержания легенды…» - мальчик ещё не успел придумать, что конкретно собирается врать.

Отредактировано Мастер (2013-01-23 23:28:03)

0

10

«А вот возьму – и правда никуда не пойду. Вспомню про манеру поведения сэра Шурфа – без приказа даже в сортир ходить не положено, и дома. Все. Надоело. Надоели големы, надоели плотоядные растения, надоели призраки, монстры и прочее дерьмо, жаждущее всех поубивать. Пока не поступит четкий приказ от шефа примерно такого содержания «Мелифаро, а какого, прости, хрена ты в каких-то там два часа ночи сидишь дома, вместо того, чтобы на всех парах нестись в Управление с отчетом о 127 504 закрытых делах», с места не сдвинусь», - и ведь не сдвинулся же, легонько сжав ладошку жены в ободряющем жесте. И правда, зачем куда-то бежать, молоть языком, когда можно просто рядом и помолчать в свое удовольствие, тем более, когда рядом действительно тот самый человек, с которым даже молчать можно бесконечно. Даже такому активному мальчику, как Мелифаро.
– Не, не хочу говорить, - совершенно честно откликнулся он. Действительно хватит на сегодня историй и страшных и смешных и вообще каких бы то ни было, затем рассмеялся, - Наверное, многие бы дорого заплатили, чтобы услышать от меня эту фразу.
Мелифаро, конечно, старался не терять чувства юмора, но, похоже, сейчас оно никому особо нужно не было, а ему самому – в первую очередь.
Уложив голову на колени жене, сыщик прикрыл в глаза, словно впадая в полудрему, сонливость, сбитая нехилым выплеском адреналина в кровь и перерасходом нервов, вновь начала наваливаться, спасибо, что хотя бы делала это довольно вежливо, а не сшибала с ног, как обычно.
– Эй, ну, вот… - какой интересный и совершенно бессвязный набор букв! М-да, добрые и утешающие слова он говорить точно не умел. Почему-то в такие минуты весь его словарный запас, обычно более или менее богатый, сводился к тому, что все хорошо или все будет хорошо или к подобной лживой ерунде, - Теперь уже нечего бояться, верно? Эх, хотел бы я знать, что за дрянь творится в этом грешном городишке, что по ночам к порядочным женщинам растения в гости заламываются, - но проговорил он это без особого энтузиазма, всем своим видом показывая, что в данную минуту ему вообще до задницы всякие цветы, города и служба заодно. Плевал он на все, даже если все жители Ехо пойдут и дружным строем утопятся в Хуроне, как уже однажды было. Главное, чтобы Кенлех была жива и прекратила сидеть и пугаться. Мел чувствовал себя виноватым, пускай умом и понимал, что не он выпустил триффидов погулять, а значит и виниться вроде бы не в чем.
Спустя какое-то время Мел снова открыл рот, чтобы поинтересоваться, полегчало ли девушке, и, если это так, то, он конечно не настаивает, но может быть сходить в спальню и просто, нормально, господи, хоть раз в жизни по-человечески выспаться, раз уж появилась такая возможность, как в дом кто-то ворвался. Нагло, бесцеремонно и нарушая восстановленную было идиллию, да еще и натоптал наверняка, улицы-то с мылом не моют. Первым желанием, которое испытал сыщик – это выпустить в нарушителя спокойствия еще один смертный шар и продолжить наслаждаться подобием личной жизни. Возможно, к счастью, возможно, к сожалению, но порой он думал, прежде чем что-то делать и сейчас был именно такой случай.
– Слушай, пацан, ты, когда забегал в дом, видел табличку с надписью «интернационал»? Нет? А все, блин, потому, что в этом доме не приют для всех сирых и убогих. С такими вопросами… - до него наконец-то начал доходить смысл слов мальчика, Мелифаро смутился, более того, ему даже стало немного стыдно. Но с другой стороны – он и так на нервах, жена его – на нервах, труп триффида – тоже на нервах был, а тут еще без стука и письменного предупреждения врывается какой-то сопляк и орет что-то несуразное. А если бы они, например, личной жизнью занимались? Нет, надо приучать себя закрывать дверь, а то ходят тут всякие, а потом трупы убирать некому.
Но почему пацаненок из тысячи домов выбрал именно этот? Сыщик вздохнул. Затем еще раз, даже попытался вспомнить знаменитую гимнастику имени Шурфа, но решил, что вспоминать будет дольше, чем успокаиваться. Наконец-то соизволил оторвать отяжелевшую голову от коленок жены, на лице его, пускай он того и не желал, было выражение «Ну почему именно я?»
– Черт. Черт. Черт, обожаю брать работу на дом! - с наслаждением выругался он, срочно пытаясь сориентироваться в обстановке. Для начала нужно было решить, что вообще делать с этим пацаненком, если совесть не позволяет выкидывать его в дерьмовый мир обратно, - В тебе же жрать нечего, на фиг ты им сдался? Ладно, присядь и успокойся, пока ты так орешь, я все равно ничего не слышу, - Мелифаро соскочил с дивана, освобождая место, на всякий случай отошел поближе к двери, обращаясь уже к жене, - Кен, попробуй успокоить мальчишку, а то я сейчас такого наговорить могу, что он решит, будто на улице в компании «зеленых чудовищ» куда безопаснее, чем здесь,  он усмехнулся, но как-то совсем уже невесело и вышел из комнаты. Надо бы все-таки закрыть дверь, раз паренек что-то орал о погоне. А заодно можно и воды принести. Где-то Мел слышал, что когда ее пьют, то успокаиваются. В худшем случае ее можно просто вылить за шиворот и человек тоже вполне так успокоится…
«Ладно, прекрати психовать. Если бы ты ходил на психологию, то обязательно узнал, что людям, перетерпевшим одно и то же лучше общаться… мальчику-то уже ничем не помочь, а вот нервная система Кенлех наверняка будет восстановлена. Если они, конечно, не решат устроить групповую панику».

0

11

— Не, не хочу говорить, — добродушно пробурчал Мелифаро и рассмеялся, сжав руку Кенлех, — Наверное, многие бы дорого заплатили, чтобы услышать от меня эту фразу, — Кен тоже улыбнулась, но как-то полусонно. Муж лег, положив голову на колени Кен. Мда, ты, все-таки, не сильно легкий, — подумала Кенлех и чуть не рассмеялась. После такого, что происходило тут не больше дюжины минут назад, они лежат и мило улыбаются, Мелифаро вообще закрыл глаза, используя ноги жены, как подушку. Во всяком случае, заметь, так же гораздо лучше, чем бороться с триффидом и пытаться звать на помощь, зная, что тебе все равно никто не поможет...
— Эй, ну, вот… — Мел повернулся на бок, так, чтобы видеть жену, — Теперь уже нечего бояться, верно? Эх, хотел бы я знать, что за дрянь творится в этом грешном городишке, что по ночам к порядочным женщинам растения в гости заламываются, — Кенлех только кивнула, подтверждая первые слова Мелифаро, улыбнулась опять. Боль в ноге постепенно проходила. Теперь она, кажется, даже могла ей пошевелить, если бы на ней не лежало тело ее обожаемого мужа, действительно не очень легкое, кстати. Но Кенлех не сопротивлялась, раз Мелифаро так удобно. Муж открыл было рот, чтобы что-то еще сказать Кен, но тут с улицы послышался истошный детский крик, и кто-то ворвался в дом. Послышались быстрые шаги, видимо, кто-то быстро забегал по комнатам в поисках хозяев жилища. Мелифаро, видимо, опять забыл закрыть дверь, — вздохнула про себя Кенлех. Как только перепуганный ребенок оказался в гостиной, Мелифаро, не поднимая головы с ног жены, зло поинтересовался:
— Слушай, пацан, ты, когда забегал в дом, видел табличку с надписью «интернационал»? Нет? А все, блин, потому, что в этом доме не приют для всех сирых и убогих. С такими вопросами… — муж прервал свою пламенную тираду, оглядев мальчика, видимо, до него начал доходить смысл крика ребенка на улице.
— Черт. Черт. Черт, обожаю брать работу на дом! — выругался муж, упоминув аж три раза какое-то неизвестное Кен словечко, — В тебе же жрать нечего, на фиг ты им сдался? Ладно, присядь и успокойся, пока ты так орешь, я все равно ничего не слышу, — Мелифаро поморщился и поднял голову с ног Кенлех, встал, освобождая место, отошел поближе к двери. Он посмотрел на жену:
—  Кен, попробуй успокоить мальчишку, а то я сейчас такого наговорить могу, что он решит, будто на улице в компании «зеленых чудовищ» куда безопаснее, чем здесь,  — Мел как-то грустновато усмехнулся и вышел из комнаты. Кенлех спустила ноги на пол и села на диване. Тут девушка спохватилась, в каком она, наверное, была виде, поправила волосы, одернула на себе то, в чем спала и, соответственно, встретилась с триффидом. Мальчик смотрел на нее как-то странно, девушка попыталась ободряюще улыбнуться и сказала:
— Не бойся, Мелифаро сейчас пойдет и убьет того триффида, который за тобой гнался... — нога почти совсем не болела, Кенлех встала и попыталась взять за руку гостя, но тот был немного диковатый. Может, просто все еще боится... — Кен пожала плечами, но настаивать не стала, снова сев на диван. Отодвинулась к подушкам, будто приглашая мальчика сесть рядом с ней, — А пока мой муж разбирается с той зеленой гадиной,Хорошо бы, если он ушел именно для этого,Ты расскажешь мне кто ты, откуда. Что случилось с твоей мамой? — девушка снова улыбнулась — Надеюсь, Мелифаро скоро вернется... А то вдруг этот триффид придет сюда? Мне вполне хватило ночного, вполне... А то два до паники боящихся существа в одной комнате - это крайне опасно, я думаю, — Кенлех вздохнула, — Не бойся меня, садись, подождем вместе, когда Мел придет. Все будет хорошо, — девушка пыталась подобрать хоть какие-то успокаивающие слова, хотя пока у нее получалось из рук вон плохо.

0

12

[Мастер]
Потеряв ребёнка из виду, триффид застыл там, где мальчик видел его последний раз, издавая свист и щёлканье. Призывал своих? Или просто что-то сообщал им? Кто же разберёт… Разве что создатели. Но их не интересовали собственные уродливые творения. По крайней мере, с точки зрения налаживания коммуникации. Вообще же всё было спокойно. Даже слишком спокойно, пожалуй. Никто не нападал на сэра Мелифаро… Но абсолютная тишина, окружавшая его, могла и должна была насторожить. Кроме не доходившего до него посвистывания триффида, расположившегося почти через пол-улицы от его с леди Кенлех дома, и голосов из гостиной, вне её не слышных, ниоткуда не раздавалось ни единого звука. Как будто Мир вымер. Или, по крайней мере, ближайшие окрестности.

[НПС -мальчик]
«Как же у них тут развита взаимопомощь… Непрактично… У нас, если кто-то врывается в чужой дом, хозяева имеют право его убить на том месте, где застанут. Вот это – нормально. А то, что здесь…» - если бы можно было презрительно сплюнуть, мальчик бы это сделал. Но такое поведение не подошло бы к текущей роли. Кроме того, ему нужны были эти люди. Они там, в полевом штабе, пришли к мысли, что не справятся с проблемой без жителей этого Мира. А отдуваться за всех и вся должен он – а как же иначе? Звание обязывает, - «Какая же всё-таки слабая и неудобная эта форма… У них на редкость беспомощные дети…» - он не верил, что это ошиблась адаптирующая система его организма, так как вероятность даже малейшей погрешности была, как и у любого Высшего, сведена почти к минимуму, а уж ТАКАЯ грубая ошибка… - «Так. Стоп. Сейчас не время. Разработка легенды… Главное - не засыпаться на неточностях и мелких противоречиях… Готово…» - на самом деле парень долю секунды колебался, а не выложить ли сразу всю правду, ведь, если его поймают на лжи, им будет вдвойне непросто поверить всему остальному, что будет от него исходить. А зла им он не хотел, хотя то, о чём он должен был попросить людей, было очень опасно и ничего не гарантировало. Однако, он просто не решился, едва ворвавшись в чужое укрытие, с ходу заявить, что является… Нет. Нет-нет-нет. Рано. И спасибо ещё, что вообще разрешили контакт, поначалу умники в штабе утверждали, что "объясняться перед штатскими - дурной тон и показатель бессилия расы". Теперь - согласились, некуда было деваться - но при условии, что ни в одном устном или письменном информационном источнике упоминаний об ИХ визите не останется.
«Ага, сдались они перед лицом неприятности, которую сами же себе и навязали… Но кто же знал, что так получится? Мы пришли в этот Мир, зная, что будут некоторые жертвы… Но ТАКОЕ количество жертв никто не планировал…»
Мальчик сел на диван рядом с леди Кенлех и совсем по-детски, как малыши делают, обнял её, слегка привалившись к тёплому боку женщины и уткнувшись в неё лбом, воспроизводя схему "я сильный, я будущий мужчина, я ни за что не стану плакать":
-Мы с мамой живём… Жили в квартале отсюда. Мы спали. На нас напали эти растения. Они вломились в дом, и мама вытолкнула меня в окно первого этажа и велела убегать, пока она отвлекает их… Я пытался найти помощь, но вы – первые люди, которых я встретил. Все заперлись, никто не отвечает, сколько ни стучись… - мальчик хлопал ресницами, шмыгал носом и то и дело подпускал в голос жалобные нотки, - Мама… Она такая хорошая, она этого не заслужила… И как я теперь буду без неё? Я больше никому не нужен… Даже папе… - сейчас его голос пошёл на убыль, пока не превратился в шёпот, то ли доверительный, то ли бессильный, - Леди… Скажите, у Вас нет воды? – робко, будто заранее готовясь получить отказ, спросил он.
«Умница, тебе на сцене выступать бы… А они говорили – этот талант тебе не пригодится, давай уберём, что-нибудь другое взамен поставим…»
Да уж. Великое множество Миров. Некоторые состоят из целых Галактик. Миры-мороки, Миры-сны, Миры-двойники, Миры-отражения. "Бесконечность плюс один". Где-то использовать Незримую Магию могут почти все, где-то - единицы. Где-то живут не гуманоиды, а где-то вообще нельзя жить. И Мир Стержня они выбрали, ориентируясь на то, что он показался им идеальным местом для выполнения ряда задач. Избалованные и беззащитные в большинстве своём жители этого города вряд ли могли оказать реальное сопротивление. Разве что некоторые. Был, правда, материк, где убивали всякого чужака, не разбираясь, однако, их оружие являлось настолько примитивным, что иначе как к дикарям к ним относиться не получалось. Но портить этот Мир, или, ещё хуже, вовсе губить они не планировали без крайней на то необходимости. И теперь лихорадочно соображали, как исправить то, что сдуру натворили.

Отредактировано Мастер (2013-01-24 17:52:45)

0

13

– Ага, сейчас пойду и убью. А потом догоню добью, чтоб не мучался, - пробурчал сыщик, пребывающий в крайне мрачном настроении, что с ним случалось не так уж часто. Если бы он начал перечислять все причины своего недовольства, то это бы затянулось очень надолго. Но начать все-таки следовало бы с того, что он уже несколько суток толком не высыпался, а закончить наличием в гостиной инородного, мелкого и шумного тела. Кинул злобный взгляд на входную дверь, которая сию секунду же захлопнулась, а замок провернулся не на положенных два, а, казалось, на все три и три четверти оборота. Странно, что вообще дверь с петель не слетела его-то стараниями, как говорится, заставь дурака богу молиться…ну и так далее.
«Ну, бесполезно же это. Ну, предположим, сейчас я весь такой герой, выпрусь на улицу, и буду бегать, убивая любую мерзопакость, встреченную на пути, включая алкоголиков и интуристов. И надолго такой активности хватит?» - Мелифаро задумался, проводя какие-то подсчеты, и решил, что ненадолго, час-два, может быть, три. Никак не больше. А затем он просто уляжется спать посреди улицы, наплевав на весь окружающий мир. Не самая хорошая идея, по крайней мере, в эту ночь, - «Не, надо чтобы всех и сразу. Вплоть до семян, черенков или чем они там размножаются? Лучше бы брачные игры устраивали, раз ходить умеют, я бы хоть поржал…»
Вот только ржать по-прежнему не особо хотелось-то, и Мел никак не мог понять, откуда такие острые приступы дурного настроения. Не в его стиле долго переживать из-за того, что было, и уж тем более – из-за того, что могло бы быть. Он и о будущем-то не так уж часто задумывался.
«Значит, корень всех бед в настоящем, хотя – ну что тут не так?!», - странно, что когда он дрых в Управлении к нему дюжина таких же истошно голосящих мальчиков не заломилась. Потом вдруг мысль, посещавшая его и ранее, но отсеченная из-за того, что ему было немного некогда пытаться сообразить где в этом грешном доме находится жена, и одновременно помнить о редких гостях в его голове – полезных мыслях, - «Ага, все правильно, я решил, что и здесь и на улице как-то слишком тихо. Обычно в фильмах такая тишина, разбавленная жутковатой музыкой, предвещает появление кого-нибудь самого страшного. Ладно, сейчас не время садиться на измену, третий – лишний».
Мелифаро налил в кувшин воды, одновременно прищелкнув пальцами, испепелив недобитый триффид ( «Эх, надо было засушить и в вазу поставить хотя бы некоторые его части. На долгую и теплую память, блин»), затем вернулся обратно в комнату. По-прежнему сильно недовольный, но по крайней мере, мысли о выкидывании сиротинушки на улицу, лишь бы отвалил, его оставили на какое-то время.
– Твое первое желание исполнено, осталось еще два, - он едва ли не с силой всунув в руки мальчишки чашку с водой. Да, если так себя ведет самый позитивный человек в городе, то Мел не хотел бы знать, как могли бы отреагировать менее позитивные люди на его же месте. Уселся на пол, по-турецки скрестив ноги, и созерцая идиллию снизу-вверх, смутно осознавая, что его хмурая и чрезвычайно недовольная рожа явно не вписывается в картину всеобщего сострадания, - И, когда наконец перестанешь покрывать мою жену тонким слоем соплей, можешь загадать следующее, возможно в моих… в наших силах тебе чем-нибудь помочь, - мужчина вздохнул, поняв, насколько обломались его планы с посылом всего мира на фиг и все остальные планы, устало взглянул на мальчика, - Только, умоляю, прекращай ломать комедию. Я распознаю ложь с первого взгляда, так что давай поговорим начистоту и без лишних эмоций, как мужчина с мужчиной, ага? - он сказал это практически просящим тоном, стараясь не допускать в голос резких ноток. Отчасти это объяснялось присутствием жены, ну, как же, тут такой милый мальчик, который только что пережил глубокое душевное потрясение страдает, а муж, бездушная сволочь, ходит и бухтит, как злобный гном, всем своим видом показывая желание избавиться от посторонних тел.
«И все равно я – хамло, каких свет не видывал. У мальчика, может, на самом деле горе, мало ли как себя должны вести люди, пережившие смерть матери… жалко его, конечно, но чем тут уже поможешь? А я еще сижу и напираю только основываясь на своих собственных ощущениях, сводящихся к тому, что «так быть не должно». Усраться можно! Как будто бы ты себя вел совсем по другому».

0

14

Мальчик все-таки сел рядом с Кенлех на диван, неожиданно обнял ее и уткнулся в бок девушки лбом:
— Мы с мамой живём… Жили в квартале отсюда. Мы спали. На нас напали эти растения. Они вломились в дом, и мама вытолкнула меня в окно первого этажа и велела убегать, пока она отвлекает их… Я пытался найти помощь, но вы – первые люди, которых я встретил. Все заперлись, никто не отвечает, сколько ни стучись… — начал рассказывать мальчик, поминутно хлюпая носом. Кен не знала, как обращаться с детьми, и не умела этого делать, поэтому не говорила ни слова, а только слушала, что еще скажет ребенок. Она боялась каким-нибудь неаккуратным словом обидеть его, и тогда он, еще чего, начнет плакать, а уж что делать в таком случае Кенлех не знала совсем. Сейчас придет Мелифаро и скажет, что нужно делать, — пыталась успокоить себя Кен, иногда поглаживая мальчика то по руке, то по голове, то по плечу. Девушка не особо то любила слезы и нытье, но приходилось терпеть. Все-таки, ребенок, — Мама… Она такая хорошая, она этого не заслужила… И как я теперь буду без неё? Я больше никому не нужен… Даже папе… — мальчик грустно вздохнул, говоря все более тихо, — Леди… Скажите, у Вас нет воды? — робко приподнял голову он, смотря в глаза Кенлех. Та быстро постаралась успокоить его, что есть:
— Конечно-конечно. Может, ты хочешь есть? — промурлыкала девушка, стараясь казаться ласковой и небезразличной к судьбе ребенка, — Надеюсь, Мелифаро услышал, что мальчик хочет пить... — флегматично фыркнуло ее сознание.
— Твое первое желание исполнено, осталось еще два, — в комнате появился муж с водой. Мда, он умудряется шутить еще и при таких обстоятельствах. Но это, наверное, и хорошо, — вздохнула Кенлех. Мелифаро чуть ли не силой сунул кружку мальчику в руки, — И, когда наконец перестанешь покрывать мою жену тонким слоем соплей, можешь загадать следующее, возможно в моих… в наших силах тебе чем-нибудь помочь, — Мел вздохнул, Кенлех чуть отстранилась от мальчика, не мешая ему пить. Да и не сильно ей было приятно утешать чужого ребенка, — Нельзя быть такой жестокой... — подумала Кенлех, — А то как же ты будешь обращаться со своими детьми? Если они, конечно, у тебя будут... — сознание девушки снова съехидничало.
— Только, умоляю, прекращай ломать комедию. Я распознаю ложь с первого взгляда, так что давай поговорим начистоту и без лишних эмоций, как мужчина с мужчиной, ага? — попросил Мелифаро и подошел поближе к дивану.
— А кто твой папа? И кем мама была? Тебе есть где жить? — наконец проговорила Кенлех, обращаясь к мальчику, — Может, мы действительно сможем чем-то тебе помочь... — на сей раз девушка глянула в сторону Мелифаро, стоящего неподалеку, — А теперь, всезнающий мой муж, говори, что будем делать и как помогать. Куда его можно отвезти? — Кен не посчитала нужным послать Мелифаро Зов.

0

15

[НПС -мальчик]
«О такой возможности я не подумал… Интересно, правда или берёт на испуг?» - мальчик допил воду и, чуть склонив голову, пронзительным взглядом окинул сэра Мелифаро. Что ж, не только у этого человека могут иметься особые способности, не так ли? И опасно вот так, с ходу, давить на существо, которое подозреваешь невесть в чём, но о котором ничего не знаешь и даже сформулировать свои сомнения не можешь, - «Так, кажется я понял, кто он такой…» - впрочем, он тут же сказал себе, что не имеет права на "кажется", - «Мне, однако, повезло… Очень хорошо… А лучше всего – то, что из этих опасных колдунов он здесь один…» - честно говоря, в их Управлении он, скорее, ожидал бы, что, как только он о чём-то заикнётся, ему оторвут голову. Не говоря о том, что, если бы он заговорил в присутствии представителей реальной власти данного Мира, его организм покончил бы с собой, прежде чем он закончил бы первые два слова.
Кажется, он всё-таки вёл себя неправильно. Впрочем, как и всё, что все они делали в течение последнего времени. "Людям свойственно ошибаться" – как говорили в таких Мирах, как этот. Однако, не-людям это, как оказалось, тоже вполне свойственно. Обидно… Было бы, если бы их роду были доступны такие чувства. Однако, они играли с огромным множеством вероятностей и, вместо того, чтобы тратить себя на бесполезные эмоции, рассчитывали варианты дальнейшего поведения. В любых случаях, даже на краю гибели. Кстати, умирали они иногда слишком быстро и легко, потому что перспектива выживания находилась у каждого из их народа на крайне уязвимых позициях. Собственно жизнь у них ценилась низко. Даже у Высших. Недаром его самого назвали "Рождённый Для Битвы".
-Моё имя – Шаату Ванхор-Ка. Прошу прощения, сэр, но о важных вещах я бы поговорил с Вами наедине, а никак не в присутствии женщины. Вы правы, я не то, чем кажусь, однако, Вам не следует беспокоиться… Мы совершили ужасную ошибку. И нам нужна Ваша помощь… Пока что я попрошу Вас лишь хранить молчание о том, что только что узнали. Я понимаю, что пока что внушаю мало доверия, но это очень важно, не только для вас и меня – для всех… Многие могут погибнуть, а у вас и так многие пострадали из-за того, что мы допустили оплошность…
Это вкрадчивым приятным голосом проникло в голову сэра Мелифаро – не с помощью Безмолвной Речи, являвшейся одним из атрибутов Очевидной Магии, а как-то иначе, проникая сквозь всё существо человека.
-Папа кристаллы для амобилеров продавал, потом он отдал лавку кому-то из родственников и уехал из Ехо… Не хотел жениться на маме. А мама писала статьи для "Суеты Ехо"… - мальчик вздохнул, - Я могу жить у тёти, сестры мамы, она хорошо ко мне относится… - он беспомощно и просяще посмотрел на сэра Мелифаро, будто желая сказать "Вы не подвезёте меня до её дома, сэр?", но не решаясь. Хотелось верить, что парень поймёт всё правильно. В самом деле, разве не отличный предлог, чтобы остаться с этим мужчиной наедине? Главное – чтобы тот ему поверил. Хоть немного. Потому что открыть большую часть информации он по-прежнему не имел права, - «Будем надеяться, что и этой хватит…» - Шаату Ванхор-Ка, генерал Лилового Летучего Отряда, не боялся смерти. Слишком уж часто она к нему приближалась. Недаром на его Звезде Доблести имелось уже шесть лучей – больше только у Главнокомандующего. Эти люди могли убить его за то, что сделали такие, как он, в их прекрасном городе. И по полному праву. Шаату их отлично понимал, однако, выбора не имел. Как обычно. Он был готов понести ответственность за решение, принятое не им.
-Поедем? Я знаю, как обезопасить дом на то время, пока Вы будете отсутствовать...

Отредактировано Мастер (2013-01-25 21:05:32)

0

16

– К Джуффину, - хмуро ответствовал Мел, сам не зная ответа вопрос жены, - Малой, конечно, на невинного младенца мало похож, но чем магистры не шутят – авось сгодится в качестве сухого пайка.
Он даже не попытался улыбнуться, обращая свои слова в шутку. Ну а что, можно хотя бы несколько часов в сутки побыть мрачным мизантропом, особенно, тогда, когда на смену желанию свернуть горы и пару чьих-нибудь шей, вызванному резким выплеском адреналина, пришла резкая усталость. Он бы мог вернуться в тонус, если бы это было нужно хоть кому-нибудь, или, в худшем случае, если бы нашел решение свалившийся на их головы проблемы. Но решение можно найти, получив доступ хоть к какой-нибудь информации о триффидах, получить доступ можно  только выйдя из дома. И тут Мелифаро возвращался к тому, с чего начал – чтобы выйти из дома, сперва нужно вернуться в тонус. Замкнутый круг.
– Кен, как и в твоей жизни, ко мне впервые заваливается пацан на измене, не выражая никаких конкретных требований, - по работе-то он встречался с пацанами на измене, и не раз, но те хотя бы не просто орали, а добавляли в свои вопли хоть какую-то полезную информацию, -  Нужно придумать способ безопасно, легально и без лишних жертв пристроить ребенка в хорошие руки, хотя бы на время, пока мы делаем вид, что пытаемся разрешить ситуацию с триффидами. Есть какие-нибудь идеи? - сыщик замолк на секунду, и, поняв, что идей, скорее всего, не будет, вскинул руки, словно прося чуточку помолчать и воскликнул, - Эй, ребята, говорите по одному! Вообще-то, делами несчастных сироток занимается городская полиция, а не тайный сыск, так что...о, а чего ждать-то? - он, воодушевившись, вскочил на ноги, заодно сшибив кофейный столик у дивана, - Поехали в управление прямо сейчас, всей толпой. Распихаем кого-нибудь из ребят Бубуты, отберем у него бутылку с джубатыгской пьянью, спишем мальчонку, а сами пойдем созерцать рассвет на берег Хурона? - он прервал свою пламенную тираду на полуслове, мальчик, который прежде, казалось, что-то обдумывал, вдруг заговорил. Вот только это была даже не безмолвная речь, в том понимании, в каком Мел ее себе всегда представлял. Челюсть у него отвисла, и он, забыв про свою сегодняшнюю роль «злого полицейского», протянул:
– Охрене-еть, угадал, - и вдруг подумал, что в следующий раз надо не угадывать, да и вообще быть поосторожнее с собственными идиотскими шуточками, слишком уж часто в этих шуточках оказывается куда больше правды, чем хотелось бы, - Ладно, экскурсию до бравых ребят Бубуты переносим на неопределенный срок, - он уселся на подлокотник дивана, со стороны Кенлех, напомнив себе, что в данный момент падать с этого крайне неудобного сидения не обязательно. Сделал вид, что обдумывает предложение скататься до неведомой тети, на самом деле, пытаясь понять, правильным ли будет принимать предложение мальчишки, которого и видит-то впервые в жизни, да и вообще не сильно доверяет. И решил, что нет. Знает он, как дом обезопасить! Как же, человеку, или кто он там такой, который не знает, как обезопасить собственных травообразных чудовищ, никак нельзя доверять безопасность леди. Положил руку на плечо Кенлех, как бы показывая, что с места он не сдвинется, пока ему не соизволят выложить полный отчет:
– Знаешь, может быть, я тебе и верю. Может быть, потому что это – единственная зацепка, может, вид у тебя слишком уж подходящий для доверия, но…присутствующая женщина - моя жена. И от нее у меня нет секретов, все, что ты можешь сказать мне можешь говорить при ней, - вообще-то, секреты, конечно, были. Долг службы обязывал хранить кое-какие «государственные» тайны под строгим запретом, не разглашая их даже дыре в дереве дуба, но кому об этом известно? К тому же он не собирался оставлять девушку одну, пока не мог со стопроцентной уверенностью сказать, что она в полной безопасности, - Знаешь, не хочу показаться грубым, но минут тридцать назад здесь был один из плодов ваших неудавшихся экспериментов, - Мел говорил все это с улыбкой доброго патологоанатома, но с трудом сдерживал себя, чтобы не сорваться на крик. Виновник, или один из виновников, торжества, найден – так что смущаться? – И если бы не ряд случайных стечений обстоятельств, то эта прекрасная девушка давно бы была мертва. Есть и другие жертвы, но сейчас меня беспокоит только она, - улыбка доброго патологоанатома стала еще шире, - Так что давай договоримся так: или ты выкладываешь все на чистоту, или доходчиво объясняешь мне, почему мы должны уединиться в интимной обстановке, вновь подвергая ее опасности. Знаешь, что-то слабо я доверяю твоим методам самозащиты после того, как познакомился с вашим большим зеленым. Есть и третий вариант - ты проваливаешь на все четыре стороны, искать другого придурка, у которого есть шансы помочь тебе. Если, конечно найдешь хоть одного относительно адекватного человека в такое-то время. Поверь мне, это и днем сделать затруднительно. И, конечно, если тебя не сожрут триффиды, не растопчут големы, не покусают гигантские мухи и не засосет в чрево говнодемона,  - он специально проговорил все вслух; во-первых, не был уверен, дойдет ли его безмолвная до этого парня с именем, хлеще, чем у Лонки-Локи фамилия, а во-вторых, чтобы второй предложенный Мелом вариант остался неиспользованным. Затем убрал появившиеся было резкие нотки в голосе, и будничным тоном поинтересовался у обоих:
– Так как ребята, вас друг другу представить по официальной форме, или обойдемся без таких ненужностей?

0

17

Кенлех вообще перестала что-либо понимать. Что бы то ни было. Девушка так и сидела тихо на диване, ее плечо грела рука Мелифаро. Жене даже трудно было почувствовать, в каком настроении сейчас муж. Он настолько быстро сменял "гнев на милость", что Кен начала путаться в происходящем еще больше. О чем они говорят? Мелифаро, кажется, утверждает, что этот мальчик - именно тот, кто принес в город триффидов... Или нет? Мел и этот ребенок постоянно говорят о каких-то мистических людях... — девушка поежилась. Она не любила не понимать, но спросить не отваживалась пока. Видимо, это и был тот самый мужской разговор наедине, только в присутствии жены, которую Мелифаро благородно отказался оставлять одну. Да, наверное, вмешиваться не стоит, — да Кенлех особо и не хотелось, она чувствовала себя вполне защищенной за спиной мужа. И пусть разбираются сами...
— Так как ребята, вас друг другу представить по официальной форме, или обойдемся без таких ненужностей? — спокойно поинтересовался Мелифаро у обоих. Мда, интересно было бы узнать, кто он вообще такой... А то создается впечатление, что я одна тут не знаю, о чем речь, — Кенлех вздохнула.
— Меня можешь не представлять. Это никому не нужно. А вот теперь объясни мне, пожалуйста, что тут вообще происходит, — Кен взорвалась, так как почему-то разнервничалась и попыталась вскочить с дивана, но рука Мелифаро, на которую он по-прежнему опирался, не дала этого сделать, — Всего того, что тут происходит, не понимаю только я. Так будьте добры, господа, расскажите леди все то, что вы сейчас обсудили между собой. Я мысли читать пока не научилась, а, раз уж Мелифаро сказал, что у него от меня секретов нет, вы просто должны мне это рассказать, — леди фыркнула и снова откинулась на подушки дивана, ожидая ответа хоть от кого-то. Мальчик (или не мальчик?) все еще стоял рядом с ней, но она больше не обращала на него внимания, а больше смотрела на мужа. Действительно, пусть расскажут, — согласилось сознание, — А то после одного непонятного идет другое непонятное,А если не объясните, - хоть кто-нибудь и хоть как-нибудь, - так и поедем сначала в полицию, а потом смотреть на рассвет над Хуроном, — Кенлех была немного зла. Все-таки, невежливо вот так общаться. Как говорил как-то Макс - больше двух говорят вслух. Тут почти было то же самое, только говорили то вслух, но понимали только двое из троих здесь присутствующих. И Кен явно было в меньшинстве, что девушку теперь крайне раздражало. Кенлех понимала, что происходит что-то слишком важное, чтобы все еще не понимать...

Отредактировано Кенлех (2013-01-25 22:40:34)

+1

18

[НПС –Шаату Ванхор-Ка]
Мальчик вздохнул. Он явно собирался с мыслями. Так некоторые люди зимой в прорубь прыгать готовятся. Страх так и не пришёл. На его смену явилась обречённость. Слишком уж многое зависело от непредсказуемых, эмоциональных людей, уязвимых в своих тёплых хрупких телах, с разумом, который так легко довести до безумия… Очень много факторов риска, белых пятен и вопросительных знаков. Слишком ненадёжно. Но делать нечего. Придётся положиться на них.
Пауза затянулась почти опасно, и, поняв, что у слушателей вот-вот закончатся остатки терпения, мальчик заговорил:
-Я расскажу. Всё объясню, только умоляю вас дослушать до самого конца, а потом начинать судить. Вероятно, мне изначально не следовало лгать, но я опасался, что, если я с ходу, как только попал в чужой дом, заявлю, что не являюсь человеком, вы меня убьёте. Видите ли, там, откуда я родом, обычно поступают именно так. "Военное положение" называется. Я рискнул только потому, что успел немного изучить ваши здешние нравы… - он уселся на полу, скрестив ноги по-турецки и устремив взгляд куда-то вдаль, выглядело это так, будто мальчик замечтался, - Начну я, пожалуй, с того, что большую часть данных раскрыть я не имею права. Да и не смогу, это тело умрёт, и я вместе с ним. Это не зависит от моей воли, мы такими рождаемся… Впрочем, я полагаю, вам они и не нужны. Во-вторых – мой облик вполне настоящий. Такие, как я, то есть – Высшие, могут принимать любой облик… Почти любой, - тут же поправился Шаату, - Мы – не люди. У нас всё другое. Но этот стакан воды был мне действительно крайне необходим для того, чтобы восполнить энергию. Всё дело в том, что несколько десятков дней назад наш Главнокомандующий принял решение создать новое оружие, которое позволит быстро и почти бескровно – для нас, - победить в войне, которую мы ведём… Неважно против кого. Существа, которых вы видели, плотоядные растения, как раз и являются этим оружием. Понимаю, что, на ваш взгляд, они не могут оказать реальную конкуренцию настоящим солдатам, однако, против тех, для кого мы их предназначили, они являются идеальным вариантом… В штабе решили, что эксперимент такого масштаба и настолько опасный проводить в нашем Мире нельзя, раз уж существуют другие Миры и шахты телепорта… - в Мире Стержня такие "шахты" назывались Дверями, ведущими через Хумгат, однако, такие понятия Шаату не были знакомы, он ведь не имел чести общаться с сэром Джуффином Халли, - Я в этом решении не участвовал… Не потому что моим этическим принципам противоречит такое, просто мне было всё равно. Я привык получать полностью готовые приказы и безукоризненно их выполнять… Ну, поймите, если бы всё прошло как надо, ваш народ практически ничем не рисковал бы… Однако, эксперимент дал сбой, и наши системы… Хм… Мне только что пришло в голову, что это мог быть и сознательный саботаж, - мальчик посмотрел на Мелифаро, и в его взгляде был откровенный шок – как у наивного и обожающего своих детей отца семейства, вдруг узнавшего, что они деятельно пытались его отравить, - Как бы то ни было… - слегка успокоившись, почти бесстрастно продолжал он, - …но эти создания, анкуфанты, что на нашем языке означает "пожиратели", уж не знаю, как вы их тут зовёте, вырвались на свободу. А мы, чтобы набрать достаточное количество особей в кратчайшие сроки, создали им слишком хороший аппарат воспроизводства. Кроме того, они весьма живучи и быстро растут, а также хорошо обучаемы. На сей раз стремление делать всё как можно более качественно подвело нас. Мы не знаем, как их остановить, потому что они рассеялись как минимум по всему вашему городу. А возвращаться, пока мы всех не уберём, истребим или вернём в наш Мир, нам запретили. И возглавляю эту операцию по зачистке вашего Мира я… Пока не одержу победу или не умру. Тогда на моё место придёт другой Высший. Это, пожалуй, всё... - стоило понимать как "всё, что я могу вам поведать". Как же, всё. Даже не одна восьмая. Самый-самый минимум.
«Как объяснить им то, с чем мы в течение стольких веков живём и умираем? Как сказать, что члены нашего штаба были готовы даже принести в жертву этот малочисленный, по нашим меркам, слабый народ ради победы в десятитысячелетней войне, конца которой уже никто не чает и в которой ежедневно гибнут сотни с каждой стороны? Они же ни разу не видели столкновения Белой Звезды Ингата со сцепкой Летучих Отрядов…» - о чём говорить, даже на четверть такая же яркая вспышка, как та, что возникала при подобном столкновении, была бы губительна для глаз людей, а перегрузки размазали бы тонким слоем по ближайшей поверхности… И ведь речь даже не о космических баталиях шла, просто, мало того что их планета как минимум втрое превосходила размерами Юпитер из Солнечной Системы Мира Паука, так ещё и её химический состав разительно отличался от состава так называемых миров с кислородной атмосферой. У них, скажем так, имелся очень альтернативный аналог таковой.

Отредактировано Мастер (2013-01-25 23:32:24)

0

19

– Не сердись, Кен, - Мелифаро усмехнулся, погладив девушку по плечу, - Я понимаю не больше твоего, а то и меньше, но главное в такой ситуации – делать умный вид и сохранять спокойствие.
Сам-то он был спокоен, как мертвый танк, или, по крайней мере, старался казаться таковым, еще чего не хватало, свои попсихушки при иностранных гостях показывать. И плевать, что с каждой минутой гость ему нравился все меньше и меньше, он мог помочь и это главное. А вот потом-то он обязательно выскажет все свои чувства вслух, не скупясь ни на комплименты, ни на древние ругательства.
«А что? Они рассчитывали, что их тут примут с распростертыми объятиями? Эй, ребята, не вопрос, давайте, творите херню в нашем уютном мире, а мы потом приберем за вами как-нибудь? »
– Но меня терзают смутные сомнения, что Хурон на сегодня отменяется, - он немного виновато улыбнулся, вздохнул, подумав о том, что судьба порой бывает сказочной гадиной. И стоит только переменить решение, пойти против нее, как она начинает вмешиваться в личные дела, и шансов устоять перед нею ровно столько же, сколько у сгнившего сарая не развалиться во время урагана. И действительно, Мел только-только решил никуда не ходить, сидеть дома и изображать из себя заботливого мужа, как к нему заявляется какой-то парень, назойливо требующий помощи, общения и всех положенных благ.
Он старался слушать внимательно, но пропуская мимо ушей долгие лирические отхождения, чуть склонив голову набок, хотя и понимал, что так он больше похож на очень удивленную овчарку, чем на очень заинтересованного человека. Потом, когда мальчик замолк, Мелифаро, подняв глаза к потолку, громко вздохнул, все пытаясь понять – ну за что ему все это? И ведь главной причиной его расстройство не было наличие в городе триффидов, или этого странного существа в его гостиной, так сильно похожего на маленького мальчишку, что даже злиться на него получалось с трудом. Нет, это проблемы решаемые, и он, несомненно, займется решением обоих. Несколько напрягало его то, что придется нарушить обещание, данное жене. Вот почему малой, раз уж ему так приспичило, не мог завалиться несколько раньше?
– Я могу перевести все это на нормальный язык, - склонившись к уху Кенлех прошептал он, когда мальчишка закончил объяснять, - Но все заключается в том, что срать, там же где и ест никто не любит. Родная, знаешь, кажется, тебе все-таки лучше поехать к сестрам. Отдохнешь, выспишься, послушаешь о том, какой Нуфлин – гад, а Сотофа – молодец, - он попытался перевести все в шутку, но вышло не особо удачно. Совсем дерьмово, честно говоря.
– Эй, сэр Шаату, доволен? Слушай, а вы хоть знаете за что воюете? Идеи великие есть какие-нибудь? - он вопросительно поднял брови, словно бы его это всерьез заинтересовало, затем махнул рукой, предотвращая очередной поток туманных объяснений, - Ладно, я понял. Наверное, стоит сказать спасибо, что хоть попытались прибраться. Я б на месте вашего начальства так бы и сказал – а пошли эти туземцы на хер, зачем биться головой о стену, у нас и тут каждый человек на счету, что ради какого-то левого мира переводить пушечное мясо? - он, конечно, сердился, но прекрасно понимал, что срывать злость на мальчике, вернее, на том, кто казался мальчиком совершенно бессмысленно. Он всего лишь выполняет свою работу, и если Мел будет сидеть и бубнить, то ничья работа не завершится. К тому же, раз уж сведения о быстром размножении триффидов, или как они их там называли, анкуфантов, подтвердились, значит, точно нельзя терять не секунды.
– И вы сами не знаете, как уничтожить своих домашних любимцев, так? И собираетесь выполнять бесполезную работу, пока все не передохнете в чужом мире, пытаясь исправить косяки? Не, не прокатит. Нихрена не прокатит, - он вновь задумался, перебирая все возможные варианты. Истреблять цветочки по одному, как уже выяснилось, совершенно бесполезно, - А могу я задать вопрос, как одному из папаш нашей общей проблемы? Ты все-таки как-то ближе знаком с этой пакостью. Есть ли вариант призвать их всех в одно место, уж не знаю как…на наживку, или подманить чем? Раз уж у них есть какие-то зачатки интеллекта, значит, должны быть и слабости, верно? - он практически умоляюще посмотрел на мальчика, надеясь, что сейчас тот кивнет головой, скажет что-нибудь полезное, и можно будет быстро и без лишних потерь подчистить их прекрасный мир от всякой иноземной гадости.

0

20

Чем больше мальчик и Мелифаро говорили, тем меньше понимала Кен...
— Я могу перевести все это на нормальный язык, — прошептал Мелифаро на ухо жене, — Но все заключается в том, что срать, там же где и есть никто не любит. Родная, знаешь, кажется, тебе все-таки лучше поехать к сестрам. Отдохнешь, выспишься, послушаешь о том, какой Нуфлин – гад, а Сотофа – молодец, — со спокойным видом сказал муж. Кенлех уже и не знала, принимать его последние слова за очередную неуместную шутку или верить и ехать к сестрам? Может, Мелифаро прав, и мне действительно стоит уехать к Хейлах и Хелви?
— Ну уж нет. Никуда я не поеду, пока не удостоверюсь, что вы тут не съедите или, еще чего, не убьете друг друга, пока меня не будет, — несмотря ни на что проговорила девушка. А если мне так и не станет понятно, что тут происходит, то я так и буду тут сидеть с вами, — мысленно закончила фразу она, — Меня тоже коснулась эта проблема. Сегодня ночью... — Кен глянула за окно, где постепенно серел рассвет, — ...мне довелось встретиться с одним из этих ваших триффидов. Или как вы их там называете? — Кенлех повернулась к мальчику, — Опять же, может быть, я чем-то смогу вам помочь, — Кенлех вздохнула. Она прекрасно понимала, что будет только мешать.
Мелифаро, прости, но я думаю, что так будет лучше. Я понимаю, что буду только мешать, но мало ли что? Вдруг с тобой что-то случится, а Джуффину или Максу некому будет об этом сказать? — Кен решила, что лучше уж так, чем вслух. Она виновато посмотрела на мужа и пожала плечами. Ну а если этот Шаату... Как его Мелифаро то назвал... Если он умеет читать мысли, что поделаешь? Все равно..
— И вы сами не знаете, как уничтожить своих домашних любимцев, так? И собираетесь выполнять бесполезную работу, пока все не передохнете в чужом мире, пытаясь исправить косяки? Не, не прокатит. Нихрена не прокатит, — муж обратился к мальчику, — А могу я задать вопрос, как одному из папаш нашей общей проблемы? Ты все-таки как-то ближе знаком с этой пакостью. Есть ли вариант призвать их всех в одно место, уж не знаю как…на наживку, или подманить чем? Раз уж у них есть какие-то зачатки интеллекта, значит, должны быть и слабости, верно? — по глазам Мелифаро Кенлех поняла, что муж быстро пытается найти хоть какой-то способ справиться с этими растениями-людоедами. Может, стоило бы найти то, без чего триффиды жить не могут? Или то, как их все-таки можно истребить всех разом? — пронеслась мысль, но девушка не стала высказывать ее. Если бы действительно понадобился совет, она бы сказала. А сейчас в ее советах надобости не было, поэтому Кен только лишь сказала:
— Я знаю одно, надо что-то делать. И быстро делать. А то кто его знает, что эти растеньица натворят через час, — Кенлех убрала с плеча руку Мелифаро совершенно решительным движением и встала, — Можете подумать об этом, пока я переоденусь, — Кенлех буквально только что поймала себя на мысли, что так и была все это время в том, в чем спала (вернее, пыталась заснуть) и в чем ее встретил триффид, ненакором она увидела свое отражение в окне и поняла, что была еще и с растрепанными волосами!
Только, пожалуйста, не делайте ничего без меня... — жена снова бросила жалобный взгляд на Мела, по-прежнему стоявшего возле дивана, — К сестрам я не поеду, а одной мне будет страшно... И я же все-таки могу попытаться помочь! И не передеритесь, пожалуйста, пока меня не будет, — успокоившись, что муж все услышал, а Шаату, вроде бы, ничего не услышал, Кенлех скрылась за дверью.

0

21

[НПС –Шаату Ванхор-Ка]
Надо сказать, мужчина приятно удивил Шаату. Он был далеко не уверен, что все его соотечественники отреагировали бы так же спокойно. Нет, конечно, было много негативных слов, однако, словами всё и ограничилось. По крайней мере, пока что.
-Сэр, пожалуйста, МНЕ всё это говорить не надо. Эксперимент придумал не я. А не выполнить приказ по нашим законам – себе дороже… Как бы Вам сказать… Неужели у Вас в Мире нет людей, для которых просто неприемлемо нарушение правил, потому что так уж они устроены? Которые никогда не позволят себе спорить с начальством, даже если есть сомнения? Так вот. Я и сам знаю, что есть. А у нас такие – все… Мы все запрограммированы на повышенную субординацию. Это значит – исполнительность, послушание и безропотное принятие любой власти... – нотка грусти в этом месте прозвучала в голосе Шаату – но было ли это правдой, или он просто играл, как хороший актёр с большим опытом? - Свидетельства того, что может быть иначе, мы встречаем либо в нашей древней литературе, либо в других Мирах. Это просто к сведению. А теперь – по делу. Мы не успели установить им системы самоуничтожения, которые срабатывают на определённые условия окружающей среды или на наш приказ. И, если бы у нас были средства, способные приманить их сразу всех в одно место, проблемы бы не было, логично? Мы бы так и сделали. Начальные звуковые коды, вложенные анкуфантам для облегчения их взаимодействия между собой, уже давно изменились и модернизировались. Усовершенствовались, то есть, - тут же сам пояснил сложное слово Шаату, - Так что подстроиться под их речь и добиться цели обманом… Можно, конечно, если долго скрупулёзно изучать издаваемые ими звуки, найти закономерности и создать механизм, воспроизводящий надлежащий набор звуков, достаточно мощный для того, чтобы его было слышно повсюду… Но это не даёт гарантии, что мы правильно угадаем, и, даже если так – что придут все. Была ещё одна идея… - мальчик замялся, - Ввести некоторый химический состав в воду Вашего Мира… Состав, который не причинит вреда людям, но уничтожит анкуфантов. Но, во-первых, он требует очень большого количества времени на подготовку, около шести часов, а во-вторых, тут было бы мало ввести этот растительный яд в эту вашу реку со странным названием, потребовался бы дождь, причём достаточно сильный. А управлять погодой в чужих Мирах мы не умеем, только в своём. Больше же пока на ум нам ничего не приходит.
«Да уж. Объяснил, ничего не скажешь… Вот, леди даже ушла... Я, наверно, что-то не то сказал...»
Шаату был донельзя собой недоволен. А ещё он... Ему не было стыдно, он только слово такое знал, однако, он ощущал сильный внутренний дискомфорт при мысли, что теперь у этих людей навсегда останется отрицательное мнение о его расе. А ведь у каждого народа есть хоть какая-то положительная сторона.

Отредактировано Мастер (2013-01-27 00:17:52)

0

22

– Да брось, Кен! Кто кого убивает? Миру мир, я только рад входить в контакты с иноземными существами, они забавные. Скоро начну коллекционировать – складывать в стеклянные коробочки и хвастаться гостям, - шутки шутками, но если первый пришелец, которого Мел узнал, принес в мир только благие вести, а заодно и кучу всяких бонусов, то второй начал зачем-то убивать девушек. Теперь, познакомившись с третьим, сыщик для себя решил, что надо срочно придумать какой-нибудь запрет на въезд в мир, пока не стало еще хуже, - К тому же мы все равно пока не решили, что делать. Можно, конечно, наворачивать круги с воплями «надо что-то делать, надо что-то делать», но кажется, это мало чем поможет. Слушай, без обид, но я просто хочу, чтобы ты была в безопасности, - он пожал плечами, как бы показывая, что общение с малым и безопасность – вещи противоречащие друг другу. Но потом не совсем вовремя вспомнил о том, как он сам реагирует на попытки запихать его в какую-нибудь уютную безопасность, и понял, что отговаривать жену не только бесполезно, но и вредно, но на безмолвную речь все-таки перешел, понимая, что некоторые вещи лучше обсуждать вдали от чужих ушей, - «Ты уверена, что компания аж двух сомнительных типов – именно то, что тебе нужно сегодня? Я-то ладно, ко мне ты хотя бы привыкла немного, а с этим парнем вообще хрень какая-то… сам не знаю, можно ему доверять, или пока что не стоит».
«Ладно, не возникай», - успокоил он себя, подождав, пока Кенлех уйдет в комнату, - «Пока все нормально, не хочет никуда ехать – не надо. Не силком же тащу. А давить на благоразумность дело пустое. Сам-то о таком понятии только наслышан, а еще туда же»…
Можно, конечно, было бы уговорить жену все-таки погостить у девочек, приводя веские аргументы, на примерах объясняя, почему так делать не стоит, в конце концов, ляпнуть что-нибудь про графу особо секретно, но… Мел не стал бы этого делать, даже если бы видел реальную угрозу ее жизни и благополучию. Разве можно прожить интересную жизнь, когда либо сидишь дома, либо изображаешь светскую даму? Он пожал плечами, решив, что определенно нельзя – он бы и недели так не выдержал, факт, и, кивнув мальчику, глубокомысленно заметил:
– Ох уж эти женщины… - улыбнулся, понимая, что теперь-то проблема наверняка сдвинется с мертвой точки, и можно, нет, даже нужно, срочно прекращать сердиться на весь мир. В сердитом состоянии только дров наломать можно, а дела делать – ну никак не получится. Он рассмеялся, выслушав обиженное сообщение о приказах. Кажется, тут неподалеку обнаружился мир, где сэр Шурф чувствовал бы себя настолько комфортно, насколько это возможно.
– Не-не-не, не обижайся, я знаю как минимум одного человека с таким же дурацким шаблоном поведения. Вы бы друг другу понравились, - Мелифаро подмигнул мальчику, чувствуя, как вполне сносное настроение возвращается к нему. По крайней мере, они не в такой далекой жопе, как казалось поначалу. По крайней мере, как минимум половину проблем можно списать на их создателей. А вот потом он обязательно выспится.
– Ну да. Логично, но откуда мне знать, вдруг не было у вас возможности всех вместе собрать? Может быть, ваши анкуфаны сбегаются на обнаженных девственниц, танцующих на крышах, у вас в мире женщин нет, а ни одна девственница почему-то не согласилась ни танцевать, ни даже обнажаться, вот стервы, а?! - он почти даже поверил в собственную идиотскую версию, и был готов бегать и искать дефицитный товар по всему Ехо, но вовремя вспомнил, что это он сам только что придумал. Постучал пальцами по спинке дивана, пытаясь собрать все мысли в кучу.
– Шесть часов это как-то…долговато. Учитывая, что уже сейчас жертв хренова гора. Но если иначе никак, то сойдет и эдак. Здесь есть люди, которые стоят на крышах, смешно размахивают руками, а потом погода портится так, что зла на них не хватает. И король в печали – он-то старается, ночами не спит, чтобы у нас все хорошо было, а тут всякие лезут на крышу и погоду портят, - Мелифаро улыбался до ушей, понимая, что глупо, наверное, закладывать практически ложную информацию в мозг иноземного существа, но ничего не мог с собой поделать. Чем хуже впечатление об их мире составится у этого парня – тем лучше. Пускай вообще эксперименты зарекутся делать. Он скатился на диван, закинув руки за голову и уставившись в потолок, как будто увидел там что-то очень увлекательное, немного помолчал, а потом задумчиво произнес, - При желании это можно устроить. То есть вообще без проблем. И помощь оказать в приготовлении химической херни –  тоже возможно. Но есть несколько очень вредных и мерзких «но».  Я, как бы мне не хотелось, не могу доверять тебе на слово. Может быть, после вашего химического оружия у всех жителей Ехо и окрестностей чирьи на заднице повылезают. Не смертельно, но мерзко, не правда ли? Нужны хоть какие-то гарантии. Как я понимаю, раньше у вас через жопу шла только жизнь, а не подобные эксперименты? - да, черт возьми, с его точки зрения жизнь в постоянном повиновении законам да еще и при постоянной войне – это жизнь через огромную, глубокую и беспросветную жопу, - И ты что-то говорил о саботаже. Каков шанс, что на этот раз не случится ничего непредвиденного просто так, потому что в индюшатнике вдруг завелась крыса? Ты пойми меня правильно, парень, ты мне практически нравишься, а вот что мне не нравится – так это сидеть на месте, пока ваши идиотские растения бегают по городу, жрут и размножаются быстрее кроликов, но мне просто хочется знать – нет ли шансов напортачить еще больше? И с дождем выходит небольшая неувязочка – ты представляешь себе, как вводить некое вещество в тучки? Лично я – не очень. А учитывая то, что некоторые ваши цветочки научились проникать в дома… - он пожал плечами, - Если бы я был хорошо обучаемым плотоядным растением, то, услышав от своих корешей послания о том, что с неба льется отравленное дерьмо, спрятался бы где-нибудь под крышей. И не выходил бы ни под каким предлогом. Вариант с воздухом не прокатит? Это же растения! Им типа фотосинтез нужен и еще какая-нибудь хрень из уроков биологии. А воздух есть везде. От него, как от воды, сбежать невозможно, - нет, он с радостью примет эту версию, если будет твердо уверен, что шесть часов потрачены не зазря. И плевал он на то, что не так давно собирался потратить зазря куда большее количество времени. Тогда-то даже намеков на идею не было, и ситуация была тупиковой чуть больше, чем сейчас.
А вообще, неплохо было бы для начала выяснить, кто мог подстроить такую каку. Что-то ему не сильно верилось, что у таких совершенных созданий, каким представляется их новый знакомый, просто так, случайно и без всякого повода что-то навернулось. Это же мир сэров Шурфов Лонли-Локли! У них в принципе ничего не может наворачиваться без должного приказа.
– Странно как-то вышло. Несмотря на все бегающие по нашему прекрасному городу цветочки, несмотря на кучу жертв и просто потерпевших, несмотря даже на то, что мою жену едва ли не пришибла такая тварь и теперь Кен горит праведной жаждой мести, а я больше всего не хочу, чтобы она вмешивалась во что-нибудь, где звучат такие слова, как, например «смерть», «растения-убийцы», «хреновы пришельцы»…Ну и так далее. Проблемы у вас, а не у нас. Говорю же – как минимум одного человека, дико похожего на твоих соотечественников я знаю. И если у вас там все такие, то эксперимент навернулся не случайно, факт. Попробуй включить воображение и придумать, что может случиться дальше, если не выловить такую крыску? - он улыбнулся. Нехорошо улыбнулся, очень нехорошо, поняв, что проблемы действительно не у них. У них-то сэр Джуффин есть и еще с полдюжины действительно могущественных волшебников. Да и многие класть хотели на приказы Нуфлина – самооборона есть самооборона, и, в конце концов, не сегодня, так через пару дней, триффиды точно бы исчезли. В конце концов, Макс мог бы психануть, кинуть во всех, кого достанет своими волшебными шарами, заставить их собраться в одном месте и друзей своих позвать. А потом случился бы великий бум, закончившийся ошметками растений на стенах ближайших домов. А вот эти наивные законопослушные ребята с предателем в штате могут сильно огрести в недалеком будущем. Ему-то до этого никакого дела быть не должно, но жалко как-то. Он выдохнул, в который раз удивляясь своей способности говорить слишком много и слишком быстро – интересно, его вообще сейчас поняли, или для Шаату вся пламенная речь прозвучала как один большой «абырвалг»? Но пока можно было перевести дух.
«Незабвенная», - послал он зов Кенлех, надеясь не пропустить момент, когда с ним снова заговорят, - «Умоляю, только не одевайся уж сильно сногсшибательно, а то сэр Шаату все-таки вылетит из дома на пинковой тяге, а я внезапно вспомню про обещания Хурона, оставаться дома и свозить тебя в Кумон одновременно», - он мечтательно улыбнулся, надеясь, что его улыбку не расценят неправильно, - «Но все же возвращайся поскорее. У нас тут соревнование – кто кому больше непонятной фигни и срочно нужен независимый судья, который вручит мне триффид первенства. И, кажется, наконец-то есть идеи как в очередной раз спасти мир, вселенную и вообще. Тебе интересно?»

0

23

— Да брось, Кен! Кто кого убивает? Миру мир, я только рад входить в контакты с иноземными существами, они забавные. Скоро начну коллекционировать – складывать в стеклянные коробочки и хвастаться гостям, — Кенлех улыбнулась, но получилось не очень-то хорошо. Убивают - не убивают, а без меня это происходить не должно, — отметила про себя Кен, направляясь за каким-нибудь очередным ярким лоохи, — Мда, а вот этим я, наверное, заразилась от Мелифаро, — девушка переворошила груду одежды, ища что-нибудь нормальное.
— Ты уверена, что компания аж двух сомнительных типов – именно то, что тебе нужно сегодня? Я-то ладно, ко мне ты хотя бы привыкла немного, а с этим парнем вообще хрень какая-то… сам не знаю, можно ему доверять, или пока что не стоит, — в сознании Кенлех появился муж. Секунду девушка думала, стоя у окна с зажатой в руках одеждой, но потом решительно и твердо ответила тоном, не терпящим никаких возражений:
— Уверена. Полностью. Делать можешь все, что хочешь, но теперь вам от меня не отвязаться... Я сегодня ночью столько ужасов пережила, что теперь, мне кажется, мне уже все будет до лампочки, как говорит многоуважаемый наш сэр Макс, — леди таки сложила одежду на стул и села в кресло, — Или правда поехать к сестрам? Может, муж прав и не стоит рисковать? Тем более, он говорит, что сам не доверяет этом маль... человеку, — но тут же вскочила, отогнав противные мысли и тряхнув короткими волосами, — Я еду или иду с вами! Мне, как минимум, просто интересно! Да и, все-таки, моя помощь может понадобиться. Колдую я, конечно, отвратительно, но в случае чего Зов кому-нибудь послать могу... — Кенлех исчезла из головы мужа. Вопрос был исчерпан, как она считала. Девушка причесалась и снова вернулась к такому сложному вопросу выбора того, в чем же ей предстать перед мужем и неожиданным гостем:
— Незабвенная, — Мелифаро снова послал Зов жене, будто читая ее мысли, — Умоляю, только не одевайся уж сильно сногсшибательно, а то сэр Шаату все-таки вылетит из дома на пинковой тяге, а я внезапно вспомню про обещания Хурона, оставаться дома и свозить тебя в Кумон одновременно, — Кенлех хихикнула почти как Хелви и посмотрела на себя в зеркало, — А разве плохо красиво одеваться? — на девушке было новое теплое лоохи цвета чайной розы, золотистая скаба и полусапожки такого же цвета, — Ничего тут такого нет, — девушка еще раз удовлетворенно улыбнулась, — Ладно, не буду. Хотя, я была бы вполне не против избавиться от этого странного мальчика и съесть что-нибудь сладкое... — Кен мечтательно вздохнула, но, видимо, было не суждено...
— Но все же возвращайся поскорее. У нас тут соревнование – кто кому больше непонятной фигни и срочно нужен независимый судья, который вручит мне триффид первенства. И, кажется, наконец-то есть идеи как в очередной раз спасти мир, вселенную и вообще. Тебе интересно? — леди буквально вылетела из комнаты и через две секунды влетела в гостиную желто-золотистым вихрем с мыслями: Ну а как мне может быть не интересно?
— Ну, выкладывайте, что вы тут без меня напридумывали, — выпалила девушка, любуясь произведенным впечатлением, — Все-таки не зря Хелви посоветовала купить это лоохи, — удовлетворенно подумала она, — Только, пожалуйста, коротко и ясно. Можно? А то триффид первенства - это, конечно, хорошо, но много непонятной фигни - ужасно, — Кенлех плюхнулась на диван рядом с мужем. Последние дюжину минут Кен сама себе очень уж напоминала младшую сестру, которую вспоминала уже третий раз за сегодня.
— Не смотри на меня так, пожалуйста, — Кенлех посмотрела на мужа, — Я же вполне нормально одета...

0

24

[НПС –Шаату Ванхор-Ка]
Похоже, мужчина любил поговорить. Промежуточные звенья рассуждений вслух можно было забывать, как пройденный этап, как только тот переходил к следующей мысли. Через некоторое время Шаату ощутил себя как в штабе, когда пара десятков так называемых умников пыталась донести во что бы то ни стало свою точку зрения – Мелифаро с успехом заменял всех.
«О, Кашвак, первый совершенный разум, я даже не представлял, что у человеческой речи может быть такой темп… Интересно, он всегда так много болтает? И как прикажете ему отвечать, если он даже времени для этого не даёт, а сразу выдаёт следующую порцию умозаключений? Которую уже через несколько секунд отправляет на свалку как непригодную…» - если совсем честно, то от общения с сэром Мелифаро у Шаату уже начинала слегка болеть голова. Типичное следствие информационной перегрузки. Ум сперва пытался анализировать каждое слово, потом понял, что это неправильный подход, и начал фильтровать поток, однако, как выяснилось, слова Мелифаро следовало рассматривать в последовательной совокупности, чтобы понять, о чём, собственно, вообще идёт речь.
Внезапно лицо у паренька просветлилось так, будто при нём кто-то высказал мировую мудрость, способную объяснить и привести к идеалу вообще всё на свете. Он смотрел на леди Кенлех, как на древний грек – на Афину, богиню разума. Да. Иногда достаточно всего одного удачно и вовремя сказанного слова, чтобы родилась новая идея.
«Эта женщина – гений… Она заслуживает как минимум два луча на Звезду Доблести уже одним только этим высказыванием… И ещё три – за то, как держится… У них тут, конечно, очень странный Мир… Возможно, они привыкли к странным чужакам, которые любят ставить сомнительные эксперименты и только потом понимают, что, собственно, натворили… Но всё равно – это невероятно… Так быстро увидеть самую суть!»
-Триффид первенства, совершенно точно. Вы ведь так называете пожирателей, правильно? Самый первый анкуфант. Он по-прежнему у нас. Эта Ваша формулировка, леди, крайне удачна. Правда, он износился, и мы были уверены, что он больше ни на что не годен. Но я вдруг подумал, что мы не совсем правы. Если мы его починим до первоначальной кондиции и перенастроим, всё получится… Они все придут как миленькие. У вас ведь так говорят? Я слышал… Только вот… Для перенастройки нужен один экземпляр молодое растение, причём абсолютно не повреждённый. Нам пока ни разу не удавалось изловить одно из этих растений так, чтобы оно осталось совершенно целым и даже психически не пострадавшим… Надо, чтобы все программы оставались в нормальном состоянии… А триффид, пребывающий в панике, источает вредные волны, заставляющие всех его окрестных собратьев собираться и нападать, пока не погибнет тот, кто обидел его, или пока не перебьют их. Такой вариант их сбора – не совсем то, что нам надо. Мы ведь хотим их забрать по той причине, что на эксперимент ушло такое количество ресурсов… Вы, наверно, такими категориями не мыслите. И, если всё это пропало зря… - Шаату явственно содрогнулся, - Предатель – наша забота, сэр. Точнее, того, кому поручили их поимку. Если бы этим также занимался я – то, вкупе с уже имеющейся проблемой, у меня мог возникнуть хронический невроз, страх не успеть и не справиться, я бы начал терять функциональность и не выполнил бы толком в итоге ничего. Мы, понимаете ли, исходим из принципа, что поручить всю работу одному и тому же инструменту – вернейшее средство уг-ро-бить… - он выговорил это слово очень смешно, вдобавок ещё и поставив ударение на последний слог, что свидетельствовало, что и этим словом их раса не пользуется, он просто стремится говорить, как местные жители, - …этот инструмент. А портить оборудование у нас не принято. Убийство карается не так жестоко, как это. Живых особей много, а починка или изготовление нового оборудования трудоёмки, энергоёмки и требуют много материала, а также специальных знаний… Да, убийство учёного приравнивается к порче оборудования… Простите. Увлёкся. Я всего лишь хотел пояснить… Сказать, что предателя ищет другой… Человек. Извините, не могу произнести для посторонних самоназвание нашей расы. Он надёжен. В некоторых отношениях он надёжнее меня.
«Не удивлюсь, если какое-то отношение к этому имеют эти подземные мутанты… Шахтные обитатели, казалось бы, что с них взять… Да, они сводят с ума наших пленных…» - иногда этих сумасшедших удавалось спасти, хотя и поздновато, поскольку изменения разума были необратимы и не поддавались даже их технологиям восстановления рассудка, а иногда те, подземные, сами подбрасывали пленников в почти неузнаваемом состоянии обратно, - «…но у нас-то принято считать, что это просто не в меру развившиеся дикие звери, способные строить системы вооружения и даже летательные аппараты. Хитры, как дети Кашмора, брата Кашвака, Разума Разрушения… Что мы вообще о них знаем?»
Шаату себя одёрнул. Их затянувшиеся проблемы людей точно не касались. Не надо распыляться на посторонние размышления. Это очень плохо. Его функция в настоящее время заключена в другом, а, если его попросят подумать, как вывести подземных на чистую воду, вот тогда он и займётся этим. Но не попросят. Не его компетенция. Минимальный уровень, который для этого требуется – Главнокомандующий. Было принято полагать, что данным вопросом едва ли не денно и нощно озабочена Госпожа Лидер. Тоже – первый случай, когда у власти встала женщина. Другие могли бы поднять бунт, но они, воспитанные в рамках безупречной лояльности, просто приняли это как данность.

Отредактировано Мастер (2013-01-27 21:48:03)

0

25

– Ва-ау, - протянул Мелифаро, увидев жену. «Все-все, пошел на хер, мальчик, ты и твои проблемы тут явно лишние», - едва ли не вырвалось у него, мужчина не мог оторвать взгляда от Кенлех.
– О, богиня, я ослеплен твоей красотой, как можешь ты быть настолько беспощадной к простым смертным? - он мог бы еще долго продолжать изливаться в подобном русле, но вовремя вспомнил, «(Мальчик, пожалуйста, иди на фиг?)» что они тут, ах и увы, не совсем одни, и вроде бы полезными делами занимаются. По крайней мере, принято думать, что когда трое относительно взрослых и относительно благоразумных человека сидят и обсуждают спасение мира от стра-ашных триффидов – это именно занятие делами. Хотя есть и другое определение, которое Мел не хотел бы упоминать вслух – сидеть и яйца мять, вместо того, чтобы остановиться на хоть каком-нибудь варианте и проверить – а вдруг сработает?
– А она вообще умница, - он, довольный до глубины души, приобнял девушку. Тоже хороший вариант, пожалуй, один из лучших. Правда, все упиралось в какие-то непонятные эксперименты, посвящать в которые их не собирались ни под каким предлогом. Едва ли не светился от гордости, но все равно, помнил, что надо быть на чеку,  - Вы у себя фиг таких найдете. Можешь смотреть и завидовать.
Мелифаро даже сам себе позавидовал на всякий случай, но вовремя вспомнил, что это как-то уже совершенно нелогично и перестал, вновь попытавшись сосредоточиться.
– Понимаешь, все упирается во время, - он недовольно поджал губы, как бы намекая на то, что во время упираются и их теперешние посиделки, - И так, и так, и эдак ты предполагаешь затратить время на поимку чего-то, переработку чего-то и так далее и тому подобное. В то же время хочешь и рыбку съесть и хрен сесть, - Мелифаро окончательно посерьезнел, попытавшись хоть немного убавить бесполезные отклонения от темы из речи, - Ты приходишь ко мне в дом, начиная знакомство со лжи. Ты просишь помощи, но не хочешь предоставить гарантий безопасности моих сограждан. Ты даже не можешь объяснить, что тебе конкретно надо, - Мелифаро улыбнулся, но лишь для того, чтобы жена не подумала, будто бы они опять собираются друг друга убивать, - Я лишь хочу сказать, что я не просто готов, а обязан оказать любую помощь, если буду уверен, что это не навредит Миру еще больше. Есть здесь такой полезный дядя, который на раз-два уничтожит всех триффидов скопом, но он, увы, пока занят другим делом. И только поэтому ты не идешь на фиг со своими попытками сохранить ваше биологическое оружие и прочими сомнительными предложениями, - Мелифаро вздохнул, понимая, что вновь нарывается на грубость. Затем повернулся к Кенлех, вспомнив, что обещал ей все объяснить, и надо сделать это сейчас, пока Шаату переваривает причины его недовольства:
– Если вкратце и по существу, то есть бесконечное множество разных «где» и «когда».  Этот милый мальчик – один из пришельцев. Они вдруг захотели вырастить биологическое оружие, чтобы выиграть войну, почему-то решив, что в нашем «где» и «когда» это удобнее. У них все пошло через задницу. Теперь мы пытаемся решить, как все исправить. Есть несколько вариантов – полить город кислотным дождем; починить мать всех триффидов; дождаться Макса и подождать, пока он всех заставит самоуничтожиться, - Мелифаро пожал плечами, склоняясь к тому, что последний вариант ему нравится все больше и больше. Они же все равно ничего не делают, так какая разница – можно и подождать, - Но последний вариант не устроит нашего нового друга, ибо за это ему наваляют конкретных люлей. Ко всему прочему в штабе у них есть предатель, о котором он только что узнал, но уже знает, что поисками этого человека занимается кто-то другой. Странно, не правда ли? - он вновь посмотрел на Шаату, как бы ожидая объяснений и по этому поводу. Прокол в легенде, манера выражаться – а она у него хуже чем у Шурфа, честное слово, или, может, он какие-нибудь волны от своих принимает?
– Так что давай, сэр Шаату не будем воду в ступе толочь. Ты мне даешь гарантии безопасности. Любые. У меня, как у знахаря, первое правило – не навреди. А мы с женой оказываем любую посильную помощь в продвижении твоей миссии. Хочешь, триффида выловим, хочешь – бурду приготовим, хочешь, на голове постоим, пока ты будешь петь гимны своей родины. Решай сам, но чтобы следующей твоей репликой были не туманные объяснения как вы устроены – мне на это, прошу прощения у леди, срать с крыши Иафаха, и не какие идеалы вы преследуете, к ним у меня аналогичное отношение, а нормальный, четкий план действий. Или же я его сам придумаю, но не уверен, что он тебе понравится.
«Вот, а потом, когда мы от всего этого отделаемся, я возьму дюжину дней свободы от забот и свожу тебя в Кумон», - Мелифаро улыбнулся жене, смутно понимает, что уже и не верит, что наступит тот день, когда они наконец «от всего этого отделаются».

0

26

— Ва-ау, — протянул Мелифаро и заулыбался, как только жена влетела в комнату, — О, богиня, я ослеплен твоей красотой, как можешь ты быть настолько беспощадной к простым смертным? — Кенлех кокетливо улыбнулась обоим мужчинам, — Надеюсь, Мелифаро не примет это за что-то не в свою пользу:
— Спасибо. Я старалась, — вопрос мужа леди посчитала риторическим и отвечать на него не стала. Все-таки, Мелифаро правильно предупреждал, — Шаату смотрел на девушку крайне удивленно и странно, хоть и ничего не говорил, — Я, конечно, не знаю, как у них в Мире девушки одеваются, но это же самое нормальное, что было... — почти виновато подумала "царица" Кен и разгладила складку теплой ткани на коленке, — Хорошо хоть похвалил за "триффид первенства". Правда, я все равно почти ничего не поняла из его идеи... — Кенлех все чаще ловила себя на мысли о том, что она теперь стала так похожа на Хелви! Может, это все был Мелифаро? Но обстановка сейчас как-то не очень подходила для раздумий...
— А она вообще умница, — Мел приобнял жену и снова заулыбался, — Конечно, я умница. Даже смогла тебя порадовать... — Кен поправила волосы и снова улыбнулся, вопреки ситуации.
— Вот так гораздо лучше, — Кенлех похлопала черными ресницами и возникла в сознании мужа. Такие вещи вряд ли интересовали их иноземного гостя, — А то две кислые мины в одном помещении - это, пожалуй, слишком для бедной и ничего не понимающей девушки...
Ну а дальше еще на дюжину минут Кенлех снова перестала что-либо понимать. Это было довольно противно, но за это утро Кен уже смирилась со всем, что только можно... Да, именно за утро. Она почти не осознавало того, что произошло ночью. Да и вспоминать как-то не особо хотелось, а сейчас за окном дымчатые сумерки уже сменялись персиковым блеклым рассветом. Девушка поежилась, при взгляде за окно сразу же становилось холодно. Хорошо, что я теплое лоохи одела, — отметила про себя она, — И такого теплого цвета.
Эти двое опять заговорили о спасении мира от триффидов при помощи всяких разных умных магических и не очень штук, о которых девушке даже не доводилось слышать, — А вот не проще ли сходить к сэру Джуффину или Максу? Проблема решилась бы куда быстрее, — подумала Кен, но с советами по-прежнему предпочитала не лезть, - сами разберутся. Мелифаро повернулся к ней, отвлекшись от своих важных разговоров с мальчиком (правда, в этом Келех уже сильно сомневалась) и произнес, обращаясь к девушке на этот раз:
— Если вкратце и по существу, то есть бесконечное множество разных «где» и «когда».  Этот милый мальчик – один из пришельцев. Они вдруг захотели вырастить биологическое оружие, чтобы выиграть войну, почему-то решив, что в нашем «где» и «когда» это удобнее. У них все пошло через задницу. Теперь мы пытаемся решить, как все исправить. Есть несколько вариантов – полить город кислотным дождем; починить мать всех триффидов; дождаться Макса и подождать, пока он всех заставит самоуничтожиться, — грешные Магистры! Кен соизволили хоть что-то объяснить.
— Давайте вы уже быстрее что-нибудь придумаете, а? Мы побежим это выполнять, уничтожим всю эту зеленую пакость, и вся эта канитель кончится. Сэр Шаату же вроде говорил что-то... Чем тебя не устраивают его идеи? — леди глянула на мужа, — Вдруг это правда поможет? — во взгляде Кенлех читалась почти мольба закончить с этим ужасом. Она была готова делать все, что ей скажут! — Ну вот а что ты предлагаешь делать?
— Вот, а потом, когда мы от всего этого отделаемся, я возьму дюжину дней свободы от забот и свожу тебя в Кумон, — Мел перешел на Безмолвную Речь.
— Хорошо бы, но у тебя вряд ли получится. У кого-то слишком много дел и слмшком мало идей, — Кен улыбнулась мужу.

+1

27

[НПС –Шаату Ванхор-Ка]
Шаату вздохнул. Он так от боёв не выматывался, как от разговора с этим парнем. Уже сейчас предчувствовал, что после такого четыре раза по десять дней общаться не захочется ни с кем и ни о чём. А придётся… Вздохнув ещё раз, он взглянул прямо в глаза сэру Мелифаро и, не мигая и не отводя взгляд, заговорил:
-Я буду совсем не против, если Вы скажете, как можно поймать триффида, не повредив ему, даже если этот план будет включать мою смерть… - вообще, по его тону, можно было заподозрить, что бедняге уже по сути всё равно, чем закончится всё это дело, главное, чтобы оно действительно, полностью и целиком, завершилось. Он, кажется, был на грани того, чтобы суметь пожалеть о том, что подписался на такое "исследование "… И о том, что родился на свет, поскольку отделить одно от другого не мог – живёшь, так либо изволь беспрекословно делать что велят, либо отправляйся на запасные части для других, полезных членов общества, - У нас есть средства их уничтожить или нейтрализовать, но и то, и другое наносит им повреждения. А какими способностями располагаете вы – нам не известно… Разве что некоторые, которые мы имели возможность наблюдать в действии…Но те, которые мы видели, не подходят. Хорошо было бы, если бы можно было просто парализовать все функции триффида на неограниченное время, сохранив его целостность и работоспособность… - «Эх, мечты-мечты… Ты ещё пожелай, чтобы кто-нибудь всё сделал за тебя... С тем же успехом...» - Что до несоответствия, о котором Вы говорили… Простите, я пропустил несколько связующих логических звеньев, сочтя их не имеющими значения. Мой друг ищет причину возникшей неполадки. А, если мне, не специализирующемуся в данном вопросе, пришло в голову, что это могло быть диверсией – причём именно могло быть, а не несомненно было, - то такая идея должна была явиться на ум и ему. Следовательно, он её проверит. Если имеет место существовать предатель – мой друг его вычислит. У него профессия такая… Кстати, Вы с ним немного похожи, разве что он столько не говорит, хотя и любит это занятие... - он даже на пару секунд попытался представить, что было бы, если бы эти двое встретились... - «Ох и весело, наверно…»
Шаату ощущал, что за одну эту ночь израсходовал годовой запас слов. Но по-прежнему заставлял себя объяснять как можно более понятно и последовательно. Впрочем, леди, кажется, по-прежнему не особенно хорошо понимала, о чём идёт речь. Хоть по второму разу повторяй. И то не факт, что это окажет должное действие. Зато, пожалуй, очень хорошо, что и Мелифаро, и этой прекрасной женщине по сути не интересно обустройство его расы. Нарвался бы на охочего до новых знаний человека – и уже, пожалуй, пришлось бы покончить с собой. Вернее, организм сам бы всё исполнил, пророни Шаату хоть одно слово в ответ на запретный вопрос.

Отредактировано Мастер (2013-01-28 22:13:10)

0

28

– Любимая, не психуй, сейчас все будет. Можешь назвать это «мозговым штуромом», а заодно смирись, что твой муж вредный и не особо смышленый парень. Но у меня множество других достоинств, я ради тебя даже свободное время вкупе с идеями готов найти. Завтра, в худшем случае послезавтра – честное слово, - он подмигнул Кенлех, поняв, что все. Не отвертеться им от назойливого мальчишки, хотя он приложил все усилия, развивая в себе недоверие к нему. Но с другой стороны, не было у них возможности таращиться друг другу в глаза. Или Мелу просто не хотелось этого делать, списав свою лень и нежелание выходить из дома на туманные объяснения сэра Шаату? Неважно. Он подошел к окну, созерцая довольно мерзкий ночной пейзаж. Интересно, когда столичные улицы вообще были настолько безлюдны? Даже свет нигде, за исключением их окон, не горел, хотя обычно даже в такое время хотя бы два-три окна уютно освещали улицы. Но ведь уже почти светло, может, это ничего и не значит? Казалось, что город вымер, словно в байках о городах-призраках, которые люди внезапно и единовременно покидали, бросая все свои дела, вещи и прочие материальные привязанности только потому, что случилась какая-то премерзкая дрянь и не было полезных ребят, способных предотвратить ее на корню. Да и сейчас, собственно не было. Все его более талантливые коллеги куда-то испарись, громко извещая Мир о делах, предназначении и прочих бесполезных по сути вещах, а Мел сидел дома и гнул пальцы, не желая даже хвататься за соломинки, хотя с другой стороны – ведь именно этим они и занимались в аналогичных ситуациях. Он, не поворачиваясь к людям в гостиной более общительной частью тела, нежели тыл, сквозь зубы произнес:
– Прошу меня простить, сэр Шаату за высказанные подозрения. Был неправ. С кем не бывает, - он пожал плечами, добавив короткое, но очень злое ругательство, сводящее все извинения на нет. Не любил он оправдываться, тем более, перед людьми, которые – пускай это была только видимость – но были младше его как минимум лет на восемьдесят!
– Кенлех, и ты меня прости, - на этот раз в голосе не было никакой злости, одна лишь безграничная нежность, - Нервы и усталость свое берут, - как бы в оправдание добавил он и невидящим взглядом уставился в окно, надеясь, что там будет пробегать хоть какой-нибудь триффид, чтобы сорвать все накопившееся раздражение на нем.
– Парализовать, сохранив функции? Легче легкого, - сыщик, так и не оборачиваясь, провел рукой вдоль ближайшего стула, спрятав его между большим и указательным пальцем, а секунду спустя вернул на место, подавив желание с силой швырануть предмет интерьера в стену. Ведь он уже почти вернулся в бодрое расположение духа, и приспичило же ему устные извинения приносить? Если бы молчал на эту тему, то расположение духа так бы и осталось довольно пристойным. И не хотелось бы ни стульями швыряться, ни живность убивать со снайперского расстояния.
– C живыми существами работает точно так же, - Мел усмехнулся, чуть тише добавив, - Проверено на личном опыте. Можно кинуть приманку и подождать, пока кто-нибудь особо голодный и ленивый не подползет. Другой вопрос – что делать, если подползут несколько голодных и ленивых? Я, конечно, талантливый, но не настолько, чтобы находиться в непосредственной близости от опытного объекта, одновременно пытаясь отогнать всех его дружков. Ты, мелкий, похоже вообще бесполезен, учитывая, что ворвался сюда так, будто тебе петарду в задницу всунули, - он опустил голову, пытаясь оценить собственные таланты, и пришел к выводу, что нет, скорее всего, не выйдет у него ничего из попыток одновременно спрятать в кулаке милый цветочек и разогнать его друзей. Их ведь там хренова прорва, и все голодные. Самоубийц-то, готовых пожертвовать собой ради блага общества на улицах нет. Можно, конечно, попытаться, везение – штука странная, быть может, сегодня и лицом повернется, но такой расклад не внушал Мелифаро доверия. Раньше-то в подобных обстоятельствах рядом всегда был полезный Лонли-Локли или же сэр Макс, и не было вероятности, что пока ты делаешь одно дело, тебя аккуратно прикончат со спины.
– Ладно, впрочем, неважно. Как будто впервые, - он, конечно, мог попросить бы Кенлех заняться собирательством букетов, пока сам будет контролировать ситуацию, не подпуская ни один триффид на расстояние смертного шара, но эта идея была еще более идиотской, чем вообще ничего не делать.
– Давай, сэр Шаату, скажи, почему так нельзя делать, я внимательно тебя слушаю, - Мелифаро усмехнулся, поняв, что фраза прозвучала как «вот только попробуй что-нибудь вякнуть».

0

29

— Любимая, не психуй, сейчас все будет. Можешь назвать это «мозговым штуромом», а заодно смирись, что твой муж вредный и не особо смышленый парень. Но у меня множество других достоинств, я ради тебя даже свободное время вкупе с идеями готов найти. Завтра, в худшем случае послезавтра – честное слово, — Мелифаро попытался изобразить улыбку, Кен тоже слабо улыбнулась. Все-таки, она пока придерживалась мнения, что шуточки здесь пока не особо уместны. Хотя без них было бы куда грустнее, офицальнее и противнее.
— Это все, конечно, хорошо. Я вас не тороплю и все такое... Но... Ребят, может, вы уже быстрее договоритесь? — леди Кенлех начала медленно-медленно чувствовать себя ненужной и бесполезной в этом разговоре совсем, — Для начала зачем вам нужно парализовывать триффидов, сохранив их функции? Из вашей дурацкой болтовни совершенно не по делу мне этого ясно не стало, — девушка фыркнула и посерьезнела, демонстративно уставившись по свой рукав,  хотя сосредоточенность ей  была точно несвойственна, особенно сейчас, — Что за бред они несут уже столько времени? Почему нельзя сделать все проще? — Кен глянула в окно, постепенно светлело, но легче не становилось, хоть и утро вечера мудренее, — Хотя как - проще? В том-то и дело, что никак не сделаешь... Иначе зачем бы им сидеть сейчас и думать насчет всех этих вещей в частности и спасения Мира в целом. Девушка не любила такие ситуации, нет, она не было глупой или, еще хуже, недогадливой, но порой ее мозг просто отказывался принимать какую-либо информацию нормально... Но тут в голову леди пришла странная мысль, — А вот, например, люди... Они все должны дышать, чтобы жить. Значит, если убрать воздух - все задохнуться, никто не выдержит. Даже самых сильных не хватит надолго... Так, может, эта штука сработает и с триффидами?.. — девушка резко вскочила с дивана, чуть не сшибив сэра Шаату, ее глаза горели. Кенлех махнула рукой, изображая жест "эврика" или "ну какие же мы все тут идиоты" и вскрикнула:
— Смотрите, люди - они не могут не дышать, не могут жить без воздуха... — дальше Кенлех постаралась более-менее четко и ясно изложить свою мысль этим двум умникам, умеющим только воду в ступе толочь и говорить всякие непонятные вещи, — Так, может быть, есть что-то, без чего триффиды не могут жить? Совсем не могут. Или, по крайней мере, размножаться... — девушка с надеждой посмотрела на мужа и "мальчика", — Ведь если эти растения перестанут размножаться, то рано или поздно все равно вымрут, пусть это будет не так быстро, как хотелось бы... — весь запал и радость от такой, на первый взгляд, замечательной идеи куда-то делись и возвращаться, видимо, пока больше не собирались. Вот и смысл было лезть со своими дурацкими советами? Они бы и без тебя что-нибудь дельное придумали, а сейчас Мелифаро решит, что надо успокоить меня, что я сказала очень умную и дельную вещь, и это затянется еще дольше. Молчала бы, — Кен снова плюхнулась на диван, улыбки на ее лице уже опять не было... Девушка вздохнула.
— Прости, наверное, мне не стоило лезть со своими дурацкими советами, — леди предпочла честно сказать все, что думала, не мучаться совестью, а тут же возникнуть в сознании мужа и попытаться хоть как-нибудь вяло извиниться. А извиниться надо было обязательно и непременно. Что же этот сэр Шаату на меня так смотрит уже который раз за... ночь... утро... Короче, за эти два долгих и нудных часа? — Кен оглядела гостя еще раз с ног до головы и отвела взгляд. Оба мужчины были явно слегка озадачены, — Ну, сейчас Мел рассмеется и скажет, какая же я дура, а сэр Шаату на ура опровергнет все мои доводы в пользу этой версии уничтожения зеленой пакости. Все по стандартной схеме, — Кен поморщилась, но говорить ничего все-таки не стала.

0

30

[НПС - Шаату Ванхор-Ка]

-Почему нет? Думаю, в принципе можно попробовать… - флегматично кивнул сэр Шаату и поднявшись на ноги, прошёл по комнате, - О, да, леди. Эти создания не могут жить только без пищи, без воды и без воздуха. Мы на то их и рассчитывали. Наши враги живут в замкнутой системе под землёй. Если внедрить растения туда – они истребят их и через какое-то время погибнут сами. Однако, в ваших здешних условиях лишить их всего этого не представляется возможным, так как тогда вместе с ними умрут и люди. А мы этого не хотим… - он запнулся и совсем тихо проговорил, - Я не хочу. Умники из штаба-то могут и не такое натворить… - он мог их критиковать, поскольку большинство имело равное с ним звание, а некоторые даже не являлись Высшими. Кроме того, сухой, склонный к анализу разум не был склонен обходить вниманием чужие ошибки и недостатки. Тот, кто совершал таковые часто, у них не выживал. Это была клоака, каждый участник которой рвался вверх, к свету. Если вышестоящие тебя не замечают – тебя вообще не существует, - Вы даже не представляете, как вам тут хорошо… - с неожиданной живой горечью сорвалось с губ иномирца, - Это место – земля обетованная… - красивая женщина, с приятным голосом, такая прекрасная и настоящая… - «Она ведь ничего не понимает, но пытается помочь… Искренне пытается, я чувствую. У нас таких почти нет… Разве что… Такие, как Шаара?» - "Шаара Куна-Эн" - "дитя бессмертной справедливости", вот что значило это имя, - «Когда всё закончится, я уничтожу портал, ведущий сюда… Нельзя так рисковать… Подобная идея может прийти в голову не только мне… Только вот я не желаю им вреда, а они… Здесь столько природных ресурсов, такой чистый воздух… И этот удивительно светлый оттенок неба… Сколько народов мы сможем обречь на смерть? Война… Она бесконечна… Пропадёт один враг – появится другой. И кто сказал, что им не будут здешние мирные жители? Мы привыкли рассматривать тех как врагов, нам так внушали с детства… А кто вспомнит на самом деле, кто и как развязал эту войну? Может быть, мы сами?» - он не знал, что вызвало бурную цепь крамольных мыслей, но ощущал себя как человек, сбрасывающий с себя огромный груз, который лежал на нём веками, вдруг начиная сознавать, что, оказывается, можно дышать легко и свободно, не сгибаясь под едва посильной тяжестью. Мальчик вдруг радостно улыбнулся. Не сразу – сперва его губы просто дрогнули, потом их углы приподнялись, а потом его лицо озарила самая настоящая улыбка. Ему было больно, страшно, но отчего-то очень легко и весело, - Пойдёмте, сэр. Чем быстрее мы сделаем это, тем лучше… - твёрдо проговорил он. Сэр Шаату приговорил себя к смерти, поскольку никто не простит ему разрушение портала. Но мысль о том, что боевые звенья могут расчертить эти светлые небеса, эти разноцветные мостовые и эти уютные дома будут разрушены, а такие добрые, не осквернённые беспрестанным военным положением люди погибнут, внушала ему отвращение. Сколько можно, в конце-концов. Да он и сам… Шаату вспомнил свою бывшую девушку. Девушку, которая бросила его, когда он вступил в войска. Уже лет шестьсот, наверно, прошло. По меркам их Мира, а не этого, конечно. Вообще, в вопросах войны она считалась ненормальной. Возможно, в её генокоде что-то сложили неправильно. А, может быть, родители были эксцентричными. Кто же теперь скажет…
***
"-Скажи, неужели тебе так нравится вид чужой боли, обугленных руин и горящих тел? - Шаара завелась не на шутку. Её внимательный, требовательный взгляд прозревал его насквозь. Очень неприятное ощущение, надо сказать.
-У нас нет выбора...
-А так ли? Выбор есть всегда. Только вам всем удобнее, когда выбирают за вас. Мои родители не совершили со мной этой ошибки. За это я буду вечно им благодарна…
-Они бросили тебя!
-Они мои родители! Но я не об этом говорю. Смотри! Мы испоганили наш Мир! Испоганили и изувечили! Это же была зелёная планета! Зе-лё-на-я! Теперь это сплошной металл, даже воздух пропитан металлом и гарью… И что мы сделали с собой?
-Гуманоидная форма жизни признана самой удобной… А Высшие получили право сами выбирать, как хотят выглядеть...
-Мы и так не слишком отличались от гуманоидных рас. Но мы были собой, а теперь мы… Кто мы такие? И, знаешь, чем всё кончится? Мы взорвём свою планету, пытаясь изменить её суть к тому, что очередные недоделанные гении от науки сочтут лучшим! Прощай, Шаату. Я любила тебя. Но я больше так не могу. Если ты совершишь эту ошибку – я уйду.
-Прости, Шаара. Но так надо.
Она поникла. Ничего больше не говоря, медленно развернулась и вышла на улицу."

***
«Она была права. Во всём права… Мы можем только портить всё вокруг себя… Я так больше не хочу… И это оружие…»
-Но, знаете, пожалуй, такие создания, как анкуфанты, если и имеют право на существование, то в Мире, где такие существа более-менее являются нормой. Я уверен, что мне удастся подобрать им такое место… Они теперь тоже целая раса. Их нельзя просто перебить, - закусывая нижнюю губу, проговорил тот, кто выглядел как мальчик, но был, возможно, ровесником древних Магистров, - Знаете, я вдруг понял, что никаких доказанных, подтверждённых личным опытом сведений о том, что наши враги заслуживают уничтожения, нет. Мало ли что нам говорили. Не знаю. Ничего не знаю. Нас заставляли верить, но не знать наверняка. Но я не хочу брать на себя ответственность за гибель какой бы то ни было расы. А падёт она именно на меня. И моё имя будет стоять в анналах истории рядом с абзацем о геноциде целого народа… - можно ли жить дальше, зная такое о себе? Главнокомандующий, конечно, смог бы. Но он – не Главнокомандующий, - «Сын Главнокомандующего оказался предателем… Интересно правда? Говорить об этом будут долго... Проверять психокоды и системы, устраняя на будущее возможность преодолеть программы. Кстати... Может быть, эта диверсия была устроена идейным последователем Шаары?» - да, были жертвы, а Шаара очень не любила, когда кто-то погибал насильственной смертью, но любое существо их расы было способно к сложным многоходовым комбинациям, так что целей, в которых триффиды были выпущены на свободу, могло быть сразу очень много. В том числе и морализаторство. А, может быть, кто-то рассчитывал именно на такой эффект, который произошёл с ним, - Пойдёмте, мы должны это сделать. А потом я ликвидирую портал в этот Мир без возможности восстановления. Всю жизнь свою, следуя приказам, я совершал ошибки. Даже если всё шло хорошо, я ощущал, что что-то неправильно. Подсознательно чувствовал неудовлетворённость собой и сделанным. Логика подсказывает, что, если линия поведения кажется неправильной, есть смысл попытаться её сменить. И это я хочу сделать. Ради вашего Мира. И нашего тоже… - «Пока там есть такие, как Шаара, пусть даже в малом количестве, у нашего народа ещё есть шанс одуматься… Может быть, эту войну удастся выиграть без применения тотального уничтожения противника?»

0


Вы здесь » Мостовые Ехо » Эпоха Кодекса (до 123 года) » Квест. "Ты только жди, жди меня, родная...".


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC