Мостовые Ехо

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мостовые Ехо » Смутное Время » "Обучение является величайшим актом оптимизма."


"Обучение является величайшим актом оптимизма."

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

1. Место действия:
Где придётся.
2. Год, дата и время:
Где-то в конце Смутных Времён.
3. Погода:
Изначально – дождь. Даже ливень.
4. Участники:
Шурф Лонли-Локли, Джуффин Халли.
5. Краткое описание квеста:
Лучшее обучение – практика. Суровая необходимость, строгие условия, ошибки могут стоить жизни… Особенно когда враги – Магистры всех рангов и самых разнообразных колдовских Орденов. Выследи и убей, иначе то же самое сделают с тобой – единственный закон выживания в том Мире, который такими трудами был отведён от края, но не спасён до конца…
Ехо. Смутное Время. Этим всё сказано.

0

2

-Сэр, может быть, Вы всё-таки хотя бы отчасти приоткроете для меня эту небольшую тайну – для чего была нужна эта плохая погода? – в очередной раз флегматично спросил Шурф Лонли-Локли, глядя сквозь дверной провал на пустынную улицу, добросовестно заливаемую результатами его трудов, то есть – сплошным потоком холодной дождевой воды, ради возникновения которого Лонли-Локли ворожил добрую половину утра, а всю остальную, злую, приходил в себя с помощью своей бесценной дырявой чашки. Следует также указать, что он задавал этот вопрос уже битый час, с неизменным хладнокровием, напоминая усталого и равнодушного дятла, долбящего в одну точку исключительно по привычке, и ничем не выдавая своего жгучего интереса, а в ответ получал лишь нечто крайне туманное, в духе "Поживём - увидим, ты же хочешь жить?". А это уже давно перестало вызывать у сэра Шурфа какие-либо затруднения при ответе, так как тот был вполне однозначен, - Согласно полученной мной от Вас информации – мы предположительно находимся в засаде, но… - он задержался взглядом на небольшом круглом столике со свежим, с пылу с жару, ужином, за которым безмятежно восседал Чиффа. Угощение, разумеется, было извлечено "не знаю откуда, да и есть ли разница, скажи спасибо, что не из... ладно, сэр Шурф, не делай такое лицо, я не буду ранить твои эстетические чувства излишними уточнениями" - кстати, выражение лица Лонли-Локли, разумеется, вовсе не менялось, разве что в глазах отражалось что-то этакое, но Кеттарийцу всегда было довольно и меньшего от такого молодого и наивного ученика, - …у меня прежде были немного иные представления о данном понятии. Мне небезосновательно казалось, что засада должна выглядеть несколько по-другому. И Вы до сих пор не сказали, кто наш противник и для чего нам требуется отправляться против него вместе? – поскольку Лонли-Локли неоднократно приходилось выполнять задания в одиночку, причём вполне успешно, он сейчас терялся в догадках. Его Перчатки Смерти могли испепелить любого противника, а уж, чтобы реальная помощь в настоящей стычке понадобилась Чиффе, требовалось быть… Уж кем бы то ни было, но однозначно круче даже сэра Лойсо Пондохвы. Насчёт способностей своего учителя сэр Шурф давно не имел никаких иллюзий и искренне полагал, что, достигни он сам хотя бы половины того же – и можно не бояться никого и ничего, пожалуй, во всех Мирах. Или в подавляющем их большинстве. Впрочем, в этой области Лонли-Локли, увы, не обладал достаточной компетенцией. Его персональная возможность путешествовать через Хумгат временно откланялась, обещав прибыть обратно лет через сто.
«Остаётся только одно… Он решил наглядно преподнести мне очередной урок… Что у нас на этот раз?» - он очень надеялся скоро это выяснить. Любопытство, пожалуй, всё-таки порок. По крайней мере, погубить оно способно не хуже некоторых дурных привычек, даже гораздо быстрее и качественнее. О, Шурф, естественно, умел владеть собой, уже достаточно давно и очень хорошо. А это означало, что скончается он внезапно, не издав ни единого звука и даже бровью не поведя.

+3

3

Казалось, всё было готово к появлению долгожданного гостя. Чудесный аромат исходил от любимого Кеттарийцем блюда, а от кувшина с камрой тоненьким потоком струилась дымка пара. Спокойным, размеренным темпом отбивали капли дождя серенады на размякшей под своими же ударами земле. Единственный, кто портил идиллию - сам охотник. Неприятные сомнения терзали душу Чиффы последние несколько дней, и время ожидания, тянувшееся бесконечно долго, казалось ему благословенным подарком судьбы, той самой тонкой призрачной границей перед роковым свиданием.
- Мы находимся не в засаде, а в ожидании. – Нетерпеливо поправил Чиффа своего юного спутника. Засадой можно считать только то, о чем поджидаемый объект не догадывается. Но того, за кем нынче охотятся, уже всячески оповестили о том, что неизбежно должно было случиться  этим прекрасным… днём? «Нет, это не день» - мрачно отозвался внутренний голос кеттарийца на мысли. - «Разве светлое время суток может быть таким темным?» И дело было не только в том, что серые тучи настолько плотно укутали небо, что даже крупицы солнечного света, слабо просачивающиеся, не помогали дню выглядеть так, как ему полагается. Всё окружение потеряло свои привычные краски и облачилось в одежду скорбящей вдовы, словно дитя лелеющей своё горе. Да, Шурф явно перестарался. Впрочем, сейчас это было даже на руку. Лишних свидетелей и просто шныряющих повсюду зевак в такую погоду точно не предвидится.
Какая низость! Прославленный кеттарийский охотник, о котором ходят самые ужасные слухи, коими пугают маленьких детей, чтобы те не шалили, само упоминание имени которого вводит в трепет всех великих и не очень магистров, просто сидит тут и, предаваясь банальной человеческой грусти, ждет того, кого можно назвать беззащитной жертвой.
Быстро прогнав меланхоличные мысли, голодной стаей койотов пробравшиеся в его и без того в избытке забитую нужными мелочами голову, кеттариец лишь беззаботно пожал плечами, одним незамысловатым жестом отвечая Шурфу Лонли-Локли на множество его, несомненно, своевременных вопросов. Вполне возможно, он и сам не хотел бы знать на них ответа.
- Увидишь, когда придет время. А сейчас лучше пройди сюда и отведай кусочек этого чудесного пирога. Если бы это было последним пирогом в твоей жизни, ты умер бы счастливым, уверяю. – Из-за таких слов даже под холодной маской благопристойного Шурфа Лонли-Локли должно было закопошиться легкое сомнение в намерениях кеттарийца. Несомненно, этого ему сейчас хотелось больше всего. Чиффа услужливым мановением ладони указал юноше на соседний стул и  улыбнулся достаточно дружелюбно, чтобы собеседнику был виден дружелюбный настрой, в котором он сам себя убеждал. Получалось превосходно. - Полагаю, ждать нам придется ещё достаточно долго.«Но это неизбежно» - клокочущим голосом твердила израненная за долгие годы совесть. Благополучно её заткнув, кеттариец попытался завести светскую беседу с тем, кого решил сделать своим протеже.
- Ценно ли для тебя время, Шурф?

+1

4

Конечно, вряд ли Чиффа и впрямь желает ему вреда. После всех сил, которые вложил во вразумление Безумного Рыбника. Впрочем, даже если бы было так, Лонли-Локли по-прежнему оставался слишком многим ему обязанным, чтобы отказать в чём бы то ни было, даже если бы тот прямо сказал ему отдать свою жизнь. Что было бы странно, после всех разговоров о бесценности бытия каждого адепта Истинной Магии. По сей день Кеттариец его ни разу не обманывал так, чтобы у Шурфа появились сомнения в том, что тот намерен с ним делать. Хотелось надеяться, что сэр Джуффин Халли и в дальнейшем будет более-менее последователен в своих словах и поступках. До идеала, конечно, далеко, но и так сойдёт… Взяв себя в руки и флегматично вспоминая один за другим все уроки дыхательной гимнастики, сэр Шурф занял предложенное ему место и послушно, без всякой спешки аккуратно разрезав свою порцию пирога на кусочки, по виду выглядевшие абсолютно равными - будто он прежде, чем приступить к делу, битый час линейкой измерял пропорции, - проглотил едва ли не микроскопический кусочек угощения. Было вкусно. Очень вкусно. Ещё бы, Чиффа и сам не ел дурной пищи, и других имел совесть не потчевать. Да. Хотя бы в этом он её имел. Разве не обнадёживает? Конечно, да.
«Всё будет так, как Вы того пожелаете, сэр Халли. До поры до времени. Рано или поздно, но дать мне настоящий ответ Вам придётся… Мы же не останемся тут до конца наших дней, верно? Это было бы как-то неправильно…»
-Благодарю, сэр, - подняв на Кеттарийца ясный, открытый и чистый от всяческой примеси беспокойства и сомнения взгляд прозрачных серых глаз, тихо промолвил Шурф тоном самого благовоспитанного из пай-мальчиков всех Миров и народов. На последовавший вопрос Лонли-Локли ответил не сразу, он как будто обкатал тот со всех сторон мысленно, и лишь потом разомкнул губы, - Чем более рационально и с большей пользой оно тратится, тем лучше. Однако, если требует дело, я готов ждать на протяжении нескольких… Нет, даже многих лет. Вы разрешите мне поинтересоваться в свою очередь – чем вызван подобный вопрос, сэр?«Если это – очередной фрагмент прикладной философии, то, вынужден заметить, мы занялись ею не очень-то кстати… Впрочем, когда и что в этом Мире случается кстати? Вот именно…» - впрочем, своё мнение Шурф благоразумно оставил при себе. Пока что. Всегда успеется выставить себя дураком, если что. А в том, что выйдет именно так, он не сомневался. С Чиффой-то. Тут хорошо, если просто выставишь себя неосведомлённым, недообразованным тугодумом. Могло ведь и ещё хуже получиться.

+2

5

Когда человек не знает, что учится, а просто решает текущие проблемы, обучение проходит быстрее и эффективнее. (с)

           Обучение – процесс важный и необходимый каждому. Люди учатся всему с самого рождения и до самой смерти. От того, чему человек успел научиться за свою жизнь и чему не успел, зависит многое. Не только жизнь «ученика», но и жизнь окружающих его людей, его коллег и даже врагов. Еще сложнее, чем учиться – это учить. Тогда на учителя ложится недюжинная ответственность не только за себя, но и за ученика, а также за его действия и их последствия, разумеется.
           Шурф был хорошим учеником. А Джуффин – он смел так полагать – хорошим учителем. И они были хорошей командой, в эти тяжелые, смутные времена, когда все не так и все не то. Но прежде, чем довериться Лонли-Локли всецело, прежде чем уверовать в его преданность и честность, прежде чем позволить ему прикрывать свою спину в настоящем сложном бою, нужно было убедиться в том, что он непреклонен. Да, они победили немалое количество неугодных им существ. Они прошли многое вместе, как учитель с учеником, как хорошие друзья даже, если так можно выразиться, зная, как они общаются друг с другом. Они покончили вместе с Лойсо, а это дорогого стоит.
           И все-таки у каждого есть слабое место, что-то эдакое, затрагивающее разные струны души. Пока оно есть и уязвимо, пока не терпело посягательств с тех пор, как было спрятано в задворках души и прикрыто пылью за ненадобностью, есть шанс, что до этого кто-то доберется. И сыграет на этом, что называется, зло пошутит. Знать слабые места своих союзников даже важнее, чем знать слабости своих врагов. И в этот серый, стараниями Шурфа, день, Джуффин Халли собирался добраться до слабых мест первым, надавить на них, сплясать на них, потыкать пальцами на разный лад, чтобы проверить, к чему все может привести. Дело не в том, что он проверял возможность доверять своему спутнику. Нет, это был способ увериться в том, что его уроки прошли не зря. Что все идет именно так, как должно быть. И никак иначе.
           - Расслабься, сэр Шурф. – Джуффин дружелюбно улыбнулся, отпивая камры из своей чашки и блаженно прикрывая на мгновение глаза, а когда открыл, сразу с нарочитой строгостью приказал. – И прекрати так на меня смотреть, иначе одежда, что на мне, станет непригодной к ношению!
           С интересом оглядывая богатый яствами стол, мужчина довольно хмыкал себе под нос, решая, чего хочет отведать теперь. Любой человек, который имел честь разделить трапезу с Джуффином Халли, подтвердит, что едоком тот был знатным и неизвестно, каких размеров был его желудок, при таком то бешеном аппетите. Сам кеттариец никогда не забивал голову такими пустяками, лишь добродушно усмехался в ответ на шутки о его любви к «плотно покушать», а то и вовсе дразнился, дескать, «Вам всем просто завидно».
           Встретившись вдруг с серьезным взглядом Шурфа Лонли-Локли, Чиффа добавил, поясняя:
           - Она сгорит, Шурф. – Совершенно серьезно, с тенью шутливого суеверного ужаса, сказал Джуффин и явно остался доволен собственным чувством юмора. – Почему люди задают вопросы? Потому что им интересно. И мне интересно.
           Лонли-Локли уже определенно догадался, что Джуффин что-то задумал. И не просто «что-то», а что-то хитренькое, коварненькое и необычненькое. Иначе этот старый лис ничего не делал. Но так ведь интереснее, даже флегматичный сэр Шурф должен был это оценить. И субординация ему не позволит задать вопрос в лоб и потребовать ответа, хотя, возможно, то не субординация, а простое знание того, что Джуффин не скажет, пока не посчитает нужным. Тратить слова зазря, и играть на собственных нервах можно было бы – дурное дело нехитрое – но Шурф был слишком умен, чтобы быть таким глупцом. Прости за каламбур, дорогой читатель.
           - Как ты думаешь, Шурф, - Джуффин остановил свой выбор на еще одном куске пирога, который совсем недавно расхваливал. – Силен ли ты волей?

+1

6

Лонли-Локли явно собирался побить все рекорды по изображению из себя идеального инструмента – безупречного, послушного, умеющего думать, но не позволяющего собственным рассуждениям превратиться в сомнения и нерешительность. Он оставался невозмутимым, хотя каждый новый вопрос Кеттарийца мог и, наверно, должен был повергнуть нормального человека во всё большую растерянность. Шурф же всего лишь добросовестно задумался.
-Мне кажется, такие вещи познаются на практике, сэр. Я привык считать, что да, по крайней мере - относительно моей нынешней личности, но, может быть, мне просто не попадалось ещё достаточно тяжёлого испытания… - донельзя дипломатично проговорил он. Аккуратно, чтобы ни принизить собственное достоинство, ни переоценить чрезмерно свои возможности. После чего позволил себе съесть ещё один кусочек. Он делал это не так аппетитно, как гурман-Чиффа, глядя на которого, даже недавно наевшийся человек снова начинал ощущать голод. Но зато с полным осознанием того, для чего это нужно. Шурф вообще не любил бесполезную и бессмысленную деятельность, даже если она считалась приятной. Вернее, его нынешняя личность не любила – тот же Безумный Рыбник весьма преуспел именно в таком времяпрепровождении. И за то, что сэр Халли помог ему вновь осмыслить себя, отвёл от черты, за которой не было ничего, кроме бесконечных ужаса, слабости, боли, смерти – которая захватывала целиком, но никогда не растворяла в себе до конца, Шурф Лонли-Локли готов был сделать всё… Нет, даже не что прикажет ему учитель, а просто на что слегка намекнёт. Потому что он уже доверял этому человеку – настолько, насколько вообще можно верить кому-то другому. Особенно такому непостижимому существу. Существу, которое, при необходимости, использует тебя, как слепую фигуру в многоходовой игре. Очень важно, что это Шурф тоже отлично понимал. И готов был принять. Потому что в любом случае альтернатива была гораздо хуже. За одну только роскошь не видеть больше мёртвые голубые глаза Кибы Аццаха, глаза, выпивающие душу и заставляющие сбиваться с ритма сердце, можно было и на худшее положение согласиться, чем то, которое Чиффа ему великодушно обеспечил. Не заслужил же он тогда настолько хорошего отношения, дурак такой. И плевать, что он Кеттарийцу нужен разве что как "средство-для-достижения-чего-либо". За удовольствие быть живым всегда приходится платить. По-разному, но всегда, без исключения. Если же отказываешься или не можешь – судьба сама возьмёт всё, что ей причитается. И сторицей. Так, что должнику и на том свете – если, конечно, окажется достоин упомянутого "того света", - покоя не увидеть. Шурф так не хотел. Так что список правил, составленный им для себя, был более незыблем, чем для христианина-мирянина – свод Скрижалей Завета. Тот мог дать себе мелкую поблажку, Лонли-Локли – нет.
-Сэр, я понимаю, что шансов потерять Ваше доверие у меня ежедневно количество, счёту, конечно, поддающееся, но по факту - почти неограниченное... И понимаю, что я сам мог не заметить, что допустил ошибку... Но, если это по какой-то причине действительно произошло, Вы можете проверить меня. Любым способом, каким пожелаете... Это ведь не обычная рабочая ситуация, верно? - он теперь сам недоумевал, как ему раньше подобное на ум не пришло, - Если я к чему-то не готов - будет лучше, если я об этом узнаю, чтобы иметь возможность работать над собой дальше... - на самом деле только всяким прикладным умениям, вроде той же магии или математики, можно было научиться у других. Всё, имеющее значение для совершенствования человека, он обязан делать сам. И, в первую очередь, нужно ничего не бояться. Собственно, если не брать в расчёт воспоминания о мёртвых Магистрах, страха сэр Шурф не знал уже достаточно продолжительное время. Он был готов идти вперёд. Что бы там ни ожидало.

+1

7

Они спали. На самом деле ни один из них так и не поднялся с кровати в положенное время, разве что Джуффин без всякого спросу улегся рядом с Шурфом и забрал его в свой сон. Спланированный и до безобразия реальный сон. Все остальное решили декорации – человек многое воспринимает в соответствии с окружающей обстановкой, так что и обмануть человека очень легко, внушив ему что-то с помощью подходящего интерьера. Даже сам Джуффин в этот раз был декорацией, вводящей Шурфа в заблуждение, потому как тот не уставал думать о том, что все это - реальность.
           На планировку своего фокуса кеттариец затратил лишь немного фантазии, остальное решили его способности – забрать кого-то в свой сон и контролировать его, было вовсе несложно, ровно, как и удерживать гостя во сне, дабы избежать внезапного пробуждения. Это бы все испортило, а беседа так хорошо шла. Да и еда был вкусна, как никогда, вероятно, потому что сон был очень реален, а едоком Джуффин был знатным и знал, что такое истинный вкус. Впрочем, реальным во сне было все, от еды и до дождя за окном. Наверняка Шурф даже силы на его создание затратил. В этом сне можно было все – переесть, недоесть, устать и даже умереть. И все, что последует дальше, тоже нанесет свой след и может повести за собой последствия. Радовало лишь то, что сном было легче управлять, если он твой, а значит, Джуффин будет способен удержать все в его пределах и вовремя все исправить. Даже если придется действовать с риском для их жизней.
           Для чего он это делал? Нет, старому дураку вовсе не стало скучно жить после заточения Лойсо там, откуда обратной дороги нет. Джуффин просто хотел быть хорошим учителем. В свое время он увел Шурфа от ошибок, еще больших проблем, подарил жизнь, в каком-то смысле. И сам смысл тоже подарил. Сэр Халли сделал из него того человека, который сидел перед ним теперь, собранного, умного, аккуратного и способного только на правильные, рациональные и обдуманные поступки. Иногда ему казалось, что он создал настоящее чудовище, но это уже совсем другая история. Кеттариец провел своего ученика буквально за руку по этому пути, а теперь собирался сыграть обратную штуку – попробовать увести его обратно, в те самые дебри, в которых несчастный Шурф уже однажды заплутал. Зачем? Как зачем? Чтобы узнать, что будет. Это ведь, в сущности, единственный мотив для любого поступка. А если уточнить, то Джуффин всего лишь хотел знать, что справился со своей задачей и на этот раз Лонли-Локли не шагнет туда, куда ему шагать запрещено. Ни при каких условиях. Что он сможет все рассчитать, понять и не оступится, как это случилось однажды. А если шагнет, то Чиффа оставит его там. Во сне. К тому времени уже в одном маленьком мире, закрытом для прочих, подобном тому, где ныне пребывал Лойсо Пондохва. До поры, до времени, пока не придумает новый план спасения своего дорого ученика и, что самое главное, друга.
           Но Джуффин верил в него. Если бы не верил, то оставил бы на погибель тогда еще Безумного Рыбника. И теперь он надеялся, что Шурф пройдет проверку так же безукоризненно, как он делал все в своей новой жизни. Можно было подумать, что кеттариец животное и поступает нехорошо, проверяя человека таким образом, играя на самых чутких струнах его души, но Лонли-Локли его поймет – он был уверен. Только такими проверками и нужно проверять людей. Сложными, способными пошатнуть все устройство мира. Только так можно познать истину.
           Слушая то, что говорил Шурф, Джуффин задумчиво улыбался и пил камру. Он был спокоен, беззаботен и добродушен внешне, но все же немного нервничал. Где-то в глубине души он боялся, что подвел Шурфа и теперь будет вынужден что-то сделать, если это и вправду так. Но отступиться было нельзя, все происходящее ныне – важно. Для них обоих. Для его ученика – в первую очередь. Он сам будет рад, что успешно «исцелился» своей хвори.
           - Если я к чему-то не готов - будет лучше, если я об этом узнаю, чтобы иметь возможность работать над собой дальше... – Джуффин улыбнулся, смотря на Шурфа.
           - Нет, сэр Шурф, - произнес он с обычными своими интонациями. – Все в порядке, просто потянуло меня на философские беседы. Как думаешь, это все возраст?
           Улыбнувшись, кеттариец допил свою камру мелкими глотками, явно смакуя вкус, и поставив чашку на стол, поднялся со своего места. Он наелся. И, конечно, устал тянуть. Нужно было действовать, ибо чем дольше они находятся в этом сне, тем больше шансов на то, что он становится все более реальным и обретает свой собственный характер. Ничего хорошего в этом не было, Джуффин не хотел неожиданных поворотов, потому нужно было переходить к самому главному на данный момент – к проверке. Как раз такой, о которой говорил сэр Шурф совсем недавно.
           - Пойдем, - Бросил Халли через плечо, отворяя дверь, за которой оказалась лестница вниз. – Я хочу тебе кое-что показать.
           Спускался по лестнице он медленно, заранее зная, что их ждет внизу. По пути он колдовал, точнее, делал вид, что колдовал, а на самом деле просто создал дверь сбоку лестницы – та, что уже существовала, вела к бассейнам. Созданная дверь символизировала дверь заколдованную, скрытую от всяких глаз, то есть за ней, по определению, должна была скрываться тайна.
           - Готов? То, что нас там ждет, потрясет тебя до глубины души. – Сообщил Джуффин, посмотрев на Шурфа.

Отредактировано Джуффин Халли (2013-02-07 15:39:52)

+2

8

Что ж, пора - значит, пора. Шурф с самым невозмутимым и покорным видом - удивительно, как ему удавалось притом сохранять высокомерный взгляд, - последовал за учителем.
Каким должен быть стержень, ежеминутно сдерживающий бурю и направляющий её ресурсы в полезное русло, позволяющий нести ответственность не только за себя, но порой и за других? Как минимум стальным. Но сталь можно переплавить. Значит, Шурфу следовало быть ещё твёрже. Не просто делать – но чётко сознавать, для чего делать. Иначе он превратится в бездумную куклу, которой управляют посторонние объекты и обстоятельства. Разумеется, при своей нынешней профессии Лонли-Локли должен был быть готов в любой момент и ко всему. В том числе – к такому, с чем не способна справиться человеческая фантазия. Есть ли что-то такое, что теперь способно свести его с ума? Ему было всё равно, он в любом случае не собирался так просто брать и сдаваться. Что бы ни случилось. Даже если не останется ничего, кроме него – застывшей вне пространства и времени живой искорки. И даже привычного восприятия самого себя. Шурф Лонли-Локли никому не собирался позволять себя сломать. Ему нравились ясность и связность мышления, острота и полнота восприятия, нравились беспредельные просторы для познания. Собственно говоря – Шурф хотел верить, что его внутреннее устройство больше не зависит от внешних обстоятельств. По крайней мере – не в том, что действительно играет какую-либо роль. Поэтому он ни секунды не колебался, только молча кивнул на последний вопрос Чиффы, глядя всё с тем же бесстрастием, как будто его ничуть не занимало, что же такое подобрал для него учитель, напротив - он будто бы вовсе скучал. И даже не то чтобы Лонли-Локли специально притворялся, просто так теперь был устроен – не умел дозировать чувства и эмоции, если скрывать, то скрывать всё сразу. Это было гораздо легче, чем дозволять себе малые проявления, даже если речь идёт о самой обыкновенной улыбке. Со стихией действительно лучше перестраховаться.

+1

9

Другого он от Шурфа и не ожидал. И был весьма доволен его невозмутимостью, признаться. Тот, кто знавал Безумного Рыбника и после увидел сэра Шурфа, сказал бы, что Джуффин совершил нереальное, хотя нереальное совершил все-таки Лонли-Локли. А кеттариец был за него безмерно рад, ибо человеком он был хорошим, достойным и, пройдя через все, что с ним приключилось, он действительно вырос. Наверное, ему было суждено пройти такой путь, чтобы стать тем, кем он являлся теперь.
           Отворив дверь, Чиффа прошел в помещение. Небольшая, темная и совершенно неуютная комната встретила их прохладной, тревожной атмосферой. По углам здесь валялись какие-то бестолковые вещи, но внимание привлекал стол посреди комнаты и два объемных аквариума с совершенно особенной водой. Конечно, это была лишь видимость, но она излучала такую же энергию, как оригинал, так же манила к себе и даже словно бы шептала. Она пахла так же и словно бы манила невиданной силой. Однажды Джуффину доводилось чувствовать энергию такой воды и он, вспомнив её, сотворил её усиленное подобие. Так по его мнению бы звала визитера эта вода. И он вряд ли ошибался, а если и да, то сон сделает остальную работу за него. А Лонли-Локли подсобит, ведь главное – декорации.
           - Что скажешь, сэр Шурф? – поинтересовался Джуффин, оглядывая собственную работу и смотря на своего спутника. – Ты ведь знаешь, что в этих аквариумах? Здесь меньше, чем тогда. Но этого хватит, чтобы ты стал еще сильнее.
           Это было тяжело, играть на нервах своего ученика и наблюдать за ним. Кеттариец внутренне буквально содрогался от той мысли, что Шурф может не сдержаться и снова шагнуть на этот скверный путь. Но со стороны Джуффина было бы нечестным недоучить его, не довести дело до конца и не убедиться в том, что, после его вмешательства в судьбу этого человека, он стал крепче духом настолько, чтобы даже своего наставника и спасителя отвергнуть в случае неугодной ему ситуации. Он не хотел подвести его. И потому нужна была такая жестокая проверка. Если Лонли-Локли откажется, несмотря на уговоры, несмотря ни на что, то он пройдет её, доказав, что он силен волей и что они добились правильного результата. Если шагнет к аквариумам, то они оба проиграли.
           - Твоя чаша с тобой. Эта вода из твоего ордена, доставшаяся мне не так давно. Я готов отдать её теперь, потому как мне нужны сильные союзники в это нелегкое время. – Он, конечно, лгал. – Мы можем выпить вместе, если хочешь. На этот раз все будет иначе.
           Жестокая ложь. Тяжелая ситуация. Сложная проверка. Играть на былых слабостях и ошибках прошлого, особенно если они такие масштабные, всегда действеннее всего, но от того не легче. Однако за все это время Джуффин ни разу не усомнился в правильности своих действий. Он уже давно запланировал этот сон на двоих и ждал подходящего момента, чтобы воспроизвести план в действие. Сначала он думал о том, чтобы воссоздать помещение, в котором находилась вода в ордене, однако решил, что это будет слишком неправдоподобно, а Шурф отнюдь не дурак. А вот достать воду в такое время и спрятать в тайной комнате, как и множество других секретов, Джуффин вполне мог. Во всяком случае, он надеялся, что Лонли-Локли решит именно так.
           - Смелее. Теперь тебя даже никто не поймает, здесь только ты и я, сэр Шурф. Я тебе не враг. – Усмехнувшись про себя, сэр Халли с внутренним напряжением ожидал решения Лонли-Локли.

0

10

Шурф Лонли-Локли смотрел на эту грешную волшебную воду очень долго и пристально. Её переливы умиротворяли, и смотреть на них было приятно. Однако, далеко не всё приятное бывает полезным, а уж правильным… Было заметно, что ему было интересно – пусть не выпить, нет, но попробовать, узнать, в чём отличается эта вода от той, которая была в Ордене, и какой она даст эффект. Однако, Шурф слишком хорошо знал, что порой получается из невинных на первый взгляд искушений. И как легко, начав идти вниз, якобы в благих целях, сперва начать бежать, а потом вовсе покатиться.
-Иначе, говорите… Знаете, я в это не верю. По крайней мере, это не тот вопрос, который я соглашусь прояснить на личном опыте… Так что – спасибо, но нет, - задумчиво проговорил Лонли-Локли, не отводя взгляда от одной из ёмкостей. После чего аккуратно наполнил свою чашку и снова отошёл от аквариумов. Причём пить не стал. Вообще, было заметно, что он относится к этой воде максимум как к одному из подсобных средств, предназначенных не для забавы или абстрактной "цели" в будущем, а для осуществления конкретной задачи, и то – лишь если иначе абсолютно точно невозможно обойтись. Причём, даже если бы такая задача появилась – он бы всё равно не принял больше стандартной дозы, в остальном предпочтя обходиться собственными ресурсами, - Не в силе дело, сэр. Когда я опустошил аквариумы в тот раз, силы у меня было хоть отбавляйте, но я бы не сказал, что из этого вышло много толку. Вы сами помогли мне понять, что не в силе, получаемой извне, а в той, которую мы сами развиваем в себе, заключён истинный смысл обучения магии. И вообще какого бы то ни было процесса обучения… Разве не в непонимании этого заключался тот неверный путь, который привёл Ехо к нынешней войне? В мою дырявую чашку поместится норма, рассчитанная и выверенная на одного человека. А мне сейчас не требуется и её. Вот сколько, - он показал – чашка не была даже наполнена до краёв, так, примерно две трети, но точно не больше, - Больше я не возьму. Да и в этом пока не испытываю такой уж настоятельной необходимости, разве что восполнить силы, потраченные мной утром. Остальное, если хотите, можете выпить сами, - он не издевался, не ёрничал и не пытался нагрубить, а действительно с лёгким сердцем уступал подарок обратно. Нет, на самом деле не так просто это далось Шурфу, как он хотел показать. Но, сказав себе "нет", он ни секунды не колебался в сделанном выборе. Впрочем, он сделал больше, чем просто отказался. Он научился соразмерять насущные потребности - причём отличая их от капризов и прихотей, как своих, так и чужих, - с собственными возможностями, а также с доступными ресурсами.

+1

11

Как казалось кеттарийцу, он делал предложение от которого сложно отказаться. Он предлагал недюжинную силу, которую нужно всего лишь принять в себя, выпив. И никаких последствий, преследований и проблем, если не считать тех, что настигли бы употребившего излишек воды из ордена. Любой бездельник, мечтающий захватить мировую власть, согласился бы на это, не задумываясь. Слабый человек бы тоже легко продал за такую возможность собственную душу. И, наверное, не каждый сильный человек смог бы отказаться от еще большего могущества. Но истинно сильный человек смог быть понять, в чем заключается истина.
           Джуффин был доволен. Более чем доволен, он был чрезвычайно горд за своего ученика и за себя. Не то, чтобы он в нем сомневался, он изначально верил в него и потому обучал, но все-таки гаденький, маленький и неприятный червячок порывался грызть сомнениями его душу. Однако Шурф справился. Даже не посмотрел, даже не соблазнился. Он отказался в первую же минуту, не раздумывая над этим. Более того, он понимал, почему эта вода не для него. Сила в нем. Не в том, что можно выпить, съесть и получить через сторонние предметы, а внутри человека. Конечно, не каждый был наделен этим, но как раз Лонли-Локли был щедро награжден и теперь он понимал, в чем истинная сила. Большего Чиффа даже пожелать не мог.
           И все растаяло в тот момент, когда Шурф сказал, что Джуффин может выпить все сам. Комната поплыла, потеряла четкие очертания и сон прервался. Так захотел сам кеттариец, решив, что продолжать не имеет смысла. Все, что он хотел узнать – он узнал, он все понял и был доволен результатом проверки. Теперь можно было вернуться в реальный мир и уже там поговорить обо всем. Задерживаться в других мирах без надобности – дурной тон, тревожить их слишком эгоистично. К тому же, раскидываться силой Кеттарийский Охотник не привык, ибо лишней она не бывает. Тем более в смутные времена, когда все находились в постоянной опасности.
           Чиффа открыл глаза, скосил их на все еще дремлющего Шурфа и, поднявшись, он шустро покинул комнату. Привел себя в порядок, а после сварил камру и, усевшись за стол, медленно и с удовольствием её попивал. Настроение его было превосходным, день обещал быть вполне себе неплохим днем. Жизнь, как ему казалось, налаживалась, и все постепенно возвращалось в мирное русло. Гляди, и Смутные Времена подойдут к своему логическому завершению. Вот какое влияние на него имел сон этой ночью, разделенный с Шурфом. Учеником, который оправдал его ожидания. Победы Джуффин любил. Наверное, благодаря такой крепкой любви и побеждал так часто.
           - Доброго дня, сэр Шурф. Не желаешь ли выпить камры в этот неожиданно замечательный день? – спросил Джуффин на безмолвной речи, зная, что его ученик уже проснулся и, наверняка, обдумывает все произошедшее с ним во сне. Теперь то он уже знал, что сон – дело рук Чиффы и все, что было в нем – проверка его на прочность.
           - Силен ли ты волей, Шурф? – спросил Джуффин, улыбаясь. – Теперь я знаю ответ на этот вопрос. И ты тоже смело можешь отвечать, что силен. Пока я не придумаю новую проверку.

Отредактировано Джуффин Халли (2013-02-08 00:14:12)

+1

12

Лицо Лонли-Локли, явившегося на Зов учителя, было по обыкновению флегматичным, и лишь внимательный наблюдатель мог подметить – он был задет за живое. Даже взволновался. В глубоких серых глазах читалась потаённая бездна невысказанных слов и чувств. Эта душа потёмками не являлась - она была тверда и сияла уверенностью, подобно чистейшему кристаллу. Однако, Шурф взял себя в руки и вошёл с самым что ни на есть безмятежным видом бодхисатвы с огромным стажем, полностью уравновешенный, безукоризненно вежливо поздоровался, спокойно занял место за столом, попробовал камру и лишь после этого заговорил о том, что его действительно интересовало:
-Сэр… То, что Вы показали мне, я не могу расценивать иначе как нечто символичное. Это могло быть что угодно в том же роде, то есть – теоретически сулящее какую-то дополнительную силу, или даже не силу – любые бонусы, но на деле предназначенное для проверки… Неважно. Я бы ни в каком случае не принял что-то, чего не заслужил своими собственными силами, за что ничем не заплатил, ни временем, ни стараниями, и, вдобавок ко всему, без чего я вполне могу обходиться без ущерба как для своего здоровья, так и для нашего с Вами дела по спасению Мира… Вообще, посторонние ресурсы - вовсе не вред, но нужно понимать, когда к ним действительно стоит прибегать. И как ими правильно пользоваться. А также - для чего. Во всём этом я именно и ошибся, когда превысил полномочия, данные должностью Мастера Рыбника. И, кстати говоря, грубо обманул людей, положившихся на меня, - он сделал ещё один глоток камры, прежде чем продолжить, - И ещё одну ловушку я обнаружил в Вашем испытании. Моё безграничное доверие к Вам… Если человек склонен чрезмерно полагаться на другого, слепо верить чьим-то словам, послушно исполнять всё, что ему говорят, пусть даже он обязан этому другому жизнью – этот человек никогда не повзрослеет. Понимаете ли, в чём дело – доверяя Вам, я Вас уважаю. И, следовательно, хочу, чтобы Вы уважали меня. Что Вы, собственно, и делаете, и что, возможно, помогло мне, ещё когда я доживал последние часы в виде Безумного Рыбника. Именно то, что Вы помогли мне вспомнить, что у меня вообще-то есть собственное достоинство, а роль сумасшедшего мало способствует его соблюдению. Но человека, который ведёт себя, как безвольная, безропотная, послушная кукла, уважать нельзя… - он всё-таки заставил себя говорить совершенно спокойно, размеренно, обстоятельно. Шурф не знал, любопытно ли Чиффе то, что он говорит, хоть немного, или тот прослушает лишь из понятия приличия, однако, ему настоятельно требовалось выговорить всё это вслух.

+1

13

Что может быть приятнее, чем собственное спокойствие и, как говорится, душа на своем месте? Наверное, ничего. Кеттарийский охотник и подумать не мог, что будет настолько рад успешному исходу проверки, но, видимо, привязался к ученику гораздо больше, чем думал. Отчасти беспокоился, а когда его подозрения не оправдались, просто искренне и по-человечески обрадовался, ведь это был своего рода прогресс. Большой. Как окончание долгого и сложного пути. Очередной урок, позволяющий убедиться в том, что все – не зря.
           Ожидая появления Шурфа, Джуффин пил камру и думал, что было бы, сложись все иначе. Безусловно, он был бы разочарован. С другой стороны, не каждый способен быстро побороть свои слабости и то и дело к ним возвращается. Но точно Халли знал только одно – он бы не оставил попыток воспитать в своем ученике выдержку. Хотя тот уже и сам мог обзавестись учеником, с такими-то впечатляющими результатами.
           А когда пришел Лонли-Локли, никак не прокомментировавший совместное пробуждение и прогулку по чужим снам, Джуффин заботливо налил ему камры и внимательно, с ненавязчивым интересом слушая его рассуждения на тему произошедшего. Это было очень интересно, признаться, узнать, что он думает обо всем этом. Что он понял и правильно ли это сделал. Хотя и в этом сомневаться не приходилось.
           - Ты все верно сказал и понял, Шурф. – Просто согласился кеттариец, смотря на ученика. – Благодаря этому ночному путешествию, мы оба убедились в том, что ты вырос с тех самых времен. И что ныне ты можешь противиться соблазнам. Ты даже не смотришь на них ныне, вот так достижение!
           Улыбнувшись довольно, мужчина внимательно наблюдал за эмоциями, которые обуревали Шурфа. Наверное, так чувствуют себя родители, что смотрят на своих взрослых детей и гордятся их успехами. В каком-то смысле. Помня Безумного Рыбника, бестолкового обладателя такой же бестолковой силы, Джуффин знал, какой огромный путь проделал Лонли-Локли. Знал, сколько сил он приложил к тому, чтобы похоронить того себя навеки вечные. А еще знал, что его уроки очень пригодились мужчине, который сидел перед ним. Он их усвоил, намотал на ус и, казалось, что никогда более не забудет. Впрочем, так оно, скорее всего, и будет. Это ведь Шурф Лонли-Локли, идеально собранный человек. Им оставалось только восхититься.
           - И знаешь, что я тебе скажу? – спросил Джуффин, улыбнувшись и допив свою камру, поставил чашку на стол с негромким стуком, после чего задорно подмигнул. – Мне очень повезло с учеником.
           Сначала он хотел сказать, что очень им гордится, но тогда похвала приобрела бы иной смысл. Дескать, это он проделал большую работу и многому научил, а теперь горд тем, что сотворил. Нет, Джуффин хотел выразиться правильно, дабы его правильно поняли – ему действительно повезло с Шурфом. Еще тогда, в первую их встречу, и до сих пор, спустя пройденный ими бок об бок путь. Конечно, он гордился им, но в большей степени он был рад тому, что они когда-то столкнулись. Это была значимая для обоих встреча.
           - Что ж, - Джуффин улыбнулся. – Нас ждут более насущные дела, так что пора браться за работу.

КВЕСТ ОТЫГРАН.

Отредактировано Джуффин Халли (2013-02-08 20:31:21)

+1


Вы здесь » Мостовые Ехо » Смутное Время » "Обучение является величайшим актом оптимизма."


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC